Борьба на летних Олимпийских играх 1952

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Борьба на
летних Олимпийских играх 1952
Греко-римский стиль
До 52 кг До 73 кг
До 57 кг До 79 кг
До 62 кг До 87 кг
До 67 кг Свыше 87 кг
Вольный стиль
До 52 кг До 73 кг
До 57 кг До 79 кг
До 62 кг До 87 кг
До 67 кг Свыше 87 кг

На летних Олимпийских играх 1952 года проводились соревнования как по вольной, так и по греко-римской борьбе. Соревнования проводились только среди мужчин, в каждом из видов участники были разбиты на 8 весовых категорий.





Медалисты

Греко-римская борьба

Категория Золото Серебро Бронза
до 52 кг

 Борис Гуревич
СССР

 Игнацио Фабра
Италия

 Лео Хонкала
Финляндия

до 57 кг

 Имре Ходош
Венгрия

 Захария Шихаб
Ливан

 Артём Терян
СССР

До 62 кг

 Яков Пункин
СССР

 Имре Пойяк
Венгрия

 Абдель аль-Рашид
Египет

До 67 кг

 Шазам Сафин
СССР

 Густав Фрей
Швеция

 Микулаш Атанасов
Чехословакия

До 73 кг

 Миклош Сильваши
Венгрия

 Йёста Андерссон
Швеция

 Халил Таха
Ливан

До 79 кг

 Аксель Грёнберг
Швеция

 Калерво Раухала
Финляндия

 Николай Белов
СССР

До 87 кг

 Келпо Грёндаль
Финляндия

 Шалва Чихладзе
СССР

 Карл-Эрик Нильссон
Швеция

Свыше 87 кг

 Йоханнес Коткас
СССР

 Йозеф Ружичка
Чехословакия

 Тауно Кованен
Финляндия

Вольная борьба

Категория Золото Серебро Бронза
До 52 кг

 Хасан Гемиджи
Турция

 Юсю Китано
Япония

 Махмуд Моллагасеми
Иран

До 57 кг

 Сёхати Исии
Япония

 Рашид Мамедбеков
СССР

 Хашаба Джадхав
Индия

До 62 кг

 Байрам Шит
Турция

 Насер Гивехчи
Иран

 Джосайя Хенсон
США

До 67 кг

 Улле Андерберг
Швеция

 Джей Томас Эванс
США

 Тофиг Джаханбахт
Иран

До 73 кг

 Уильям Смит
США

 Пер Берлин
Швеция

 Абдулла Моджтабави
Иран

До 79 кг

 Давид Цимакуридзе
СССР

 Голмареза Тахти
Иран

 Дьёрдь Гурич
Венгрия

До 87 кг

 Викинг Пальм
Швеция

 Генри Виттенберг
США

 Адиль Атан
Турция

Свыше 87 кг

 Арсен Мекокишвили
СССР

 Бертиль Антонссон
Швеция

 Кеннет Ричмонд
Великобритания

Напишите отзыв о статье "Борьба на летних Олимпийских играх 1952"

Ссылки

  • [www.sports-reference.com/olympics/summer/1952/WRE/ Итоги соревнований] на сайте sports-reference.com


