Вальтер, Фредерик Анри

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Фредерик Вальтер
фр. Frédéric Walther

Генерал Вальтер, в мундире офицера Конных егерей Гвардии, протягивает депешу ординарцу из полка Конных гренадер.
Прозвище

«Меченый» (фр. Marqué)

Дата рождения

20 июня 1761(1761-06-20)

Место рождения

Обенхейм, провинция Эльзас (ныне департамент Нижний Рейн), королевство Франция

Дата смерти

24 ноября 1813(1813-11-24) (52 года)

Место смерти

Кузель, департамент Саар, королевство Франция

Принадлежность

Франция Франция

Род войск

Кавалерия

Годы службы

17811813

Звание

Дивизионный генерал

Командовал

2-й драгунской дивизией (1805-06),
кавалерией Императорской гвардии

Сражения/войны

Война Первой коалиции, Война второй коалиции, Война третьей коалиции, Донаувёрт (1805),
Аустерлиц (1805),
Война четвёртой коалиции, Война пятой коалиции, Русская кампания Наполеона, Война Шестой коалиции.

Награды и премии

Фредерик Анри Вальтер по прозвищу Меченый (из-за шрамов от ранений) (1761—1813) — французский военный деятель, дивизионный генерал (27 августа 1803 года), граф Вальтер и Империи (декрет от 19 марта 1808 года, патент подтверждён 26 апреля 1808 года), участник революционных и наполеоновских войн.





Биография

Родился в Эльзасе, на землях франко-германского пограничья (современный департамент Нижний Рейн). Сын лютеранского пастора Оберхайма Жоржа Анри Вальтера и его жены, Марии Элизы Шатель из Монбельяра. Генерал Вальтер приходился двоюродным братом биологам Фредерику и Жоржу Кювье.

Вальтер начал службу в 1781 году рядовым гусарского полка Бершени, после революции — гусарский лейтенант (1792 год). В ходе Войны первой коалиции сражался в Северной армии, отличился при Неервиндене, где был ранен. Показал себя хорошим кавалерийским начальником, и был произведен в бригадные генералы.

В ходе Войны второй коалиции Вальтер служил в армиях на различных театрах военных действий. Под началом Массены, генерал сражался в триумфальной для французов Битве при Цюрихе, его конница преследовала бегущие русские части. Находясь во главе своих кавалеристов, был ранен в 1800 году при Гогенлиндене, сражаясь под началом генерала Моро. В 1803 году произведён в дивизионные генералы.

В Войне третьей коалиции генерал Вальтер особо отличился при Аустерлице в 1805 году, во главе драгунской дивизии. Приданная пехотному корпусу маршала Сульта, дивизия обеспечила прорыв центра русско-австрийских позиций, причём её командир был ранен, но полностью выполнил свою боевую задачу. За этот успех, Вальтер был пожалован в кавалеры Большого Орла[1] ордена Почётного Легиона, и возведён в камергеры императора Наполеона.

Дальнейшая карьера генерала связана с кавалерией Императорской Гвардии, которую Наполеон чрезвычайно берёг, и которой бессменно командовал маршал Бессьер.

В историю вошло самопожертвование гвардейской конницы — Конных Гренадер (под началом Вальтера) и Конных Егерей (под началом Дальмана; полк, чей мундир обычно носил император) на русские позиции при Эйлау в 1807 году, где они ринулись на мощные батареи, чтобы вызволить расстрелянный в упор корпус потерявшего хватку маршала Ожеро, и, ценой огромных потерь, исполнили свой долг, выведя пехоту маршала из-под удара.

При Ваграме гвардейская конница действовала неудачно: Бессьер был ранен и кавалеристы отошли назад, едва начав атаку, оставив пехотный корпус маршала Макдональда в одиночестве на самом трудном участке боя (который, тем не менее, был выигран). Дело кончилось резонансной ссорой между Макдональдом с одной стороны и Бессьером и Вальтером с другой.

При Бородино в 1812 году, Бессьер, по сути, отказался вести свою конницу в атаку, аргументировав это тем, что потеря последнего резерва может иметь фатальные последствия. Впоследствии высказывалось мнение, что удар пешей и конной гвардии на обескровленные (некоторые дивизии сократились к вечеру до полка, дивизия графа Воронцова даже до батальона) русские позиции обратил бы русскую армию в бегство, решив исход кампании и изменив ход истории.

