Бутырская тюрьма

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Достопримечательность
Бутырская тюрьма
Бутырская тюрьма
Страна Россия
Город Москва
Первое упоминание 1775 год
Статус используется
Состояние крупнейший следственный изолятор Москвы
Координаты: 55°47′04″ с. ш. 37°35′38″ в. д. / 55.78444° с. ш. 37.59389° в. д. / 55.78444; 37.59389 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=55.78444&mlon=37.59389&zoom=17 (O)] (Я)

Бутырский следственный изолятор (следственный изолятор № 2 г. Москвы), известный также как Бутырская тюрьма, «Бутырки», или «Бутырка» — следственный изолятор в Москве, самая крупная тюрьма российской столицы, одна из старейших и наиболее известных тюрем России. Располагается в районе Тверской ЦАО на Новослободской улице (дом 45), близ Бутырской заставы, от которой учреждение и получило своё название.

Здание тюрьмы числится в списке охраняемых государством памятников истории и архитектуры.





История

Во времена правления Екатерины II в Бутырском хуторе была построена казарма Бутырского гусарского полка. Рядом существовал деревянный острог.

Емельян Пугачёв до его казни в январе 1775 г. закованным в цепи содержался в подвале сохранившейся на территории современной тюрьмы башни, ныне носящей его имя.

В 1784 г. Екатерина II в письме московскому генерал-губернатору Захару Чернышёву дала согласие на строительство у Бутырской заставы каменного губернского тюремного замка вместо существовавшего деревянного острога. К письму прилагался общий план будущей тюрьмы.

Здание тюрьмы было спроектировано выдающимся московским архитектором Матвеем Казаковым. Бутырский замок имел 4-башни : «Пугачёвская» (до 1775 года — Южная), «Полицейская», «Северная», «Часовая». В центре Бутырского губернского тюремного замка в 1782 году был построен Покровский храм, также по проекту Казакова.

С 1868 г. заведение было центральной пересыльной тюрьмой, через которую ежегодно проходило порядка 30 тыс. человек. Нынешнее здание тюрьмы было построено в 1879 г. При тюрьме действовали столярные, переплётная, сапожная, портняжная мастерские, а также мастерские по изготовлению венских стульев и выжигания по дереву. Также был организован Сергиево-Елисаветинский приют для жён и детей, добровольно следующих за ссыльными в Сибирь.

В 1873 г. в тюрьме была выявлена группа фальшивомонетчиков. В 1877—1879 тюрьма была перестроена А. Г. Вейденбаумом по проекту архитектора А. Ф. Шимановского.

С 1881 г. в тюрьме стали содержать административных политических ссыльных до их отправки к месту ссылки. Как видно из сообщения московского губернатора в Главное тюремное управление, в марте 1882 года политические заключенные были размещены по четырём башням Бутырской тюрьмы, а именно: в Пугачевской содержалось 9 женщин, в Полицейской — 5 мужчин, в Северной — 16 мужчин и в Часовой — 2 мужчин.[1]

Л. Н. Толстой в 1884 г. посетил в Бутырской тюрьме знакомого ему политзаключённого Егора Лазарева. Впоследствии Лазарев стал прототипом революционера Набатова в романе Толстого «Воскресение»[2]. Толстой, работая над романом «Воскресение», в январе 1899 года посещал надзирателя Бутырской тюрьмы И. М. Виноградова и расспрашивал его о тюремном быте. В апреле 1899 года Толстой приехал в Бутырскую тюрьму, чтобы пройти с отправляемыми в Сибирь осужденными путь до Николаевского вокзала, а затем изобразил этот путь в романе.

Во время декабрьского восстания 1905 года дружинники (в основном рабочие Миусского трамвайного парка, а также савёловские и брестские железнодорожники) пытались захватить тюрьму, но были отбиты конвойной командой; бои продолжались до 14 декабря, когда Миусский парк был освобождён отрядом драгун. В 1907 г. в тюрьме было создано следственное отделение. В 1908 г. в Бутырской тюрьме было создано каторжное отделение («Временный централ»). В 1905-10 годах в тюрьме содержались Иван Каляев, Николай Шмит, матросы с мятежного крейсера «Очаков», Владимир Маяковский.

