Военно-морские силы Франции

Поделись знанием:
(перенаправлено с «ВМС Франции»)
Перейти к: навигация, поиск
Marine Nationale
Национальные военно-морские силы

Логотип Национальныx ВМС Франции
Страна

Франция Франция

Подчинение

Министерство обороны Франции

Входит в

Вооружённые силы Франции

Тип

Военно-морские силы

Участие в

Франко-прусская война 1870—1871
Первая мировая война
Рифская война
Вторая мировая война
Индокитайская война

Командиры
Действующий командир

Адмирал Пьер-Франсуа Фориссьер
фр. Amiral Pierre-François Forissier[1]

Национальные военно-морские силы Франции (фр. Marine Nationale) — один из видов вооружённых сил Французской Республики.

Состоят из органов управления (главное командование), надводных сил, подводных сил, воздушных сил (военно-морской авиации), и сведённых в единый компонент морской пехоты и подразделений специального назначения.





История

Французский флот (фр. La Marine Française) известен в истории не менее широко, чем британский. В отличие от последнего, он никогда не носил названия «королевский». Тем не менее, его прозвище La Royale намекает на эту связь, хотя происхождение прозвища точно неизвестно. Возможно, дело в том, что исторически французская монархия и флот действительно были тесно связаны. По другой теории, это метоним от рю Рояль (Rue Royale), такой же, как Елисейский дворец или Матиньон. Наконец, есть такие, кто напоминает, что на флоте служило много аристократов. Так, даже в 1936 году больше 90 % офицеров флота Франции имели фамилии с приставкой «де».

Фактически военный флот существовал во Франции, по крайней мере, с XII-XIII веков, когда корабли интенсивно использовались для перевозки крестоносцев в Палестину, Египет и Тунис. В 1340 году, во время Столетней войны, он принял участие в морском сражении с англичанами при Слёйсе.

Король Людовик XII (1498-1515) уже имел в своем распоряжении крупные боевые каракки, не уступавшие знаменитым британским «Грейт Гарри» и «Мэри Роуз», крупнейшей из которых была «Ле Шарант», имевшая 200 орудий, из которых, однако, только 14 были крупными. Построенная около 1500 года в Бресте по проекту мастера Дешаржа, каракка «Ле Шарант» имела специальные пушечные порты — впервые в истории мирового кораблестроения [militera.lib.ru/h/stenzel/1_09.html].

В 1534 году по поручению короля Франциска I (1515-1547) французский мореплаватель Жак Картье совершил успешное плавание в Канаду, закрепив за Францией значительные территории в Северной Америке. В 1545 году французский флот сыграл определяющую роль в захвате армией Франциска I острова Уайт.

Однако наибольшего развития и славы французский флот достиг в XVII веке. Фактическим «основателем» военного парусного флота во Франции по праву можно считать кардинала Ришельё, подлинного правителя государства при короле Людовике XIII.

При Ришельё был взят курс на укрепление военно-морской мощи Франции, необходимой для соперничества с Англией, приобретения колоний и борьбы с гугенотами. В этом французское правительство убедила тяжелая осада Ла-Рошели в 1628 году, гугенотский гарнизон которой беспрепятственно снабжался по морю англичанами.

Построенный в 1636 году линейный корабль «Корона» («La Couronne») — являлся своеобразным «французским ответом» на сильнейшие и красивейшие английские корабли того времени — 55-пушечный «Prince Royal» (1610) и 100-пушечный «Sovereign of the Seas» («Властелин морей», 1634), спроектированные знаменитым кораблестроителем Финеасом Петтом. В разработке вооружения и убранства «La Couronne», спроектированного мастером Шарлем Морье из Дьепа, принимал личное участие кардинал Ришельё. Современные специалисты в области кораблестроения считают этот 70-пушечный 2000-тонный корабль красивейшим судном истекшего тысячелетия [windgammers.narod.ru/Korabli/La-Corona.html].

При преемниках Людовика XIII и Ришельё, кардинале Мазарини, короле Людовике XIV и канцлере Кольбере, французские военно-морские силы значительно усилились. Во многом этому способствовали колониальные приобретения Франции и англо-голландские войны на море, несколько истощившие силы «потенциальных противников» страны. Во второй половине XVII века проявили себя такие выдающиеся французские адмиралы, как Авраам Дюкен, Анн де Турвиль и Жан д'Эстре.

Французские линейные корабли этого времени по своему водоизмещению были больше английских и сильнее их по артиллерии. К числу крупнейших линейных кораблей, выстроенных в это время, относятся 80-пушечные «Ville de Paris», «Solei Royal» и «Le Royal Louis» — каждый водоизмещением около 2000 т.

