Бутрос-Гали, Бутрос

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Бутрос Бутрос-Гали
بطرس بطرس غالي<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>
Генеральный секретарь ООН
1 января 1992 года — 31 декабря 1996 года
Предшественник: Хавьер Перес де Куэльяр
Преемник: Кофи Аннан
Исполнительный секретарь Франкофонии
1997 — 2002
Предшественник: Должность учреждена
Преемник: Абду Диуф
 
Вероисповедание: Коптская православная церковь
Рождение: 14 ноября 1922(1922-11-14)
Каир, Египет
Смерть: 16 февраля 2016(2016-02-16) (93 года)
Отец: Юсуф Бутрос-Гали
Супруга: Лея Мария Бутрос-Гали
Образование: 1) Каирский университет
2) Парижский университет
3) Парижский Институт политических исследований
 
Награды:

Бу́трос Бутрос-Га́ли (14 ноября 1922 года, Каир, Египет — 16 февраля 2016 года, там же) — египетский дипломат, 6-й Генеральный секретарь ООН1992 по 1996 год).



Биография

Родился в коптской семье, известной и влиятельной в Египте; его дед Бутрос Гали был премьер-министром Египта в 1908—1910 годах[1].

В 1946 году получил степень бакалавра политологии, экономики и права Каирского университета, в 1949 г. — степень доктора философии в области международного права Парижского университета[2]. Также имел ряд дипломов Парижского университета в области политологии, экономики и публичного права.

С 1949 по 1977 год был профессором международного права и международных отношений в Каирском университете. В качестве фулбрайтовского стипендиата занимался научно-исследовательской работой в Колумбийском университете (1954—1955), был директором исследовательского центра Гаагской академии международного права (1963—1964) и внештатным профессором юридического факультета Парижского университета (1967—1968).

С 1965 года был президентом Египетского общества международного права; с 1975 года — руководителем Центра политических и стратегических исследований («Аль-Ахрам»); с 1978 года — членом Административного совета кураторов Гаагской академии международного права; с 1978 года — членом Научного комитета Всемирной академии мира (Ментона, Франция); с 1979 года — член-корреспондентом Института международных отношений (Рим)К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1494 дня].

С 1971 по 1979 год был членом Комитета по применению конвенций и рекомендаций Международной организации труда. Бутрос Бутрос-Гали также основал журнал «Аль-Ахрам аль-Иктисади», редактором которого был с 1960 по 1975 год, и ежеквартальное издание «Ас-Сиясса ад-Даулия», редактором которого был до декабря 1991 годаК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1494 дня].

Являлся членом Института международного права, Международного института прав человека, Африканского общества политических исследований и Академии общественно-политических наук (Французская академия, Париж).

В 19771991 годах возглавлял египетское внешнеполитическое ведомство. В сентябре 1978 года он принимал участие в Кэмп-дэвидской встрече на высшем уровне и внес вклад в заключение Кэмп-дэвидских соглашений. Он неоднократно возглавлял делегации своей страны, участвовавшие в совещаниях Организации африканского единства (ОАЕ) и Движения неприсоединившихся стран, а также в Конференции глав государств и правительств Франции и африканских государств. Был также руководителем делегации Египта на сессиях Генеральной Ассамблеи в 1979, 1982 и 1990 годах.

В 1987 году стал членом египетского парламента, а в мае 1991 года был назначен на должность заместителя премьер-министра Египта по иностранным делам.

В 1992 году в первом туре голосования был избран на пост генерального секретаря ООН, сменив на нём Переса де Куэльяра[2].

В первые месяцы пребывания на посту генерального секретаря Бутрос-Гали предложил концепцию «построения мира» вместо «поддержания мира». Для построения мира необходимо достигнуть согласия всех втянутых в конфликт сторон, даже если данный конфликт является конфликтом внутри суверенного государства, полагал он[2].

К середине 1993 года Бутрос-Гали посетил 19 стран и провёл инспекцию 13 миротворческих операций. В 1994 году в связи c предъявлением натовского ультиматума выступил на встрече представителей НАТО, заявив: «я наделен полномочиями нажать кнопку… относительно воздушной поддержки, но для воздушных ударов необходимо будет решение Совета НАТО»[3].