В 1908 году в Бутырке выступал иллюзионист Гарри Гудини. За 28 минут, к ликованию заключённых, он сумел освободиться из специального транспортного «ящика», в котором арестантов перевозили из Москвы в Сибирь. Маэстро заковали в кандалы и цепи, закрыли в контейнере, придвинув крышкой к стене, но он преодолел все преграды на пути к свободе.

В 19111917 гг. в Бутырках содержался Н. И. Махно. Как и все политзаключенные, он был освобожден во время Февральской революции. 1 марта 1917 года был освобождён из Бутырской тюрьмы Феликс Дзержинский, приговорённый за год до этого к 6 годам каторги.

После Октябрьской революции 1917 г. Бутырская тюрьма использовалась как следственная и пересыльная тюрьма. В 1921 г. в Бутырках содержался и был убит часовым бывший командарм Ф. К. Миронов. Тюремный храм в 1922 году был закрыт.

Во время Большого террора в 19371938 годах в каждой камере бывало заключено до 170 человек. Всего тогда в тюрьме одновременно содержалось около 20 тысяч человек.[3] Тысячи узников были расстреляны по окончании следствия.

В тюрьме в 1930—1940-е годы содержались Варлам Шаламов, Осип Мандельштам, Сергей Королёв, Александр Солженицын, Евгения Гинзбург, Борис Фомин.

Во время Великой Отечественной войны часть тюрьмы была переоборудована в мастерские, где заключённые работали на нужды армии.

Тюрьма в настоящее время

В настоящее время тюрьма используется как крупнейший следственный изолятор Москвы. Это комплекс из примерно 20 трёхэтажных корпусов. Также в 1980-х годах под нужды тюрьмы был отдан жилой многоэтажный дом. В тюрьме 434 камеры, из которых 101 — общие камеры размером приблизительно 6 х 12 метров. Имеющиеся на стенах одёжные крючки свидетельствуют о том, что первоначально в этих камерах предполагалось размещать по 20-25 заключённых. Еще 301 камера имеет меньшую площадь: первоначально в каждой из них предполагалось размещать не более четырёх заключенных. 32 карцера предназначены для дисциплинарных наказаний.

В общей сложности в Бутырской тюрьме должно быть не более 3 500 заключённых, в настоящее время в ней содержатся менее 2 700 человек. До реконструкции в больших камерах площадью 75 квадратных метров могли находиться до 60 человек, которые спали здесь в 3-4 смены (в 1996 году в таких камерах бывало более 120 заключённых).

В тюрьме с 1992 г. вновь действует православный Покровский храм.

В мае 1994 года несколько «авторитетов», бывших заключённых, во главе с Сибиряком (Сергеем Липчанским) решили навестить товарищей в Бутырской тюрьме, договорившись с сотрудниками учреждения. Но об этом стало известно правоохранительным органам и было задержано 34 человека — сотрудников изолятора и «гостей». Двое сотрудников тюрьмы были осуждены к году лишения свободы, многих уволили по собственному желанию или отправили на пенсию.

С 1996 года в Бутырскую тюрьму, за исключением психиатрического отделения больницы, больше не помещают женщин.

Одним из самых известных заключённых тюрьмы последнего времени можно назвать Владимира Гусинского, который в июне 2000 года провел в тюрьме три дня.

28 января 2008 года заместитель директора Федеральной службы исполнения наказаний РФ Владимир Семенюк рассказал журналистам, что «были желающие выкупить у нас это здание, но мы сказали: постройте нам изолятор, а этот заберите». Однако, по его словам, когда инвесторы стали более детально просчитывать стоимость строительства нового следственного изолятора, то они отказались от сделки.[4]

При тюрьме с 1971 г. действует музей. Посещение возможно лишь в рамках экскурсии по заявке от юридического лица.

Побеги

С 1905 по 1913 год из Бутырской тюрьмы было совершено несколько побегов. В 1909 году (заключёнными под стражу подследственными) и 16 мая 1913 (каторжниками) планировались массовые, не состоявшиеся побеги.

