Британские острова (терминология)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Использование разных терминов для описания различных (и иногда перекрывающихся) географических, политических и исторических реалий, связанных с понятием Британские острова, часто приводит к путанице и недопониманию. Цель данной статьи — объяснить смысл и взаимоотношения данных терминов. Следует помнить, что словоупотребление в русском языке может заметно отличаться от такового в других языках, в частности в английском.





Географические реалии

Политические реалии

  • Великобритания — краткое название государства, занимающего остров Великобританию и север острова Ирландия[5], осуществляет опеку над Нормандскими островами и о. Мэн, которые формально не входят в состав страны.
    • Соединённое Королевство Великобритании и Северной Ирландии — полное название того же государства
    • Британия — в современном значении — неофициальный синоним понятий «Великобритания» и «Британская империя»; исторически римская провинция (лат. Britannia), примерно соответствовавшая территории Англии и Уэльса.
    • Соединённое Королевство — калька с англ. The United Kingdom — сокращение термина The United Kingdom of Great Britain and Northern Ireland (Соединённое Королевство Великобритании и Северной Ирландии), редко употребляемое по-русски и соответствующее в русском языке термину «Великобритания».
    • Англия, Уэльс, Шотландия и Северная Ирландия — составные административно-политические части (англ.) Великобритании.
      • Англия — историческое ядро Великобритании, в разговорной речи может использоваться как синоним последней. В СССР и дореволюционной России употреблялся гораздо чаще, чем термин «Великобритания», в том числе и в научной литературе.
    • Коронные земли — название трёх владений Великобритании, которые не входят непосредственно в её состав, но не являются при этом заморскими территориями. В их число входят: бейливики Джерси и Гернси (Нормандские острова) и Остров Мэн в Ирландском море.
    • Кроме того, в русском языке нет общепринятых терминов для следующих понятий:
      • Англия, Уэльс и Шотландия как единое целое — en:Great Britain[6][7] (букв. Великобритания, но по-русски этот термин в политическом смысле включает и Северную Ирландию[5]).
      • Великобритания + коронные земли на Британских островах (Мэн, Джерси и Гернси) — en:British Islands (≠ British Isles в географическом смысле). В русском языке термин «Британские острова» не используется в политическом смысле. При нестрогом употреблении в этом значении обычно используется термин «Великобритания».
  • Республика Ирландия — другое суверенное государство на Британских островах, занимает бо́льшую часть острова Ирландия.
    • Северная Ирландия (второе, ошибочное название — Ольстер) — одна из четырёх административно-политических частей Великобритании (см. выше).
  • Бретань — название полуострова во Франции, некогда заселённого бриттами с юга Британии, давшими ему своё имя.

Прилагательные и другие производные слова

  • Британский — прилагательное к словам «Великобритания» и «Британия»

Названия жителей

Исторические аспекты

Греки называли Британские острова Pretaniké.

Римляне называли Великобританию Britannias или Alba, а Ирландию и прочие острова Britanniae. После высадки в 41 году они назвали Британией территорию близкую к современным Англии и Уэльсу, Каледонией — Шотландию, а Hibernia — Ирландию.

Сначала на Британских островах были королевства кельтов, саксов и викингов (Регед, Стратклайд и Уэссекс).

Нумерация монархов

В 1603 году шотландский король Яков VI унаследовал трон Англии как Яков I Английский (и назвал себя Яков I Великобританский, несмотря на то, что не было Королевства Великобритании до 1707 года), но страны сохранили независимые парламенты и суверенитеты. Шотландские историки часто называют этого монарха Яков VI и I, английские же историки предпочитают — Яков I и VI.

Многие шотландцы (и не только националисты) были расстроены в 1953 году, когда на коронации королевы Елизаветы II она получила второй порядковый номер, хотя ни прежнее Королевство Великобритания (1707—1801), ни настоящее Соединённое Королевство (с 1801), не имело Елизаветы I. Однако, Елизавета I уже была в королевстве Англия (927—1707).