В 1994 году Бутрос-Гали безуспешно пытался провести решение о военном вмешательстве ООН с целью остановить кровавую гражданскую войну в Руанде. Несмотря на возраставшую непопулярность среди стран-членов ООН, в частности США, в 1996 году Бутрос-Гали объявил о намерении баллотироваться на второй срок, но США наложили на его кандидатуру вето, и новым генеральным секретарём Организации Объединённых Наций был избран дипломат из Ганы — Кофи Аннан[2].

После выхода на пенсию Бутрос-Гали выступал с резкой критикой некоторых инициатив ООН, в том числе в отношении Ирака[2]. В 2003 году он появился в шоу Али Джи, где дипломату пришлось отвечать на вопросы потешного ведущего.

Являлся почётным доктором МГИМО[4], почетным доктором права Института государства и права Российской академии наук, почетным доктором Парижского института политических исследований, лауреатом премии им. Кристиана А. Гертера, присуждаемой американским Советом по международным отношениям, почетным доктором Католического университета в Лёвене, Бельгия, лауреатом премии «Борец за мир», присуждаемой итальянским фондом «Объединим усилия в борьбе за мир», почетным доктором Университета Лаваля, Квебек, лауреатом премии «Хрустальная звезда» им. Артура А. Хаутона младшего, присуждаемой за выдающиеся достижения Афро-американским институтомК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1494 дня].

Был избран членом совета Колледжа Беркли Йельского университета и являлся лауреатом премии им. Онассиса за вклад в достижение международного взаимопонимания и социальный прогресс. Ему были присвоены звание почетного доктора права Университета Монтескье в Бордо и звание почетного доктора сеульского «Университета Коре»К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1494 дня].

Умер 16 февраля 2016 года на 94-м году жизни в Каире[5][6].

Напишите отзыв о статье "Бутрос-Гали, Бутрос"

Примечания

  1. [www.notablebiographies.com/Be-Br/Boutros-Ghali-Boutros.html Boutros Boutros-Ghali Biography], Encyclopedia of World Biography
  2. 1 2 3 4 5 [dic.academic.ru/dic.nsf/enc_colier/5705/%D0%91%D0%A3%D0%A2%D0%A0%D0%9E%D0%A1 Бутрос Гали Бутрос] / Энциклопедия Кольера.
  3. Штоль В. НАТО в миротворческом процессе // Научно-аналитический журнал Обозреватель — Observer. — 2008. — № 1. — С. 84
  4. [www.mgimo.ru/about/dossier/document3238.phtml О Бутросе-Гали] на сайте МГИМО
  5. [www.bbc.com/russian/news/2016/02/160216_boutros_ghali_dies Умер бывший генсек ООН Бутрос Бутрос Гали]. bbc.com (16 февраля 2016).
  6. [ukranews.com/news/199721.V-Kaire-umer-eks-gensek-OON-Butros-Butros-Gali.ru В Каире умер экс-генсек ООН Бутрос Бутрос Гали]. Украинские новости. ukranews.com (16 февраля 2016).

Ссылки

  • [www.un.org/ru/sg/formersg/ghali.shtml Биография Бутрос-Гали  на сайте ООН]
  • [www.ras.ru/win/db/show_per.asp?P=.id-49318.ln-ru Бутрос-Гали, Бутрос] на официальном сайте РАН
Предшественник:
Хавьер Перес де Куэльяр
Генеральный секретарь Организации Объединённых Наций
1 января 1992 года31 декабря 1996 года
Преемник:
Кофи Аннан