В результате, однако, конница гвардии бесславно теряла людей и лошадей при отступлении от Москвы от голода и бескормицы.

В 1813 году полки были снова укомплектованы, и Вальтер водил их в бой при Дрездене, Лейпциге и Ганау. Скончался от крайнего переутомления и тифа по дороге на лечение во Францию.

Имя генерала выбито на восточной стене парижской Триумфальной Арки.

Титулы

Напишите отзыв о статье "Вальтер, Фредерик Анри"

Примечания

  1. первая степень

Литература

  • Шиканов В. Н. Генералы Наполеона. Биографический словарь. — Рейттар, 2004. — С. 42.
  • Отечественная война 1812 года. Энциклопедия. М. РОССПЭН, 2004. — С. 108.
  • [www.napoleon-series.org/research/commanders/c_walther.html Двадцатка лучших кавалерийских генералов Наполеона]

Отрывок, характеризующий Вальтер, Фредерик Анри

– Хоть бы женщины были. А то тут, кг'оме как пить, делать нечего. Хоть бы дг'аться ског'ей.
– Эй, кто там? – обратился он к двери, заслышав остановившиеся шаги толстых сапог с бряцанием шпор и почтительное покашливанье.
– Вахмистр! – сказал Лаврушка.
Денисов сморщился еще больше.
– Сквег'но, – проговорил он, бросая кошелек с несколькими золотыми. – Г`остов, сочти, голубчик, сколько там осталось, да сунь кошелек под подушку, – сказал он и вышел к вахмистру.
Ростов взял деньги и, машинально, откладывая и ровняя кучками старые и новые золотые, стал считать их.
– А! Телянин! Здог'ово! Вздули меня вчег'а! – послышался голос Денисова из другой комнаты.
– У кого? У Быкова, у крысы?… Я знал, – сказал другой тоненький голос, и вслед за тем в комнату вошел поручик Телянин, маленький офицер того же эскадрона.
Ростов кинул под подушку кошелек и пожал протянутую ему маленькую влажную руку. Телянин был перед походом за что то переведен из гвардии. Он держал себя очень хорошо в полку; но его не любили, и в особенности Ростов не мог ни преодолеть, ни скрывать своего беспричинного отвращения к этому офицеру.
– Ну, что, молодой кавалерист, как вам мой Грачик служит? – спросил он. (Грачик была верховая лошадь, подъездок, проданная Теляниным Ростову.)
Поручик никогда не смотрел в глаза человеку, с кем говорил; глаза его постоянно перебегали с одного предмета на другой.
– Я видел, вы нынче проехали…
– Да ничего, конь добрый, – отвечал Ростов, несмотря на то, что лошадь эта, купленная им за 700 рублей, не стоила и половины этой цены. – Припадать стала на левую переднюю… – прибавил он. – Треснуло копыто! Это ничего. Я вас научу, покажу, заклепку какую положить.
– Да, покажите пожалуйста, – сказал Ростов.
– Покажу, покажу, это не секрет. А за лошадь благодарить будете.
– Так я велю привести лошадь, – сказал Ростов, желая избавиться от Телянина, и вышел, чтобы велеть привести лошадь.
В сенях Денисов, с трубкой, скорчившись на пороге, сидел перед вахмистром, который что то докладывал. Увидав Ростова, Денисов сморщился и, указывая через плечо большим пальцем в комнату, в которой сидел Телянин, поморщился и с отвращением тряхнулся.
– Ох, не люблю молодца, – сказал он, не стесняясь присутствием вахмистра.
Ростов пожал плечами, как будто говоря: «И я тоже, да что же делать!» и, распорядившись, вернулся к Телянину.
Телянин сидел всё в той же ленивой позе, в которой его оставил Ростов, потирая маленькие белые руки.
«Бывают же такие противные лица», подумал Ростов, входя в комнату.
– Что же, велели привести лошадь? – сказал Телянин, вставая и небрежно оглядываясь.
– Велел.
– Да пойдемте сами. Я ведь зашел только спросить Денисова о вчерашнем приказе. Получили, Денисов?
– Нет еще. А вы куда?
