Букингемский дворец

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Достопримечательность
Букингемский дворец
Buckingham Palace

Монумент Виктории в садах Королевы перед Букингемским дворцом
Страна Великобритания Великобритания
Город Лондон
Архитектор Уильям Уайлд
Основатель Герцог Букингемский
Дата основания 1703
Основные даты:
1762приобретение Георгом III
1837Королевская резиденция
Статус охраняется государством
Координаты: 51°30′03″ с. ш. 0°08′31″ з. д. / 51.50083° с. ш. 0.14194° з. д. / 51.50083; -0.14194 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=51.50083&mlon=-0.14194&zoom=17 (O)] (Я)

Букинге́мский дворе́ц (англ. Buckingham Palace [ˈbʌkɪŋəm ˈpælɪs]) — официальная лондонская резиденция британских монархов (в настоящее время — королевы Елизаветы II)[1]. Расположен напротив улицы Пэлл-Мэлл и Грин-парка с беломраморным и позолоченным памятником королеве Виктории. Когда монарх находится во дворце, над крышей дворца развевается королевский штандарт[2].





История

Первоначально Букингемский дворец был известен как Бакингем-хаус и строился для герцога Бекингемского1703 года). Он был приобретён королём Георгом III в 1762 в качестве будущей частной резиденции монарха (официальная резиденция Сент-Джеймсский дворец перестала устраивать его и величиной, и отделкой). В течение последующих 75 лет архитекторы Джон Нэш и Эдвард Блор (автор Алупкинского дворца), взяв за основу Бакингем-хаус, построили ещё три подобных здания. Все вместе образуют в плане квадрат, в центре которого — большой внутренний двор.

Дворец был официально объявлен главной резиденцией британских монархов при вступлении на престол королевы Виктории в 1837 году[1]. В её правление были сделаны последние большие дополнения, постройка ещё одного флигеля и перенесение бывшего парадного входа, Мраморной арки, на нынешнее место возле Ораторского уголка в Гайд-парке. Перед дворцовыми воротами стоит памятник в честь королевы Виктории. Стоимость строительства достигла 700 000 фунтов за счёт использования таких излишеств, как 500 блоков каррарского мрамора с прожилками.

К 1853 году было закончено самое просторное и богато отделанное помещение дворца — бальный зал, длина которого составляет 36 метров, а ширина — 18 метров. Он был построен по указанию королевы Виктории и впервые использован в 1856 году для приёма в честь окончания Крымской войны. Сын и наследник Виктории, Эдуард VII, родился в 1841 году в этом дворце и здесь же скончался в 1910 году.

Несмотря на роскошество апартаментов дворца, где хранится множество фамильных драгоценностей, не все жившие в нём были счастливы. В своих воспоминаниях герцог Виндзорский писал, что огромный дворец «со своими большими залами и бесконечными коридорами казался наполненным запахом плесени, который я до сих пор чувствую всякий раз, когда вхожу в него». Нет единого мнения и по поводу архитектурных достоинств дворца. Например, газета The Guardian назвала дворец одним из самых уродливых сооружений мира[3].

Интерьеры и особенности

Первоначальный георгианский интерьер включал искусственный мрамор и синий и розовый ляпис. Король Эдуард VII сильно переделал его в стиле французской Belle Époque в кремовые и золотые тона. Многие маленькие приёмные покои были обставлены в китайском стиле мебелью из королевского павильона в Брайтоне и из Карлтон-хауса.

В настоящее время дворец включает в себя 775 комнат. Из них 19 являются государственными комнатами, 52 королевские и для гостей, 188 для персонала, 92 офиса, 72 ванных комнаты[1]. Занимает территорию 20 гектаров, из них 17 гектаров — сад. Сады Букингемского дворца — самые большие частные сады в Лондоне, первоначально были разбиты великим Ланселотом Брауном, но позднее переделены Вильямом Эйлтоном и Джоном Нэшем. Большой искусственный пруд был закончен в 1828 году.

Во дворце располагается художественное собрание королевы с работами Рембрандта, Рубенса и др. В коллекции находятся также французский севрский фарфор, французская и английская мебель. Дворец имеет бассейн, почту, а также собственный кинотеатр. На два месяца (август и сентябрь) королева покидает Букингемский дворец. В эти месяцы парадные покои дворца открыты для посетителей.

В 2009 году в ответ на запрос королевы к правительству о выделении дополнительных средств на ремонт дворца группа парламентариев предложила для возмещения дополнительных 4 млн фунтов открывать дворец для посещения больше чем на 60 дней в году, даже когда члены королевской семьи находятся в резиденции[4].

В ноябре 2015 года было объявлено, что столовая дворца закрыта на шестимесячный ремонт из-за проблем с потолком[5].

Туризм

Дворец охраняет Придворная дивизия, состоящая из полка гвардейской пехоты и Королевского конно-гвардейского полка. Каждый день в 11:30 с апреля по август (в остальные месяцы — через день) проходит церемония смены караула. Это едва ли не самая знаменитая церемония в Лондоне; она привлекает множество туристов.

