Бремен (земля)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Координаты: 53°20′50″ с. ш. 8°35′29″ в. д. / 53.34722° с. ш. 8.59139° в. д. / 53.34722; 8.59139 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=53.34722&mlon=8.59139&zoom=14 (O)] (Я)

Freie Hansestadt Bremen
Вольный ганзейский город Бремен
Флаг
Герб
Административный центр:   город Бремен
Площадь:   419,24 км²
Население:   661 888 (31.12.2014)[1] чел.
Плотность населения:   1578,78 чел./км²
Официальный код:   DE-HB
Премьер-министр:   Карстен Зиблинг СДПГ
Правящая партия:   коалиция из Зелёных и СДПГ
Распределение голосов
в земельном собрании:
  СДПГ 36
 Зелёные 21
 ХДС 20
 Левые 5
 ННС 1
Последние выборы:   22 мая 2011
Следующие выборы:   2015
Голосов в бундесрате:   3
Сайт:   www.bremen.de/

Вольный ганзейский город Бре́мен (нем. Freie Hansestadt Bremen), (произношение ) — самая маленькая (и по площади, и по населению) земля в Германии, состоящая из двух городов — Бремена и Бремерхафена, расположенных примерно в 60 км друг от друга и разделённых территорией другой земли — Нижней Саксонии. Крупный порт на северо-западе Германии на реке Везер. На территории земли Бремен нельзя двигаться по автобанам со скоростью более 130 км/ч, таким образом, это единственная в Германии федеральная земля с ограничением скорости движения на автобанах.

Вольный ганзейский город Бремен, наряду с Баварией, — самое древнее государственное образование на немецкой земле, и после Сан-Марино — вторая по «возрасту» из ныне существующих городских республик.





История

Исторически Бремен старше Бремерхафена на многие века. Основанный в 787 году как резиденция епископа, Бремен быстро расцвёл благодаря рыночным привилегиям. В XI веке он считался «северным Римом». В 1358 г. Бремен становится членом Ганзейского союза, который вплоть до XVI века доминировал в торговле на севере и востоке Европы[2].

Политика

Представительный орган — Бременский Бюргершафт (нем. Bremische Bürgerschaft), избирается населением, исполнительный орган — Сенат Вольного Ганзейского Города Бремен (Senat der Freien Hansestadt Bremen), состоит из Бременского бургомистра (Bremer Bürgermeister) и сенаторов Вольного Ганзейского города Бремен, избирается бюргершафтом, орган конституционного надзора — Государственный суд правосудия Вольного Ганзейского города Бремен (Staatsgerichtshof der Freien Hansestadt Bremen), высшая судебная инстанция — Ганзейский высший суд Бремена (Hanseatisches Oberlandesgericht Bremen), высшая судебная инстанция административной юстиции — Высший административный суд Вольного Ганзейского города Бремен (Oberverwaltungsgericht der Freien Hansestadt Bremen).

Бремен — единственная западногерманская Земля, в которой Социал-демократическая партия Германии всегда была самой сильной партией в парламенте и всегда участвовала в правительстве.

Административное деление

Земля Бремен включает 2 города, которые состоят из городских районов (нем. Stadtbezirke), городских кварталов (нем. Stadtteile) и городских микрорайонов (нем. Ortsteile).

См.: Verwaltungsgliederung von Freie Hansestadt Bremen

Религия

Большинство верующих — лютеране, крупнейшая лютеранская деноминация — Бременская Евангелическая Церковь (нем. Bremische Evangelische Kirche).

Экономика

Известные предприятия: порт, завод концерна «Даймлер» (Мерседес-Бенц), пивоваренный завод «Beck's», завод по производству гидроакустических систем, соннаров, эхолотов и пр. «Atlas Electronics», логистическая компания «Beluga Shipping», завод концерна «Kraft Foods», подразделение «Airbus», фирма по производству космических систем «OHB».

  • Задолженность: 20 178 € на жителя[3]
  • Общая задолженность: 13,4 миллиарда €[3]

Транспорт

Городской транспорт: автобус, трамвай, городская скоростная железная дорога.

Международный аэропорт Бремена: пассажиропоток за 2006 г. — 1 697 881 чел.

Автомагистрали: А1 и А27.

Образование

Бременский университет является крупнейшим университетом в Бремене. Кроме того, в Бремене находятся Университет искусств, Университет прикладных наук, один из ведущих независимых частных университетов Германии — Jacobs University Bremen.

В Бремерхафене находится научно-исследовательский Институт полярных и морских исследований им. Альфреда Вегенера который занимается изучением океанов, льда и атмосферы как физической и химической системы, экологии планктона, биологии океана на различных глубинах, развития климата.