– Вот хочу молодого человека научить, как ковать лошадь, – сказал Телянин.
Они вышли на крыльцо и в конюшню. Поручик показал, как делать заклепку, и ушел к себе.
Когда Ростов вернулся, на столе стояла бутылка с водкой и лежала колбаса. Денисов сидел перед столом и трещал пером по бумаге. Он мрачно посмотрел в лицо Ростову.
– Ей пишу, – сказал он.
Он облокотился на стол с пером в руке, и, очевидно обрадованный случаю быстрее сказать словом всё, что он хотел написать, высказывал свое письмо Ростову.
– Ты видишь ли, дг'уг, – сказал он. – Мы спим, пока не любим. Мы дети пг`axa… а полюбил – и ты Бог, ты чист, как в пег'вый день создания… Это еще кто? Гони его к чог'ту. Некогда! – крикнул он на Лаврушку, который, нисколько не робея, подошел к нему.
– Да кому ж быть? Сами велели. Вахмистр за деньгами пришел.
Денисов сморщился, хотел что то крикнуть и замолчал.
– Сквег'но дело, – проговорил он про себя. – Сколько там денег в кошельке осталось? – спросил он у Ростова.
– Семь новых и три старых.
– Ах,сквег'но! Ну, что стоишь, чучела, пошли вахмистг'а, – крикнул Денисов на Лаврушку.
– Пожалуйста, Денисов, возьми у меня денег, ведь у меня есть, – сказал Ростов краснея.
– Не люблю у своих занимать, не люблю, – проворчал Денисов.
– А ежели ты у меня не возьмешь деньги по товарищески, ты меня обидишь. Право, у меня есть, – повторял Ростов.
– Да нет же.
И Денисов подошел к кровати, чтобы достать из под подушки кошелек.
– Ты куда положил, Ростов?
– Под нижнюю подушку.
– Да нету.
Денисов скинул обе подушки на пол. Кошелька не было.
– Вот чудо то!
– Постой, ты не уронил ли? – сказал Ростов, по одной поднимая подушки и вытрясая их.
Он скинул и отряхнул одеяло. Кошелька не было.
– Уж не забыл ли я? Нет, я еще подумал, что ты точно клад под голову кладешь, – сказал Ростов. – Я тут положил кошелек. Где он? – обратился он к Лаврушке.
– Я не входил. Где положили, там и должен быть.
– Да нет…
– Вы всё так, бросите куда, да и забудете. В карманах то посмотрите.
– Нет, коли бы я не подумал про клад, – сказал Ростов, – а то я помню, что положил.
Лаврушка перерыл всю постель, заглянул под нее, под стол, перерыл всю комнату и остановился посреди комнаты. Денисов молча следил за движениями Лаврушки и, когда Лаврушка удивленно развел руками, говоря, что нигде нет, он оглянулся на Ростова.
– Г'остов, ты не школьнич…
Ростов почувствовал на себе взгляд Денисова, поднял глаза и в то же мгновение опустил их. Вся кровь его, бывшая запертою где то ниже горла, хлынула ему в лицо и глаза. Он не мог перевести дыхание.
– И в комнате то никого не было, окромя поручика да вас самих. Тут где нибудь, – сказал Лаврушка.
– Ну, ты, чог'това кукла, повог`ачивайся, ищи, – вдруг закричал Денисов, побагровев и с угрожающим жестом бросаясь на лакея. – Чтоб был кошелек, а то запог'ю. Всех запог'ю!
Ростов, обходя взглядом Денисова, стал застегивать куртку, подстегнул саблю и надел фуражку.
– Я тебе говог'ю, чтоб был кошелек, – кричал Денисов, тряся за плечи денщика и толкая его об стену.
– Денисов, оставь его; я знаю кто взял, – сказал Ростов, подходя к двери и не поднимая глаз.
Денисов остановился, подумал и, видимо поняв то, на что намекал Ростов, схватил его за руку.
– Вздог'! – закричал он так, что жилы, как веревки, надулись у него на шее и лбу. – Я тебе говог'ю, ты с ума сошел, я этого не позволю. Кошелек здесь; спущу шкуг`у с этого мег`завца, и будет здесь.
– Я знаю, кто взял, – повторил Ростов дрожащим голосом и пошел к двери.
– А я тебе говог'ю, не смей этого делать, – закричал Денисов, бросаясь к юнкеру, чтоб удержать его.