Напишите отзыв о статье "Британские острова (терминология)"

Примечания

  1. Британские острова // Большая российская энциклопедия. Т. 5. М., 2006. Стр. 9—10.
  2. «Britain», Oxford English Dictionary: «More fully Great Britain. As a geographical and political term: (the main island and smaller offshore islands making up) England, Scotland, and Wales, sometimes with the Isle of Man»
  3. New Oxford American Dictionary: «Britain: an island that consists of England, Wales, and Scotland. The name is broadly synonymous with Great Britain, but the longer form is more usual for the political unit.»
  4. «Britain», Oxford English Dictionary (Online Edition): «Britain: 1a — The proper name of the whole island containing England, Wales, and Scotland, with their dependencies; more fully called Great Britain; now also used for the British state or empire as a whole.»
  5. 5,0 5,1 Великобритания // Большая российская энциклопедия. Т. 5. М., 2006. Стр. 9—10.
  6. «Great Britain», New Oxford American Dictionary: «Great Britain: England, Wales, and Scotland considered as a unit. The name is also often used loosely to refer to the United Kingdom.»
  7. [www.number-10.gov.uk/output/Page823.asp Countries within a country]. Number-10.gov.uk (10 января 2003). Проверено 19 июня 2010. [www.webcitation.org/65J9097ql Архивировано из первоисточника 9 февраля 2012].

См. также

Ссылки

  • [www.youtube.com/watch?v=rNu8XDBSn10 Видеоролик с русскими субтитрами, объясняющий разницу в терминах, приведённых в данной статье]

Отрывок, характеризующий Британские острова (терминология)

Проклиная свою смелость, замирая от мысли, что всякую минуту он может встретить государя и при нем быть осрамлен и выслан под арест, понимая вполне всю неприличность своего поступка и раскаиваясь в нем, Ростов, опустив глаза, пробирался вон из дома, окруженного толпой блестящей свиты, когда чей то знакомый голос окликнул его и чья то рука остановила его.
– Вы, батюшка, что тут делаете во фраке? – спросил его басистый голос.
Это был кавалерийский генерал, в эту кампанию заслуживший особенную милость государя, бывший начальник дивизии, в которой служил Ростов.
Ростов испуганно начал оправдываться, но увидав добродушно шутливое лицо генерала, отойдя к стороне, взволнованным голосом передал ему всё дело, прося заступиться за известного генералу Денисова. Генерал выслушав Ростова серьезно покачал головой.
– Жалко, жалко молодца; давай письмо.
Едва Ростов успел передать письмо и рассказать всё дело Денисова, как с лестницы застучали быстрые шаги со шпорами и генерал, отойдя от него, подвинулся к крыльцу. Господа свиты государя сбежали с лестницы и пошли к лошадям. Берейтор Эне, тот самый, который был в Аустерлице, подвел лошадь государя, и на лестнице послышался легкий скрип шагов, которые сейчас узнал Ростов. Забыв опасность быть узнанным, Ростов подвинулся с несколькими любопытными из жителей к самому крыльцу и опять, после двух лет, он увидал те же обожаемые им черты, то же лицо, тот же взгляд, ту же походку, то же соединение величия и кротости… И чувство восторга и любви к государю с прежнею силою воскресло в душе Ростова. Государь в Преображенском мундире, в белых лосинах и высоких ботфортах, с звездой, которую не знал Ростов (это была legion d'honneur) [звезда почетного легиона] вышел на крыльцо, держа шляпу под рукой и надевая перчатку. Он остановился, оглядываясь и всё освещая вокруг себя своим взглядом. Кое кому из генералов он сказал несколько слов. Он узнал тоже бывшего начальника дивизии Ростова, улыбнулся ему и подозвал его к себе.
Вся свита отступила, и Ростов видел, как генерал этот что то довольно долго говорил государю.
Государь сказал ему несколько слов и сделал шаг, чтобы подойти к лошади. Опять толпа свиты и толпа улицы, в которой был Ростов, придвинулись к государю. Остановившись у лошади и взявшись рукою за седло, государь обратился к кавалерийскому генералу и сказал громко, очевидно с желанием, чтобы все слышали его.
– Не могу, генерал, и потому не могу, что закон сильнее меня, – сказал государь и занес ногу в стремя. Генерал почтительно наклонил голову, государь сел и поехал галопом по улице. Ростов, не помня себя от восторга, с толпою побежал за ним.