Достопримечательности

На рыночной площади Бремена расположены готический собор Санкт-Петри и роскошная ратуша эпохи Возрождения с её гостеприимным винным погребом. Перед ней — статуя Роланда 1404 г., символ свободы города, а рядом другой символ — памятник Бременским музыкантам, фигуры животных из сказки братьев Гримм. Здание ратуши и статуя Роланда занесены во Всемирное наследие ЮНЕСКО. На рыночную площадь выходит отстроенная в 1924—1931 гг. купцом Людвигом Розелиусом улица Бётхерштрассе, улица магазинов и музеев, — кирпичный монумент бременского бюргерства.

Каждую вторую пятницу февраля судовладельцы и капитаны судов по старой традиции приглашают выдающихся государственных и общественных деятелей Германии в зал бременской ратуши на званый обед — так называемый Шаффермальцайт (от нем. Schaffer — провиантмейстер, Mahlzeit — обед).

Для туристов: исторический центр города (старый город — нем. Altstadt), Рододендрон-парк, научный центр «Универсум» (Universum), набережная, прогулки по реке.

Напишите отзыв о статье "Бремен (земля)"

Примечания

  1. [www.statistik-bremen.de/aktuelle_statistiken/01b.htm Bevölkerungsstand und Bevölkerungsbewegung am 31.12.2014] (нем.). Statistisches Landesamt Bremen. Проверено 4 марта 2016.  (Hilfe dazu)  (нем.)
  2. Арно Капплер, Адриане Гревель. Германия. Факты. — Франкфурт-на Майне: Социетэтс-ферлаг, 1995. — 492 с. — ISBN 3-7973-0603-2.
  3. 1 2 www.statistik.bremen.de/sixcms/media.php/13/AI3_2008.pdf Статистика. Бремен

Литература

  • Арно Капплер, Адриане Гревель. Германия. Факты. — Франкфурт-на Майне: Социетэтс-ферлаг, 1995. — 492 с. — ISBN 3-7973-0603-2.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Бремен (земля)

Князь Андрей, выглянув из сарая, увидал подходящего к нему Пьера, который споткнулся на лежавшую жердь и чуть не упал. Князю Андрею вообще неприятно было видеть людей из своего мира, в особенности же Пьера, который напоминал ему все те тяжелые минуты, которые он пережил в последний приезд в Москву.
– А, вот как! – сказал он. – Какими судьбами? Вот не ждал.
В то время как он говорил это, в глазах его и выражении всего лица было больше чем сухость – была враждебность, которую тотчас же заметил Пьер. Он подходил к сараю в самом оживленном состоянии духа, но, увидав выражение лица князя Андрея, он почувствовал себя стесненным и неловким.
– Я приехал… так… знаете… приехал… мне интересно, – сказал Пьер, уже столько раз в этот день бессмысленно повторявший это слово «интересно». – Я хотел видеть сражение.
– Да, да, а братья масоны что говорят о войне? Как предотвратить ее? – сказал князь Андрей насмешливо. – Ну что Москва? Что мои? Приехали ли наконец в Москву? – спросил он серьезно.
– Приехали. Жюли Друбецкая говорила мне. Я поехал к ним и не застал. Они уехали в подмосковную.


