Вакуум Ойл Компания

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Фирма с официальным названием "Русское акционерное общество для производства и продажи смазочных материалов и других химических продуктов, выступающее под маркой "Вакуум Ойл Компания" была зарегистрирована в Москве в 1907 г. с основным капиталом 2 млн. 400 тыс. руб [1]. До этого "Вакуум Ойл" являлась российским филиалом основанной в США в 1866 г. изобретателем вакуумной дистилляции керосина Мэттью Юингом и его партнером Хирамом Эверестом Vacuum Oil Company. В 1879 г. процветающее предприятие "Vacuum Oil", уже давно известное в США своими смазками для промышленной техники и паровых машин, было куплено Джоном Рокфеллером и вошло в состав треста "Standard Oil", впоследствии преобразованного в корпорацию "ExxonMobil".

В своей дореволюционной истории общество "Вакуум Ойл Компания" имело отделения в Петербурге, Москве, Варшаве, Риге, Одессе и Нижнем Новгороде. В 1910 году на южной окраине Петербурга, неподалёку от существовавших ранее складов искусственных масел, был основан завод смазочных масел АО "Вакуум Ойл Компания"[2]. С 1929 г. преемник этого одного из старейших российских/советских предприятий по разработке и производству масел и смазок носит имя С. Г. Шаумяна[3].



См. так же


Напишите отзыв о статье "Вакуум Ойл Компания"

Примечания

  1. [www.fgurgia.ru/old/showObject.do?object=27604952 Российский государственный исторический архив]
  2. [wikimapia.org/8060446/ru/%D0%97%D0%B0%D0%B2%D0%BE%D0%B4-%D0%B8%D0%BC-%D0%A8%D0%B0%D1%83%D0%BC%D1%8F%D0%BD%D0%B0 Wikimapia]
  3. [zao-zish.ru/ Завод им. Шаумяна]

Отрывок, характеризующий Вакуум Ойл Компания

В то же мгновение, как он сделал это, все оживление Ростова вдруг исчезло. Офицер упал не столько от удара саблей, который только слегка разрезал ему руку выше локтя, сколько от толчка лошади и от страха. Ростов, сдержав лошадь, отыскивал глазами своего врага, чтобы увидать, кого он победил. Драгунский французский офицер одной ногой прыгал на земле, другой зацепился в стремени. Он, испуганно щурясь, как будто ожидая всякую секунду нового удара, сморщившись, с выражением ужаса взглянул снизу вверх на Ростова. Лицо его, бледное и забрызганное грязью, белокурое, молодое, с дырочкой на подбородке и светлыми голубыми глазами, было самое не для поля сражения, не вражеское лицо, а самое простое комнатное лицо. Еще прежде, чем Ростов решил, что он с ним будет делать, офицер закричал: «Je me rends!» [Сдаюсь!] Он, торопясь, хотел и не мог выпутать из стремени ногу и, не спуская испуганных голубых глаз, смотрел на Ростова. Подскочившие гусары выпростали ему ногу и посадили его на седло. Гусары с разных сторон возились с драгунами: один был ранен, но, с лицом в крови, не давал своей лошади; другой, обняв гусара, сидел на крупе его лошади; третий взлеаал, поддерживаемый гусаром, на его лошадь. Впереди бежала, стреляя, французская пехота. Гусары торопливо поскакали назад с своими пленными. Ростов скакал назад с другими, испытывая какое то неприятное чувство, сжимавшее ему сердце. Что то неясное, запутанное, чего он никак не мог объяснить себе, открылось ему взятием в плен этого офицера и тем ударом, который он нанес ему.
Граф Остерман Толстой встретил возвращавшихся гусар, подозвал Ростова, благодарил его и сказал, что он представит государю о его молодецком поступке и будет просить для него Георгиевский крест. Когда Ростова потребовали к графу Остерману, он, вспомнив о том, что атака его была начата без приказанья, был вполне убежден, что начальник требует его для того, чтобы наказать его за самовольный поступок. Поэтому лестные слова Остермана и обещание награды должны бы были тем радостнее поразить Ростова; но все то же неприятное, неясное чувство нравственно тошнило ему. «Да что бишь меня мучает? – спросил он себя, отъезжая от генерала. – Ильин? Нет, он цел. Осрамился я чем нибудь? Нет. Все не то! – Что то другое мучило его, как раскаяние. – Да, да, этот французский офицер с дырочкой. И я хорошо помню, как рука моя остановилась, когда я поднял ее».