Вагоноремонтная улица

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Вагоноремонтная улица
Москва
Общая информация
Страна

Россия

Город

Москва

Округ

САО

Район

Дмитровский

Протяжённость

1,85 км

Ближайшие станции метро

Петровско-Разумовская,
Алтуфьево

Прежние названия

Народная улица

Почтовый индекс

127644 - 4А(стр.1), 4А(стр.10), 4А(стр.11), 4А(стр.12), 4А(стр.13), 4А(стр.15), 4А(стр.16), 4А(стр.17), 4А(стр.18), 4А(стр.2), 4А(стр.24), 4А(стр.25), 4А(стр.3), 4А(стр.4), 4А(стр.5), 4А(стр.6), 4А(стр.7), 4А(стр.8), 4А(стр.9), 4А(стр.9А), 5(k.3), 5А(стр.1), 6(стр.1), 6(стр.2), 11, 13, 17, 19, 9/25,15А, 23(стр.1), 23(стр.2), 23(стр.3), 23(стр.4), 25(стр.1), 25(стр.2), 25(стр.3), 25(стр.4), 25(стр.5), 25(стр.6), 25(стр.7), 25(стр.8), 25А, 27(стр.1), 27(стр.2), 27(стр.3), 27(стр.4), 27(стр.8); 127411 - 5(k.1), 5(k.2), 5А.

[www.openstreetmap.org/?lat=55.8986111111111&lon=37.5319444444444&zoom=15&layers=M на OpenStreetMap]
[maps.yandex.ru/-/CVrWRAPd на Яндекс.Картах]
[maps.google.com/maps?ll=55.89861,37.53194&q=55.89861,37.53194&spn=0.03,0.03&t=k&hl=ru на Картах Google]
Координаты: 55°53′55″ с. ш. 37°31′55″ в. д. / 55.898861° с. ш. 37.532194° в. д. / 55.898861; 37.532194 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=55.898861&mlon=37.532194&zoom=17 (O)] (Я)Вагоноремонтная улицаВагоноремонтная улица

Вагоноремо́нтная улица (название утверждено 23 января 1964 года) — улица в Москве между Дмитровским шоссе и Лобненской улицей. Располагается в районе Дмитровский, Северный административный округ.





Происхождение названия

Прежде была Народной улицей в посёлке Лианозово. После его включения в 1960 году в состав Москвы в связи с одноимённостью была переименована в 1964 году по вагоноремонтному заводу, находившемуся на ней.

Описание

Вагоноремонтная улица начинается от Дмитровского шоссе в начале моста-путепровода через железную дорогу Савёловского направления напротив платформы «Лианозово». Проходит на запад, пересекает Карельский бульвар, слева от неё отходят Клязьминская и Ижорская улицы, затем выходит к 80-му км МКАД (здесь есть съезд/выезд на внутреннее кольцо дороги), поворачивает на юго-запад вдоль кольцевой дороги и заканчивается на Лобненской улице.

Учреждения и организации

  • Дом 4А — Лианозовский комбинат строительных материалов и конструкций; домостроительный комбинат № 7;
  • Дом 10 — Лианозовский завод керамзитового гравия;
  • Дом 10, стр. 1 — сервисный центр «А-Айсберг» (главный офис);
  • Дом 15А — школа № 668 (с гимназическими классами);
  • Дом 23 — Почта России: МПКО-Север — филиал Управления федеральной почтовой связи г. Москвы (складской комплекс);
  • Дом 25 — ГУП Предприятие по эксплуатации станций перегрузки мусора «Экотехпром»;
  • Дом 27 — Управление ГИБДД г. Москвы (УГИБДД г. Москвы): МО ГИБДД ТНРЭР №1 ГУ МВД России по г. Москве (Межрайонный отдел Государственной инспекции безопасности дорожного движения технического надзора и регистрационно-экзаменационной работы №1 ГУ МВД России по г. Москве)

