Бундесвер

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Bundeswehr

Логотип вооружённых сил Германии
Годы существования

1955 — наст. время

Страна

Германия Германия

Подчинение

Федеральное министерство обороны Германии

Входит в

Сухопутные войска (Heer) 181 308
Военно-морские силы (Marine) 48 510
Военно-воздушные силы (Luftwaffe) 85 821
Объединенные силы обеспечения (Streitkräftebasis) 125 844
Медико-санитарная служба (Zentraler Sanitätsdienst)

Тип

Вооружённые силы

Численность

535 719 чел. (26 октября 2016 года)

Девиз

«Wir. Dienen. Deutschland» - Мы служим Германии

Цвета

чёрный, серый

Участие в

Босния 1995 г.
Операция Стрекоза
Югославия (Косово) 1999 г.
Афганистан 2001 — 2014 г.
Война в Афганистане (с 2015)
Военная операция против «Исламского государства»

Командиры
Действующий командир

Урсула фон дер Лайен (Министр обороны)

Бундесвер (нем. Bundeswehr) — вооружённые силы Федеративной Республики Германия.





История

Бундесвер был создан через десять лет после окончания Второй мировой войны, 7 июня 1955 года. В тот день было открыто министерство обороны Германии. Первые 100 добровольцев новой германской армии в Бонне 12 ноября 1955 присягнули на верность отечеству в соответствии с традициями и ритуалом «старой германской армии». Однако название «бундесвер» появилось лишь в 1956 году.

Основанию германской армии предшествовало подписание соглашений в Париже в 1954 году, по которым на территории Германии был отменён оккупационный режим, восстановлен её государственный суверенитет. Германию приняли в НАТО. Кабинет канцлера Конрада Аденауэра принял новую конституционную концепцию армии под контролем парламента. В Основном законе страны был закреплён запрет на использование армии за пределами Германии. До 1957 года Бундесвер комплектовался по найму, но в 1957 году был введён призыв на обязательную военную службу.

На протяжении первых 40 лет после своего создания бундесвер, в соответствии с конституцией Германии, не участвовал в боевых операциях. Лишь в середине 1990-х годов ситуация изменилась. 12 июля 1994 года Конституционный суд Германии принял решение об отмене поправки 1982 года к 24-й главе Основного закона, запрещавшей участие бундесвера в военных операциях за рубежом. Решением Конституционного суда были сняты какие-либо «конституционные возражения» против участия Германии в санкционированных ООН операциях по установлению и поддержанию мира.[1] Германские военнослужащие стали привлекаться к участию в миротворческих операциях за рубежом.

Структура

Бундесвер имеют трехвидовую структуру (Сухопутные войска, Военно-воздушные силы и Военно-морские силы). Также в качестве отдельных компонентов в составе бундесвера в 2000 году созданы объединенные силы обеспечения и медико-санитарная служба.

Бундесвер состоит из вооружённых сил и гражданского управления. Главой бундесвера является федеральный министр обороны, который является главнокомандующим в мирное время. В случае наступления необходимости оборонительных действий командование переходит канцлеру Германии (статья 115b конституции Германии). Высшим званием в бундесвере является звание генерал-инспектора, который хотя и носит звание генерала, тем не менее не является командующим бундесвером. Должности командующего как таковой не существует. Ответственность за готовность соответствующих подразделений бундесвера несут инспектора родов войск (Сухопутные войска, ВВС, ВМС) и военных управляющих структур (объединенные силы обеспечения, медико-санитарная служба).

Согласно принятой модели персонала, численность бундесвера должна составить к 2011 году 204 тысяч военных и 75 тысяч гражданских. Во времена холодной войны численность бундесвера составляла 500 тысяч военных.

С 2001 года сняты все ограничения на службу для женщин. До того времени женщины имели право служить только в медицинских и музыкальных частях. В 1994 г. Верене фон Веймарн было присвоено звание врача-генерала, и таким образом, она стала первой в истории Германии женщиной-генералом. По состоянию на 2006 г. в бундесвере несут службу примерно 12 тысяч женщин. Примерно половина из них служат в санитарных частях. Женщины составляют примерно 6,2 % контрактников. В ВМС 8,4 %, в пехоте 6,9 % и в ВВС 4,9 %

Обязательная военная служба

До 1 июля 2011 года в Германии службу в обязательном порядке проходили по призыву все совершеннолетние граждане страны (6 месяцев военной службы или альтернативная трудовая служба в социальных и благотворительных организациях). Число призывников в составе бундесвера варьировалось от 60 тыс. до 80 тыс. военнослужащих, которые служат в течение 6 месяцев. Приблизительно треть из них по окончании срочной службы изъявляло желание остаться на сверхсрочную службу до 23 месяцев и считались после этого призывниками-добровольцами. Помимо этого, в бундесвере служат контрактники (срок их службы от 2 до 12 лет) и кадровые военные, численность которых достигает свыше 250 тыс. человек.

