Бриллиантовая огранка

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Круглая бриллиа́нтовая огра́нка — разновидность огранки, применяемая для алмазов и других минералов с сильной дисперсией света. При такой огранке камень покрывается многочисленными плоскими поверхностями — фацетами.

Лицевая сторона бриллианта при такой огранке называется короной, а самая широкая грань на ней — площадкой. Тыльная сторона называется павильоном.
«Поясок» по периметру окружности (и наибольшего сечения) называется рундистом, он разделяет корону и павильон.

Максимальное сверкание округлого бриллианта достигается при соблюдении точно рассчитанных пропорций граней павильона, обеспечивающих полное внутреннее отражение света. Входящий луч света должен полностью дважды отразиться от тыловых граней на противоположных сторонах камня и выйти из коронки, создавая максимальное сверкание.



Виды круглой бриллиантовой огранки

При классической бриллиантовой огранке на лицевую сторону (корону), на которой расположена площадка, наносятся три пояса граней таким образом, что на лицевой стороне, вместе с площадкой, располагаются 33 грани. На тыльной стороне (павильоне) находятся 24 грани. Таким образом, полная бриллиантовая огранка состоит из 57 граней. Полученный бриллиант имеет в плане круглую форму.

Сама огранка начинается с павильона, то есть нижней части будущего бриллианта (или иного драгоценного камня). Камень зажимают в цангу, которая в свою очередь находится в приспособлении для огранки алмазов (танге) и гранят на специально подготовленном диске. Сначала на камень наносят первые восемь фацетов, сводя их все в одной точке, образуя шип. Затем на каждую из восьми граней павильона наносят ещё по две грани, но уже под другим углом и меньшего размера (примерно 80 % от высоты первых восьми граней). Таким образом на нижней части камня получается 24 фацета. После этого камень вынимают из цанги и закрепляют уже нижней частью в другой цанге и в другом приспособлении для огранки. Огранка верха (короны) тоже начинается с нанесения первых восьми граней, по российским стандартам угол этих граней находится в пределах от 32 до 45,5 градусов. Затем на эти грани наносят ещё 8 граней, называемых «звёздами» или «верхние одинарные клинья короны» (они имеют форму равнобедренных треугольников), затем наносят оставшиеся 16 граней, они называются «парные клинья короны». Угол этих граней уже, как правило, специально не выставляется, а точится на глаз относительно пропорций камня.

Для мелких (массой до 0,03 карата) круглых бриллиантов применяется упрощённая огранка КР-17, состоящая из 17 граней: в короне — 9, в павильоне — 8 граней.

Для ещё более крупных камней используются:

  • огранка «high-light cut» в 74 фацета (41 грань в короне и 33 в павильоне)
  • «королевская» огранка в 86 фацетов (49 граней вверху, 37 внизу)
  • «величественная» (магма) огранка с 102 фацетами (61 граней вверху, 41 внизу).

Напишите отзыв о статье "Бриллиантовая огранка"

Ссылки

  • www.langantiques.com/university/index.php/Brilliant_Cut


К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Бриллиантовая огранка

Болконский воспользовался этим временем, чтобы зайти к Долгорукову узнать о подробностях дела. Князь Андрей чувствовал, что Кутузов чем то расстроен и недоволен, и что им недовольны в главной квартире, и что все лица императорской главной квартиры имеют с ним тон людей, знающих что то такое, чего другие не знают; и поэтому ему хотелось поговорить с Долгоруковым.
– Ну, здравствуйте, mon cher, – сказал Долгоруков, сидевший с Билибиным за чаем. – Праздник на завтра. Что ваш старик? не в духе?
– Не скажу, чтобы был не в духе, но ему, кажется, хотелось бы, чтоб его выслушали.
– Да его слушали на военном совете и будут слушать, когда он будет говорить дело; но медлить и ждать чего то теперь, когда Бонапарт боится более всего генерального сражения, – невозможно.
– Да вы его видели? – сказал князь Андрей. – Ну, что Бонапарт? Какое впечатление он произвел на вас?
– Да, видел и убедился, что он боится генерального сражения более всего на свете, – повторил Долгоруков, видимо, дорожа этим общим выводом, сделанным им из его свидания с Наполеоном. – Ежели бы он не боялся сражения, для чего бы ему было требовать этого свидания, вести переговоры и, главное, отступать, тогда как отступление так противно всей его методе ведения войны? Поверьте мне: он боится, боится генерального сражения, его час настал. Это я вам говорю.
– Но расскажите, как он, что? – еще спросил князь Андрей.
– Он человек в сером сюртуке, очень желавший, чтобы я ему говорил «ваше величество», но, к огорчению своему, не получивший от меня никакого титула. Вот это какой человек, и больше ничего, – отвечал Долгоруков, оглядываясь с улыбкой на Билибина.
– Несмотря на мое полное уважение к старому Кутузову, – продолжал он, – хороши мы были бы все, ожидая чего то и тем давая ему случай уйти или обмануть нас, тогда как теперь он верно в наших руках. Нет, не надобно забывать Суворова и его правила: не ставить себя в положение атакованного, а атаковать самому. Поверьте, на войне энергия молодых людей часто вернее указывает путь, чем вся опытность старых кунктаторов.
– Но в какой же позиции мы атакуем его? Я был на аванпостах нынче, и нельзя решить, где он именно стоит с главными силами, – сказал князь Андрей.
Ему хотелось высказать Долгорукову свой, составленный им, план атаки.
– Ах, это совершенно всё равно, – быстро заговорил Долгоруков, вставая и раскрывая карту на столе. – Все случаи предвидены: ежели он стоит у Брюнна…
И князь Долгоруков быстро и неясно рассказал план флангового движения Вейротера.
Князь Андрей стал возражать и доказывать свой план, который мог быть одинаково хорош с планом Вейротера, но имел тот недостаток, что план Вейротера уже был одобрен. Как только князь Андрей стал доказывать невыгоды того и выгоды своего, князь Долгоруков перестал его слушать и рассеянно смотрел не на карту, а на лицо князя Андрея.
– Впрочем, у Кутузова будет нынче военный совет: вы там можете всё это высказать, – сказал Долгоруков.