В советское время побегов не было.

В постсоветский период:

  • В 1992 году первый побег из «Бутырки» совершили двое подследственных.
  • В июле 1996 года первый побег женщины из «Бутырки» (Наталья Сорокожердева, 26 лет.). Через три дня была задержана на Дорогомиловском рынке Москвы.
  • 1996 год — ещё 2 удавшихся побега (двое заключенных в прогулочном дворике отогнули решетку и через крышу по веревке спустились на улицу. Их удалось задержать достаточно быстро).
  • 24 марта 2000 года сбежал и позднее (через 5 дней) был пойман налётчик из Грузии.
  • В сентябре 2001 года из «камеры смертников» сбежали три особо опасных преступника с большими сроками заключения, проковыряв за несколько дней ложками цементный (в плохом состоянии) пол до коллектора, по которому и выбрались на улицу. Двоих задержали в Московской области через три недели. Третьего задержали только в апреле 2003 года.
  • В октябре 2001 года через решётку в комнате для свиданий совершил побег Иван Виноградов. Пойман через месяц.
  • 22 марта 2010 года В Москве был совершен первый за последние десять лет удачный побег из Бутырской тюрьмы (СИЗО № 2). По словам официального представителя УФСИН по Москве Сергея Цыганкова, из-под стражи бежал 26-летний уроженец Беларуси Виталий Островский, содержавшийся в следственном изоляторе по обвинению в серии краж. «Побег был совершен путём преодоления основного ограждения следственного изолятора во время конвоирования. Он оттолкнул конвойного и, словно прыгун-олимпиец, перемахнул через очень высокую решетку и колючую проволоку»,— рассказал господин Цыганков. Поймать беглеца по горячим следам не удалось. По свидетельству СМИ, бежавший был чемпионом Белоруссии по паркуру, на чемпионате в Минске — 3 место.[5] Пойман спустя 2 года в Финляндии.[6]
  • 24 апреля 2010 года сбежал и был пойман в этот же день (на Зубовском бульваре, в Москве) ранее судимый, подозреваемый в насилии над несовершеннолетним, Василий Локалев, 24 года. Локалев выбрался из камеры, выдавив решетку окна. Затем, взобравшись на крышу изолятора, он спрыгнул с неё и покинул территорию учреждения.[7]

Известные заключенные К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2375 дней]

В искусстве

  • Недолго, по ходу сюжета, в Бутырской тюрьме в 8-й камере на втором этаже содержался главный герой комедии Г. Данелия «Мимино» — Валико Мизандари, о чём он сам сообщает при неудачном поступлении на курсы пилотов дальней авиации.
  • В Бутырской тюрьме снимались сцены в помещениях здания РСХА при съемках сериала «Семнадцать мгновений весны».[8] Рассказывают, что когда в тюремных коридорах появились артисты в форме гестаповцев и эсэсовцев со свастиками на рукавах (то есть в форме противников советской власти), то заключённые из числа обслуги шутливо приветствовали их: «„Наши“ пришли!».К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2293 дня]
  • В 2001 году появилась группа Бутырка, названная в честь тюрьмы. Название возникло после побега заключённых 3 сентября 2001 года.
  • В 1991 году тут снималась финальная сцена сериала Кодекс молчания 2: След чёрной рыбы. Когда актер Карим Мирхадиев в соответствии со своим сценарием, после объявления ему отказа в помиловании, закричал «Я не виновен!». Его крик услышали в камерах и все заключенные принялась кричать: «Он не виновен! Он не виновен!»
  • Для того, чтобы вжиться в роль Хлыста в фильме «Железный человек 2», Микки Рурк побывал на экскурсии в Бутырской тюрьме[9].
  • Упоминается в компьютерной игре [vk.com/prisongame Тюряга] Волгоградской студии [kefirgames.ru/ "Кефир!"]
  • В фильме "Девять жизней Нестора Махно", Нестор сидел в камере для анархистов

См. также

Напишите отзыв о статье "Бутырская тюрьма"