Военнообязанными являлись все мужчины-граждане Германии в возрасте от 18 до 45 лет, а в случае обороны страны (Verteidigungsfall) — и до 60 лет. Законом предусматривались следующие виды службы на основе воинской обязанности:

  1. Основная обязательная военная служба (Grundwehrdienst).
  2. Прохождение учебных сборов (Wehrübungen).
  3. Бессрочная служба в период Verteidigungsfall.

Лица, призываемые впервые, называются рекрутами. Призыв для прохождения Grundwehrdienst проводится в том календарном году, в котором рекруту исполняется 19 лет. Лица, имевшие отсрочку от призыва, могут быть призваны в дальнейшем до достижения ими возраста 25 лет. В отдельных оговоренных законом случаях призыв может быть осуществлен до достижения ими 28 и даже 32 лет. Срок обязательной службы — 6 месяцев, по завершении которого можно продлить службу на 1-14 месяцев в добровольном порядке (freiwilliger zusätzlicher Wehrdienst im Anschluss an den Grundwehrdienst). Находящиеся в резерве военнообязанные могут периодически призываться на учебные сборы (Wehrübungen). Продолжительность сборов не превышала 3-х месяцев, а суммарное время привлечения на все виды сборов для рядового состава — не более 9 месяцев. После достижения 35-летнего возраста общее время привлечения на сборы не должно превышать 3-х месяцев. Следует заметить, что законом предусмотрена возможность добровольного досрочного призыва по достижении полных 18 лет. В этом случае требуется согласие родителей. В бундесвере 49 % составляют солдаты, призванные на основе Закона о воинской обязанности, в том числе 10,7 % находятся на добровольной дополнительной службе.

Служба на основе добровольного обязательства бывает двух видов: бессрочная (Berufssoldaten) и на определенное время (Soldaten auf Zeit). Berufssoldaten составляют профессиональный костяк армии. К ним относятся все проходящие на основе добровольных обязательств бессрочную службу офицеры и унтер-офицеры в звании фельдфебеля. Предельный возраст службы для Berufssoldaten — 65 лет. Soldaten auf Zeit также являются профессиональным контингентом. К ним относятся офицеры и унтер-офицеры, проходящие службу в течение определенного срока на основе добровольных обязательств. Предельный возраст службы для Soldaten auf Zeit — 60 лет. Berufssoldaten и Soldaten auf Zeit составляют 51 % (в том числе около 11 % офицеров) от общей численности бундесвера.

В Германии реализовано конституционное право военнообязанных, внутренним убеждениям которых претит военная служба с оружием, отказаться от неё в установленном порядке (Kriegsdienstverweigerungsgesetz). В соответствии с Законом о гражданской службе (Zivildienstgesetz) они привлекаются к альтернативной гражданской службе, как правило, в социальной сфере. Продолжительность альтернативной службы на 1 месяц дольше обязательной военной службы и в настоящее время составляет 10 месяцев. Организацией гражданской службы занимается Федеральное ведомство (Bundesamt für Zivildienst), которое и распределяет военнообязанных этой категории по социальным объектам. В 1960 г., когда был введён Закон о гражданской службе, от «отказников» поступило 5,5 тыс. заявлений, а в 1999 г. — 173,3 тыс. Всего же к настоящему времени число «отказников» всех возрастов составляет более 2,5 млн, что создает значительные сложности при каждом очередном призыве в бундесвер. Однако государство не идет по пути ужесточения законодательства, а проводит эффективные военные реформы, при которых сокращается общая численность вооружённых сил, но их боевые возможности, тем не менее, адекватны сегодняшней ситуации в стране и в мире.

С 1 июля 2011 года обязательный воинский призыв в армию Германии прекращён. Таким образом, бундесвер перешёл к полностью профессиональной армии.[2]

Организация

Сухопутные войска

В организационном отношении сухопутные войска состоят из подразделений (отделение, взвод, рота), частей (отдельный батальон, полк), соединений (бригада, дивизия, корпус) и объединений (отдельный корпус, армия, фронт). В своем составе сухопутные войска имеют различные рода войск, специальные войска и службы. Всего в составе сухопутных сил: 23 бригады (девять развернутых механизированных, две воздушно-десантные, две тылового обеспечения, горнопехотная, воздушно-механизированная, армейской авиации, артиллерийская, инженерная, ПВО, войск РХБЗ и три механизированные сокращенного состава); командование сил специального назначения; немецкий компонент франко-германской бригады.

