Британская Кения

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Колония и Протекторат Кения
колония Великобритании

1920 — 1963



Флаг

Кения в 1952 году
Столица Найроби
Денежная единица Восточноафриканский флорин, Восточноафриканский шиллинг
К:Появились в 1920 годуК:Исчезли в 1963 году

Британская Кения, формально Колония и Протекторат Кения (англ. Colony and Protectorate of Kenya) — британское колониальное владение, существовавшее в Восточной Африке в 1920—1963 годах.

На завершившейся в 1885 году Берлинской конференции было достигнуто соглашение о том, что британская сфера влияния в Восточной Африке будет простираться от реки Джубба до Германской Восточной Африки. Формально эта территория принадлежала султанату Занзибар, и Великобритания в 1888 году получила прибрежную полосу в аренду от султана, а для её развития была создана Имперская Британская Восточно-Африканская Компания. Однако в 1894 году компания обанкротилась, и британское правительство объявило территорию протекторатом. Сюда начали приезжать переселенцы как из Европы, так и из Индии, и после Первой мировой войны началось движение за образование колонии, где поселенцы могли бы влиять на администрацию. В 1920 году Кения стала коронной колонией; с формальной точки зрения колонией была только внутриматериковая часть территории, а прибрежная полоса являлась протекторатом, но фактически вся территория управлялась единой администрацией со штаб-квартирой в Найроби.

В межвоенный период начался рост самосознания африканцев. Адвокат Гарри Туку создал в 1921 году Восточноафриканскую ассоциацию, которая начала отстаивать права африканцев. В 1922 году Туку был арестован и выслан в Сомали, но в 1931 году был освобождён и возглавил Центральную ассоциацию народа кикуйю.

В годы Второй мировой войны Кения стала одной из британских баз в ходе Восточноафриканской кампании. Война принесла в колонию деньги, а 98.000 человек пошли в армию. Результатом стал дальнейший рост самосознания африканцев. В 1942 году был образован «Кенийский африканский учебный союз», в 1947 году преобразованный в партию Кенийский Африканский Союз, борющуюся за независимость Кении. В 1952 году партия была запрещена, но в стране началось восстание мау-мау. Конституция 1958 года увеличило представительство африканцев в Законодательной ассамблее, но африканские политические лидеры требовали проведения в жизнь принципа «один человек — один голос». В 1962 году была принята новая Конституция, и 12 декабря 1963 года колония была преобразована в королевство Содружества.

Напишите отзыв о статье "Британская Кения"

Отрывок, характеризующий Британская Кения

– Но, князь, – робко сказал Десаль, – в письме говорится о Витебске…
– А, в письме, да… – недовольно проговорил князь, – да… да… – Лицо его приняло вдруг мрачное выражение. Он помолчал. – Да, он пишет, французы разбиты, при какой это реке?
Десаль опустил глаза.
– Князь ничего про это не пишет, – тихо сказал он.
– А разве не пишет? Ну, я сам не выдумал же. – Все долго молчали.
– Да… да… Ну, Михайла Иваныч, – вдруг сказал он, приподняв голову и указывая на план постройки, – расскажи, как ты это хочешь переделать…
Михаил Иваныч подошел к плану, и князь, поговорив с ним о плане новой постройки, сердито взглянув на княжну Марью и Десаля, ушел к себе.
Княжна Марья видела смущенный и удивленный взгляд Десаля, устремленный на ее отца, заметила его молчание и была поражена тем, что отец забыл письмо сына на столе в гостиной; но она боялась не только говорить и расспрашивать Десаля о причине его смущения и молчания, но боялась и думать об этом.
Ввечеру Михаил Иваныч, присланный от князя, пришел к княжне Марье за письмом князя Андрея, которое забыто было в гостиной. Княжна Марья подала письмо. Хотя ей это и неприятно было, она позволила себе спросить у Михаила Иваныча, что делает ее отец.
– Всё хлопочут, – с почтительно насмешливой улыбкой, которая заставила побледнеть княжну Марью, сказал Михаил Иваныч. – Очень беспокоятся насчет нового корпуса. Читали немножко, а теперь, – понизив голос, сказал Михаил Иваныч, – у бюра, должно, завещанием занялись. (В последнее время одно из любимых занятий князя было занятие над бумагами, которые должны были остаться после его смерти и которые он называл завещанием.)
– А Алпатыча посылают в Смоленск? – спросила княжна Марья.
– Как же с, уж он давно ждет.


Когда Михаил Иваныч вернулся с письмом в кабинет, князь в очках, с абажуром на глазах и на свече, сидел у открытого бюро, с бумагами в далеко отставленной руке, и в несколько торжественной позе читал свои бумаги (ремарки, как он называл), которые должны были быть доставлены государю после его смерти.
Когда Михаил Иваныч вошел, у него в глазах стояли слезы воспоминания о том времени, когда он писал то, что читал теперь. Он взял из рук Михаила Иваныча письмо, положил в карман, уложил бумаги и позвал уже давно дожидавшегося Алпатыча.
На листочке бумаги у него было записано то, что нужно было в Смоленске, и он, ходя по комнате мимо дожидавшегося у двери Алпатыча, стал отдавать приказания.
– Первое, бумаги почтовой, слышишь, восемь дестей, вот по образцу; золотообрезной… образчик, чтобы непременно по нем была; лаку, сургучу – по записке Михаила Иваныча.
Он походил по комнате и заглянул в памятную записку.
– Потом губернатору лично письмо отдать о записи.
Потом были нужны задвижки к дверям новой постройки, непременно такого фасона, которые выдумал сам князь. Потом ящик переплетный надо было заказать для укладки завещания.
Отдача приказаний Алпатычу продолжалась более двух часов. Князь все не отпускал его. Он сел, задумался и, закрыв глаза, задремал. Алпатыч пошевелился.
– Ну, ступай, ступай; ежели что нужно, я пришлю.