Великая держава

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Вели́кая держа́ва — условное, неюридическое обозначение государств (держав), которые, благодаря своему политическому влиянию, играют определяющую роль «в системе международных и международно-правовых отношений»[1].

Понятие «великая держава» получило широкое распространение после завершения наполеоновских войн и создания системы «Европейского концерта»[2][3]. В научный оборот фраза была введена немецким историком Леопольдом фон Ранке, в 1833 году опубликовавшим фундаментальную работу под названием «Великие державы»[4] (нем. «Die großen Mächte»[5]). В современной геополитике используется в терминологии ООН (полуофициально), политиками и экспертами.





История

Как предтечи современной глобализированной политики фактическими «великими державами» в древнем мире и средних веках были: Древний Египет, Вавилонская и Ассирийская Империи, Хеттская держава, Древний Китай, Империя Древней Греции времён Александра Македонского, Мидия, Ахеменидская Империя, Империя Ашоки, Римская Империя, Византийская Империя, Империя Великих Моголов, Арабский Халифат (примерно до 750 г), Держава Мамелюков, Империя Ацтеков, Империя Инков, Монгольская Империя, Оттоманская Порта, Священная Римская Империя, Иберийская Империя (Испания, в унии с Португалией), Кальмарская Уния (Дания, Швеция и Норвегия) и Персия (коллапсирующая к XIX веку).

Статус «великих держав» впервые получил формальное признание на Венском конгрессе 1814—1815 гг.[3][6] С созданием Четверного союза, данный статус укрепился за четырьмя странами — участницами антифранцузской коалиции — Великобритания, Австрия, Пруссия, Россия и с 1818 года — также за Францией[7]. Отличительной чертой новой системы международных отношений (так называемой «концертной дипломатии») стала необходимость согласия великих держав на любые территориальные изменения в послевоенной Европе[8].

После Европейских революций 1848—1849 годов баланс сил в сложившейся системе стал меняться. Многие источники сходятся во мнении, что к началу XX века в Европе существовало пять-шесть держав[9], претендовавших на статус «великих»: Великобритания, Россия, Франция, Германская империя (как преемница Пруссии), Италия (после объединения страны в 1860-х) и Австро-Венгрия (как преемница Австрийской империи). Последняя навсегда утратила статус «великой державы» после поражения в Первой мировой войне и последовавшего распада. Также распалась приблизившаяся было к статусу великих держав Османская империя[10]. К внеевропейским великим державам в конце XIX — начале XX века стали причислять новую первую экономику мира Соединённые Штаты Америки (которые, впрочем, большого влияния на международную политику до Первой мировой войны не оказывали) и модернизировавшуюся Японию.

Согласно подсчетам ряда историков, великие державы так или иначе участвовали в большинстве международных конфликтов и войн XIX—XX веков[11].

По завершении Второй мировой войны, с середины XX века, формальный статус «великих держав» сохраняют пятеро постоянных членов Совета Безопасности ООН. Примечательно, что все эти страны являются «старыми» ядерными державами. В то же время, согласно З. Бжезинскому и почти всем другим мировым политологам-экспертам, к концу XX века в число семи фактических великих держав вернулись испытавшие быстрый рост Япония (экономически-технологически-финансово вторая ключевая страна Запада с конца XX века) и воссоединившаяся Германия (лидер Европейского союза). Кроме того, помимо них, в современном мире XXI века как кандидаты в число постоянных членов расширенного состава Совета Безопасности и как страны, приблизившиеся по потенциалу и политическому влиянию к положению великих держав, называются другие члены БРИКС Индия и Бразилия, а также (реже) ЮАР и Италия[12][13][13][14][15][16].

Долгое время великие державы использовали своё влияние на международных переговорах для заключения «неравноправных» соглашений, без учёта интереса других участников. Ситуация стала меняться после Второй мировой войны. Хотя сегодня великие державы не в силах самостоятельно изменять «общие договоры», они, как правило, способны заблокировать «нежелательный им пересмотр». Уставом ООН на великие державы возложена главная ответственность за поддержание мира и всеобщей безопасности[17].

Как отмечает Financial Times в июне 2014 года: «Мир пробуждается от постмодернистских снов о глобальном правлении в очередную эру соперничества великих держав»[18].