Примечания

  1. [narodnaya-volya.ru/toponim/jail/moscj.php Бутырская пересыльная тюрьма]
  2. [artlib.osu.ru/oeel/gold/bolshakov/tolstoy/7f.html НАБАТОВ ИЗ «ВОСКРЕСЕНИЯ»]
  3. [politzeki.mypeople.ru/users/politzeki/wiki/butyrskaia_tiurma/ Описание тюрьмы]
  4. [www.vremya.ru/2008/11/51/196439.html Ю.Хомченко. Купля-пропажа. На историческое здание Бутырской тюрьмы не нашлось инвестора]
  5. [www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1341601 Подследственный перепрыгнул через ограждение Бутырки]
  6. [www.mk.ru/social/2012/08/05/733450-v-butyirku-posadili-foresta-gampa.html В Бутырку посадили Фореста Гампа]. www.mk.ru. Проверено 29 марта 2016.
  7. [inforotor.ru/visit/3526666?url=www.newsru.com/crime/24apr2010/but3.html Заключенный, сбежавший из Бутырки, пойман через несколько часов]
  8. [www.rg.ru/2005/09/06/butyrka.html В. Куликов. СИЗО пять звезд."Бутырка" перешла на евростандарт]
  9. [www.msnbc.msn.com/id/29727391/ «Mickey Rourke visits Russian prison»]. en:MSNBC. 2009-03—16. Retrieved 2009-03-17.

Литература

  • Рожаева Е. Бутырка. — М.: Эксмо, 2008. — 352 с. — 7000 экз. — (История тюрем России).

Ссылки

  • [topos.memo.ru/butyrskaya-tyurma Москва. Топография террора. История Бутырской тюрьмы в советские годы.]
  • [www.butyrka-sizo.ru/ Официальный сайт Следственного изолятора № 2 УФСИН «Бутырская тюрьма»]
  • [drevo.pravbeseda.ru/index.php?id=3465 История тюрьмы]
  • [www.narodnaya-volya.ru/toponim/jail/moscj.php Бутырская пересыльная тюрьма]
  • [politzeki.mypeople.ru/users/politzeki/wiki/butyrskaia_tiurma/ Описание тюрьмы]
  • [topos.memo.ru/butyrskaya-tyurma История тюрьмы]
  • [dedushkin1.livejournal.com/336737.html#cutid1 История и фотография тюрьмы]
  • [www.butyrka.st-nikolas.ru/content/view/5/5/ История тюремного храма]
  • [forum.rons-inform.org/viewtopic.php?t=2389&sid=fa374f7ff52e7623793dfe8ce005b73b Новомученики — узники Бутырской тюрьмы]
  • [volk.livejournal.com/1026450.html Тюремное служение в Бутырском изоляторе]
  • [www.vmdaily.ru/article.php?aid=64548 Побеги из Бутырской тюрьмы]
  • [www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=22646 Е.Заподинская. Бутырская кунсткамера]
  • [www.tvdata.ru/rus/crime/butyrskaya_prison Футажи, видео кадры из бутырской тюрьмы]
  • [prisonlife.ru/mesta-lishenya-svobodi/253-pobeg-iz-butyrskoy-tyurmy.html#.UWxYZKLIYRo Побег из «Бутырской тюрьмы»]
  • Дарья Загвоздина. [www.gazeta.ru/social/2013/06/18/5383725.shtml Бутырская тюрьма: вчера, сегодня, завтра» - Газета.Ru]. Газета.Ru (18.06.2013).

