Бреттон-Вудская конференция

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Бреттон-Вудская конференция, или официально — Валютно-финансовая конференция Объединённых Наций (англ. The United Nations Monetary and Financial Conference) — международная конференция, состоявшаяся в июле 1944 года в США, штат Нью-Хемпшир, Бреттон-Вудс, отель «Маунт Вашингтон».





Участники конференции

На конференции присутствовали 730 делегатов из 44 государств, участников антигитлеровской коалиции. Конференция проходила с 1 по 22 июля 1944 года. Целью конференции было урегулирование международных валютных и финансовых отношений по окончании Второй мировой войны.

Председательствовал на конференции министр финансов США Генри Моргентау. Делегацию США возглавлял Гарри Уайт. Делегацию СССР возглавлял заместитель министра внешней торговли М. С. Степанов. Делегацию Китая возглавлял Чан Кайши. Позитивным моментом было сотрудничество делегаций США и СССР.[1]

Представители СССР принимали активное участие в выработке итоговых документов конференции. Однако после конференции правительство СССР приняло решение о неприсоединении к работе Всемирного банка и Международного валютного фонда.[2]

Перечень стран-участниц

В работе конференции приняли участие представители 44 государств:

Австралия, Бельгия, Боливия, Бразилия, Великобритания, Венесуэла, Гаити, Гватемала, Гондурас, Греция, Доминиканская республика, Египет, Индия, Иран, Ирак, Исландия, Канада, Китай, Колумбия, Коста-Рика, Куба, Либерия, Люксембург, Мексика, Нидерланды, Никарагуа, Норвегия, Новая Зеландия, Панама, Парагвай, Перу, Польша, Сальвадор, Соединённые Штаты Америки, Союз Советских Социалистических Республик, Уругвай, Филиппины, Франция, Чехословакия, Чили, Югославия, Южно-Африканский Союз, Эквадор, Эфиопия.[3]

Работа конференции

Конференция проходила в форме пленарных заседаний, работы в комиссиях и комитетах.[2]

Комиссию I по Международному валютному фонду (International Monetary Fund) возглавлял представитель США Гарри Декстер Уайт.

Комиссию II по Международному банку реконструкции и развития (Bank for Reconstruction and Development) возглавлял представитель Великобритании Джон Кейнс.

Комиссию III по вопросам международного финансового сотрудничества (International Financial Cooperation), возглавлял представитель Мексики Эдуард Суарес (Eduard Suárez).

Результаты конференции

Были подписаны соглашения:

Международный валютный фонд

Основной целью Международного валютного фонда должно было стать расширение международной торговли, а важнейшим условием достижения этой цели — поддержание стабильности курса валют стран-участников путём предоставления средств для выравнивания их платёжных балансов. Уставный капитал Международного валютного фонда был установлен в размере 8 миллиардов 800 миллионов долларов. Наибольшие квоты в миллионах долларах США устанавливались: для США — 2750 (31,25 %), Великобритании — 1300 (14,8 %), СССР — 1200 (13,6 %), Китая — 550 (6,25 %), Франции — 450 (5,1 %), Индии — 400 (4,5 %), Канады — 300 (3,4 %), Голландии — 275 (3,1 %), Бельгии — 225 (2,5 %) и Австралии — 200 (2,3 %).[1]

Взносы должны были производиться в золоте и в собственной национальной валюте. Золотая часть взноса должна составлять либо 25 % суммы квоты данной страны, либо 10 % её запасов золота и конвертируемой в золото иностранной валюты в зависимости от того, какая из этих сумм меньше.[1]

Конференция отклонила поправку советской делегации о том, что взносы золотом стран, чья территория потерпела значительный ущерб от вражеских действий или оккупации, определяются в три четверти установленных норм.[1]

Международный банк реконструкции и развития

На конференции был также принят проект положения о Международном банке реконструкции и развития. Основная цель МБРР — оказание помощи государствам-членам в реконструкции и развитии их хозяйства. По настоянию советской делегации в устав банка было включено указание, что его целью является также финансовое содействие восстановлению разрушенного Второй мировой войной хозяйства. Необходимым предварительным условием для вступления в МБРР является участие соответствующей страны в Международном валютном фонде.