Военно-морские силы

Военно-морские силы включают: флот, морскую авиацию и подразделения специального назначения (Морская пехота, SEK M). Руководство военно-морскими силами осуществляет инспектор ВМС через главный штаб ВМС. Ему подчинены оперативное командование и центральное управление. Военно-Морской Флот является главной составляющей и основой морского потенциала Германии, одним из инструментов внешней политики государства и предназначен для обеспечения защиты интересов Германии и её союзников в Мировом океане военными методами, поддержания военно-политической стабильности в прилегающих к ней морях, военной безопасности с морских и океанских направлений.

Военно-воздушные силы

Военно-воздушные силы возглавляет инспектор, который осуществляет руководство ими через главный штаб ВВС. Общая численность люфтваффе составляет 34 тыс. военнослужащих, в их составе: четыре дивизии, включающие одну разведывательную, четыре истребительно-бомбардировочных, три истребительных эскадры и четыре эскадры ПВО, четыре района управления оперативным применением и батальон прикрытия объектов; командование военно-транспортной авиации, включающее три эскадры ВТА и авиагруппу перевозок министерства обороны Германии; командование оперативного управления ВВС; два полка материально-технического обеспечения и центр обслуживания вооружений.

Объединённые силы обеспечения

Объединенные силы обеспечения возглавляет инспектор в ранге заместителя генерального инспектора бундесвера. С завершением формирования ОСО, на них планируется возложить задачи управления, обеспечения и обучения. В числе наиболее важных функций нового компонента ВС названы следующие: оперативное управление, централизованное обеспечение, обработка информации, обеспечение обороны национальной территории, содержание складов центрального подчинения.

Медико-санитарная служба

Медико-санитарную службу бундесвера возглавляет инспектор, в распоряжении которого находится около 23 тыс. военнослужащих. Оперативному командованию медико-санитарной службы подчинено оперативное командование МСС и четыре военных округа. В апреле 2001 года началось формирование центрального управления МСС.

Немецкие военные силы за рубежом

В городе Термез (Узбекистан) Германия арендует авиабазу, за которой по состоянию на 2015 год вносит арендную плату в размере 35 млн евро в год[3]. По данным за 1 февраля 2016 г., текущие операции за рубежом осуществляются бундесвером в рамках следующих миссий:

Священнослужители в Бундесвере

Религиозному воспитанию в вооруженных силах Германии всегда уделялось серьёзное внимание. Хотя законодательства о военном духовенстве до 1919 года там не было, но уже в конце XV века в штате немецкого полка ландскнехтов состоял полковой капеллан.

В 1919 году было создано военно-духовное управление, которое входило в судное отделении пенсионного и судебного департамента. Во главе управления стояли полевой главный евангелический и полевой главный католический священники. В Пруссии же военное духовенство евангелической церкви находилось в заведовании военного обер-пастора (Militär-Oberpfarrer). В родах войск военное духовенство подчинялось старшему пастору. Религиозные потребности лютеран и католиков удовлетворялись отдельно.

Резиденция старшего пастора ВМС Германии находилась в городе Киле. Каждый священник военного флота Германии имел в своем ведении до 4 кораблей, на которых он по воскресениям поочередно совершал богослужения. Кроме того, пастор два раза в неделю являлся на корабль для беседы с командой. Для бесед, которые носили обычно религиозный и военно-исторический характер, выделялось служебное время. На время беседы вся команда корабля освобождалась от работ.

С вступлением в силу Веймарской конституции 1919 года государство и церковь в Германии стали независимыми друг от друга. Но в основном законе республики было закреплено право военнослужащих на удовлетворение религиозных потребностей.