Отрывок, характеризующий Бутырская тюрьма

«Где я? Да, в цепи: лозунг и пароль – дышло, Ольмюц. Экая досада, что эскадрон наш завтра будет в резервах… – подумал он. – Попрошусь в дело. Это, может быть, единственный случай увидеть государя. Да, теперь недолго до смены. Объеду еще раз и, как вернусь, пойду к генералу и попрошу его». Он поправился на седле и тронул лошадь, чтобы еще раз объехать своих гусар. Ему показалось, что было светлей. В левой стороне виднелся пологий освещенный скат и противоположный, черный бугор, казавшийся крутым, как стена. На бугре этом было белое пятно, которого никак не мог понять Ростов: поляна ли это в лесу, освещенная месяцем, или оставшийся снег, или белые дома? Ему показалось даже, что по этому белому пятну зашевелилось что то. «Должно быть, снег – это пятно; пятно – une tache», думал Ростов. «Вот тебе и не таш…»
«Наташа, сестра, черные глаза. На… ташка (Вот удивится, когда я ей скажу, как я увидал государя!) Наташку… ташку возьми…» – «Поправей то, ваше благородие, а то тут кусты», сказал голос гусара, мимо которого, засыпая, проезжал Ростов. Ростов поднял голову, которая опустилась уже до гривы лошади, и остановился подле гусара. Молодой детский сон непреодолимо клонил его. «Да, бишь, что я думал? – не забыть. Как с государем говорить буду? Нет, не то – это завтра. Да, да! На ташку, наступить… тупить нас – кого? Гусаров. А гусары в усы… По Тверской ехал этот гусар с усами, еще я подумал о нем, против самого Гурьева дома… Старик Гурьев… Эх, славный малый Денисов! Да, всё это пустяки. Главное теперь – государь тут. Как он на меня смотрел, и хотелось ему что то сказать, да он не смел… Нет, это я не смел. Да это пустяки, а главное – не забывать, что я нужное то думал, да. На – ташку, нас – тупить, да, да, да. Это хорошо». – И он опять упал головой на шею лошади. Вдруг ему показалось, что в него стреляют. «Что? Что? Что!… Руби! Что?…» заговорил, очнувшись, Ростов. В то мгновение, как он открыл глаза, Ростов услыхал перед собою там, где был неприятель, протяжные крики тысячи голосов. Лошади его и гусара, стоявшего подле него, насторожили уши на эти крики. На том месте, с которого слышались крики, зажегся и потух один огонек, потом другой, и по всей линии французских войск на горе зажглись огни, и крики всё более и более усиливались. Ростов слышал звуки французских слов, но не мог их разобрать. Слишком много гудело голосов. Только слышно было: аааа! и рррр!
– Что это? Ты как думаешь? – обратился Ростов к гусару, стоявшему подле него. – Ведь это у неприятеля?
Гусар ничего не ответил.
– Что ж, ты разве не слышишь? – довольно долго подождав ответа, опять спросил Ростов.
– А кто ё знает, ваше благородие, – неохотно отвечал гусар.
– По месту должно быть неприятель? – опять повторил Ростов.
– Може он, а може, и так, – проговорил гусар, – дело ночное. Ну! шали! – крикнул он на свою лошадь, шевелившуюся под ним.
Лошадь Ростова тоже торопилась, била ногой по мерзлой земле, прислушиваясь к звукам и приглядываясь к огням. Крики голосов всё усиливались и усиливались и слились в общий гул, который могла произвести только несколько тысячная армия. Огни больше и больше распространялись, вероятно, по линии французского лагеря. Ростову уже не хотелось спать. Веселые, торжествующие крики в неприятельской армии возбудительно действовали на него: Vive l'empereur, l'empereur! [Да здравствует император, император!] уже ясно слышалось теперь Ростову.
– А недалеко, – должно быть, за ручьем? – сказал он стоявшему подле него гусару.
Гусар только вздохнул, ничего не отвечая, и прокашлялся сердито. По линии гусар послышался топот ехавшего рысью конного, и из ночного тумана вдруг выросла, представляясь громадным слоном, фигура гусарского унтер офицера.
– Ваше благородие, генералы! – сказал унтер офицер, подъезжая к Ростову.