В 1669 году французский флот принимает участие в неудачной операции по снятию турецкой осады венецианской крепости Кандии на о-ве Крит, а в 1672-1678 годах — во франко-голландской войне. В 1676 году в битве при Стромболи и в 1677 году близ Агосты (Сицилия) выдающийся французский флотоводец Авраам Дюкен наносит поражения голландскому флоту под командованием знаменитого адмирала де Рюйтера.

В 1686 и 1688 годах французские линейные корабли предпринимали успешные бомбардировки алжирского побережья в рамках борьбы с варварийскими пиратами.

В первой половине XVIII века французский флот испытывал определенный упадок, значительно уступая британскому флоту, хотя борьба за господство на море, в том числе в отдалённых уголках мира, продолжалась. Французы всё чаще прибегали к набеговой тактике и приватирству. Тогда, наряду с адмиралами, выдвинулись такие известные корсары, как уроженец Дюнкерка Жан Бар (1651-1702) и уроженец Сен-Мало Рене Дюге-Труэн (1673-1736).

В это время наиболее популярным типом военного судна у французов становятся сравнительно быстроходные фрегаты, необходимые для крейсерских операций. Только во второй половине XVIII века во Франции было спущено на воду 102 фрегата, наиболее известным из которых стал «La Belle Poule» («Прелестная курочка»), построенный в 1765 году в Бордо по удачному проекту инженера Леона Гиньяса (фр.). После того как 17 июня 1778 года «La Belle Poule» выдержал бой с английским фрегатом «Аретуза», он стал настолько популярным, что дамы при дворе королевы Марии-Антуанетты стали украшать свои головы модными прическами в стиле «А la Belle Poule». На историческом фрегате «La Belle Poule» в 1771 году плавал и знаменитый мореплаватель граф Лаперуз (1741-1788) [tall-ship.ru/fregat-la-belle-poule/].

С началом Революции (1789) старый королевский флот фактически был упразднён и заменён флотом Французской Республики. Большинство офицерского корпуса и подготовленных кадров артиллеристов погибли во время Террора.

Ядерные силы

Командная структура

Главное командование ВМС Франции, Париж

Организация

  • Надводные силы

В состав Командования надводных сил входят все надводные корабли ВМС Франции. Численность командования более 12000 человек. Постоянные корабельные соединения в нем отсутствуют. Формирование временных соединений (корабельных групп) осуществляется по модульному принципу для решения конкретных задач. Руководство ими возложено на оперативные командования ВМС либо создаваемые на время операции национальные или многонациональные органы управления[2].

Пункты базирования

База ВМФ Франции в Иль-Лонг.

Боевой состав

По состоянию на 01 января 2013 года в состав ВМС Франции входят следующие суда:

Тип Бортовой номер Наименование В составе флота с Состояние Примечания
Авианосцы
Авианосец типа «Шарль де Голль» R91 Charles de Gaulle 18 мая 2001 года[3] В строю Флагман флота
Фрегаты
Противолодочный фрегат типа F67 D612 De Grasse 1 октября 1977 В строю
Противолодочный фрегат типа F70 ASM D640 Georges Leygues 10 декабря 1979 В строю
Противолодочный фрегат типа F70 ASM D641 Dupleix 16 июня 1981 В строю
Противолодочный фрегат типа F70 ASM D642 Montcalm 28 мая 1982 В строю
Противолодочный фрегат типа F70 ASM D643 Jean de Vienne 25 мая 1984 В строю
Противолодочный фрегат типа F70 ASM D644 Primauguet 05 ноября 1986 В строю
Противолодочный фрегат типа F70 ASM D645 La Motte-Picquet 18 февраля 1988 В строю
Противолодочный фрегат типа F70 ASM D646 Latouche-Tréville 16 июля 1990 В строю
Противовоздушный фрегат типа F70 AA D614 Cassard 28 июля 1988 В строю
Противовоздушный фрегат типа F70 AA D615 Jean Bart 21 сентября 1991 В строю
Противовоздушный фрегат типа Horizon D620 Forbin 14 октября 2010 В строю
Противовоздушный фрегат типа Horizon D621 Chevalier Paul 10 июня 2011 В строю
Лёгкие фрегаты типа La Fayette F710 La Fayette 22 марта 1996 В строю
Лёгкие фрегаты типа La Fayette F711 Surcouf 22 марта 1996 В строю
Лёгкие фрегаты типа La Fayette F712 Courbet 01 апреля 1997 В строю
Лёгкие фрегаты типа La Fayette F713 Aconit 03 июня 1999 В строю
Лёгкие фрегаты типа La Fayette F714 Guépratte 27 ноября 2001 В строю
Фрегаты типа Floréal F730 Floréal 25 июля 1992 В строю
Фрегаты типа Floréal F731 Prairial 20 мая 1992 В строю
Фрегаты типа Floréal F732 Nivôse 15 октября 1992 В строю
Фрегаты типа Floréal F733 Ventôse 05 мая 1993 В строю
Фрегаты типа Floréal F734 Vendémiaire 21 марта 1993 В строю
Фрегаты типа Floréal F735 Germinal 17 мая 1994 В строю
Корвет типа A69 F789 Lieutenant de vaisseau Le Hénaff 13 февраля 1980 В строю
Корвет типа A69 F790 Lieutenant de vaisseau Lavallée 9 октября 1980 В строю
Корвет типа A69 F791 Commandant l’Herminier 19 января 1986 В строю
Корвет типа A69 F792 Premier maître l’Her 5 декабря 1981 В строю
Корвет типа A69 F793 Commandant Blaison 28 апреля 1982 В строю
Корвет типа A69 F794 Enseigne de vaisseau Jacoubet 23 октября 1982 В строю
Корвет типа A69 F795 Commandant Ducuing 17 марта 1983 В строю
Корвет типа A69 F796 Commandant Birot 14 марта 1984 В строю
Корвет типа A69 F797 Commandant Bouan 31 октября 1984 В строю
Сторожевые корабли
Сторожевые корабли типа Albatros P681 Albatros В строю
Сторожевые корабли типа Lapérouse P675 Arago В строю
Сторожевые корабли типа OPV 54 P676 Flamant В строю
Сторожевые корабли типа OPV 54 P677 Cormoran В строю
Сторожевые корабли типа OPV 54 P678 Pluvier В строю
Сторожевые корабли типа L’Audacieuse P682 L’Audacieuse Разоружен
Сторожевые корабли типа L’Audacieuse P683 La Boudeuse В строю
Сторожевые корабли типа L’Audacieuse P684 La Capricieuse В строю
Сторожевые корабли типа L’Audacieuse P686 La Glorieuse В строю
Сторожевые корабли типа L’Audacieuse P687 La Gracieuse В строю
Сторожевые корабли типа L’Audacieuse P688 La Moqueuse В строю
Сторожевые корабли типа L’Audacieuse P689 La Railleuse В строю
Сторожевые корабли типа L’Audacieuse P690 La Rieuse В строю
Сторожевые корабли типа L’Audacieuse P691 La Tapageuse В строю
Сторожевые корабли типа Espadon 50 P679 Grèbe
Сторожевые корабли типа Athos A 712 Athos
Сторожевые корабли типа Athos A 713 Aramis
Десантные корабли
Десантные корабли типа Mistral L9013 Mistral 18 декабря 2006 В строю
Десантные корабли типа Mistral L9014 Tonnerre 1 августа 2007 В строю
Десантные корабли типа Foudre L9012 Siroco 21 декабря 1998 В строю
Подводные лодки
АПЛ типа «Триумфан» S616 Le Triomphant 21 марта 1997 года В строю
АПЛ типа «Триумфан» S617 Le Téméraire 23 декабря 1999 года В строю
АПЛ типа «Триумфан» S618 Le Vigilant 26 ноября 2004 года В строю
АПЛ типа «Триумфан» S619 Le Terrible 20 сентября 2010 года В строю
АПЛ типа «Rubis» S601 Rubis 23 февраля 1983 года В строю
АПЛ типа «Rubis» S602 Saphir 6 июля 1984 года В строю
АПЛ типа «Rubis» S603 Casabianca 21 апреля 1987 года В строю
АПЛ типа «Rubis» S604 Émeraude 15 сентября 1988 года В строю
АПЛ типа «Rubis» S605 Améthyste 20 марта 1992 года В строю
АПЛ типа «Rubis» S606 Perle 7 июля 1993 года В строю


Префикс кораблей и судов

Корабли и суда ВМФ Франции не имеют префикса по принадлежности к Военно-морским силам государства.

Флаги кораблей и судов

Флаги должностных лиц

Знаки различия

Адмиралы и офицеры

Категории[4] Адмиралы
Amiraux
Старшие офицеры
Officiers supérieurs
Младшие офицеры
Officiers subalternes
Код
ВМС Франции
O-9 O-8 O-7 O-6 O-5 O-4 O-3 O-2 O-1 O-1 O-1
Код
НАТО
OF-9 OF-8 OF-7 OF-6 OF-5 OF-4 OF-3 OF-2 OF-1 OF-1 OF-1
Чин
ВМС
Франции
Amiral Vice-
amiral
d’escadre
Vice-
amiral
Contre-
amiral
Capitaine
de
vaisseau
Capitaine
de
frégate
Capitaine
de
corvette
Lieutenant
de
vaisseau
Enseigne
de vaisseau
de 1ère classe
Enseigne
de vaisseau
de 2ème classe
Aspirant
Русский
перевод
Адмирал Эскадренный
вице-
адмирал
Вице-
адмирал
Контр-
адмирал
Капитан
корабля
Капитан
фрегата
Капитан
корвета
Корабельный
лейтенант
Корабельный
мичман
1-го
класса
Корабельный
мичман
2-го
класса
Кандидат
в
мичмана
Звание
ВС РФ
Адмирал
флота
Адмирал Вице-
адмирал
Контр-
адмирал
Капитан
1-го
ранга
Капитан
2-го
ранга
Капитан
3-го
ранга
Капитан-
лейтенант
Старший
лейтенант
Лейтенант -