Отрывок, характеризующий Бутрос-Гали, Бутрос

– Вздог'! – закричал он так, что жилы, как веревки, надулись у него на шее и лбу. – Я тебе говог'ю, ты с ума сошел, я этого не позволю. Кошелек здесь; спущу шкуг`у с этого мег`завца, и будет здесь.
– Я знаю, кто взял, – повторил Ростов дрожащим голосом и пошел к двери.
– А я тебе говог'ю, не смей этого делать, – закричал Денисов, бросаясь к юнкеру, чтоб удержать его.
Но Ростов вырвал свою руку и с такою злобой, как будто Денисов был величайший враг его, прямо и твердо устремил на него глаза.
– Ты понимаешь ли, что говоришь? – сказал он дрожащим голосом, – кроме меня никого не было в комнате. Стало быть, ежели не то, так…
Он не мог договорить и выбежал из комнаты.
– Ах, чог'т с тобой и со всеми, – были последние слова, которые слышал Ростов.
Ростов пришел на квартиру Телянина.
– Барина дома нет, в штаб уехали, – сказал ему денщик Телянина. – Или что случилось? – прибавил денщик, удивляясь на расстроенное лицо юнкера.
– Нет, ничего.
– Немного не застали, – сказал денщик.
Штаб находился в трех верстах от Зальценека. Ростов, не заходя домой, взял лошадь и поехал в штаб. В деревне, занимаемой штабом, был трактир, посещаемый офицерами. Ростов приехал в трактир; у крыльца он увидал лошадь Телянина.
Во второй комнате трактира сидел поручик за блюдом сосисок и бутылкою вина.
– А, и вы заехали, юноша, – сказал он, улыбаясь и высоко поднимая брови.
– Да, – сказал Ростов, как будто выговорить это слово стоило большого труда, и сел за соседний стол.
Оба молчали; в комнате сидели два немца и один русский офицер. Все молчали, и слышались звуки ножей о тарелки и чавканье поручика. Когда Телянин кончил завтрак, он вынул из кармана двойной кошелек, изогнутыми кверху маленькими белыми пальцами раздвинул кольца, достал золотой и, приподняв брови, отдал деньги слуге.
– Пожалуйста, поскорее, – сказал он.
Золотой был новый. Ростов встал и подошел к Телянину.
– Позвольте посмотреть мне кошелек, – сказал он тихим, чуть слышным голосом.
С бегающими глазами, но всё поднятыми бровями Телянин подал кошелек.
– Да, хорошенький кошелек… Да… да… – сказал он и вдруг побледнел. – Посмотрите, юноша, – прибавил он.
Ростов взял в руки кошелек и посмотрел и на него, и на деньги, которые были в нем, и на Телянина. Поручик оглядывался кругом, по своей привычке и, казалось, вдруг стал очень весел.
– Коли будем в Вене, всё там оставлю, а теперь и девать некуда в этих дрянных городишках, – сказал он. – Ну, давайте, юноша, я пойду.
Ростов молчал.
– А вы что ж? тоже позавтракать? Порядочно кормят, – продолжал Телянин. – Давайте же.
Он протянул руку и взялся за кошелек. Ростов выпустил его. Телянин взял кошелек и стал опускать его в карман рейтуз, и брови его небрежно поднялись, а рот слегка раскрылся, как будто он говорил: «да, да, кладу в карман свой кошелек, и это очень просто, и никому до этого дела нет».
– Ну, что, юноша? – сказал он, вздохнув и из под приподнятых бровей взглянув в глаза Ростова. Какой то свет глаз с быстротою электрической искры перебежал из глаз Телянина в глаза Ростова и обратно, обратно и обратно, всё в одно мгновение.
– Подите сюда, – проговорил Ростов, хватая Телянина за руку. Он почти притащил его к окну. – Это деньги Денисова, вы их взяли… – прошептал он ему над ухом.
– Что?… Что?… Как вы смеете? Что?… – проговорил Телянин.
Но эти слова звучали жалобным, отчаянным криком и мольбой о прощении. Как только Ростов услыхал этот звук голоса, с души его свалился огромный камень сомнения. Он почувствовал радость и в то же мгновение ему стало жалко несчастного, стоявшего перед ним человека; но надо было до конца довести начатое дело.
– Здесь люди Бог знает что могут подумать, – бормотал Телянин, схватывая фуражку и направляясь в небольшую пустую комнату, – надо объясниться…
– Я это знаю, и я это докажу, – сказал Ростов.
– Я…
Испуганное, бледное лицо Телянина начало дрожать всеми мускулами; глаза всё так же бегали, но где то внизу, не поднимаясь до лица Ростова, и послышались всхлипыванья.
– Граф!… не губите молодого человека… вот эти несчастные деньги, возьмите их… – Он бросил их на стол. – У меня отец старик, мать!…
Ростов взял деньги, избегая взгляда Телянина, и, не говоря ни слова, пошел из комнаты. Но у двери он остановился и вернулся назад. – Боже мой, – сказал он со слезами на глазах, – как вы могли это сделать?
– Граф, – сказал Телянин, приближаясь к юнкеру.
– Не трогайте меня, – проговорил Ростов, отстраняясь. – Ежели вам нужда, возьмите эти деньги. – Он швырнул ему кошелек и выбежал из трактира.