После Второй мировой войны между церковью и бундесвером сложились новые отношения, отличающиеся от моделей деятельности военного духовенства в других странах Запада. В статье 4 Конституции Германии говорится: «Свобода веры, совести и свобода религиозного и мировоззренческого исповедания неприкосновенны Беспрепятственное исполнение предписаний религии гарантируется». О том же идет речь в статье 36 закона о военнослужащих, принятого в 1956 г.: «Военнослужащий имеет право на получение духовного окормления и беспрепятственное исполнение религиозных обязанностей. Военнослужащие принимают участие в богослужениях на основе добровольности». В августе 1956 года министр обороны подписал директиву бундесвера ZDV 66/1 об организации военно-церковной службы в войсках. В директиве определена организация духовного воспитания в вооруженных силах и поставлены соответствующие задачи священнослужителей и командиров частей, показаны формы деятельности военных священников. Директива предусматривает участие священников в работе советов по вопросам «внутреннего руководства» при командирах частей и обязывает проводить богослужения, исполнять религиозные обряды, организовывать досуг военнослужащих, занятия по вопросам морали и нравственности, групповые и индивидуальные беседы с военнослужащими. В июле 1957 года был принят закон «О духовном обслуживании армии», в соответствии с которым, деятельность военно-церковной службы финансируется в основном из государственного бюджета. Общее руководство этой службой возложено на евангелического и католического военных епископов.

Военный ординариат Германии (англ. The Military Ordinariate of Germany, нем. Katholische Militärseelsorge) — территориальная единица в Римско-католической церкви, приравненная к епархии, созданная для пастырского попечения над католиками-военнослужащими. С 24 февраля 2011 года[5] Военным ординариатом Германии руководит Его Превосходительство Франц-Йозеф Овербек (Franz-Josef Overbeck), который также является епископом Эссена (с 28 октября 2009 года[6]).

Также в бундесвере представлены священники протестанской (евангелической) церкви. Лютеранский военный епископ назначается Советом Евангелической церкви Германии по согласованию с федеральным правительством. Общее число служащих в бундесвере католических и протестантских капелланов около 90[7]. В 2011 году в связи со всё возрастающим числом мусульман в бундесвере в обществе Германии идут дискуссии о возможности введения должности военного имама[7].

См. также

Напишите отзыв о статье "Бундесвер"

Примечания

  1. [vestnik.mgimo.ru/fileserver/14/41_parhitka.pdf Пархитько Н. П. Эволюция военной политики Германии после объединения]Вестник МГИМО(У), №5(14), 2010
  2. [news.mail.ru/politics/6255274/?frommail=1 Обязательная военная служба]
  3. Ионова Е.П. Геополитические аспекты президентских выборов в Узбекистане // Россия и новые государства Евразии. - 2015. - № 2 (27). - С. 105
  4. [www.dw.de/dw/article/0,,15805618,00.html ВВС ФРГ располагает военной базой в узбекском Термезе]
  5. [www.youtube.com/watch?v=RR3ffuLAc9k Пресс-конференция Его Превосходительства Франца-Йозефа Овербека; Pressekonferenz — Bischof Dr. Franz-Josef Overbeck]
  6. [press.catholica.va/news_services/bulletin/news/26914.php?index=26914&lang=ge#NOMINA%20DELL%E2%80%99ORDINARIO%20MILITARE%20PER%20LA%20REPUBBLICA%20FEDERALE%20DI%20GERMANIA Назначение руководителя военного ординариата для ФРГ; NOMINA DELL’ORDINARIO MILITARE PER LA REPUBBLICA FEDERALE DI GERMANIA]
  7. 1 2 [cursorinfo.co.il/news/world/2011/07/13/german/?utm_source=twitterfeed&utm_medium=twitter&utm_content=news В армии Германии появятся полковые имамы]

Ссылки

  • [www.bundeswehr.de/portal/a/bwde Официальная страница вооружённых сил Германии]  (нем.)
  • [www.bmvg.de/portal/a/bmvg Официальная страница министерства обороны Германии]  (нем.)
  • [youtube.com/watch?v=r6XWEDZJN3g Bundeswehr - Вооружённые силы Германии] на YouTube
  • [youtube.com/watch?v=581TH4g3fc4 Bundeswehr - Вооружённые силы Германии] на YouTube


