Брюссельская конференция КПГ

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Брюссельская конференция КПГ (нем. Brüsseler Konferenz der KPD) — первая партийная конференция коммунистов Германии после прихода к власти национал-социалистов. Состоялась 315 октября 1935 года в Кунцеве под Москвой.[1] В целях конспирации местом проведения указывалась бельгийская столица. Брюссельская конференция также часто именуется 13-м съездом КПГ. В работе конференции приняло участие 35 (по другим данным 38) членов партии и около 20 гостей съезда.

С отчётными докладами от ЦК КПГ выступили Вильгельм Пик и Вильгельм Флорин. На конференции также выступили с речью Вальтер Ульбрихт, Антон Аккерман и Франц Далем. Среди иностранных гостей партконференции находился член Исполнительного комитета Коммунистического интернационала и лидер Итальянской коммунистической партии Пальмиро Тольятти.

Коммунистам Германии предстояло выработать линию партии в сложившихся условиях. Сильная группа в руководстве КПГ (в частности, Далем и Флорин) считала, что политика партии до 1933 года была правильной и, следовательно, не нуждалась в изменениях. Ульбрихт, Пик и другие коммунисты предлагали пересмотреть имеющуюся стратегию и тактику КПГ в свете необходимости борьбы с фашизмом.

Следуя решениям Седьмого конгресса Коммунистического интернационала, конференция КПГ приняла решение о необходимости единства действий всего рабочего класса и антифашистского народного франта и скорректировала свою политику. В первую очередь, изменения коснулись отношений с СДПГ, которую коммунисты до этого обвиняли в социал-фашизме и рассматривали как политического противника. Путь к свержению гитлеровской диктатуры, предотвращению войны и созданию свободной, демократической Германии был изложен в резолюции «Новый путь к совместной борьбе всех трудящихся за свержение гитлеровской диктатуры» и манифесте «К трудящемуся немецкому народу». Решения Брюссельской конференции легли в основу программы построения новой демократической республики, разработанной на Бернской конференции КПГ.

Эрнст Тельман был переизбран на посту председателя КПГ, а Вильгельму Пику было поручено исполнять его функции на время заключения Тельмана.

Напишите отзыв о статье "Брюссельская конференция КПГ"



Примечания

  1. [www.ronald-friedmann.de/ausgewaehlte-artikel/2010/bruessel-bei-moskau/ Роланд Фридман: «Брюссель под Москвой»  (нем.)]

Литература

  • Wilhelm Florin: Wie stürzen wir Hitler? Der Weg zur Einheitsfront und zur antifaschistischen Volksfront in Deutschland. Rede und Schlußwort auf der Brüsseler Konferenz der Kommunistischen Partei Deutschlands (Oktober 1935). Editions Promethee, Strasbourg 1935.
  • Wilhelm Pieck: Der neue Weg zum gemeinsamen Kampfe für den Sturz der Hitlerdiktatur. Referat und Schlußwort auf der Brüsseler Parteikonferenz der Kommunistischen Partei Deutschlands (Oktober 1935). Anhang: Resolution und Manifest der Partei-Konferenz. Editions Promethee, Strasbourg 1935.
  • Georg Abel: Neue Album und Stammbuchverse. Mit Denksprüchen. Ensslin & Laiblin (fingiert), Reutlingen (fingiert) 1935- (Enthält: Ercoli d.i. Palmiro Togliatti, Die antifaschistische Einheitsfront und die nächsten Aufgaben der KPD. Rede des Vertreters des Exekutivkomitees der KOMINTERN auf der Brüsseler Konferenz der KPD (Okt. 1935). Anhang die vierte Parteikonferenz der KPD an den Generalsekretär der Komintern, Genossen Dimitroff).
  • Institut für Marxismus-Leninismus beim ZK der SED (Hg.): Protokoll der wissenschaftlichen Konferenz des Instituts für Marxismus-Leninismus beim ZK der SED, der Parteihochschule 'Karl Marx' beim ZK der SED und des Instituts für Gesellschaftswissenschaften beim ZK der SED aus Anlaß des 30. Jahrestages der Brüsseler Konferenz der KPD (10. und 11. November 1965). Berlin 1965.
  • Siegfried Vietzke: Die KPD auf dem Wege zur Brüsseler Konferenz. Dietz Verlag, Berlin 1966.
  • Klaus Mammach (Hrsg.): Die Brüsseler Konferenz der KPD (3.-15. Oktober 1935). Dietz Verlag, Berlin 1975.
  • Meyers Universal Lexikon. Band 1, VEB Bibliographisches Institut, Leipzig 1978, S. 353.
  • Erwin Lewin, Elke Reuter, Stefan Weber, Marlies Coburger, Günther Fuchs, Marianne Jentsch, Rosemarie Lewin (Hrsg.): Protokoll der Brüsseler Konferenz der KPD 1935.Reden, Diskussionen und Beschlüsse, Moskau vom 3. — 15. Oktober 1935. de Gruyter Saur, München u.a. 1997 ISBN 978-3-598-11228-7.