Напишите отзыв о статье "Вагоноремонтная улица"

Ссылки

  • [dmi.sao.mos.ru/ Официальный сайт Дмитровского района]
  • Имена московских улиц. Топонимический словарь / Агеева Р. А. и др. — М.: ОГИ, 2007.
  • [www.mom.ru/Map/V/Vagonoremontnaya_ulitsa35_102.htm Вагоноремонтная улица: учреждения и организации]

Отрывок, характеризующий Вагоноремонтная улица

– Нельзя, Марья Генриховна, – отвечал офицер, – надо доктору прислужиться. Все, может быть, и он меня пожалеет, когда ногу или руку резать станет.
Стаканов было только три; вода была такая грязная, что нельзя было решить, когда крепок или некрепок чай, и в самоваре воды было только на шесть стаканов, но тем приятнее было по очереди и старшинству получить свой стакан из пухлых с короткими, не совсем чистыми, ногтями ручек Марьи Генриховны. Все офицеры, казалось, действительно были в этот вечер влюблены в Марью Генриховну. Даже те офицеры, которые играли за перегородкой в карты, скоро бросили игру и перешли к самовару, подчиняясь общему настроению ухаживанья за Марьей Генриховной. Марья Генриховна, видя себя окруженной такой блестящей и учтивой молодежью, сияла счастьем, как ни старалась она скрывать этого и как ни очевидно робела при каждом сонном движении спавшего за ней мужа.
Ложка была только одна, сахару было больше всего, но размешивать его не успевали, и потому было решено, что она будет поочередно мешать сахар каждому. Ростов, получив свой стакан и подлив в него рому, попросил Марью Генриховну размешать.
– Да ведь вы без сахара? – сказала она, все улыбаясь, как будто все, что ни говорила она, и все, что ни говорили другие, было очень смешно и имело еще другое значение.
– Да мне не сахар, мне только, чтоб вы помешали своей ручкой.
Марья Генриховна согласилась и стала искать ложку, которую уже захватил кто то.
– Вы пальчиком, Марья Генриховна, – сказал Ростов, – еще приятнее будет.
– Горячо! – сказала Марья Генриховна, краснея от удовольствия.
Ильин взял ведро с водой и, капнув туда рому, пришел к Марье Генриховне, прося помешать пальчиком.
– Это моя чашка, – говорил он. – Только вложите пальчик, все выпью.
Когда самовар весь выпили, Ростов взял карты и предложил играть в короли с Марьей Генриховной. Кинули жребий, кому составлять партию Марьи Генриховны. Правилами игры, по предложению Ростова, было то, чтобы тот, кто будет королем, имел право поцеловать ручку Марьи Генриховны, а чтобы тот, кто останется прохвостом, шел бы ставить новый самовар для доктора, когда он проснется.
– Ну, а ежели Марья Генриховна будет королем? – спросил Ильин.
– Она и так королева! И приказания ее – закон.
Только что началась игра, как из за Марьи Генриховны вдруг поднялась вспутанная голова доктора. Он давно уже не спал и прислушивался к тому, что говорилось, и, видимо, не находил ничего веселого, смешного или забавного во всем, что говорилось и делалось. Лицо его было грустно и уныло. Он не поздоровался с офицерами, почесался и попросил позволения выйти, так как ему загораживали дорогу. Как только он вышел, все офицеры разразились громким хохотом, а Марья Генриховна до слез покраснела и тем сделалась еще привлекательнее на глаза всех офицеров. Вернувшись со двора, доктор сказал жене (которая перестала уже так счастливо улыбаться и, испуганно ожидая приговора, смотрела на него), что дождь прошел и что надо идти ночевать в кибитку, а то все растащат.
– Да я вестового пошлю… двух! – сказал Ростов. – Полноте, доктор.
– Я сам стану на часы! – сказал Ильин.
– Нет, господа, вы выспались, а я две ночи не спал, – сказал доктор и мрачно сел подле жены, ожидая окончания игры.