На площади куда поехал государь, стояли лицом к лицу справа батальон преображенцев, слева батальон французской гвардии в медвежьих шапках.
В то время как государь подъезжал к одному флангу баталионов, сделавших на караул, к противоположному флангу подскакивала другая толпа всадников и впереди их Ростов узнал Наполеона. Это не мог быть никто другой. Он ехал галопом в маленькой шляпе, с Андреевской лентой через плечо, в раскрытом над белым камзолом синем мундире, на необыкновенно породистой арабской серой лошади, на малиновом, золотом шитом, чепраке. Подъехав к Александру, он приподнял шляпу и при этом движении кавалерийский глаз Ростова не мог не заметить, что Наполеон дурно и не твердо сидел на лошади. Батальоны закричали: Ура и Vive l'Empereur! [Да здравствует Император!] Наполеон что то сказал Александру. Оба императора слезли с лошадей и взяли друг друга за руки. На лице Наполеона была неприятно притворная улыбка. Александр с ласковым выражением что то говорил ему.
Ростов не спуская глаз, несмотря на топтание лошадьми французских жандармов, осаживавших толпу, следил за каждым движением императора Александра и Бонапарте. Его, как неожиданность, поразило то, что Александр держал себя как равный с Бонапарте, и что Бонапарте совершенно свободно, как будто эта близость с государем естественна и привычна ему, как равный, обращался с русским царем.
Александр и Наполеон с длинным хвостом свиты подошли к правому флангу Преображенского батальона, прямо на толпу, которая стояла тут. Толпа очутилась неожиданно так близко к императорам, что Ростову, стоявшему в передних рядах ее, стало страшно, как бы его не узнали.
– Sire, je vous demande la permission de donner la legion d'honneur au plus brave de vos soldats, [Государь, я прошу у вас позволенья дать орден Почетного легиона храбрейшему из ваших солдат,] – сказал резкий, точный голос, договаривающий каждую букву. Это говорил малый ростом Бонапарте, снизу прямо глядя в глаза Александру. Александр внимательно слушал то, что ему говорили, и наклонив голову, приятно улыбнулся.
– A celui qui s'est le plus vaillament conduit dans cette derieniere guerre, [Тому, кто храбрее всех показал себя во время войны,] – прибавил Наполеон, отчеканивая каждый слог, с возмутительным для Ростова спокойствием и уверенностью оглядывая ряды русских, вытянувшихся перед ним солдат, всё держащих на караул и неподвижно глядящих в лицо своего императора.
– Votre majeste me permettra t elle de demander l'avis du colonel? [Ваше Величество позволит ли мне спросить мнение полковника?] – сказал Александр и сделал несколько поспешных шагов к князю Козловскому, командиру батальона. Бонапарте стал между тем снимать перчатку с белой, маленькой руки и разорвав ее, бросил. Адъютант, сзади торопливо бросившись вперед, поднял ее.
– Кому дать? – не громко, по русски спросил император Александр у Козловского.
– Кому прикажете, ваше величество? – Государь недовольно поморщился и, оглянувшись, сказал:
– Да ведь надобно же отвечать ему.
Козловский с решительным видом оглянулся на ряды и в этом взгляде захватил и Ростова.
«Уж не меня ли?» подумал Ростов.
– Лазарев! – нахмурившись прокомандовал полковник; и первый по ранжиру солдат, Лазарев, бойко вышел вперед.
– Куда же ты? Тут стой! – зашептали голоса на Лазарева, не знавшего куда ему итти. Лазарев остановился, испуганно покосившись на полковника, и лицо его дрогнуло, как это бывает с солдатами, вызываемыми перед фронт.
Наполеон чуть поворотил голову назад и отвел назад свою маленькую пухлую ручку, как будто желая взять что то. Лица его свиты, догадавшись в ту же секунду в чем дело, засуетились, зашептались, передавая что то один другому, и паж, тот самый, которого вчера видел Ростов у Бориса, выбежал вперед и почтительно наклонившись над протянутой рукой и не заставив ее дожидаться ни одной секунды, вложил в нее орден на красной ленте. Наполеон, не глядя, сжал два пальца. Орден очутился между ними. Наполеон подошел к Лазареву, который, выкатывая глаза, упорно продолжал смотреть только на своего государя, и оглянулся на императора Александра, показывая этим, что то, что он делал теперь, он делал для своего союзника. Маленькая белая рука с орденом дотронулась до пуговицы солдата Лазарева. Как будто Наполеон знал, что для того, чтобы навсегда этот солдат был счастлив, награжден и отличен от всех в мире, нужно было только, чтобы его, Наполеонова рука, удостоила дотронуться до груди солдата. Наполеон только прило жил крест к груди Лазарева и, пустив руку, обратился к Александру, как будто он знал, что крест должен прилипнуть к груди Лазарева. Крест действительно прилип.
