Ван Юймэй, Иосиф

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Иосиф Ван Юймэй
王玉梅 若瑟
Рождение

1823(1823)

Смерть

21 июля 1900(1900-07-21)

Почитается

Католическая церковь

Беатифицирован

1955 год

Канонизирован

2000 год

В лике

святой

День памяти

9 июля

Подвижничество

мученик

Иосиф Ван Юймэй (кит. 王玉梅 若瑟, род. 1823 г., провинция Хэбэй, Китай — ум. 21.07.1900 г., провинция Хэбэй, Китай) — святой Римско-Католической Церкви, мученик.





Биография

Во второй половине XIX века в Китае были сильные антихристианские настроения. Они достигли своего пика в 1899—1901 гг. во время восстания боксёров, когда в Китае началось массовое преследование христиан. Во время этих гонений по всему Китаю было убито более 30 тысяч христиан[1]. Иосиф Ван Юймэй был руководителем католической общины в деревне Вэй, провинция Хэбэй. 21 июля 1900 года повстанцы вторглись в деревню Вэй и арестовали местных католиков Анну Ван, Люцию Ван Ван с девятилетним сыном Андреем Ван Тяньцин. Иосиф Ван Юймэй был убит сразу же при задержании. На следующий день 22 июля 1900 года перед оставшимися арестованными поставили выбор - сохранить жизнь, отказавшись от христианства или умереть. Анна Ван, Люция Ван Ван и Андрей Ван Тяньцин остались верны своей христианской вере и были казнены.

Прославление

Иосиф Ван Юймэй был беатифицирован 17 апреля 1955 года Римским Папой Пием XII вместе с французским миссионером Леоном Мангеном и канонизирован 1 октября 2000 года Римским Папой Иоанном Павлом II вместе с группой 120 китайских мучеников.

День памяти в Католической Церкви — 9 июля.

Напишите отзыв о статье "Ван Юймэй, Иосиф"

Примечания

  1. Католическая Энциклопедия, стр. 1042

Источник

  • Католическая энциклопедия, т. 2, М., изд. Францисканцев, 2005 г., стр. 1035—1046, ISBN 5-89208-054-4
  • [www.op-stjoseph.org/resources/publications/chinamartyrs.pdf George G. Christian OP, Augustine Zhao Rong and Companions, Martyrs of China, 2005, стр. 72]  (англ.)

Ссылки

  • [www.chinesemartyrs.ca/Saints/ViewSaints.aspx?id=42 Индекс святых]  (англ.)

Отрывок, характеризующий Ван Юймэй, Иосиф

– То то торопили выступать, а выступили – стали без толку посереди поля, – всё немцы проклятые путают. Эки черти бестолковые!
– То то я бы их и пустил наперед. А то, небось, позади жмутся. Вот и стой теперь не емши.
– Да что, скоро ли там? Кавалерия, говорят, дорогу загородила, – говорил офицер.
– Эх, немцы проклятые, своей земли не знают, – говорил другой.
– Вы какой дивизии? – кричал, подъезжая, адъютант.
– Осьмнадцатой.
– Так зачем же вы здесь? вам давно бы впереди должно быть, теперь до вечера не пройдете.
– Вот распоряжения то дурацкие; сами не знают, что делают, – говорил офицер и отъезжал.
Потом проезжал генерал и сердито не по русски кричал что то.
– Тафа лафа, а что бормочет, ничего не разберешь, – говорил солдат, передразнивая отъехавшего генерала. – Расстрелял бы я их, подлецов!
– В девятом часу велено на месте быть, а мы и половины не прошли. Вот так распоряжения! – повторялось с разных сторон.
И чувство энергии, с которым выступали в дело войска, начало обращаться в досаду и злобу на бестолковые распоряжения и на немцев.
Причина путаницы заключалась в том, что во время движения австрийской кавалерии, шедшей на левом фланге, высшее начальство нашло, что наш центр слишком отдален от правого фланга, и всей кавалерии велено было перейти на правую сторону. Несколько тысяч кавалерии продвигалось перед пехотой, и пехота должна была ждать.
Впереди произошло столкновение между австрийским колонновожатым и русским генералом. Русский генерал кричал, требуя, чтобы остановлена была конница; австриец доказывал, что виноват был не он, а высшее начальство. Войска между тем стояли, скучая и падая духом. После часовой задержки войска двинулись, наконец, дальше и стали спускаться под гору. Туман, расходившийся на горе, только гуще расстилался в низах, куда спустились войска. Впереди, в тумане, раздался один, другой выстрел, сначала нескладно в разных промежутках: тратта… тат, и потом всё складнее и чаще, и завязалось дело над речкою Гольдбахом.
Не рассчитывая встретить внизу над речкою неприятеля и нечаянно в тумане наткнувшись на него, не слыша слова одушевления от высших начальников, с распространившимся по войскам сознанием, что было опоздано, и, главное, в густом тумане не видя ничего впереди и кругом себя, русские лениво и медленно перестреливались с неприятелем, подвигались вперед и опять останавливались, не получая во время приказаний от начальников и адъютантов, которые блудили по туману в незнакомой местности, не находя своих частей войск. Так началось дело для первой, второй и третьей колонны, которые спустились вниз. Четвертая колонна, при которой находился сам Кутузов, стояла на Праценских высотах.