Ростов, продолжая оглядываться на огни и крики, поехал с унтер офицером навстречу нескольким верховым, ехавшим по линии. Один был на белой лошади. Князь Багратион с князем Долгоруковым и адъютантами выехали посмотреть на странное явление огней и криков в неприятельской армии. Ростов, подъехав к Багратиону, рапортовал ему и присоединился к адъютантам, прислушиваясь к тому, что говорили генералы.
– Поверьте, – говорил князь Долгоруков, обращаясь к Багратиону, – что это больше ничего как хитрость: он отступил и в арьергарде велел зажечь огни и шуметь, чтобы обмануть нас.
– Едва ли, – сказал Багратион, – с вечера я их видел на том бугре; коли ушли, так и оттуда снялись. Г. офицер, – обратился князь Багратион к Ростову, – стоят там еще его фланкёры?
– С вечера стояли, а теперь не могу знать, ваше сиятельство. Прикажите, я съезжу с гусарами, – сказал Ростов.
Багратион остановился и, не отвечая, в тумане старался разглядеть лицо Ростова.
– А что ж, посмотрите, – сказал он, помолчав немного.
– Слушаю с.
Ростов дал шпоры лошади, окликнул унтер офицера Федченку и еще двух гусар, приказал им ехать за собою и рысью поехал под гору по направлению к продолжавшимся крикам. Ростову и жутко и весело было ехать одному с тремя гусарами туда, в эту таинственную и опасную туманную даль, где никто не был прежде его. Багратион закричал ему с горы, чтобы он не ездил дальше ручья, но Ростов сделал вид, как будто не слыхал его слов, и, не останавливаясь, ехал дальше и дальше, беспрестанно обманываясь, принимая кусты за деревья и рытвины за людей и беспрестанно объясняя свои обманы. Спустившись рысью под гору, он уже не видал ни наших, ни неприятельских огней, но громче, яснее слышал крики французов. В лощине он увидал перед собой что то вроде реки, но когда он доехал до нее, он узнал проезженную дорогу. Выехав на дорогу, он придержал лошадь в нерешительности: ехать по ней, или пересечь ее и ехать по черному полю в гору. Ехать по светлевшей в тумане дороге было безопаснее, потому что скорее можно было рассмотреть людей. «Пошел за мной», проговорил он, пересек дорогу и стал подниматься галопом на гору, к тому месту, где с вечера стоял французский пикет.
– Ваше благородие, вот он! – проговорил сзади один из гусар.
И не успел еще Ростов разглядеть что то, вдруг зачерневшееся в тумане, как блеснул огонек, щелкнул выстрел, и пуля, как будто жалуясь на что то, зажужжала высоко в тумане и вылетела из слуха. Другое ружье не выстрелило, но блеснул огонек на полке. Ростов повернул лошадь и галопом поехал назад. Еще раздались в разных промежутках четыре выстрела, и на разные тоны запели пули где то в тумане. Ростов придержал лошадь, повеселевшую так же, как он, от выстрелов, и поехал шагом. «Ну ка еще, ну ка еще!» говорил в его душе какой то веселый голос. Но выстрелов больше не было.
Только подъезжая к Багратиону, Ростов опять пустил свою лошадь в галоп и, держа руку у козырька, подъехал к нему.
Долгоруков всё настаивал на своем мнении, что французы отступили и только для того, чтобы обмануть нас, разложили огни.
– Что же это доказывает? – говорил он в то время, как Ростов подъехал к ним. – Они могли отступить и оставить пикеты.
– Видно, еще не все ушли, князь, – сказал Багратион. – До завтрашнего утра, завтра всё узнаем.
– На горе пикет, ваше сиятельство, всё там же, где был с вечера, – доложил Ростов, нагибаясь вперед, держа руку у козырька и не в силах удержать улыбку веселья, вызванного в нем его поездкой и, главное, звуками пуль.
– Хорошо, хорошо, – сказал Багратион, – благодарю вас, г. офицер.
– Ваше сиятельство, – сказал Ростов, – позвольте вас просить.
– Что такое?
– Завтра эскадрон наш назначен в резервы; позвольте вас просить прикомандировать меня к 1 му эскадрону.
– Как фамилия?
– Граф Ростов.
– А, хорошо. Оставайся при мне ординарцем.
– Ильи Андреича сын? – сказал Долгоруков.
Но Ростов не отвечал ему.
– Так я буду надеяться, ваше сиятельство.
– Я прикажу.
«Завтра, очень может быть, пошлют с каким нибудь приказанием к государю, – подумал он. – Слава Богу».

