Вевис

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Вевис
лит. Vievis
Герб
Страна
Литва
Координаты
Население
4 915 человек (2011)
Часовой пояс
Показать/скрыть карты

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Ве́вис (лит. Vievis, польск. Jewie, рус. Евье) — город в Литве, в составе Электренайского самоуправления, административный центр Вевисского староства.





География

Расположен на магистрали E85 (в литовской кодировке A1) «ВильнюсКаунасКлайпеда» по обеим её сторонам и на железнодорожной линии «ВильнюсКаунас». Железнодорожная станция Вевис, автобусная станция; имеется гостиница.

Население

В 1990 насчитывалось 5, 6 тыс. жителей. Ныне 5 303 (по переписи населения 2001).

Название

Название (рус. на Вевю, 1577; Евье, 1619), как и название деревни Вевининкай, происходит от названия озера Вевис (лит. Vievis, Yvis). Поэтические вымыслы, связывающие название города с женой Гедимина Евой Иоанновной (Евна) из полоцких княжён, основания не имеет.

Герб

Исторического герба у Вевиса не было. Вновь созданный герб изображает на синем фоне золотой (жёлтый) печатный станок XVI века.

История

Первое упоминание имения в письменных источниках относится к 1539. В 1539 упоминается местечко. Около 1600 года построены церковь и монастырь. В начале XVII века начала действовать типография православного виленского Свято-Духовского братства, в которой кириллическим шрифтом печатались книги на церковнославянском языке, преимущественно религиозно-нравственного и полемического содержания. Самая ранняя из известных датируется 1611. Здесь была отпечатана «Грамматики славенския правилное синтагма» (1619) Мелетия Смотрицкого — первое систематическое описание славянского языка с элементами поэтики. До 1660 в типографии вышло 25 книг на русском (с оговорками) и польском языках. С обветшанием церкви и монастыря при господстве унии князь Богдан Огинский положил основание новому православному монастырю Успения Пресвятой Богородицы. В 1806 монастырь был упразднён и обращён в приходскую церковь. В 1812 при нашествии Наполеона церковь и монастырские здания были сожжены. Известно, что в Евье несколько дней провёл при отступлении французской армии из России маршал Мюрат. В 1816 князь Г. Огинский построил католический костёл, сохранившийся до наших дней. В 1837 был заложен новый православный храм Успения Пресвятой Богородицы, освящённый в 1843 архимандритом Виленского Свято-Духова монастыря Платоном, впоследствии митрополотом Киевским и Галицким. При храме находится придел во имя Святых Виленских мучеников Антония, Иоанна и Евстафия (освящён 5 ноября 1933). Росту местечка во второй половине XIX века способствовало строительство ветви Ландварово — Прусская граница Петербурго-Варшавской железной дороги (Санкт-Петербург — Вильно — Варшава) и сооружение железнодорожной станции (1862). После Первой мировой войны неподалёку от Вевиса проходила демакркационная линия, ставшая практически границей с Польшей. В послевоенные годы Вевис стал городом1950) и районным центром. С ликвидацией Вевисского района присоединён к Тракайскому району. При реформе самоуправления вошёл во вновь образованное в 2000 Электренайское самоуправление.

Экономика

Производство стройматериалов, комбикормов; предприятия пищевой промышленности «Вевё паукштинас» («Vievio paukštynas»), «Вевё малунас» («Vievio malūnas»), два музея — Музей геологии Литвы и Музей дорог (с 1995; знакомит с историей дорог, дорожного строительства и транспорта в Литве с древнейших времён до наших дней). Начальная и средняя школы.

См. также

Напишите отзыв о статье "Вевис"

Ссылки

  • На Викискладе есть медиафайлы по теме Вевис
  • [www.lra.lt/lt.php/imones/keliu_muziejus/17 Kelių muziejus (Музей дорог)]
  • [www.muziejai.lt/Elektrenai/geolog_muziejus.htm Lietuvos geologijos muziejus (Музей геологии Литвы)]
  • [www.fallingrain.com/world/LH/0/Vievis.html Maps, Weather and Airports for Vievis]
  • [russian-church.ru/viewpage.php?cat=lithuania&page=20 Храм Успения Пресвятой Богородицы]
  • [www.orthodoxy.lt/index.php/where,eparhia;sub,viln%20blag;sub3,178 Храм в честь Успения Божией Матери, 1843 г.]