Русские и французские услужливые руки, мгновенно подхватив крест, прицепили его к мундиру. Лазарев мрачно взглянул на маленького человечка, с белыми руками, который что то сделал над ним, и продолжая неподвижно держать на караул, опять прямо стал глядеть в глаза Александру, как будто он спрашивал Александра: всё ли еще ему стоять, или не прикажут ли ему пройтись теперь, или может быть еще что нибудь сделать? Но ему ничего не приказывали, и он довольно долго оставался в этом неподвижном состоянии.
Государи сели верхами и уехали. Преображенцы, расстроивая ряды, перемешались с французскими гвардейцами и сели за столы, приготовленные для них.
Лазарев сидел на почетном месте; его обнимали, поздравляли и жали ему руки русские и французские офицеры. Толпы офицеров и народа подходили, чтобы только посмотреть на Лазарева. Гул говора русского французского и хохота стоял на площади вокруг столов. Два офицера с раскрасневшимися лицами, веселые и счастливые прошли мимо Ростова.
– Каково, брат, угощенье? Всё на серебре, – сказал один. – Лазарева видел?
– Видел.
– Завтра, говорят, преображенцы их угащивать будут.
– Нет, Лазареву то какое счастье! 10 франков пожизненного пенсиона.
– Вот так шапка, ребята! – кричал преображенец, надевая мохнатую шапку француза.
– Чудо как хорошо, прелесть!
– Ты слышал отзыв? – сказал гвардейский офицер другому. Третьего дня было Napoleon, France, bravoure; [Наполеон, Франция, храбрость;] вчера Alexandre, Russie, grandeur; [Александр, Россия, величие;] один день наш государь дает отзыв, а другой день Наполеон. Завтра государь пошлет Георгия самому храброму из французских гвардейцев. Нельзя же! Должен ответить тем же.
Борис с своим товарищем Жилинским тоже пришел посмотреть на банкет преображенцев. Возвращаясь назад, Борис заметил Ростова, который стоял у угла дома.
– Ростов! здравствуй; мы и не видались, – сказал он ему, и не мог удержаться, чтобы не спросить у него, что с ним сделалось: так странно мрачно и расстроено было лицо Ростова.
– Ничего, ничего, – отвечал Ростов.
– Ты зайдешь?
– Да, зайду.
Ростов долго стоял у угла, издалека глядя на пирующих. В уме его происходила мучительная работа, которую он никак не мог довести до конца. В душе поднимались страшные сомнения. То ему вспоминался Денисов с своим изменившимся выражением, с своей покорностью и весь госпиталь с этими оторванными руками и ногами, с этой грязью и болезнями. Ему так живо казалось, что он теперь чувствует этот больничный запах мертвого тела, что он оглядывался, чтобы понять, откуда мог происходить этот запах. То ему вспоминался этот самодовольный Бонапарте с своей белой ручкой, который был теперь император, которого любит и уважает император Александр. Для чего же оторванные руки, ноги, убитые люди? То вспоминался ему награжденный Лазарев и Денисов, наказанный и непрощенный. Он заставал себя на таких странных мыслях, что пугался их.
Запах еды преображенцев и голод вызвали его из этого состояния: надо было поесть что нибудь, прежде чем уехать. Он пошел к гостинице, которую видел утром. В гостинице он застал так много народу, офицеров, так же как и он приехавших в статских платьях, что он насилу добился обеда. Два офицера одной с ним дивизии присоединились к нему. Разговор естественно зашел о мире. Офицеры, товарищи Ростова, как и большая часть армии, были недовольны миром, заключенным после Фридланда. Говорили, что еще бы подержаться, Наполеон бы пропал, что у него в войсках ни сухарей, ни зарядов уж не было. Николай молча ел и преимущественно пил. Он выпил один две бутылки вина. Внутренняя поднявшаяся в нем работа, не разрешаясь, всё также томила его. Он боялся предаваться своим мыслям и не мог отстать от них. Вдруг на слова одного из офицеров, что обидно смотреть на французов, Ростов начал кричать с горячностью, ничем не оправданною, и потому очень удивившею офицеров.