Боярин Орша (фильм)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Боярин Орша
Жанр

драма

Режиссёр

Пётр Чардынин

Продюсер

А. А. Ханжонков

Автор
сценария

Пётр Чардынин

В главных
ролях

Александра Гончарова
Андрей Громов
Пётр Чардынин

Оператор

Владимир Сиверсен

Кинокомпания

Торговый дом Ханжонкова

Длительность

1 ч., 280 м.

Страна

Российская империя Российская империя

Год

1909

IMDb

ID 0346646

К:Фильмы 1909 года

«Боя́рин О́рша» (1909) — немой художественный короткометражный фильм Петра Чардынина по мотивам одноимённой поэмы М. Ю. Лермонтова.



Сюжет

Боярин Орша (Пётр Чардынин) уходит со службы у Ивана Грозного и поселяется в своей усадьбе. У него есть любимая дочь (Александра Гончарова) и приёмный сын Арсений (Андрей Громов). Однажды боярин застаёт их на любовном свидании, гневается, Арсения заточает в острог, дочь запирает в её светлице, а ключ выбрасывает в Днепр. Арсению удаётся сбежать из острога к литовцам, с которыми он возвращается на Русь. Боярин Орша погибает. Арсений находит в светлице истлевший труп своей возлюбленной.

Создание

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)
  • По воспоминаниям А. А. Ханжонкова, на съёмках именно этого фильма «была учреждена новая должность помощника режиссёра, в обязанности которого входило вести запись внешнего вида тех артистов, которым ещё предстоит съёмка».
  • По некоторым данным, часть сцен с участием Чардынина режиссировал Василий Гончаров.
  • Фильм вышел на экраны 2 (15) января 1910 года.
  • Фильм сохранился без надписей.

Напишите отзыв о статье "Боярин Орша (фильм)"

Ссылки

  • [2011.russiancinema.ru/index.php?e_dept_id=2&e_movie_id=13899 «Боярин Орша»] на сайте «Энциклопедия отечественного кино»
  • «Боярин Орша» (англ.) на сайте Internet Movie Database

Отрывок, характеризующий Боярин Орша (фильм)

Великий мастер предложил исполнить последнюю обязанность, и важный сановник, который носил звание собирателя милостыни, стал обходить братьев. Пьеру хотелось записать в лист милостыни все деньги, которые у него были, но он боялся этим выказать гордость, и записал столько же, сколько записывали другие.
Заседание было кончено, и по возвращении домой, Пьеру казалось, что он приехал из какого то дальнего путешествия, где он провел десятки лет, совершенно изменился и отстал от прежнего порядка и привычек жизни.


На другой день после приема в ложу, Пьер сидел дома, читая книгу и стараясь вникнуть в значение квадрата, изображавшего одной своей стороною Бога, другою нравственное, третьею физическое и четвертою смешанное. Изредка он отрывался от книги и квадрата и в воображении своем составлял себе новый план жизни. Вчера в ложе ему сказали, что до сведения государя дошел слух о дуэли, и что Пьеру благоразумнее бы было удалиться из Петербурга. Пьер предполагал ехать в свои южные имения и заняться там своими крестьянами. Он радостно обдумывал эту новую жизнь, когда неожиданно в комнату вошел князь Василий.
– Мой друг, что ты наделал в Москве? За что ты поссорился с Лёлей, mon сher? [дорогой мoй?] Ты в заблуждении, – сказал князь Василий, входя в комнату. – Я всё узнал, я могу тебе сказать верно, что Элен невинна перед тобой, как Христос перед жидами. – Пьер хотел отвечать, но он перебил его. – И зачем ты не обратился прямо и просто ко мне, как к другу? Я всё знаю, я всё понимаю, – сказал он, – ты вел себя, как прилично человеку, дорожащему своей честью; может быть слишком поспешно, но об этом мы не будем судить. Одно ты помни, в какое положение ты ставишь ее и меня в глазах всего общества и даже двора, – прибавил он, понизив голос. – Она живет в Москве, ты здесь. Помни, мой милый, – он потянул его вниз за руку, – здесь одно недоразуменье; ты сам, я думаю, чувствуешь. Напиши сейчас со мною письмо, и она приедет сюда, всё объяснится, а то я тебе скажу, ты очень легко можешь пострадать, мой милый.
Князь Василий внушительно взглянул на Пьера. – Мне из хороших источников известно, что вдовствующая императрица принимает живой интерес во всем этом деле. Ты знаешь, она очень милостива к Элен.
Несколько раз Пьер собирался говорить, но с одной стороны князь Василий не допускал его до этого, с другой стороны сам Пьер боялся начать говорить в том тоне решительного отказа и несогласия, в котором он твердо решился отвечать своему тестю. Кроме того слова масонского устава: «буди ласков и приветлив» вспоминались ему. Он морщился, краснел, вставал и опускался, работая над собою в самом трудном для него в жизни деле – сказать неприятное в глаза человеку, сказать не то, чего ожидал этот человек, кто бы он ни был. Он так привык повиноваться этому тону небрежной самоуверенности князя Василия, что и теперь он чувствовал, что не в силах будет противостоять ей; но он чувствовал, что от того, что он скажет сейчас, будет зависеть вся дальнейшая судьба его: пойдет ли он по старой, прежней дороге, или по той новой, которая так привлекательно была указана ему масонами, и на которой он твердо верил, что найдет возрождение к новой жизни.