Отрывок, характеризующий Бундесвер

Денщик рубил огонь, Щербинин ощупывал подсвечник.
– Ах, мерзкие, – с отвращением сказал он.
При свете искр Болховитинов увидел молодое лицо Щербинина со свечой и в переднем углу еще спящего человека. Это был Коновницын.
Когда сначала синим и потом красным пламенем загорелись серники о трут, Щербинин зажег сальную свечку, с подсвечника которой побежали обгладывавшие ее прусаки, и осмотрел вестника. Болховитинов был весь в грязи и, рукавом обтираясь, размазывал себе лицо.
– Да кто доносит? – сказал Щербинин, взяв конверт.
– Известие верное, – сказал Болховитинов. – И пленные, и казаки, и лазутчики – все единогласно показывают одно и то же.
– Нечего делать, надо будить, – сказал Щербинин, вставая и подходя к человеку в ночном колпаке, укрытому шинелью. – Петр Петрович! – проговорил он. Коновницын не шевелился. – В главный штаб! – проговорил он, улыбнувшись, зная, что эти слова наверное разбудят его. И действительно, голова в ночном колпаке поднялась тотчас же. На красивом, твердом лице Коновницына, с лихорадочно воспаленными щеками, на мгновение оставалось еще выражение далеких от настоящего положения мечтаний сна, но потом вдруг он вздрогнул: лицо его приняло обычно спокойное и твердое выражение.
– Ну, что такое? От кого? – неторопливо, но тотчас же спросил он, мигая от света. Слушая донесение офицера, Коновницын распечатал и прочел. Едва прочтя, он опустил ноги в шерстяных чулках на земляной пол и стал обуваться. Потом снял колпак и, причесав виски, надел фуражку.
– Ты скоро доехал? Пойдем к светлейшему.
Коновницын тотчас понял, что привезенное известие имело большую важность и что нельзя медлить. Хорошо ли, дурно ли это было, он не думал и не спрашивал себя. Его это не интересовало. На все дело войны он смотрел не умом, не рассуждением, а чем то другим. В душе его было глубокое, невысказанное убеждение, что все будет хорошо; но что этому верить не надо, и тем более не надо говорить этого, а надо делать только свое дело. И это свое дело он делал, отдавая ему все свои силы.
Петр Петрович Коновницын, так же как и Дохтуров, только как бы из приличия внесенный в список так называемых героев 12 го года – Барклаев, Раевских, Ермоловых, Платовых, Милорадовичей, так же как и Дохтуров, пользовался репутацией человека весьма ограниченных способностей и сведений, и, так же как и Дохтуров, Коновницын никогда не делал проектов сражений, но всегда находился там, где было труднее всего; спал всегда с раскрытой дверью с тех пор, как был назначен дежурным генералом, приказывая каждому посланному будить себя, всегда во время сраженья был под огнем, так что Кутузов упрекал его за то и боялся посылать, и был так же, как и Дохтуров, одной из тех незаметных шестерен, которые, не треща и не шумя, составляют самую существенную часть машины.
Выходя из избы в сырую, темную ночь, Коновницын нахмурился частью от головной усилившейся боли, частью от неприятной мысли, пришедшей ему в голову о том, как теперь взволнуется все это гнездо штабных, влиятельных людей при этом известии, в особенности Бенигсен, после Тарутина бывший на ножах с Кутузовым; как будут предлагать, спорить, приказывать, отменять. И это предчувствие неприятно ему было, хотя он и знал, что без этого нельзя.
Действительно, Толь, к которому он зашел сообщить новое известие, тотчас же стал излагать свои соображения генералу, жившему с ним, и Коновницын, молча и устало слушавший, напомнил ему, что надо идти к светлейшему.


