Бруде III

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Бруде III
гэльск. Bridei mac Beli
Король пиктов
671 — 693
Предшественник: Дрест VI
Преемник: Таран
 
Рождение: 616 или 628
Смерть: 693(0693)
Отец: Бели I

Бруде III (Бруде мак Бели; гэльск. Bridei III; Bridei mac Beli; умер в 693) — король пиктов в 671693 годах.





Биография

Бруде III мог родиться ещё в 616 году, но не позднее 628 года. Его отцом, вероятно, был король Стратклайда Бели I[1]. Претендовал на престол Фортриу, так как его дед по отцовской линии, Нехтон II, был правителем этого государства. Ненний сообщает[2], что Бруде был «fratuelem» короля Нортумбрии Эгфрида. Этот термин можно перевести и как «двоюродный брат», и как «племянник»[3]. В этой связи, его мать частью историков считается дочерью короля Эдвина Святого[4], частью — дочерью короля Энфрита[1].

Бруде III вёл агрессивную политику по отношению к своим соседям. Он напал на Данноттар в 680 или 681 году, а в 682 году совершил поход на Оркнейские острова. «Анналы Ульстера» сообщают, что многие поселения были уничтожены войсками Бруде. В 683 году им было совершено нападение на Стратен. Также Бруде III расширял владения пиктов на север и юг, где были напряжённые отношения с англами.

В 685 году произошла битва при Нехтансмере между пиктами и англами. Эгфрит, предводитель англов, был убит в ходе сражения. Один из ирландских источников сообщает, что «это была борьба за наследство деда»[5]. Последствием битвы стала высылка пиктов из Нортумбрии.

Бруде III умер в 693 году. Аббат Айоны Адомнан сделал традицией оплакивать смерть короля пиктов[6]. Его преемником стал Таран, сын Энтфидиха и сестры Бруде III Дерелеи.

Напишите отзыв о статье "Бруде III"

Примечания

  1. 1 2 Хендерсон Изабель. Пикты. — С. 62—63.
  2. Ненний. История бриттов, 57.
  3. [books.google.ru/books?id=iAa6JoLgFRwC&pg=PA184 Colise J. M. P. Pictics Sourcebook: documents of medieval legend ann Dark Age history, p. 184]
  4. Woolf, «Pictish matriliny reconsidered», pp. 130—162.
  5. M.O. Anderson, Kings and Kingship, p. 171, n 194.
  6. Clancy & Márkus, pp. 166—168.

Литература

  • Хендерсон Изабель. Пикты. Таинственные воины древней Шотландии / Перевод с англ. Н. Ю. Чехонадской. — М.: ЗАО Центрополиграф, 2004. — 217 с. — (Загадки древних цивилизаций). — 7 000 экз. — ISBN 5-9524-1275-0.

Ссылки

  • [www.ucc.ie/celt/published/G100002/index.html Анналы Тигернаха]
  • [www.ucc.ie/celt/published/G100001A/index.html Анналы Ульстера]
  • [www.thelatinlibrary.com/histbrit.html История Британии]

Отрывок, характеризующий Бруде III

– Я тебя убью! – закричал он, и схватив со стола мраморную доску, с неизвестной еще ему силой, сделал шаг к ней и замахнулся на нее.
Лицо Элен сделалось страшно: она взвизгнула и отскочила от него. Порода отца сказалась в нем. Пьер почувствовал увлечение и прелесть бешенства. Он бросил доску, разбил ее и, с раскрытыми руками подступая к Элен, закричал: «Вон!!» таким страшным голосом, что во всем доме с ужасом услыхали этот крик. Бог знает, что бы сделал Пьер в эту минуту, ежели бы
Элен не выбежала из комнаты.

Через неделю Пьер выдал жене доверенность на управление всеми великорусскими имениями, что составляло большую половину его состояния, и один уехал в Петербург.


Прошло два месяца после получения известий в Лысых Горах об Аустерлицком сражении и о погибели князя Андрея, и несмотря на все письма через посольство и на все розыски, тело его не было найдено, и его не было в числе пленных. Хуже всего для его родных было то, что оставалась всё таки надежда на то, что он был поднят жителями на поле сражения, и может быть лежал выздоравливающий или умирающий где нибудь один, среди чужих, и не в силах дать о себе вести. В газетах, из которых впервые узнал старый князь об Аустерлицком поражении, было написано, как и всегда, весьма кратко и неопределенно, о том, что русские после блестящих баталий должны были отретироваться и ретираду произвели в совершенном порядке. Старый князь понял из этого официального известия, что наши были разбиты. Через неделю после газеты, принесшей известие об Аустерлицкой битве, пришло письмо Кутузова, который извещал князя об участи, постигшей его сына.
«Ваш сын, в моих глазах, писал Кутузов, с знаменем в руках, впереди полка, пал героем, достойным своего отца и своего отечества. К общему сожалению моему и всей армии, до сих пор неизвестно – жив ли он, или нет. Себя и вас надеждой льщу, что сын ваш жив, ибо в противном случае в числе найденных на поле сражения офицеров, о коих список мне подан через парламентеров, и он бы поименован был».
Получив это известие поздно вечером, когда он был один в. своем кабинете, старый князь, как и обыкновенно, на другой день пошел на свою утреннюю прогулку; но был молчалив с приказчиком, садовником и архитектором и, хотя и был гневен на вид, ничего никому не сказал.
Когда, в обычное время, княжна Марья вошла к нему, он стоял за станком и точил, но, как обыкновенно, не оглянулся на нее.
– А! Княжна Марья! – вдруг сказал он неестественно и бросил стамеску. (Колесо еще вертелось от размаха. Княжна Марья долго помнила этот замирающий скрип колеса, который слился для нее с тем,что последовало.)
Княжна Марья подвинулась к нему, увидала его лицо, и что то вдруг опустилось в ней. Глаза ее перестали видеть ясно. Она по лицу отца, не грустному, не убитому, но злому и неестественно над собой работающему лицу, увидала, что вот, вот над ней повисло и задавит ее страшное несчастие, худшее в жизни, несчастие, еще не испытанное ею, несчастие непоправимое, непостижимое, смерть того, кого любишь.