Мичманы, старшины и матросы

Категории Мичманы
Sous-officiers
Старшины
Maîtres
Матросы
Matelots
Код
ВМС Франции
O-9 O-8 O-7 O-6 O-5 O-4 O-3 O-2 O-1
Код
НАТО
OR-9 OR-8 OR-7 OR-6 OR-5 OR-4 OR-3 OR-2 OR-1
Чин
ВМС
Франции
Major Maître
principal
Premier
maître
Maître Second
maître
Quartier-
maître
de 1ère
classe
Quartier-
maître
de 2ème
classe
Matelot
breveté
Matelot
Русский
перевод
Майор Главный
старшина
1-й
старшина
Старшина 2-й
старшина
Квартир-
мейстер
1-го
класса
Квартир-
мейстер
2-го
класса
Мателот
с
патентом
Матрос
(мателот)
Звание
ВС РФ
- Старший
мичман
Мичман Старшина
первой
статьи
Старшина
второй
статьи
- - Старший
матрос
Матрос

Напишите отзыв о статье "Военно-морские силы Франции"

Примечания

  1. [www.defense.gouv.fr/marine/decouverte/organisation/commandement_central/le_chef_d_etat_major/biographie/biographie_de_l_amiral_pierre_francois_forissier Biographie de l’amiral Pierre-François Forissier]
  2. К Богданов [factmil.com/publ/strana/francija/nadvodnye_sily_vms_francii_2016/33-1-0-912 Надводные силы ВМС Франции]//Зарубежное военное обозрение. 2016, №1, С. 75-78
  3. [www.defense.gouv.fr/marine/base/unites/batiments_de_combat/cdg/presentation Porte-avions Charles de Gaulle (R 91)]
  4. [www.defense.gouv.fr/marine/votre_espace/parler_marin/guide_du_matelot/grades/les_grades_de_la_marine_nationale Les grades de la Marine nationale]

Ссылки

  • [www.defense.gouv.fr/marine Официальная страница Национальных ВМС Франции]
  • [epoha-nelsona.ru/parusnyj-flot/95-frantsuzskij-flot-chast-1 История становления Французского флота]