Кутузов, как и все старые люди, мало спал по ночам. Он днем часто неожиданно задремывал; но ночью он, не раздеваясь, лежа на своей постели, большею частию не спал и думал.
Так он лежал и теперь на своей кровати, облокотив тяжелую, большую изуродованную голову на пухлую руку, и думал, открытым одним глазом присматриваясь к темноте.
С тех пор как Бенигсен, переписывавшийся с государем и имевший более всех силы в штабе, избегал его, Кутузов был спокойнее в том отношении, что его с войсками не заставят опять участвовать в бесполезных наступательных действиях. Урок Тарутинского сражения и кануна его, болезненно памятный Кутузову, тоже должен был подействовать, думал он.
«Они должны понять, что мы только можем проиграть, действуя наступательно. Терпение и время, вот мои воины богатыри!» – думал Кутузов. Он знал, что не надо срывать яблоко, пока оно зелено. Оно само упадет, когда будет зрело, а сорвешь зелено, испортишь яблоко и дерево, и сам оскомину набьешь. Он, как опытный охотник, знал, что зверь ранен, ранен так, как только могла ранить вся русская сила, но смертельно или нет, это был еще не разъясненный вопрос. Теперь, по присылкам Лористона и Бертелеми и по донесениям партизанов, Кутузов почти знал, что он ранен смертельно. Но нужны были еще доказательства, надо было ждать.
«Им хочется бежать посмотреть, как они его убили. Подождите, увидите. Все маневры, все наступления! – думал он. – К чему? Все отличиться. Точно что то веселое есть в том, чтобы драться. Они точно дети, от которых не добьешься толку, как было дело, оттого что все хотят доказать, как они умеют драться. Да не в том теперь дело.
И какие искусные маневры предлагают мне все эти! Им кажется, что, когда они выдумали две три случайности (он вспомнил об общем плане из Петербурга), они выдумали их все. А им всем нет числа!»
Неразрешенный вопрос о том, смертельна или не смертельна ли была рана, нанесенная в Бородине, уже целый месяц висел над головой Кутузова. С одной стороны, французы заняли Москву. С другой стороны, несомненно всем существом своим Кутузов чувствовал, что тот страшный удар, в котором он вместе со всеми русскими людьми напряг все свои силы, должен был быть смертелен. Но во всяком случае нужны были доказательства, и он ждал их уже месяц, и чем дальше проходило время, тем нетерпеливее он становился. Лежа на своей постели в свои бессонные ночи, он делал то самое, что делала эта молодежь генералов, то самое, за что он упрекал их. Он придумывал все возможные случайности, в которых выразится эта верная, уже свершившаяся погибель Наполеона. Он придумывал эти случайности так же, как и молодежь, но только с той разницей, что он ничего не основывал на этих предположениях и что он видел их не две и три, а тысячи. Чем дальше он думал, тем больше их представлялось. Он придумывал всякого рода движения наполеоновской армии, всей или частей ее – к Петербургу, на него, в обход его, придумывал (чего он больше всего боялся) и ту случайность, что Наполеон станет бороться против него его же оружием, что он останется в Москве, выжидая его. Кутузов придумывал даже движение наполеоновской армии назад на Медынь и Юхнов, но одного, чего он не мог предвидеть, это того, что совершилось, того безумного, судорожного метания войска Наполеона в продолжение первых одиннадцати дней его выступления из Москвы, – метания, которое сделало возможным то, о чем все таки не смел еще тогда думать Кутузов: совершенное истребление французов. Донесения Дорохова о дивизии Брусье, известия от партизанов о бедствиях армии Наполеона, слухи о сборах к выступлению из Москвы – все подтверждало предположение, что французская армия разбита и сбирается бежать; но это были только предположения, казавшиеся важными для молодежи, но не для Кутузова. Он с своей шестидесятилетней опытностью знал, какой вес надо приписывать слухам, знал, как способны люди, желающие чего нибудь, группировать все известия так, что они как будто подтверждают желаемое, и знал, как в этом случае охотно упускают все противоречащее. И чем больше желал этого Кутузов, тем меньше он позволял себе этому верить. Вопрос этот занимал все его душевные силы. Все остальное было для него только привычным исполнением жизни. Таким привычным исполнением и подчинением жизни были его разговоры с штабными, письма к m me Stael, которые он писал из Тарутина, чтение романов, раздачи наград, переписка с Петербургом и т. п. Но погибель французов, предвиденная им одним, было его душевное, единственное желание.
В ночь 11 го октября он лежал, облокотившись на руку, и думал об этом.
В соседней комнате зашевелилось, и послышались шаги Толя, Коновницына и Болховитинова.
– Эй, кто там? Войдите, войди! Что новенького? – окликнул их фельдмаршал.
Пока лакей зажигал свечу, Толь рассказывал содержание известий.
– Кто привез? – спросил Кутузов с лицом, поразившим Толя, когда загорелась свеча, своей холодной строгостью.
– Не может быть сомнения, ваша светлость.
– Позови, позови его сюда!
Кутузов сидел, спустив одну ногу с кровати и навалившись большим животом на другую, согнутую ногу. Он щурил свой зрячий глаз, чтобы лучше рассмотреть посланного, как будто в его чертах он хотел прочесть то, что занимало его.
– Скажи, скажи, дружок, – сказал он Болховитинову своим тихим, старческим голосом, закрывая распахнувшуюся на груди рубашку. – Подойди, подойди поближе. Какие ты привез мне весточки? А? Наполеон из Москвы ушел? Воистину так? А?
Болховитинов подробно доносил сначала все то, что ему было приказано.
– Говори, говори скорее, не томи душу, – перебил его Кутузов.
Болховитинов рассказал все и замолчал, ожидая приказания. Толь начал было говорить что то, но Кутузов перебил его. Он хотел сказать что то, но вдруг лицо его сщурилось, сморщилось; он, махнув рукой на Толя, повернулся в противную сторону, к красному углу избы, черневшему от образов.
– Господи, создатель мой! Внял ты молитве нашей… – дрожащим голосом сказал он, сложив руки. – Спасена Россия. Благодарю тебя, господи! – И он заплакал.


