Буслаев, Юрий Александрович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Юрий Александрович Буслаев
Дата рождения:

22 ноября 1929(1929-11-22) (94 года)

Научная сфера:

неорганическая химия

Место работы:

Институт общей и неорганической химии им. Н. С. Курнакова АН СССР

Учёная степень:

доктор химических наук

Учёное звание:

академик АН СССР (1984);
академик РАН (1991)

Награды и премии:

Премия имени Л. А. Чугаева (1986)

Юрий Александрович Буслаев (22 ноября 1929 — 16 февраля 2001) — советский химик-неорганик, академик АН СССР (с 1984).





Биография

Главный редактор журналов «Координационная химия» (1975—1988) и «Журнала неорганической химии» (с 1988) АН СССР, член редколлегии журнала «Доклады РАН».

Научная деятельность

Основная область исследований — химия переходных металлов. В 1970—1980 годах разработал стереохимию комплексов с кратной связью металл—лиганд. Открыл стереоспецифические реакции: цис-эффект, реакцию протонизации с дислокацией лиганда, хелатную изомерию. Один из создателей модели транс-влияния в гексакоординационных комплексах переходных металлов и цис-влияния лигандов в комплексах непереходных металлов. На основе реакций перераспределения лигандов изучал равновесия изомеров комплексов фосфора, мышьяка, сурьмы, ниобия, тантала и йода. Развил стереохимию второй координационной сферы. Обобщил данные о кислотно-основных взаимодействиях фторидов в неводных средах. Получил ряд новых классов тугоплавких веществ, в том числе высокотемпературные аналоги фосфонитрилхлоридов.

Публикации

Соавтор свыше 500 статей, свыше 100 авторских свидетельств, 7 книг.

Награды

Напишите отзыв о статье "Буслаев, Юрий Александрович"

Ссылки

  • [www.ras.ru/win/db/show_per.asp?P=.id-36.ln-ru Профиль Юрия Александровича Буслаева] на официальном сайте РАН
  • [www.biografija.ru/show_bio.aspx?ID=14336 Биография на сайте biografija.ru]

Примечания

  1. Выпускники Российского химико-технологического университета им. Д.И. Менделеева / академик РАН П.Д. Саркисов. — Москва: РХТУ им. Д.И. Менделеева, 2002. — С. 30. — 202 с. — ISBN 5-7237-0321-8.
  2. [www.moscow-tombs.ru/2001/buslaev_ya.htm Могила Ю. А. Буслаева на Троекуровском кладбище]

Отрывок, характеризующий Буслаев, Юрий Александрович


Ростов перед открытием кампании получил письмо от родителей, в котором, кратко извещая его о болезни Наташи и о разрыве с князем Андреем (разрыв этот объясняли ему отказом Наташи), они опять просили его выйти в отставку и приехать домой. Николай, получив это письмо, и не попытался проситься в отпуск или отставку, а написал родителям, что очень жалеет о болезни и разрыве Наташи с ее женихом и что он сделает все возможное для того, чтобы исполнить их желание. Соне он писал отдельно.
«Обожаемый друг души моей, – писал он. – Ничто, кроме чести, не могло бы удержать меня от возвращения в деревню. Но теперь, перед открытием кампании, я бы счел себя бесчестным не только перед всеми товарищами, но и перед самим собою, ежели бы я предпочел свое счастие своему долгу и любви к отечеству. Но это последняя разлука. Верь, что тотчас после войны, ежели я буду жив и все любим тобою, я брошу все и прилечу к тебе, чтобы прижать тебя уже навсегда к моей пламенной груди».
Действительно, только открытие кампании задержало Ростова и помешало ему приехать – как он обещал – и жениться на Соне. Отрадненская осень с охотой и зима со святками и с любовью Сони открыли ему перспективу тихих дворянских радостей и спокойствия, которых он не знал прежде и которые теперь манили его к себе. «Славная жена, дети, добрая стая гончих, лихие десять – двенадцать свор борзых, хозяйство, соседи, служба по выборам! – думал он. Но теперь была кампания, и надо было оставаться в полку. А так как это надо было, то Николай Ростов, по своему характеру, был доволен и той жизнью, которую он вел в полку, и сумел сделать себе эту жизнь приятною.
Приехав из отпуска, радостно встреченный товарищами, Николай был посылал за ремонтом и из Малороссии привел отличных лошадей, которые радовали его и заслужили ему похвалы от начальства. В отсутствие его он был произведен в ротмистры, и когда полк был поставлен на военное положение с увеличенным комплектом, он опять получил свой прежний эскадрон.
Началась кампания, полк был двинут в Польшу, выдавалось двойное жалованье, прибыли новые офицеры, новые люди, лошади; и, главное, распространилось то возбужденно веселое настроение, которое сопутствует началу войны; и Ростов, сознавая свое выгодное положение в полку, весь предался удовольствиям и интересам военной службы, хотя и знал, что рано или поздно придется их покинуть.
Войска отступали от Вильны по разным сложным государственным, политическим и тактическим причинам. Каждый шаг отступления сопровождался сложной игрой интересов, умозаключений и страстей в главном штабе. Для гусар же Павлоградского полка весь этот отступательный поход, в лучшую пору лета, с достаточным продовольствием, был самым простым и веселым делом. Унывать, беспокоиться и интриговать могли в главной квартире, а в глубокой армии и не спрашивали себя, куда, зачем идут. Если жалели, что отступают, то только потому, что надо было выходить из обжитой квартиры, от хорошенькой панны. Ежели и приходило кому нибудь в голову, что дела плохи, то, как следует хорошему военному человеку, тот, кому это приходило в голову, старался быть весел и не думать об общем ходе дел, а думать о своем ближайшем деле. Сначала весело стояли подле Вильны, заводя знакомства с польскими помещиками и ожидая и отбывая смотры государя и других высших командиров. Потом пришел приказ отступить к Свенцянам и истреблять провиант, который нельзя было увезти. Свенцяны памятны были гусарам только потому, что это был пьяный лагерь, как прозвала вся армия стоянку у Свенцян, и потому, что в Свенцянах много было жалоб на войска за то, что они, воспользовавшись приказанием отбирать провиант, в числе провианта забирали и лошадей, и экипажи, и ковры у польских панов. Ростов помнил Свенцяны потому, что он в первый день вступления в это местечко сменил вахмистра и не мог справиться с перепившимися всеми людьми эскадрона, которые без его ведома увезли пять бочек старого пива. От Свенцян отступали дальше и дальше до Дриссы, и опять отступили от Дриссы, уже приближаясь к русским границам.