Летом дворец посещают около 50 000 гостей[1], которые принимают участие в приёмах в королевском саду, где есть озеро и водопады. Картину естественной природы дополняют птицы фламинго, покой которых не нарушают даже королевские вертолёты, кружащие над садом.

Напишите отзыв о статье "Букингемский дворец"

Примечания

  1. 1 2 3 4 [www.royal.gov.uk/TheRoyalResidences/BuckinghamPalace/BuckinghamPalace.aspx Buckingham Palace] (англ.). The Official webcite of the British Monarchy. Проверено 30 августа 2015.
  2. [www.royal.gov.uk/LatestNewsandDiary/Factfiles/40factsaboutBuckinghamPalace.aspx 40 facts about Buckingham Palace] (англ.). The Official webcite of the British Monarchy. Проверено 30 августа 2015.
  3. [www.guardian.co.uk/artanddesign/artblog/2008/jul/21/whicharetheworldsugliestbuildings Which are the world's ugliest buildings?]. // guardian.co.uk. Проверено 28 июля 2013. [www.webcitation.org/6IqZZsE4U Архивировано из первоисточника 13 августа 2013].
  4. [www.telegraph.co.uk/news/uknews/theroyalfamily/5407953/Queen-must-open-palace-more-in-return-for-extra-funds.html Queen must open palace more in return for extra funds], The Daily Telegraph (30 May 2009). Проверено 8 декабря 2015.
  5. [tass.ru/obschestvo/2483329 Знаменитая столовая Букингемского дворца закрыта из-за соображений безопасности], ТАСС (30 ноября 2015). Проверено 8 декабря 2015.

Ссылки

  • [www.royal.gov.uk/output/page555.asp Букингемский дворец — официальная страница.]
  • [www.youtube.com/watch?v=gen0NgJjry4 Букингемский дворец — видеоэкскурсия в рамках образовательного проекта Google.]
К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Букингемский дворец

Та странная мысль, что из числа тех тысяч людей живых, здоровых, молодых и старых, которые с веселым удивлением смотрели на его шляпу, было, наверное, двадцать тысяч обреченных на раны и смерть (может быть, те самые, которых он видел), – поразила Пьера.
Они, может быть, умрут завтра, зачем они думают о чем нибудь другом, кроме смерти? И ему вдруг по какой то тайной связи мыслей живо представился спуск с Можайской горы, телеги с ранеными, трезвон, косые лучи солнца и песня кавалеристов.
«Кавалеристы идут на сраженье, и встречают раненых, и ни на минуту не задумываются над тем, что их ждет, а идут мимо и подмигивают раненым. А из этих всех двадцать тысяч обречены на смерть, а они удивляются на мою шляпу! Странно!» – думал Пьер, направляясь дальше к Татариновой.
У помещичьего дома, на левой стороне дороги, стояли экипажи, фургоны, толпы денщиков и часовые. Тут стоял светлейший. Но в то время, как приехал Пьер, его не было, и почти никого не было из штабных. Все были на молебствии. Пьер поехал вперед к Горкам.
Въехав на гору и выехав в небольшую улицу деревни, Пьер увидал в первый раз мужиков ополченцев с крестами на шапках и в белых рубашках, которые с громким говором и хохотом, оживленные и потные, что то работали направо от дороги, на огромном кургане, обросшем травою.
Одни из них копали лопатами гору, другие возили по доскам землю в тачках, третьи стояли, ничего не делая.
Два офицера стояли на кургане, распоряжаясь ими. Увидав этих мужиков, очевидно, забавляющихся еще своим новым, военным положением, Пьер опять вспомнил раненых солдат в Можайске, и ему понятно стало то, что хотел выразить солдат, говоривший о том, что всем народом навалиться хотят. Вид этих работающих на поле сражения бородатых мужиков с их странными неуклюжими сапогами, с их потными шеями и кое у кого расстегнутыми косыми воротами рубах, из под которых виднелись загорелые кости ключиц, подействовал на Пьера сильнее всего того, что он видел и слышал до сих пор о торжественности и значительности настоящей минуты.