Отрывок, характеризующий Брюссельская конференция КПГ

– Так ты понял все расположение войск? – перебил его князь Андрей.
– Да, то есть как? – сказал Пьер. – Как невоенный человек, я не могу сказать, чтобы вполне, но все таки понял общее расположение.
– Eh bien, vous etes plus avance que qui cela soit, [Ну, так ты больше знаешь, чем кто бы то ни было.] – сказал князь Андрей.
– A! – сказал Пьер с недоуменьем, через очки глядя на князя Андрея. – Ну, как вы скажете насчет назначения Кутузова? – сказал он.
– Я очень рад был этому назначению, вот все, что я знаю, – сказал князь Андрей.
– Ну, а скажите, какое ваше мнение насчет Барклая де Толли? В Москве бог знает что говорили про него. Как вы судите о нем?
– Спроси вот у них, – сказал князь Андрей, указывая на офицеров.
Пьер с снисходительно вопросительной улыбкой, с которой невольно все обращались к Тимохину, посмотрел на него.
– Свет увидали, ваше сиятельство, как светлейший поступил, – робко и беспрестанно оглядываясь на своего полкового командира, сказал Тимохин.
– Отчего же так? – спросил Пьер.
– Да вот хоть бы насчет дров или кормов, доложу вам. Ведь мы от Свенцян отступали, не смей хворостины тронуть, или сенца там, или что. Ведь мы уходим, ему достается, не так ли, ваше сиятельство? – обратился он к своему князю, – а ты не смей. В нашем полку под суд двух офицеров отдали за этакие дела. Ну, как светлейший поступил, так насчет этого просто стало. Свет увидали…
– Так отчего же он запрещал?
Тимохин сконфуженно оглядывался, не понимая, как и что отвечать на такой вопрос. Пьер с тем же вопросом обратился к князю Андрею.
– А чтобы не разорять край, который мы оставляли неприятелю, – злобно насмешливо сказал князь Андрей. – Это очень основательно; нельзя позволять грабить край и приучаться войскам к мародерству. Ну и в Смоленске он тоже правильно рассудил, что французы могут обойти нас и что у них больше сил. Но он не мог понять того, – вдруг как бы вырвавшимся тонким голосом закричал князь Андрей, – но он не мог понять, что мы в первый раз дрались там за русскую землю, что в войсках был такой дух, какого никогда я не видал, что мы два дня сряду отбивали французов и что этот успех удесятерял наши силы. Он велел отступать, и все усилия и потери пропали даром. Он не думал об измене, он старался все сделать как можно лучше, он все обдумал; но от этого то он и не годится. Он не годится теперь именно потому, что он все обдумывает очень основательно и аккуратно, как и следует всякому немцу. Как бы тебе сказать… Ну, у отца твоего немец лакей, и он прекрасный лакей и удовлетворит всем его нуждам лучше тебя, и пускай он служит; но ежели отец при смерти болен, ты прогонишь лакея и своими непривычными, неловкими руками станешь ходить за отцом и лучше успокоишь его, чем искусный, но чужой человек. Так и сделали с Барклаем. Пока Россия была здорова, ей мог служить чужой, и был прекрасный министр, но как только она в опасности; нужен свой, родной человек. А у вас в клубе выдумали, что он изменник! Тем, что его оклеветали изменником, сделают только то, что потом, устыдившись своего ложного нарекания, из изменников сделают вдруг героем или гением, что еще будет несправедливее. Он честный и очень аккуратный немец…
– Однако, говорят, он искусный полководец, – сказал Пьер.
– Я не понимаю, что такое значит искусный полководец, – с насмешкой сказал князь Андрей.
– Искусный полководец, – сказал Пьер, – ну, тот, который предвидел все случайности… ну, угадал мысли противника.
– Да это невозможно, – сказал князь Андрей, как будто про давно решенное дело.
Пьер с удивлением посмотрел на него.
– Однако, – сказал он, – ведь говорят же, что война подобна шахматной игре.
– Да, – сказал князь Андрей, – только с тою маленькою разницей, что в шахматах над каждым шагом ты можешь думать сколько угодно, что ты там вне условий времени, и еще с той разницей, что конь всегда сильнее пешки и две пешки всегда сильнее одной, a на войне один батальон иногда сильнее дивизии, а иногда слабее роты. Относительная сила войск никому не может быть известна. Поверь мне, – сказал он, – что ежели бы что зависело от распоряжений штабов, то я бы был там и делал бы распоряжения, а вместо того я имею честь служить здесь, в полку вот с этими господами, и считаю, что от нас действительно будет зависеть завтрашний день, а не от них… Успех никогда не зависел и не будет зависеть ни от позиции, ни от вооружения, ни даже от числа; а уж меньше всего от позиции.