Бурбоны

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Бурбоны
фр. Bourbon, исп. Borbón, итал. Borbone

Герб Третьего дома Бурбонов: в лазуревом, усеянном золотыми лилиями щите, червлёная перевязь
Страна: Королевство Испания
Родоначальный дом: Капетинги
Титулы:
Основатель: граф Робер де Клермон,
сир де Бурбон
Нынешний глава: Луис Альфонсо, герцог Анжуйский
Год основания: 1268
Младшие
линии:
[ru.rodovid.org/wk/Род:Бурбоны Бурбоны] на Родоводе

Бурбо́ны (ед. ч. Бурбо́н; фр. Bourbon, исп. Borbón, итал. Borbone) — европейская династия, младшая ветвь королевского дома Капетингов, происходящая от Робера (1256—1317, граф Клермон, по жене сир де Бурбон), младшего сына Людовика IX Святого. Вступили на французский престол с пресечением другой ветви Капетингов, династии Валуа, в 1589 году (в лице Генриха IV Наваррского).

Династия является, вероятно, не только древнейшим, но и самым многочисленным из европейских монарших домов. Ещё до провозглашения Генриха Наваррского королём Франции от основного древа рода Бурбонов отделились принцы Конде и несколько иных ветвей, из которых только ветвь Бурбонов-Бюссе продолжает существовать и сегодня.





Старшая ветвь герцогов Бурбонских

Крупные ветви рода:

  • Старшая ветвь Бурбонов (потомки Людовика XV) пресеклась в 1883 году с кончиной внука Карла X, графа де Шамбора
  • Испанские ветви. В 1700 году внук Людовика XIV герцог Анжуйский получил испанский престол и стал королём Филиппом V. После ряда низложений и реставраций Бурбоны царствуют в Испании и ныне (в лице Филиппа VI, сына отрёкшегося от престола в 2014 году Хуана Карлоса I). Согласно Утрехтскому договору 1713 г., потомки Филиппа V отказались от прав на французский престол, хотя французские роялисты-легитимисты в XIX в. считали законными наследниками именно испанских Бурбонов как старших в династии.
    • Карлистская ветвь. Потомки дона Карлоса Старшего (1788—1855) — младшего брата короля Фердинанда (Фернандо) VII, который лишил его права наследования престола в пользу своей дочери Изабеллы, чем нарушил салический закон, принятый в доме Бурбонов. Войны сторонников Карлоса и его потомков против Изабеллы и её наследников получили название «карлистских». Карлисты потерпели поражение, а сама ветвь пресеклась в 1936 году.
    • Ветвь Изабеллы. Потомки Изабеллы II и её двоюродного брата Франсиско (также члена дома Бурбонов, сына младшего брата дона Карлоса Старшего), которые правили страной до 1931 года и с 1975 года. Ветвь имеет трех современных представителей мужского пола — Луиса Альфонсо (р. 1974), потомка старшего брата отца нынешнего короля — глухонемого дона Хайме герцога Сеговии (Кадисская ветвь) династически старшего во всей династии Бурбонов, они претендуют на главенство в роде Бурбонов, а также на французский престол; Хуана Карлоса I (отрёкся от престола в 2014 году) и его сына Филиппа VI. Согласно нынешнему испанскому законодательству, наследовать престол могут только потомки правящего короля, включая женщин.
    • Севильская ветвь. Морганатическая ветвь потомков брата Франсиско, принца Энрике. Существует до сих пор (16 представителей).
    • Сицилийская ветвь. Потомки сына короля Карла III, Фердинанда (Фернандо) (1751—1825), ставшего королём Сицилии. Правили в Сицилии и Неаполе. Ветвь существует и сейчас, насчитывает 17 представителей.
    • Пармская ветвь. Потомки Фелипе (1720—1765), одного из младших сыновей Филиппа V, ставшего герцогом Пармским. Многочисленные представители (потомки 24 детей герцога Роберта I Пармского) живут и сейчас.
  • Орлеанская династия — ветвь французских Бурбонов, происходящая от Филиппа Орлеанского, младшего брата Людовика XIV. Её представителем на французском престоле был Луи-Филипп I. После 1883 года, когда пресеклась старшая линия династии Бурбонов, глава Орлеанского дома считает себя главой королевского дома Франции; эта претензия оспаривалась представителями испанских линий (которые династически старше). Нынешний «номинальный король Франции» из Орлеанского дома — Анри (род. 1933).
    • Ветвь Орлеан-Браганса. Потомки внука Луи-Филиппа I Гастона (1842—1922), династия потомков бразильских императоров (также Капетингов).
    • Ветвь Орлеан-Галлиера. Потомки младшего сына Луи-Филиппа I Антуана (1814—1896), женившегося на испанской принцессе. Имеет шестерых ныне живущих представителей.
  • От младшего брата отца Генриха IV Антуана Людовика происходят роды Конде и Конти, французских принцев крови, пресекшиеся в начале XIX века.