Отрывок, характеризующий Военно-морские силы Франции

Вейротер, бывший полным распорядителем предполагаемого сражения, представлял своею оживленностью и торопливостью резкую противоположность с недовольным и сонным Кутузовым, неохотно игравшим роль председателя и руководителя военного совета. Вейротер, очевидно, чувствовал себя во главе.движения, которое стало уже неудержимо. Он был, как запряженная лошадь, разбежавшаяся с возом под гору. Он ли вез, или его гнало, он не знал; но он несся во всю возможную быстроту, не имея времени уже обсуждать того, к чему поведет это движение. Вейротер в этот вечер был два раза для личного осмотра в цепи неприятеля и два раза у государей, русского и австрийского, для доклада и объяснений, и в своей канцелярии, где он диктовал немецкую диспозицию. Он, измученный, приехал теперь к Кутузову.
Он, видимо, так был занят, что забывал даже быть почтительным с главнокомандующим: он перебивал его, говорил быстро, неясно, не глядя в лицо собеседника, не отвечая на деланные ему вопросы, был испачкан грязью и имел вид жалкий, измученный, растерянный и вместе с тем самонадеянный и гордый.
Кутузов занимал небольшой дворянский замок около Остралиц. В большой гостиной, сделавшейся кабинетом главнокомандующего, собрались: сам Кутузов, Вейротер и члены военного совета. Они пили чай. Ожидали только князя Багратиона, чтобы приступить к военному совету. В 8 м часу приехал ординарец Багратиона с известием, что князь быть не может. Князь Андрей пришел доложить о том главнокомандующему и, пользуясь прежде данным ему Кутузовым позволением присутствовать при совете, остался в комнате.
– Так как князь Багратион не будет, то мы можем начинать, – сказал Вейротер, поспешно вставая с своего места и приближаясь к столу, на котором была разложена огромная карта окрестностей Брюнна.
Кутузов в расстегнутом мундире, из которого, как бы освободившись, выплыла на воротник его жирная шея, сидел в вольтеровском кресле, положив симметрично пухлые старческие руки на подлокотники, и почти спал. На звук голоса Вейротера он с усилием открыл единственный глаз.
– Да, да, пожалуйста, а то поздно, – проговорил он и, кивнув головой, опустил ее и опять закрыл глаза.
Ежели первое время члены совета думали, что Кутузов притворялся спящим, то звуки, которые он издавал носом во время последующего чтения, доказывали, что в эту минуту для главнокомандующего дело шло о гораздо важнейшем, чем о желании выказать свое презрение к диспозиции или к чему бы то ни было: дело шло для него о неудержимом удовлетворении человеческой потребности – .сна. Он действительно спал. Вейротер с движением человека, слишком занятого для того, чтобы терять хоть одну минуту времени, взглянул на Кутузова и, убедившись, что он спит, взял бумагу и громким однообразным тоном начал читать диспозицию будущего сражения под заглавием, которое он тоже прочел:
«Диспозиция к атаке неприятельской позиции позади Кобельница и Сокольница, 20 ноября 1805 года».
Диспозиция была очень сложная и трудная. В оригинальной диспозиции значилось:
Da der Feind mit seinerien linken Fluegel an die mit Wald bedeckten Berge lehnt und sich mit seinerien rechten Fluegel laengs Kobeinitz und Sokolienitz hinter die dort befindIichen Teiche zieht, wir im Gegentheil mit unserem linken Fluegel seinen rechten sehr debordiren, so ist es vortheilhaft letzteren Fluegel des Feindes zu attakiren, besondere wenn wir die Doerfer Sokolienitz und Kobelienitz im Besitze haben, wodurch wir dem Feind zugleich in die Flanke fallen und ihn auf der Flaeche zwischen Schlapanitz und dem Thuerassa Walde verfolgen koennen, indem wir dem Defileen von Schlapanitz und Bellowitz ausweichen, welche die feindliche Front decken. Zu dieserien Endzwecke ist es noethig… Die erste Kolonne Marieschirt… die zweite Kolonne Marieschirt… die dritte Kolonne Marieschirt… [Так как неприятель опирается левым крылом своим на покрытые лесом горы, а правым крылом тянется вдоль Кобельница и Сокольница позади находящихся там прудов, а мы, напротив, превосходим нашим левым крылом его правое, то выгодно нам атаковать сие последнее неприятельское крыло, особливо если мы займем деревни Сокольниц и Кобельниц, будучи поставлены в возможность нападать на фланг неприятеля и преследовать его в равнине между Шлапаницем и лесом Тюрасским, избегая вместе с тем дефилеи между Шлапаницем и Беловицем, которою прикрыт неприятельский фронт. Для этой цели необходимо… Первая колонна марширует… вторая колонна марширует… третья колонна марширует…] и т. д., читал Вейротер. Генералы, казалось, неохотно слушали трудную диспозицию. Белокурый высокий генерал Буксгевден стоял, прислонившись спиною к стене, и, остановив свои глаза на горевшей свече, казалось, не слушал и даже не хотел, чтобы думали, что он слушает. Прямо против Вейротера, устремив на него свои блестящие открытые глаза, в воинственной позе, оперев руки с вытянутыми наружу локтями