Крики и огни в неприятельской армии происходили оттого, что в то время, как по войскам читали приказ Наполеона, сам император верхом объезжал свои бивуаки. Солдаты, увидав императора, зажигали пуки соломы и с криками: vive l'empereur! бежали за ним. Приказ Наполеона был следующий:
«Солдаты! Русская армия выходит против вас, чтобы отмстить за австрийскую, ульмскую армию. Это те же баталионы, которые вы разбили при Голлабрунне и которые вы с тех пор преследовали постоянно до этого места. Позиции, которые мы занимаем, – могущественны, и пока они будут итти, чтоб обойти меня справа, они выставят мне фланг! Солдаты! Я сам буду руководить вашими баталионами. Я буду держаться далеко от огня, если вы, с вашей обычной храбростью, внесете в ряды неприятельские беспорядок и смятение; но если победа будет хоть одну минуту сомнительна, вы увидите вашего императора, подвергающегося первым ударам неприятеля, потому что не может быть колебания в победе, особенно в тот день, в который идет речь о чести французской пехоты, которая так необходима для чести своей нации.
Под предлогом увода раненых не расстроивать ряда! Каждый да будет вполне проникнут мыслию, что надо победить этих наемников Англии, воодушевленных такою ненавистью против нашей нации. Эта победа окончит наш поход, и мы можем возвратиться на зимние квартиры, где застанут нас новые французские войска, которые формируются во Франции; и тогда мир, который я заключу, будет достоин моего народа, вас и меня.
Наполеон».