Со времени этого известия и до конца кампании вся деятельность Кутузова заключается только в том, чтобы властью, хитростью, просьбами удерживать свои войска от бесполезных наступлений, маневров и столкновений с гибнущим врагом. Дохтуров идет к Малоярославцу, но Кутузов медлит со всей армией и отдает приказания об очищении Калуги, отступление за которую представляется ему весьма возможным.
Кутузов везде отступает, но неприятель, не дожидаясь его отступления, бежит назад, в противную сторону.
Историки Наполеона описывают нам искусный маневр его на Тарутино и Малоярославец и делают предположения о том, что бы было, если бы Наполеон успел проникнуть в богатые полуденные губернии.
Но не говоря о том, что ничто не мешало Наполеону идти в эти полуденные губернии (так как русская армия давала ему дорогу), историки забывают то, что армия Наполеона не могла быть спасена ничем, потому что она в самой себе несла уже тогда неизбежные условия гибели. Почему эта армия, нашедшая обильное продовольствие в Москве и не могшая удержать его, а стоптавшая его под ногами, эта армия, которая, придя в Смоленск, не разбирала продовольствия, а грабила его, почему эта армия могла бы поправиться в Калужской губернии, населенной теми же русскими, как и в Москве, и с тем же свойством огня сжигать то, что зажигают?
Армия не могла нигде поправиться. Она, с Бородинского сражения и грабежа Москвы, несла в себе уже как бы химические условия разложения.
Люди этой бывшей армии бежали с своими предводителями сами не зная куда, желая (Наполеон и каждый солдат) только одного: выпутаться лично как можно скорее из того безвыходного положения, которое, хотя и неясно, они все сознавали.
Только поэтому, на совете в Малоярославце, когда, притворяясь, что они, генералы, совещаются, подавая разные мнения, последнее мнение простодушного солдата Мутона, сказавшего то, что все думали, что надо только уйти как можно скорее, закрыло все рты, и никто, даже Наполеон, не мог сказать ничего против этой всеми сознаваемой истины.
Но хотя все и знали, что надо было уйти, оставался еще стыд сознания того, что надо бежать. И нужен был внешний толчок, который победил бы этот стыд. И толчок этот явился в нужное время. Это было так называемое у французов le Hourra de l'Empereur [императорское ура].
На другой день после совета Наполеон, рано утром, притворяясь, что хочет осматривать войска и поле прошедшего и будущего сражения, с свитой маршалов и конвоя ехал по середине линии расположения войск. Казаки, шнырявшие около добычи, наткнулись на самого императора и чуть чуть не поймали его. Ежели казаки не поймали в этот раз Наполеона, то спасло его то же, что губило французов: добыча, на которую и в Тарутине и здесь, оставляя людей, бросались казаки. Они, не обращая внимания на Наполеона, бросились на добычу, и Наполеон успел уйти.
Когда вот вот les enfants du Don [сыны Дона] могли поймать самого императора в середине его армии, ясно было, что нечего больше делать, как только бежать как можно скорее по ближайшей знакомой дороге. Наполеон, с своим сорокалетним брюшком, не чувствуя в себе уже прежней поворотливости и смелости, понял этот намек. И под влиянием страха, которого он набрался от казаков, тотчас же согласился с Мутоном и отдал, как говорят историки, приказание об отступлении назад на Смоленскую дорогу.
То, что Наполеон согласился с Мутоном и что войска пошли назад, не доказывает того, что он приказал это, но что силы, действовавшие на всю армию, в смысле направления ее по Можайской дороге, одновременно действовали и на Наполеона.