на колени, сидел румяный Милорадович с приподнятыми усами и плечами. Он упорно молчал, глядя в лицо Вейротера, и спускал с него глаза только в то время, когда австрийский начальник штаба замолкал. В это время Милорадович значительно оглядывался на других генералов. Но по значению этого значительного взгляда нельзя было понять, был ли он согласен или несогласен, доволен или недоволен диспозицией. Ближе всех к Вейротеру сидел граф Ланжерон и с тонкой улыбкой южного французского лица, не покидавшей его во всё время чтения, глядел на свои тонкие пальцы, быстро перевертывавшие за углы золотую табакерку с портретом. В середине одного из длиннейших периодов он остановил вращательное движение табакерки, поднял голову и с неприятною учтивостью на самых концах тонких губ перебил Вейротера и хотел сказать что то; но австрийский генерал, не прерывая чтения, сердито нахмурился и замахал локтями, как бы говоря: потом, потом вы мне скажете свои мысли, теперь извольте смотреть на карту и слушать. Ланжерон поднял глаза кверху с выражением недоумения, оглянулся на Милорадовича, как бы ища объяснения, но, встретив значительный, ничего не значущий взгляд Милорадовича, грустно опустил глаза и опять принялся вертеть табакерку.
– Une lecon de geographie, [Урок из географии,] – проговорил он как бы про себя, но довольно громко, чтобы его слышали.
Пржебышевский с почтительной, но достойной учтивостью пригнул рукой ухо к Вейротеру, имея вид человека, поглощенного вниманием. Маленький ростом Дохтуров сидел прямо против Вейротера с старательным и скромным видом и, нагнувшись над разложенною картой, добросовестно изучал диспозиции и неизвестную ему местность. Он несколько раз просил Вейротера повторять нехорошо расслышанные им слова и трудные наименования деревень. Вейротер исполнял его желание, и Дохтуров записывал.
Когда чтение, продолжавшееся более часу, было кончено, Ланжерон, опять остановив табакерку и не глядя на Вейротера и ни на кого особенно, начал говорить о том, как трудно было исполнить такую диспозицию, где положение неприятеля предполагается известным, тогда как положение это может быть нам неизвестно, так как неприятель находится в движении. Возражения Ланжерона были основательны, но было очевидно, что цель этих возражений состояла преимущественно в желании дать почувствовать генералу Вейротеру, столь самоуверенно, как школьникам ученикам, читавшему свою диспозицию, что он имел дело не с одними дураками, а с людьми, которые могли и его поучить в военном деле. Когда замолк однообразный звук голоса Вейротера, Кутузов открыл глава, как мельник, который просыпается при перерыве усыпительного звука мельничных колес, прислушался к тому, что говорил Ланжерон, и, как будто говоря: «а вы всё еще про эти глупости!» поспешно закрыл глаза и еще ниже опустил голову.
Стараясь как можно язвительнее оскорбить Вейротера в его авторском военном самолюбии, Ланжерон доказывал, что Бонапарте легко может атаковать, вместо того, чтобы быть атакованным, и вследствие того сделать всю эту диспозицию совершенно бесполезною. Вейротер на все возражения отвечал твердой презрительной улыбкой, очевидно вперед приготовленной для всякого возражения, независимо от того, что бы ему ни говорили.
– Ежели бы он мог атаковать нас, то он нынче бы это сделал, – сказал он.
– Вы, стало быть, думаете, что он бессилен, – сказал Ланжерон.
– Много, если у него 40 тысяч войска, – отвечал Вейротер с улыбкой доктора, которому лекарка хочет указать средство лечения.
– В таком случае он идет на свою погибель, ожидая нашей атаки, – с тонкой иронической улыбкой сказал Ланжерон, за подтверждением оглядываясь опять на ближайшего Милорадовича.
Но Милорадович, очевидно, в эту минуту думал менее всего о том, о чем спорили генералы.
– Ma foi, [Ей Богу,] – сказал он, – завтра всё увидим на поле сражения.
Вейротер усмехнулся опять тою улыбкой, которая говорила, что ему смешно и странно встречать возражения от русских генералов и доказывать то, в чем не только он сам слишком хорошо был уверен, но в чем уверены были им государи императоры.
– Неприятель потушил огни, и слышен непрерывный шум в его лагере, – сказал он. – Что это значит? – Или он удаляется, чего одного мы должны бояться, или он переменяет позицию (он усмехнулся). Но даже ежели бы он и занял позицию в Тюрасе, он только избавляет нас от больших хлопот, и распоряжения все, до малейших подробностей, остаются те же.
– Каким же образом?.. – сказал князь Андрей, уже давно выжидавший случая выразить свои сомнения.
Кутузов проснулся, тяжело откашлялся и оглянул генералов.
– Господа, диспозиция на завтра, даже на нынче (потому что уже первый час), не может быть изменена, – сказал он. – Вы ее слышали, и все мы исполним наш долг. А перед сражением нет ничего важнее… (он помолчал) как выспаться хорошенько.
Он сделал вид, что привстает. Генералы откланялись и удалились. Было уже за полночь. Князь Андрей вышел.