В 5 часов утра еще было совсем темно. Войска центра, резервов и правый фланг Багратиона стояли еще неподвижно; но на левом фланге колонны пехоты, кавалерии и артиллерии, долженствовавшие первые спуститься с высот, для того чтобы атаковать французский правый фланг и отбросить его, по диспозиции, в Богемские горы, уже зашевелились и начали подниматься с своих ночлегов. Дым от костров, в которые бросали всё лишнее, ел глаза. Было холодно и темно. Офицеры торопливо пили чай и завтракали, солдаты пережевывали сухари, отбивали ногами дробь, согреваясь, и стекались против огней, бросая в дрова остатки балаганов, стулья, столы, колеса, кадушки, всё лишнее, что нельзя было увезти с собою. Австрийские колонновожатые сновали между русскими войсками и служили предвестниками выступления. Как только показывался австрийский офицер около стоянки полкового командира, полк начинал шевелиться: солдаты сбегались от костров, прятали в голенища трубочки, мешочки в повозки, разбирали ружья и строились. Офицеры застегивались, надевали шпаги и ранцы и, покрикивая, обходили ряды; обозные и денщики запрягали, укладывали и увязывали повозки. Адъютанты, батальонные и полковые командиры садились верхами, крестились, отдавали последние приказания, наставления и поручения остающимся обозным, и звучал однообразный топот тысячей ног. Колонны двигались, не зная куда и не видя от окружавших людей, от дыма и от усиливающегося тумана ни той местности, из которой они выходили, ни той, в которую они вступали.
Солдат в движении так же окружен, ограничен и влеком своим полком, как моряк кораблем, на котором он находится. Как бы далеко он ни прошел, в какие бы странные, неведомые и опасные широты ни вступил он, вокруг него – как для моряка всегда и везде те же палубы, мачты, канаты своего корабля – всегда и везде те же товарищи, те же ряды, тот же фельдфебель Иван Митрич, та же ротная собака Жучка, то же начальство. Солдат редко желает знать те широты, в которых находится весь корабль его; но в день сражения, Бог знает как и откуда, в нравственном мире войска слышится одна для всех строгая нота, которая звучит приближением чего то решительного и торжественного и вызывает их на несвойственное им любопытство. Солдаты в дни сражений возбужденно стараются выйти из интересов своего полка, прислушиваются, приглядываются и жадно расспрашивают о том, что делается вокруг них.
Туман стал так силен, что, несмотря на то, что рассветало, не видно было в десяти шагах перед собою. Кусты казались громадными деревьями, ровные места – обрывами и скатами. Везде, со всех сторон, можно было столкнуться с невидимым в десяти шагах неприятелем. Но долго шли колонны всё в том же тумане, спускаясь и поднимаясь на горы, минуя сады и ограды, по новой, непонятной местности, нигде не сталкиваясь с неприятелем. Напротив того, то впереди, то сзади, со всех сторон, солдаты узнавали, что идут по тому же направлению наши русские колонны. Каждому солдату приятно становилось на душе оттого, что он знал, что туда же, куда он идет, то есть неизвестно куда, идет еще много, много наших.
– Ишь ты, и курские прошли, – говорили в рядах.
– Страсть, братец ты мой, что войски нашей собралось! Вечор посмотрел, как огни разложили, конца краю не видать. Москва, – одно слово!
Хотя никто из колонных начальников не подъезжал к рядам и не говорил с солдатами (колонные начальники, как мы видели на военном совете, были не в духе и недовольны предпринимаемым делом и потому только исполняли приказания и не заботились о том, чтобы повеселить солдат), несмотря на то, солдаты шли весело, как и всегда, идя в дело, в особенности в наступательное. Но, пройдя около часу всё в густом тумане, большая часть войска должна была остановиться, и по рядам пронеслось неприятное сознание совершающегося беспорядка и бестолковщины. Каким образом передается это сознание, – весьма трудно определить; но несомненно то, что оно передается необыкновенно верно и быстро разливается, незаметно и неудержимо, как вода по лощине. Ежели бы русское войско было одно, без союзников, то, может быть, еще прошло бы много времени, пока это сознание беспорядка сделалось бы общею уверенностью; но теперь, с особенным удовольствием и естественностью относя причину беспорядков к бестолковым немцам, все убедились в том, что происходит вредная путаница, которую наделали колбасники.
– Что стали то? Аль загородили? Или уж на француза наткнулись?
– Нет не слыхать. А то палить бы стал.
– То то торопили выступать, а выступили – стали без толку посереди поля, – всё немцы проклятые путают. Эки черти бестолковые!
– То то я бы их и пустил наперед. А то, небось, позади жмутся. Вот и стой теперь не емши.
– Да что, скоро ли там? Кавалерия, говорят, дорогу загородила, – говорил офицер.
– Эх, немцы проклятые, своей земли не знают, – говорил другой.
– Вы какой дивизии? – кричал, подъезжая, адъютант.
– Осьмнадцатой.
– Так зачем же вы здесь? вам давно бы впереди должно быть, теперь до вечера не пройдете.
– Вот распоряжения то дурацкие; сами не знают, что делают, – говорил офицер и отъезжал.
Потом проезжал генерал и сердито не по русски кричал что то.
– Тафа лафа, а что бормочет, ничего не разберешь, – говорил солдат, передразнивая отъехавшего генерала. – Расстрелял бы я их, подлецов!
– В девятом часу велено на месте быть, а мы и половины не прошли. Вот так распоряжения! – повторялось с разных сторон.
И чувство энергии, с которым выступали в дело войска, начало обращаться в досаду и злобу на бестолковые распоряжения и на немцев.
Причина путаницы заключалась в том, что во время движения австрийской кавалерии, шедшей на левом фланге, высшее начальство нашло, что наш центр слишком отдален от правого фланга, и всей кавалерии велено было перейти на правую сторону. Несколько тысяч кавалерии продвигалось перед пехотой, и пехота должна была ждать.
Впереди произошло столкновение между австрийским колонновожатым и русским генералом. Русский генерал кричал, требуя, чтобы остановлена была конница; австриец доказывал, что виноват был не он, а высшее начальство. Войска между тем стояли, скучая и падая духом. После часовой задержки войска двинулись, наконец, дальше и стали спускаться под гору. Туман, расходившийся на горе, только гуще расстилался в низах, куда спустились войска. Впереди, в тумане, раздался один, другой выстрел, сначала нескладно в разных промежутках: тратта… тат, и потом всё складнее и чаще, и завязалось дело над речкою Гольдбахом.