Капитал банка определён в 10 миллиардов долларов, разделённых на 100 тысяч акций по 100 тысяч долларов каждая. Доля крупнейших стран в капитале банка составляла: США — 3175 млн долларов, Англия — 1300, СССР — 1200, Китай — 600, Франция — 450. Из общей суммы квоты в капитале банка лишь 20 % подлежат оплате в начале операций, а остальные 80 % могли быть потребованы банком в случае необходимости. Из этих 20 % одна десятая часть, то есть 2 % суммы подписки, должна быть внесена золотом или долларами США. По предложению советской делегации странам, пострадавшим от вражеской оккупации или военных действий, предоставлена пятилетняя отсрочка в оплате 25 % причитающегося с них взноса в золоте.[1]

Не менее половины золота, вносимого в качестве вклада в капитал МВФ и МБРР, должно было храниться в США, не менее 40 % золота должно было храниться в остальных четырёх странах, составляющих пятёрку крупнейших акционеров: Великобритании, СССР, Китае, Франции.[1]

Реализация принятых решений

Большинство стран — участников конференции в Бреттон-Вудсе ратифицировали соглашение о создании Международного валютного фонда и Международного банка реконструкции и развития, и эти соглашения вошли в силу. Советский Союз указанные соглашения не ратифицировал.

По результатам конференции выработана Бреттон-Вудская валютная система, основанная на фиксированном золотом паритете доллара США (35 долларов = 1 тройской унции золота). Эта система действовала до начала 1970-х годов, когда 15 августа 1971 года Ричард Никсон объявил о прекращении обмена долларов на золото для иностранных правительств, что означало выход США из Бреттон-Вудской системы.[4] Однако официально Бреттон-Вудская система действовала до 1978 года, когда вступила в действие Ямайская валютная система.

Напишите отзыв о статье "Бреттон-Вудская конференция"

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 [dic.academic.ru/dic.nsf/dic_diplomatic/242/БРЕТТОН БРЕТТОН-ВУДС КОНФЕРЕНЦИЯ. Дипломатический словарь].
  2. 1 2 [external.worldbankimflib.org/Bwf/60panel4.htm From Around the World. Tne Bretton Woods Institutions turn 60] (англ.)
  3. [external.worldbankimflib.org/Bwf/delegationsBW.htm Delegations at Bretton Woods. Tne Bretton Woods Institutions turn 60] (англ.)
  4. [www.federalreservehistory.org/Events/DetailView/33 Nixon Ends Convertibility of US Dollars to Gold and Announces Wage/Price Controls]. Federal Reserve History

Ссылки

  • [external.worldbankimflib.org/Bwf/ Bretton Woods 60th Anniversary Virtual Exhibition 1944—2004]  (англ.)
  • [external.worldbankimflib.org/Bwf/whatisbw.htm What is Bretton Woods?] (англ.)
  • [external.worldbankimflib.org/Bwf/60linksinterest.htm Ссылки на сайты, посвящённые Бреттон-Вудской конференции] (англ.)