Военный совет, на котором князю Андрею не удалось высказать свое мнение, как он надеялся, оставил в нем неясное и тревожное впечатление. Кто был прав: Долгоруков с Вейротером или Кутузов с Ланжероном и др., не одобрявшими план атаки, он не знал. «Но неужели нельзя было Кутузову прямо высказать государю свои мысли? Неужели это не может иначе делаться? Неужели из за придворных и личных соображений должно рисковать десятками тысяч и моей, моей жизнью?» думал он.
«Да, очень может быть, завтра убьют», подумал он. И вдруг, при этой мысли о смерти, целый ряд воспоминаний, самых далеких и самых задушевных, восстал в его воображении; он вспоминал последнее прощание с отцом и женою; он вспоминал первые времена своей любви к ней! Вспомнил о ее беременности, и ему стало жалко и ее и себя, и он в нервично размягченном и взволнованном состоянии вышел из избы, в которой он стоял с Несвицким, и стал ходить перед домом.
Ночь была туманная, и сквозь туман таинственно пробивался лунный свет. «Да, завтра, завтра! – думал он. – Завтра, может быть, всё будет кончено для меня, всех этих воспоминаний не будет более, все эти воспоминания не будут иметь для меня более никакого смысла. Завтра же, может быть, даже наверное, завтра, я это предчувствую, в первый раз мне придется, наконец, показать всё то, что я могу сделать». И ему представилось сражение, потеря его, сосредоточение боя на одном пункте и замешательство всех начальствующих лиц. И вот та счастливая минута, тот Тулон, которого так долго ждал он, наконец, представляется ему. Он твердо и ясно говорит свое мнение и Кутузову, и Вейротеру, и императорам. Все поражены верностью его соображения, но никто не берется исполнить его, и вот он берет полк, дивизию, выговаривает условие, чтобы уже никто не вмешивался в его распоряжения, и ведет свою дивизию к решительному пункту и один одерживает победу. А смерть и страдания? говорит другой голос. Но князь Андрей не отвечает этому голосу и продолжает свои успехи. Диспозиция следующего сражения делается им одним. Он носит звание дежурного по армии при Кутузове, но делает всё он один. Следующее сражение выиграно им одним. Кутузов сменяется, назначается он… Ну, а потом? говорит опять другой голос, а потом, ежели ты десять раз прежде этого не будешь ранен, убит или обманут; ну, а потом что ж? – «Ну, а потом, – отвечает сам себе князь Андрей, – я не знаю, что будет потом, не хочу и не могу знать: но ежели хочу этого, хочу славы, хочу быть известным людям, хочу быть любимым ими, то ведь я не виноват, что я хочу этого, что одного этого я хочу, для одного этого я живу. Да, для одного этого! Я никогда никому не скажу этого, но, Боже мой! что же мне делать, ежели я ничего не люблю, как только славу, любовь людскую. Смерть, раны, потеря семьи, ничто мне не страшно. И как ни дороги, ни милы мне многие люди – отец, сестра, жена, – самые дорогие мне люди, – но, как ни страшно и неестественно это кажется, я всех их отдам сейчас за минуту славы, торжества над людьми, за любовь к себе людей, которых я не знаю и не буду знать, за любовь вот этих людей», подумал он, прислушиваясь к говору на дворе Кутузова. На дворе Кутузова слышались голоса укладывавшихся денщиков; один голос, вероятно, кучера, дразнившего старого Кутузовского повара, которого знал князь Андрей, и которого звали Титом, говорил: «Тит, а Тит?»
– Ну, – отвечал старик.
– Тит, ступай молотить, – говорил шутник.
– Тьфу, ну те к чорту, – раздавался голос, покрываемый хохотом денщиков и слуг.
«И все таки я люблю и дорожу только торжеством над всеми ими, дорожу этой таинственной силой и славой, которая вот тут надо мной носится в этом тумане!»