Вечером того же дня на квартире Денисова шел оживленный разговор офицеров эскадрона.
– А я говорю вам, Ростов, что вам надо извиниться перед полковым командиром, – говорил, обращаясь к пунцово красному, взволнованному Ростову, высокий штаб ротмистр, с седеющими волосами, огромными усами и крупными чертами морщинистого лица.
Штаб ротмистр Кирстен был два раза разжалован в солдаты зa дела чести и два раза выслуживался.
– Я никому не позволю себе говорить, что я лгу! – вскрикнул Ростов. – Он сказал мне, что я лгу, а я сказал ему, что он лжет. Так с тем и останется. На дежурство может меня назначать хоть каждый день и под арест сажать, а извиняться меня никто не заставит, потому что ежели он, как полковой командир, считает недостойным себя дать мне удовлетворение, так…
– Да вы постойте, батюшка; вы послушайте меня, – перебил штаб ротмистр своим басистым голосом, спокойно разглаживая свои длинные усы. – Вы при других офицерах говорите полковому командиру, что офицер украл…
– Я не виноват, что разговор зашел при других офицерах. Может быть, не надо было говорить при них, да я не дипломат. Я затем в гусары и пошел, думал, что здесь не нужно тонкостей, а он мне говорит, что я лгу… так пусть даст мне удовлетворение…
– Это всё хорошо, никто не думает, что вы трус, да не в том дело. Спросите у Денисова, похоже это на что нибудь, чтобы юнкер требовал удовлетворения у полкового командира?
Денисов, закусив ус, с мрачным видом слушал разговор, видимо не желая вступаться в него. На вопрос штаб ротмистра он отрицательно покачал головой.
– Вы при офицерах говорите полковому командиру про эту пакость, – продолжал штаб ротмистр. – Богданыч (Богданычем называли полкового командира) вас осадил.
– Не осадил, а сказал, что я неправду говорю.
– Ну да, и вы наговорили ему глупостей, и надо извиниться.
– Ни за что! – крикнул Ростов.
– Не думал я этого от вас, – серьезно и строго сказал штаб ротмистр. – Вы не хотите извиниться, а вы, батюшка, не только перед ним, а перед всем полком, перед всеми нами, вы кругом виноваты. А вот как: кабы вы подумали да посоветовались, как обойтись с этим делом, а то вы прямо, да при офицерах, и бухнули. Что теперь делать полковому командиру? Надо отдать под суд офицера и замарать весь полк? Из за одного негодяя весь полк осрамить? Так, что ли, по вашему? А по нашему, не так. И Богданыч молодец, он вам сказал, что вы неправду говорите. Неприятно, да что делать, батюшка, сами наскочили. А теперь, как дело хотят замять, так вы из за фанаберии какой то не хотите извиниться, а хотите всё рассказать. Вам обидно, что вы подежурите, да что вам извиниться перед старым и честным офицером! Какой бы там ни был Богданыч, а всё честный и храбрый, старый полковник, так вам обидно; а замарать полк вам ничего? – Голос штаб ротмистра начинал дрожать. – Вы, батюшка, в полку без году неделя; нынче здесь, завтра перешли куда в адъютантики; вам наплевать, что говорить будут: «между павлоградскими офицерами воры!» А нам не всё равно. Так, что ли, Денисов? Не всё равно?
Денисов всё молчал и не шевелился, изредка взглядывая своими блестящими, черными глазами на Ростова.
– Вам своя фанаберия дорога, извиниться не хочется, – продолжал штаб ротмистр, – а нам, старикам, как мы выросли, да и умереть, Бог даст, приведется в полку, так нам честь полка дорога, и Богданыч это знает. Ох, как дорога, батюшка! А это нехорошо, нехорошо! Там обижайтесь или нет, а я всегда правду матку скажу. Нехорошо!