Отрывок, характеризующий Борьба на летних Олимпийских играх 1952

– Час от часу не легче, – проговорила Марья Дмитриевна. – Хорош мальчик! То то мерзавец! А она ждет, второй день ждет. По крайней мере ждать перестанет, надо сказать ей.
Узнав от Пьера подробности женитьбы Анатоля, излив свой гнев на него ругательными словами, Марья Дмитриевна сообщила ему то, для чего она вызвала его. Марья Дмитриевна боялась, чтобы граф или Болконский, который мог всякую минуту приехать, узнав дело, которое она намерена была скрыть от них, не вызвали на дуэль Курагина, и потому просила его приказать от ее имени его шурину уехать из Москвы и не сметь показываться ей на глаза. Пьер обещал ей исполнить ее желание, только теперь поняв опасность, которая угрожала и старому графу, и Николаю, и князю Андрею. Кратко и точно изложив ему свои требования, она выпустила его в гостиную. – Смотри же, граф ничего не знает. Ты делай, как будто ничего не знаешь, – сказала она ему. – А я пойду сказать ей, что ждать нечего! Да оставайся обедать, коли хочешь, – крикнула Марья Дмитриевна Пьеру.
Пьер встретил старого графа. Он был смущен и расстроен. В это утро Наташа сказала ему, что она отказала Болконскому.
– Беда, беда, mon cher, – говорил он Пьеру, – беда с этими девками без матери; уж я так тужу, что приехал. Я с вами откровенен буду. Слышали, отказала жениху, ни у кого не спросивши ничего. Оно, положим, я никогда этому браку очень не радовался. Положим, он хороший человек, но что ж, против воли отца счастья бы не было, и Наташа без женихов не останется. Да всё таки долго уже так продолжалось, да и как же это без отца, без матери, такой шаг! А теперь больна, и Бог знает, что! Плохо, граф, плохо с дочерьми без матери… – Пьер видел, что граф был очень расстроен, старался перевести разговор на другой предмет, но граф опять возвращался к своему горю.
Соня с встревоженным лицом вошла в гостиную.
– Наташа не совсем здорова; она в своей комнате и желала бы вас видеть. Марья Дмитриевна у нее и просит вас тоже.
– Да ведь вы очень дружны с Болконским, верно что нибудь передать хочет, – сказал граф. – Ах, Боже мой, Боже мой! Как всё хорошо было! – И взявшись за редкие виски седых волос, граф вышел из комнаты.
Марья Дмитриевна объявила Наташе о том, что Анатоль был женат. Наташа не хотела верить ей и требовала подтверждения этого от самого Пьера. Соня сообщила это Пьеру в то время, как она через коридор провожала его в комнату Наташи.
Наташа, бледная, строгая сидела подле Марьи Дмитриевны и от самой двери встретила Пьера лихорадочно блестящим, вопросительным взглядом. Она не улыбнулась, не кивнула ему головой, она только упорно смотрела на него, и взгляд ее спрашивал его только про то: друг ли он или такой же враг, как и все другие, по отношению к Анатолю. Сам по себе Пьер очевидно не существовал для нее.
– Он всё знает, – сказала Марья Дмитриевна, указывая на Пьера и обращаясь к Наташе. – Он пускай тебе скажет, правду ли я говорила.
Наташа, как подстреленный, загнанный зверь смотрит на приближающихся собак и охотников, смотрела то на того, то на другого.
– Наталья Ильинична, – начал Пьер, опустив глаза и испытывая чувство жалости к ней и отвращения к той операции, которую он должен был делать, – правда это или не правда, это для вас должно быть всё равно, потому что…
– Так это не правда, что он женат!
– Нет, это правда.
– Он женат был и давно? – спросила она, – честное слово?
Пьер дал ей честное слово.
– Он здесь еще? – спросила она быстро.
– Да, я его сейчас видел.
Она очевидно была не в силах говорить и делала руками знаки, чтобы оставили ее.


Пьер не остался обедать, а тотчас же вышел из комнаты и уехал. Он поехал отыскивать по городу Анатоля Курагина, при мысли о котором теперь вся кровь у него приливала к сердцу и он испытывал затруднение переводить дыхание. На горах, у цыган, у Comoneno – его не было. Пьер поехал в клуб.
В клубе всё шло своим обыкновенным порядком: гости, съехавшиеся обедать, сидели группами и здоровались с Пьером и говорили о городских новостях. Лакей, поздоровавшись с ним, доложил ему, зная его знакомство и привычки, что место ему оставлено в маленькой столовой, что князь Михаил Захарыч в библиотеке, а Павел Тимофеич не приезжали еще. Один из знакомых Пьера между разговором о погоде спросил у него, слышал ли он о похищении Курагиным Ростовой, про которое говорят в городе, правда ли это? Пьер, засмеявшись, сказал, что это вздор, потому что он сейчас только от Ростовых. Он спрашивал у всех про Анатоля; ему сказал один, что не приезжал еще, другой, что он будет обедать нынче. Пьеру странно было смотреть на эту спокойную, равнодушную толпу людей, не знавшую того, что делалось у него в душе. Он прошелся по зале, дождался пока все съехались, и не дождавшись Анатоля, не стал обедать и поехал домой.