Ростов в эту ночь был со взводом во фланкёрской цепи, впереди отряда Багратиона. Гусары его попарно были рассыпаны в цепи; сам он ездил верхом по этой линии цепи, стараясь преодолеть сон, непреодолимо клонивший его. Назади его видно было огромное пространство неясно горевших в тумане костров нашей армии; впереди его была туманная темнота. Сколько ни вглядывался Ростов в эту туманную даль, он ничего не видел: то серелось, то как будто чернелось что то; то мелькали как будто огоньки, там, где должен быть неприятель; то ему думалось, что это только в глазах блестит у него. Глаза его закрывались, и в воображении представлялся то государь, то Денисов, то московские воспоминания, и он опять поспешно открывал глаза и близко перед собой он видел голову и уши лошади, на которой он сидел, иногда черные фигуры гусар, когда он в шести шагах наезжал на них, а вдали всё ту же туманную темноту. «Отчего же? очень может быть, – думал Ростов, – что государь, встретив меня, даст поручение, как и всякому офицеру: скажет: „Поезжай, узнай, что там“. Много рассказывали же, как совершенно случайно он узнал так какого то офицера и приблизил к себе. Что, ежели бы он приблизил меня к себе! О, как бы я охранял его, как бы я говорил ему всю правду, как бы я изобличал его обманщиков», и Ростов, для того чтобы живо представить себе свою любовь и преданность государю, представлял себе врага или обманщика немца, которого он с наслаждением не только убивал, но по щекам бил в глазах государя. Вдруг дальний крик разбудил Ростова. Он вздрогнул и открыл глаза.
«Где я? Да, в цепи: лозунг и пароль – дышло, Ольмюц. Экая досада, что эскадрон наш завтра будет в резервах… – подумал он. – Попрошусь в дело. Это, может быть, единственный случай увидеть государя. Да, теперь недолго до смены. Объеду еще раз и, как вернусь, пойду к генералу и попрошу его». Он поправился на седле и тронул лошадь, чтобы еще раз объехать своих гусар. Ему показалось, что было светлей. В левой стороне виднелся пологий освещенный скат и противоположный, черный бугор, казавшийся крутым, как стена. На бугре этом было белое пятно, которого никак не мог понять Ростов: поляна ли это в лесу, освещенная месяцем, или оставшийся снег, или белые дома? Ему показалось даже, что по этому белому пятну зашевелилось что то. «Должно быть, снег – это пятно; пятно – une tache», думал Ростов. «Вот тебе и не таш…»
«Наташа, сестра, черные глаза. На… ташка (Вот удивится, когда я ей скажу, как я увидал государя!) Наташку… ташку возьми…» – «Поправей то, ваше благородие, а то тут кусты», сказал голос гусара, мимо которого, засыпая, проезжал Ростов. Ростов поднял голову, которая опустилась уже до гривы лошади, и остановился подле гусара. Молодой детский сон непреодолимо клонил его. «Да, бишь, что я думал? – не забыть. Как с государем говорить буду? Нет, не то – это завтра. Да, да! На ташку, наступить… тупить нас – кого? Гусаров. А гусары в усы… По Тверской ехал этот гусар с усами, еще я подумал о нем, против самого Гурьева дома… Старик Гурьев… Эх, славный малый Денисов! Да, всё это пустяки. Главное теперь – государь тут. Как он на меня смотрел, и хотелось ему что то сказать, да он не смел… Нет, это я не смел. Да это пустяки, а главное – не забывать, что я нужное то думал, да. На – ташку, нас – тупить, да, да, да. Это хорошо». – И он опять упал головой на шею лошади. Вдруг ему показалось, что в него стреляют. «Что? Что? Что!… Руби! Что?…» заговорил, очнувшись, Ростов. В то мгновение, как он открыл глаза, Ростов услыхал перед собою там, где был неприятель, протяжные крики тысячи голосов. Лошади его и гусара, стоявшего подле него, насторожили уши на эти крики. На том месте, с которого слышались крики, зажегся и потух один огонек, потом другой, и по всей линии французских войск на горе зажглись огни, и крики всё более и более усиливались. Ростов слышал звуки французских слов, но не мог их разобрать. Слишком много гудело голосов. Только слышно было: аааа! и рррр!
– Что это? Ты как думаешь? – обратился Ростов к гусару, стоявшему подле него. – Ведь это у неприятеля?
Гусар ничего не ответил.
– Что ж, ты разве не слышишь? – довольно долго подождав ответа, опять спросил Ростов.
– А кто ё знает, ваше благородие, – неохотно отвечал гусар.
– По месту должно быть неприятель? – опять повторил Ростов.
– Може он, а може, и так, – проговорил гусар, – дело ночное. Ну! шали! – крикнул он на свою лошадь, шевелившуюся под ним.
Лошадь Ростова тоже торопилась, била ногой по мерзлой земле, прислушиваясь к звукам и приглядываясь к огням. Крики голосов всё усиливались и усиливались и слились в общий гул, который могла произвести только несколько тысячная армия. Огни больше и больше распространялись, вероятно, по линии французского лагеря. Ростову уже не хотелось спать. Веселые, торжествующие крики в неприятельской армии возбудительно действовали на него: Vive l'empereur, l'empereur! [Да здравствует император, император!] уже ясно слышалось теперь Ростову.
– А недалеко, – должно быть, за ручьем? – сказал он стоявшему подле него гусару.
Гусар только вздохнул, ничего не отвечая, и прокашлялся сердито. По линии гусар послышался топот ехавшего рысью конного, и из ночного тумана вдруг выросла, представляясь громадным слоном, фигура гусарского унтер офицера.
– Ваше благородие, генералы! – сказал унтер офицер, подъезжая к Ростову.
Ростов, продолжая оглядываться на огни и крики, поехал с унтер офицером навстречу нескольким верховым, ехавшим по линии. Один был на белой лошади. Князь Багратион с князем Долгоруковым и адъютантами выехали посмотреть на странное явление огней и криков в неприятельской армии. Ростов, подъехав к Багратиону, рапортовал ему и присоединился к адъютантам, прислушиваясь к тому, что говорили генералы.
– Поверьте, – говорил князь Долгоруков, обращаясь к Багратиону, – что это больше ничего как хитрость: он отступил и в арьергарде велел зажечь огни и шуметь, чтобы обмануть нас.
– Едва ли, – сказал Багратион, – с вечера я их видел на том бугре; коли ушли, так и оттуда снялись. Г. офицер, – обратился князь Багратион к Ростову, – стоят там еще его фланкёры?