Отрывок, характеризующий Бреттон-Вудская конференция

– Это не могло быть иначе, – со вздохом сказал князь Андрей.
– Я пошлю вам ее, – сказала графиня и вышла из комнаты.
– Господи, помилуй нас, – твердила она, отыскивая дочь. Соня сказала, что Наташа в спальне. Наташа сидела на своей кровати, бледная, с сухими глазами, смотрела на образа и, быстро крестясь, шептала что то. Увидав мать, она вскочила и бросилась к ней.
– Что? Мама?… Что?
– Поди, поди к нему. Он просит твоей руки, – сказала графиня холодно, как показалось Наташе… – Поди… поди, – проговорила мать с грустью и укоризной вслед убегавшей дочери, и тяжело вздохнула.
Наташа не помнила, как она вошла в гостиную. Войдя в дверь и увидав его, она остановилась. «Неужели этот чужой человек сделался теперь всё для меня?» спросила она себя и мгновенно ответила: «Да, всё: он один теперь дороже для меня всего на свете». Князь Андрей подошел к ней, опустив глаза.
– Я полюбил вас с той минуты, как увидал вас. Могу ли я надеяться?
Он взглянул на нее, и серьезная страстность выражения ее лица поразила его. Лицо ее говорило: «Зачем спрашивать? Зачем сомневаться в том, чего нельзя не знать? Зачем говорить, когда нельзя словами выразить того, что чувствуешь».
Она приблизилась к нему и остановилась. Он взял ее руку и поцеловал.
– Любите ли вы меня?
– Да, да, – как будто с досадой проговорила Наташа, громко вздохнула, другой раз, чаще и чаще, и зарыдала.
– Об чем? Что с вами?
– Ах, я так счастлива, – отвечала она, улыбнулась сквозь слезы, нагнулась ближе к нему, подумала секунду, как будто спрашивая себя, можно ли это, и поцеловала его.
Князь Андрей держал ее руки, смотрел ей в глаза, и не находил в своей душе прежней любви к ней. В душе его вдруг повернулось что то: не было прежней поэтической и таинственной прелести желания, а была жалость к ее женской и детской слабости, был страх перед ее преданностью и доверчивостью, тяжелое и вместе радостное сознание долга, навеки связавшего его с нею. Настоящее чувство, хотя и не было так светло и поэтично как прежнее, было серьезнее и сильнее.
– Сказала ли вам maman, что это не может быть раньше года? – сказал князь Андрей, продолжая глядеть в ее глаза. «Неужели это я, та девочка ребенок (все так говорили обо мне) думала Наташа, неужели я теперь с этой минуты жена , равная этого чужого, милого, умного человека, уважаемого даже отцом моим. Неужели это правда! неужели правда, что теперь уже нельзя шутить жизнию, теперь уж я большая, теперь уж лежит на мне ответственность за всякое мое дело и слово? Да, что он спросил у меня?»
– Нет, – отвечала она, но она не понимала того, что он спрашивал.
– Простите меня, – сказал князь Андрей, – но вы так молоды, а я уже так много испытал жизни. Мне страшно за вас. Вы не знаете себя.
Наташа с сосредоточенным вниманием слушала, стараясь понять смысл его слов и не понимала.
– Как ни тяжел мне будет этот год, отсрочивающий мое счастье, – продолжал князь Андрей, – в этот срок вы поверите себя. Я прошу вас через год сделать мое счастье; но вы свободны: помолвка наша останется тайной и, ежели вы убедились бы, что вы не любите меня, или полюбили бы… – сказал князь Андрей с неестественной улыбкой.
– Зачем вы это говорите? – перебила его Наташа. – Вы знаете, что с того самого дня, как вы в первый раз приехали в Отрадное, я полюбила вас, – сказала она, твердо уверенная, что она говорила правду.
– В год вы узнаете себя…
– Целый год! – вдруг сказала Наташа, теперь только поняв то, что свадьба отсрочена на год. – Да отчего ж год? Отчего ж год?… – Князь Андрей стал ей объяснять причины этой отсрочки. Наташа не слушала его.
– И нельзя иначе? – спросила она. Князь Андрей ничего не ответил, но в лице его выразилась невозможность изменить это решение.
– Это ужасно! Нет, это ужасно, ужасно! – вдруг заговорила Наташа и опять зарыдала. – Я умру, дожидаясь года: это нельзя, это ужасно. – Она взглянула в лицо своего жениха и увидала на нем выражение сострадания и недоумения.
– Нет, нет, я всё сделаю, – сказала она, вдруг остановив слезы, – я так счастлива! – Отец и мать вошли в комнату и благословили жениха и невесту.
С этого дня князь Андрей женихом стал ездить к Ростовым.