Пьер вышел из экипажа и мимо работающих ополченцев взошел на тот курган, с которого, как сказал ему доктор, было видно поле сражения.
Было часов одиннадцать утра. Солнце стояло несколько влево и сзади Пьера и ярко освещало сквозь чистый, редкий воздух огромную, амфитеатром по поднимающейся местности открывшуюся перед ним панораму.
Вверх и влево по этому амфитеатру, разрезывая его, вилась большая Смоленская дорога, шедшая через село с белой церковью, лежавшее в пятистах шагах впереди кургана и ниже его (это было Бородино). Дорога переходила под деревней через мост и через спуски и подъемы вилась все выше и выше к видневшемуся верст за шесть селению Валуеву (в нем стоял теперь Наполеон). За Валуевым дорога скрывалась в желтевшем лесу на горизонте. В лесу этом, березовом и еловом, вправо от направления дороги, блестел на солнце дальний крест и колокольня Колоцкого монастыря. По всей этой синей дали, вправо и влево от леса и дороги, в разных местах виднелись дымящиеся костры и неопределенные массы войск наших и неприятельских. Направо, по течению рек Колочи и Москвы, местность была ущелиста и гориста. Между ущельями их вдали виднелись деревни Беззубово, Захарьино. Налево местность была ровнее, были поля с хлебом, и виднелась одна дымящаяся, сожженная деревня – Семеновская.
Все, что видел Пьер направо и налево, было так неопределенно, что ни левая, ни правая сторона поля не удовлетворяла вполне его представлению. Везде было не доле сражения, которое он ожидал видеть, а поля, поляны, войска, леса, дымы костров, деревни, курганы, ручьи; и сколько ни разбирал Пьер, он в этой живой местности не мог найти позиции и не мог даже отличить ваших войск от неприятельских.
«Надо спросить у знающего», – подумал он и обратился к офицеру, с любопытством смотревшему на его невоенную огромную фигуру.
– Позвольте спросить, – обратился Пьер к офицеру, – это какая деревня впереди?
– Бурдино или как? – сказал офицер, с вопросом обращаясь к своему товарищу.
– Бородино, – поправляя, отвечал другой.
Офицер, видимо, довольный случаем поговорить, подвинулся к Пьеру.
– Там наши? – спросил Пьер.
– Да, а вон подальше и французы, – сказал офицер. – Вон они, вон видны.
– Где? где? – спросил Пьер.
– Простым глазом видно. Да вот, вот! – Офицер показал рукой на дымы, видневшиеся влево за рекой, и на лице его показалось то строгое и серьезное выражение, которое Пьер видел на многих лицах, встречавшихся ему.
– Ах, это французы! А там?.. – Пьер показал влево на курган, около которого виднелись войска.
– Это наши.
– Ах, наши! А там?.. – Пьер показал на другой далекий курган с большим деревом, подле деревни, видневшейся в ущелье, у которой тоже дымились костры и чернелось что то.
– Это опять он, – сказал офицер. (Это был Шевардинский редут.) – Вчера было наше, а теперь его.
– Так как же наша позиция?
– Позиция? – сказал офицер с улыбкой удовольствия. – Я это могу рассказать вам ясно, потому что я почти все укрепления наши строил. Вот, видите ли, центр наш в Бородине, вот тут. – Он указал на деревню с белой церковью, бывшей впереди. – Тут переправа через Колочу. Вот тут, видите, где еще в низочке ряды скошенного сена лежат, вот тут и мост. Это наш центр. Правый фланг наш вот где (он указал круто направо, далеко в ущелье), там Москва река, и там мы три редута построили очень сильные. Левый фланг… – и тут офицер остановился. – Видите ли, это трудно вам объяснить… Вчера левый фланг наш был вот там, в Шевардине, вон, видите, где дуб; а теперь мы отнесли назад левое крыло, теперь вон, вон – видите деревню и дым? – это Семеновское, да вот здесь, – он указал на курган Раевского. – Только вряд ли будет тут сраженье. Что он перевел сюда войска, это обман; он, верно, обойдет справа от Москвы. Ну, да где бы ни было, многих завтра не досчитаемся! – сказал офицер.
Старый унтер офицер, подошедший к офицеру во время его рассказа, молча ожидал конца речи своего начальника; но в этом месте он, очевидно, недовольный словами офицера, перебил его.
– За турами ехать надо, – сказал он строго.
Офицер как будто смутился, как будто он понял, что можно думать о том, сколь многих не досчитаются завтра, но не следует говорить об этом.
– Ну да, посылай третью роту опять, – поспешно сказал офицер.
– А вы кто же, не из докторов?
– Нет, я так, – отвечал Пьер. И Пьер пошел под гору опять мимо ополченцев.
– Ах, проклятые! – проговорил следовавший за ним офицер, зажимая нос и пробегая мимо работающих.
– Вон они!.. Несут, идут… Вон они… сейчас войдут… – послышались вдруг голоса, и офицеры, солдаты и ополченцы побежали вперед по дороге.
Из под горы от Бородина поднималось церковное шествие. Впереди всех по пыльной дороге стройно шла пехота с снятыми киверами и ружьями, опущенными книзу. Позади пехоты слышалось церковное пение.
Обгоняя Пьера, без шапок бежали навстречу идущим солдаты и ополченцы.
– Матушку несут! Заступницу!.. Иверскую!..
– Смоленскую матушку, – поправил другой.
Ополченцы – и те, которые были в деревне, и те, которые работали на батарее, – побросав лопаты, побежали навстречу церковному шествию. За батальоном, шедшим по пыльной дороге, шли в ризах священники, один старичок в клобуке с причтом и певчпми. За ними солдаты и офицеры несли большую, с черным ликом в окладе, икону. Это была икона, вывезенная из Смоленска и с того времени возимая за армией. За иконой, кругом ее, впереди ее, со всех сторон шли, бежали и кланялись в землю с обнаженными головами толпы военных.