На тронах Европы

Представители династии Бурбонов были или являются в настоящее время монархами следующих государств:

См. также

Напишите отзыв о статье "Бурбоны"

Литература

Ссылки

  • [www.hrono.ru/geneal/burbony.html Династия Бурбонов].

Отрывок, характеризующий Бурбоны

Вследствие этого сражения Кутузов получил алмазный знак, Бенигсен тоже алмазы и сто тысяч рублей, другие, по чинам соответственно, получили тоже много приятного, и после этого сражения сделаны еще новые перемещения в штабе.
«Вот как у нас всегда делается, все навыворот!» – говорили после Тарутинского сражения русские офицеры и генералы, – точно так же, как и говорят теперь, давая чувствовать, что кто то там глупый делает так, навыворот, а мы бы не так сделали. Но люди, говорящие так, или не знают дела, про которое говорят, или умышленно обманывают себя. Всякое сражение – Тарутинское, Бородинское, Аустерлицкое – всякое совершается не так, как предполагали его распорядители. Это есть существенное условие.
Бесчисленное количество свободных сил (ибо нигде человек не бывает свободнее, как во время сражения, где дело идет о жизни и смерти) влияет на направление сражения, и это направление никогда не может быть известно вперед и никогда не совпадает с направлением какой нибудь одной силы.
Ежели многие, одновременно и разнообразно направленные силы действуют на какое нибудь тело, то направление движения этого тела не может совпадать ни с одной из сил; а будет всегда среднее, кратчайшее направление, то, что в механике выражается диагональю параллелограмма сил.
Ежели в описаниях историков, в особенности французских, мы находим, что у них войны и сражения исполняются по вперед определенному плану, то единственный вывод, который мы можем сделать из этого, состоит в том, что описания эти не верны.
Тарутинское сражение, очевидно, не достигло той цели, которую имел в виду Толь: по порядку ввести по диспозиции в дело войска, и той, которую мог иметь граф Орлов; взять в плен Мюрата, или цели истребления мгновенно всего корпуса, которую могли иметь Бенигсен и другие лица, или цели офицера, желавшего попасть в дело и отличиться, или казака, который хотел приобрести больше добычи, чем он приобрел, и т. д. Но, если целью было то, что действительно совершилось, и то, что для всех русских людей тогда было общим желанием (изгнание французов из России и истребление их армии), то будет совершенно ясно, что Тарутинское сражение, именно вследствие его несообразностей, было то самое, что было нужно в тот период кампании. Трудно и невозможно придумать какой нибудь исход этого сражения, более целесообразный, чем тот, который оно имело. При самом малом напряжении, при величайшей путанице и при самой ничтожной потере были приобретены самые большие результаты во всю кампанию, был сделан переход от отступления к наступлению, была обличена слабость французов и был дан тот толчок, которого только и ожидало наполеоновское войско для начатия бегства.