Обручения не было и никому не было объявлено о помолвке Болконского с Наташей; на этом настоял князь Андрей. Он говорил, что так как он причиной отсрочки, то он и должен нести всю тяжесть ее. Он говорил, что он навеки связал себя своим словом, но что он не хочет связывать Наташу и предоставляет ей полную свободу. Ежели она через полгода почувствует, что она не любит его, она будет в своем праве, ежели откажет ему. Само собою разумеется, что ни родители, ни Наташа не хотели слышать об этом; но князь Андрей настаивал на своем. Князь Андрей бывал каждый день у Ростовых, но не как жених обращался с Наташей: он говорил ей вы и целовал только ее руку. Между князем Андреем и Наташей после дня предложения установились совсем другие чем прежде, близкие, простые отношения. Они как будто до сих пор не знали друг друга. И он и она любили вспоминать о том, как они смотрели друг на друга, когда были еще ничем , теперь оба они чувствовали себя совсем другими существами: тогда притворными, теперь простыми и искренними. Сначала в семействе чувствовалась неловкость в обращении с князем Андреем; он казался человеком из чуждого мира, и Наташа долго приучала домашних к князю Андрею и с гордостью уверяла всех, что он только кажется таким особенным, а что он такой же, как и все, и что она его не боится и что никто не должен бояться его. После нескольких дней, в семействе к нему привыкли и не стесняясь вели при нем прежний образ жизни, в котором он принимал участие. Он про хозяйство умел говорить с графом и про наряды с графиней и Наташей, и про альбомы и канву с Соней. Иногда домашние Ростовы между собою и при князе Андрее удивлялись тому, как всё это случилось и как очевидны были предзнаменования этого: и приезд князя Андрея в Отрадное, и их приезд в Петербург, и сходство между Наташей и князем Андреем, которое заметила няня в первый приезд князя Андрея, и столкновение в 1805 м году между Андреем и Николаем, и еще много других предзнаменований того, что случилось, было замечено домашними.
В доме царствовала та поэтическая скука и молчаливость, которая всегда сопутствует присутствию жениха и невесты. Часто сидя вместе, все молчали. Иногда вставали и уходили, и жених с невестой, оставаясь одни, всё также молчали. Редко они говорили о будущей своей жизни. Князю Андрею страшно и совестно было говорить об этом. Наташа разделяла это чувство, как и все его чувства, которые она постоянно угадывала. Один раз Наташа стала расспрашивать про его сына. Князь Андрей покраснел, что с ним часто случалось теперь и что особенно любила Наташа, и сказал, что сын его не будет жить с ними.
– Отчего? – испуганно сказала Наташа.
– Я не могу отнять его у деда и потом…
– Как бы я его любила! – сказала Наташа, тотчас же угадав его мысль; но я знаю, вы хотите, чтобы не было предлогов обвинять вас и меня.
Старый граф иногда подходил к князю Андрею, целовал его, спрашивал у него совета на счет воспитания Пети или службы Николая. Старая графиня вздыхала, глядя на них. Соня боялась всякую минуту быть лишней и старалась находить предлоги оставлять их одних, когда им этого и не нужно было. Когда князь Андрей говорил (он очень хорошо рассказывал), Наташа с гордостью слушала его; когда она говорила, то со страхом и радостью замечала, что он внимательно и испытующе смотрит на нее. Она с недоумением спрашивала себя: «Что он ищет во мне? Чего то он добивается своим взглядом! Что, как нет во мне того, что он ищет этим взглядом?» Иногда она входила в свойственное ей безумно веселое расположение духа, и тогда она особенно любила слушать и смотреть, как князь Андрей смеялся. Он редко смеялся, но зато, когда он смеялся, то отдавался весь своему смеху, и всякий раз после этого смеха она чувствовала себя ближе к нему. Наташа была бы совершенно счастлива, ежели бы мысль о предстоящей и приближающейся разлуке не пугала ее, так как и он бледнел и холодел при одной мысли о том.