Когда человек находится в движении, он всегда придумывает себе цель этого движения. Для того чтобы идти тысячу верст, человеку необходимо думать, что что то хорошее есть за этими тысячью верст. Нужно представление об обетованной земле для того, чтобы иметь силы двигаться.
Обетованная земля при наступлении французов была Москва, при отступлении была родина. Но родина была слишком далеко, и для человека, идущего тысячу верст, непременно нужно сказать себе, забыв о конечной цели: «Нынче я приду за сорок верст на место отдыха и ночлега», и в первый переход это место отдыха заслоняет конечную цель и сосредоточивает на себе все желанья и надежды. Те стремления, которые выражаются в отдельном человеке, всегда увеличиваются в толпе.
Для французов, пошедших назад по старой Смоленской дороге, конечная цель родины была слишком отдалена, и ближайшая цель, та, к которой, в огромной пропорции усиливаясь в толпе, стремились все желанья и надежды, – была Смоленск. Не потому, чтобы люди знала, что в Смоленске было много провианту и свежих войск, не потому, чтобы им говорили это (напротив, высшие чины армии и сам Наполеон знали, что там мало провианта), но потому, что это одно могло им дать силу двигаться и переносить настоящие лишения. Они, и те, которые знали, и те, которые не знали, одинаково обманывая себя, как к обетованной земле, стремились к Смоленску.
Выйдя на большую дорогу, французы с поразительной энергией, с быстротою неслыханной побежали к своей выдуманной цели. Кроме этой причины общего стремления, связывавшей в одно целое толпы французов и придававшей им некоторую энергию, была еще другая причина, связывавшая их. Причина эта состояла в их количестве. Сама огромная масса их, как в физическом законе притяжения, притягивала к себе отдельные атомы людей. Они двигались своей стотысячной массой как целым государством.
Каждый человек из них желал только одного – отдаться в плен, избавиться от всех ужасов и несчастий. Но, с одной стороны, сила общего стремления к цели Смоленска увлекала каждою в одном и том же направлении; с другой стороны – нельзя было корпусу отдаться в плен роте, и, несмотря на то, что французы пользовались всяким удобным случаем для того, чтобы отделаться друг от друга и при малейшем приличном предлоге отдаваться в плен, предлоги эти не всегда случались. Самое число их и тесное, быстрое движение лишало их этой возможности и делало для русских не только трудным, но невозможным остановить это движение, на которое направлена была вся энергия массы французов. Механическое разрывание тела не могло ускорить дальше известного предела совершавшийся процесс разложения.
Ком снега невозможно растопить мгновенно. Существует известный предел времени, ранее которого никакие усилия тепла не могут растопить снега. Напротив, чем больше тепла, тем более крепнет остающийся снег.
Из русских военачальников никто, кроме Кутузова, не понимал этого. Когда определилось направление бегства французской армии по Смоленской дороге, тогда то, что предвидел Коновницын в ночь 11 го октября, начало сбываться. Все высшие чины армии хотели отличиться, отрезать, перехватить, полонить, опрокинуть французов, и все требовали наступления.
Кутузов один все силы свои (силы эти очень невелики у каждого главнокомандующего) употреблял на то, чтобы противодействовать наступлению.
Он не мог им сказать то, что мы говорим теперь: зачем сраженье, и загораживанье дороги, и потеря своих людей, и бесчеловечное добиванье несчастных? Зачем все это, когда от Москвы до Вязьмы без сражения растаяла одна треть этого войска? Но он говорил им, выводя из своей старческой мудрости то, что они могли бы понять, – он говорил им про золотой мост, и они смеялись над ним, клеветали его, и рвали, и метали, и куражились над убитым зверем.
Под Вязьмой Ермолов, Милорадович, Платов и другие, находясь в близости от французов, не могли воздержаться от желания отрезать и опрокинуть два французские корпуса. Кутузову, извещая его о своем намерении, они прислали в конверте, вместо донесения, лист белой бумаги.
И сколько ни старался Кутузов удержать войска, войска наши атаковали, стараясь загородить дорогу. Пехотные полки, как рассказывают, с музыкой и барабанным боем ходили в атаку и побили и потеряли тысячи людей.
Но отрезать – никого не отрезали и не опрокинули. И французское войско, стянувшись крепче от опасности, продолжало, равномерно тая, все тот же свой гибельный путь к Смоленску.



Бородинское сражение с последовавшими за ним занятием Москвы и бегством французов, без новых сражений, – есть одно из самых поучительных явлений истории.
Все историки согласны в том, что внешняя деятельность государств и народов, в их столкновениях между собой, выражается войнами; что непосредственно, вследствие больших или меньших успехов военных, увеличивается или уменьшается политическая сила государств и народов.
Как ни странны исторические описания того, как какой нибудь король или император, поссорившись с другим императором или королем, собрал войско, сразился с войском врага, одержал победу, убил три, пять, десять тысяч человек и вследствие того покорил государство и целый народ в несколько миллионов; как ни непонятно, почему поражение одной армии, одной сотой всех сил народа, заставило покориться народ, – все факты истории (насколько она нам известна) подтверждают справедливость того, что большие или меньшие успехи войска одного народа против войска другого народа суть причины или, по крайней мере, существенные признаки увеличения или уменьшения силы народов. Войско одержало победу, и тотчас же увеличились права победившего народа в ущерб побежденному. Войско понесло поражение, и тотчас же по степени поражения народ лишается прав, а при совершенном поражении своего войска совершенно покоряется.