Наполеон вступает в Москву после блестящей победы de la Moskowa; сомнения в победе не может быть, так как поле сражения остается за французами. Русские отступают и отдают столицу. Москва, наполненная провиантом, оружием, снарядами и несметными богатствами, – в руках Наполеона. Русское войско, вдвое слабейшее французского, в продолжение месяца не делает ни одной попытки нападения. Положение Наполеона самое блестящее. Для того, чтобы двойными силами навалиться на остатки русской армии и истребить ее, для того, чтобы выговорить выгодный мир или, в случае отказа, сделать угрожающее движение на Петербург, для того, чтобы даже, в случае неудачи, вернуться в Смоленск или в Вильну, или остаться в Москве, – для того, одним словом, чтобы удержать то блестящее положение, в котором находилось в то время французское войско, казалось бы, не нужно особенной гениальности. Для этого нужно было сделать самое простое и легкое: не допустить войска до грабежа, заготовить зимние одежды, которых достало бы в Москве на всю армию, и правильно собрать находившийся в Москве более чем на полгода (по показанию французских историков) провиант всему войску. Наполеон, этот гениальнейший из гениев и имевший власть управлять армиею, как утверждают историки, ничего не сделал этого.
Он не только не сделал ничего этого, но, напротив, употребил свою власть на то, чтобы из всех представлявшихся ему путей деятельности выбрать то, что было глупее и пагубнее всего. Из всего, что мог сделать Наполеон: зимовать в Москве, идти на Петербург, идти на Нижний Новгород, идти назад, севернее или южнее, тем путем, которым пошел потом Кутузов, – ну что бы ни придумать, глупее и пагубнее того, что сделал Наполеон, то есть оставаться до октября в Москве, предоставляя войскам грабить город, потом, колеблясь, оставить или не оставить гарнизон, выйти из Москвы, подойти к Кутузову, не начать сражения, пойти вправо, дойти до Малого Ярославца, опять не испытав случайности пробиться, пойти не по той дороге, по которой пошел Кутузов, а пойти назад на Можайск и по разоренной Смоленской дороге, – глупее этого, пагубнее для войска ничего нельзя было придумать, как то и показали последствия. Пускай самые искусные стратегики придумают, представив себе, что цель Наполеона состояла в том, чтобы погубить свою армию, придумают другой ряд действий, который бы с такой же несомненностью и независимостью от всего того, что бы ни предприняли русские войска, погубил бы так совершенно всю французскую армию, как то, что сделал Наполеон.
Гениальный Наполеон сделал это. Но сказать, что Наполеон погубил свою армию потому, что он хотел этого, или потому, что он был очень глуп, было бы точно так же несправедливо, как сказать, что Наполеон довел свои войска до Москвы потому, что он хотел этого, и потому, что он был очень умен и гениален.
В том и другом случае личная деятельность его, не имевшая больше силы, чем личная деятельность каждого солдата, только совпадала с теми законами, по которым совершалось явление.
Совершенно ложно (только потому, что последствия не оправдали деятельности Наполеона) представляют нам историки силы Наполеона ослабевшими в Москве. Он, точно так же, как и прежде, как и после, в 13 м году, употреблял все свое уменье и силы на то, чтобы сделать наилучшее для себя и своей армии. Деятельность Наполеона за это время не менее изумительна, чем в Египте, в Италии, в Австрии и в Пруссии. Мы не знаем верно о том, в какой степени была действительна гениальность Наполеона в Египте, где сорок веков смотрели на его величие, потому что эти все великие подвиги описаны нам только французами. Мы не можем верно судить о его гениальности в Австрии и Пруссии, так как сведения о его деятельности там должны черпать из французских и немецких источников; а непостижимая сдача в плен корпусов без сражений и крепостей без осады должна склонять немцев к признанию гениальности как к единственному объяснению той войны, которая велась в Германии. Но нам признавать его гениальность, чтобы скрыть свой стыд, слава богу, нет причины. Мы заплатили за то, чтоб иметь право просто и прямо смотреть на дело, и мы не уступим этого права.