Отрывок, характеризующий Вевис

– J'espere enfin, – продолжала Анна Павловна, – que ca a ete la goutte d'eau qui fera deborder le verre. Les souverains ne peuvent plus supporter cet homme, qui menace tout. [Надеюсь, что это была, наконец, та капля, которая переполнит стакан. Государи не могут более терпеть этого человека, который угрожает всему.]
– Les souverains? Je ne parle pas de la Russie, – сказал виконт учтиво и безнадежно: – Les souverains, madame! Qu'ont ils fait pour Louis XVII, pour la reine, pour madame Elisabeth? Rien, – продолжал он одушевляясь. – Et croyez moi, ils subissent la punition pour leur trahison de la cause des Bourbons. Les souverains? Ils envoient des ambassadeurs complimenter l'usurpateur. [Государи! Я не говорю о России. Государи! Но что они сделали для Людовика XVII, для королевы, для Елизаветы? Ничего. И, поверьте мне, они несут наказание за свою измену делу Бурбонов. Государи! Они шлют послов приветствовать похитителя престола.]
И он, презрительно вздохнув, опять переменил положение. Князь Ипполит, долго смотревший в лорнет на виконта, вдруг при этих словах повернулся всем телом к маленькой княгине и, попросив у нее иголку, стал показывать ей, рисуя иголкой на столе, герб Конде. Он растолковывал ей этот герб с таким значительным видом, как будто княгиня просила его об этом.
– Baton de gueules, engrele de gueules d'azur – maison Conde, [Фраза, не переводимая буквально, так как состоит из условных геральдических терминов, не вполне точно употребленных. Общий смысл такой : Герб Конде представляет щит с красными и синими узкими зазубренными полосами,] – говорил он.
Княгиня, улыбаясь, слушала.
– Ежели еще год Бонапарте останется на престоле Франции, – продолжал виконт начатый разговор, с видом человека не слушающего других, но в деле, лучше всех ему известном, следящего только за ходом своих мыслей, – то дела пойдут слишком далеко. Интригой, насилием, изгнаниями, казнями общество, я разумею хорошее общество, французское, навсегда будет уничтожено, и тогда…
Он пожал плечами и развел руками. Пьер хотел было сказать что то: разговор интересовал его, но Анна Павловна, караулившая его, перебила.
– Император Александр, – сказала она с грустью, сопутствовавшей всегда ее речам об императорской фамилии, – объявил, что он предоставит самим французам выбрать образ правления. И я думаю, нет сомнения, что вся нация, освободившись от узурпатора, бросится в руки законного короля, – сказала Анна Павловна, стараясь быть любезной с эмигрантом и роялистом.
– Это сомнительно, – сказал князь Андрей. – Monsieur le vicomte [Господин виконт] совершенно справедливо полагает, что дела зашли уже слишком далеко. Я думаю, что трудно будет возвратиться к старому.
– Сколько я слышал, – краснея, опять вмешался в разговор Пьер, – почти всё дворянство перешло уже на сторону Бонапарта.
– Это говорят бонапартисты, – сказал виконт, не глядя на Пьера. – Теперь трудно узнать общественное мнение Франции.
– Bonaparte l'a dit, [Это сказал Бонапарт,] – сказал князь Андрей с усмешкой.
(Видно было, что виконт ему не нравился, и что он, хотя и не смотрел на него, против него обращал свои речи.)
– «Je leur ai montre le chemin de la gloire» – сказал он после недолгого молчания, опять повторяя слова Наполеона: – «ils n'en ont pas voulu; je leur ai ouvert mes antichambres, ils se sont precipites en foule»… Je ne sais pas a quel point il a eu le droit de le dire. [Я показал им путь славы: они не хотели; я открыл им мои передние: они бросились толпой… Не знаю, до какой степени имел он право так говорить.]
– Aucun, [Никакого,] – возразил виконт. – После убийства герцога даже самые пристрастные люди перестали видеть в нем героя. Si meme ca a ete un heros pour certaines gens, – сказал виконт, обращаясь к Анне Павловне, – depuis l'assassinat du duc il y a un Marietyr de plus dans le ciel, un heros de moins sur la terre. [Если он и был героем для некоторых людей, то после убиения герцога одним мучеником стало больше на небесах и одним героем меньше на земле.]
Не успели еще Анна Павловна и другие улыбкой оценить этих слов виконта, как Пьер опять ворвался в разговор, и Анна Павловна, хотя и предчувствовавшая, что он скажет что нибудь неприличное, уже не могла остановить его.
– Казнь герцога Энгиенского, – сказал мсье Пьер, – была государственная необходимость; и я именно вижу величие души в том, что Наполеон не побоялся принять на себя одного ответственность в этом поступке.
– Dieul mon Dieu! [Боже! мой Боже!] – страшным шопотом проговорила Анна Павловна.
– Comment, M. Pierre, vous trouvez que l'assassinat est grandeur d'ame, [Как, мсье Пьер, вы видите в убийстве величие души,] – сказала маленькая княгиня, улыбаясь и придвигая к себе работу.
– Ah! Oh! – сказали разные голоса.
– Capital! [Превосходно!] – по английски сказал князь Ипполит и принялся бить себя ладонью по коленке.
Виконт только пожал плечами. Пьер торжественно посмотрел поверх очков на слушателей.
– Я потому так говорю, – продолжал он с отчаянностью, – что Бурбоны бежали от революции, предоставив народ анархии; а один Наполеон умел понять революцию, победить ее, и потому для общего блага он не мог остановиться перед жизнью одного человека.