Офицеры хотели откланяться, но князь Андрей, как будто не желая оставаться с глазу на глаз с своим другом, предложил им посидеть и напиться чаю. Подали скамейки и чай. Офицеры не без удивления смотрели на толстую, громадную фигуру Пьера и слушали его рассказы о Москве и о расположении наших войск, которые ему удалось объездить. Князь Андрей молчал, и лицо его так было неприятно, что Пьер обращался более к добродушному батальонному командиру Тимохину, чем к Болконскому.
– Так ты понял все расположение войск? – перебил его князь Андрей.
– Да, то есть как? – сказал Пьер. – Как невоенный человек, я не могу сказать, чтобы вполне, но все таки понял общее расположение.
– Eh bien, vous etes plus avance que qui cela soit, [Ну, так ты больше знаешь, чем кто бы то ни было.] – сказал князь Андрей.
– A! – сказал Пьер с недоуменьем, через очки глядя на князя Андрея. – Ну, как вы скажете насчет назначения Кутузова? – сказал он.
– Я очень рад был этому назначению, вот все, что я знаю, – сказал князь Андрей.
– Ну, а скажите, какое ваше мнение насчет Барклая де Толли? В Москве бог знает что говорили про него. Как вы судите о нем?
– Спроси вот у них, – сказал князь Андрей, указывая на офицеров.
Пьер с снисходительно вопросительной улыбкой, с которой невольно все обращались к Тимохину, посмотрел на него.
– Свет увидали, ваше сиятельство, как светлейший поступил, – робко и беспрестанно оглядываясь на своего полкового командира, сказал Тимохин.
– Отчего же так? – спросил Пьер.
– Да вот хоть бы насчет дров или кормов, доложу вам. Ведь мы от Свенцян отступали, не смей хворостины тронуть, или сенца там, или что. Ведь мы уходим, ему достается, не так ли, ваше сиятельство? – обратился он к своему князю, – а ты не смей. В нашем полку под суд двух офицеров отдали за этакие дела. Ну, как светлейший поступил, так насчет этого просто стало. Свет увидали…
– Так отчего же он запрещал?
Тимохин сконфуженно оглядывался, не понимая, как и что отвечать на такой вопрос. Пьер с тем же вопросом обратился к князю Андрею.
– А чтобы не разорять край, который мы оставляли неприятелю, – злобно насмешливо сказал князь Андрей. – Это очень основательно; нельзя позволять грабить край и приучаться войскам к мародерству. Ну и в Смоленске он тоже правильно рассудил, что французы могут обойти нас и что у них больше сил. Но он не мог понять того, – вдруг как бы вырвавшимся тонким голосом закричал князь Андрей, – но он не мог понять, что мы в первый раз дрались там за русскую землю, что в войсках был такой дух, какого никогда я не видал, что мы два дня сряду отбивали французов и что этот успех удесятерял наши силы. Он велел отступать, и все усилия и потери пропали даром. Он не думал об измене, он старался все сделать как можно лучше, он все обдумал; но от этого то он и не годится. Он не годится теперь именно потому, что он все обдумывает очень основательно и аккуратно, как и следует всякому немцу. Как бы тебе сказать… Ну, у отца твоего немец лакей, и он прекрасный лакей и удовлетворит всем его нуждам лучше тебя, и пускай он служит; но ежели отец при смерти болен, ты прогонишь лакея и своими непривычными, неловкими руками станешь ходить за отцом и лучше успокоишь его, чем искусный, но чужой человек. Так и сделали с Барклаем. Пока Россия была здорова, ей мог служить чужой, и был прекрасный министр, но как только она в опасности; нужен свой, родной человек. А у вас в клубе выдумали, что он изменник! Тем, что его оклеветали изменником, сделают только то, что потом, устыдившись своего ложного нарекания, из изменников сделают вдруг героем или гением, что еще будет несправедливее. Он честный и очень аккуратный немец…
– Однако, говорят, он искусный полководец, – сказал Пьер.
– Я не понимаю, что такое значит искусный полководец, – с насмешкой сказал князь Андрей.
– Искусный полководец, – сказал Пьер, – ну, тот, который предвидел все случайности… ну, угадал мысли противника.
– Да это невозможно, – сказал князь Андрей, как будто про давно решенное дело.
Пьер с удивлением посмотрел на него.
– Однако, – сказал он, – ведь говорят же, что война подобна шахматной игре.
– Да, – сказал князь Андрей, – только с тою маленькою разницей, что в шахматах над каждым шагом ты можешь думать сколько угодно, что ты там вне условий времени, и еще с той разницей, что конь всегда сильнее пешки и две пешки всегда сильнее одной, a на войне один батальон иногда сильнее дивизии, а иногда слабее роты. Относительная сила войск никому не может быть известна. Поверь мне, – сказал он, – что ежели бы что зависело от распоряжений штабов, то я бы был там и делал бы распоряжения, а вместо того я имею честь служить здесь, в полку вот с этими господами, и считаю, что от нас действительно будет зависеть завтрашний день, а не от них… Успех никогда не зависел и не будет зависеть ни от позиции, ни от вооружения, ни даже от числа; а уж меньше всего от позиции.
– А от чего же?
– От того чувства, которое есть во мне, в нем, – он указал на Тимохина, – в каждом солдате.
Князь Андрей взглянул на Тимохина, который испуганно и недоумевая смотрел на своего командира. В противность своей прежней сдержанной молчаливости князь Андрей казался теперь взволнованным. Он, видимо, не мог удержаться от высказывания тех мыслей, которые неожиданно приходили ему.
– Сражение выиграет тот, кто твердо решил его выиграть. Отчего мы под Аустерлицем проиграли сражение? У нас потеря была почти равная с французами, но мы сказали себе очень рано, что мы проиграли сражение, – и проиграли. А сказали мы это потому, что нам там незачем было драться: поскорее хотелось уйти с поля сражения. «Проиграли – ну так бежать!» – мы и побежали. Ежели бы до вечера мы не говорили этого, бог знает что бы было. А завтра мы этого не скажем. Ты говоришь: наша позиция, левый фланг слаб, правый фланг растянут, – продолжал он, – все это вздор, ничего этого нет. А что нам предстоит завтра? Сто миллионов самых разнообразных случайностей, которые будут решаться мгновенно тем, что побежали или побегут они или наши, что убьют того, убьют другого; а то, что делается теперь, – все это забава. Дело в том, что те, с кем ты ездил по позиции, не только не содействуют общему ходу дел, но мешают ему. Они заняты только своими маленькими интересами.