Характеристики

Обычно исследователи выделяют три «измерения», по которым проводится оценка соответствия державы статусу «великой»:

  • мощь державы (её ресурсный потенциал)
  • «пространственное измерение», или «география интересов» (критерий, позволяющий отличить великую державу от региональной)
  • статус (формальное или неформальное признание за государством статуса «великой державы»).[19]

Ресурсный потенциал

Различные исследователи по-разному трактуют определение «великой державы». Так, британский историк А. Тэйлор[en] считал, что каждая держава, претендующая на статус великой, должна пройти «испытание войной». Подобного мнения придерживался и Куинси Райт, и ряд других специалистов по международному праву и истории дипломатии. Согласно их точке зрения, приобрести статус великой державы можно было, «в первую очередь, за счёт военного престижа, военного потенциала и военных успехов». Позднейшие исследователи придавали термину более широкое значение, связывая его с «людскими, военными, экономическими и политическими ресурсами»[20]. По меткому выражению французского историка Ж.-Б. Дюроселя[fr], великой державой должна считаться «та, которая способна отстоять свою независимость в противоборстве с любой другой державой». Согласно иной точке зрения, «великая держава должна быть не менее могущественна, чем коалиция обычных государств». Один из общепринятых постулатов гласит, что «великая держава должна уметь вести великую войну». Последнее парадоксальным образом сочетается с устоявшимся взглядом на «великие войны» как на войны, «в которых участвуют великие державы»[21]. По мнению И. И. Лукашука, критерии великих держав менялись со временем. Если изначально основное внимание уделялось военной силе, позднее всё бо́льшую роль стали играть экономический и научно-технический потенциал государства, его «морально-политический авторитет»[22].

География интересов

Анализируя черты, присущие «великой державе», многие авторы указывают на «географическую плоскость её влияния». Различные источники отмечают «надрегиональный» характер интересов подобного государства, как и способность последнего отстаивать свои интересы на международной арене.[23] Кроме того, «пространственное измерение» может служить удобным маркером для выделения среди великих держав так называемых «сверхдержав»[19]. Также предпочтительно, чтобы великая держава не имела на своей территории военных баз других государств как примеру имеют на своей территории Япония, Великобритания, Германия, Италия и, напротив, участвовала или имела такую возможность в военных операциях далеко за пределами.

Статус

Помимо формального статуса «великих держав» ввиду постоянного членства в Совета Безопасности ООН, фактические и близкие к этому великие державы могут иметь статус ядерной державы (обладая самым мощным в наше время ядерным оружием) и космической державы.

Список великих держав

1815 1880 1900 1919 1939 1946 2000
Австрийская империя Австрийская империя[24][25][26] Австро-Венгрия Австро-Венгрия[27] Австро-Венгрия Австро-Венгрия[28]
Британская империя[24][25][26] Британская империя[27] Британская империя[28] Британская империя[29] Британская империя[30] Британская империя[24][31][32] Соединённое Королевство Великобритании и Северной Ирландии[24][31][33]
Империя Цин Империя Цин[34] Китайская Республика Китайская Республика[24][31] Китайская Народная Республика[24][31][33][35][36][37]
Королевство Франция[24][25][26] Третья французская республика[27] Третья французская республика[28] Третья французская республика[29] Третья французская республика[30] Четвёртая французская республика[24][31] Пятая французская республика[24][31][33]
Королевство Пруссия[24][25][26] Германская империя Германская империя[27] Германская империя Германская империя[28] Третий рейх Третий рейх[30] Федеративная Республика Германия[24][33]
Королевство Италия[38][39][40][41] Королевство Италия[28] Королевство Италия[29] Королевство Италия[30]
Республика Индия
Японская империя Японская империя[28] Японская империя Японская империя[29][42] Японская империя Японская империя[30] Япония Япония[24][33][35][43]
Российская империя Российская империя[24][25][26] Российская империя Российская империя[27] Российская империя Российская империя[28] Союз Советских Социалистических Республик[30] Союз Советских Социалистических Республик[24][31][32] Российская Федерация[24][31][33][35]
Соединённые Штаты Америки[28] Соединённые Штаты Америки[29] Соединённые Штаты Америки[30] Соединённые Штаты Америки[24][31][32] Соединённые Штаты Америки[24][31][33][44]

Сравнение великих держав

Данные по долям в мире приведены на 2010—2013 гг.

страна ВВП (ППС) **
(%)
экспорт
(%)
валютные резервы
(%)
финанси-рование ООН
(%)
военные расходы
(%)
вооружённые силы (действующие)
(%)
ядерное оружие (активное)
(%)
население
(%)
территория
(%)
условный интегральный показатель
(%)
США США 16,4 8,9 1,0 22,0 36,6 7,1 44,5 4,4 6,4 16,4
КНР КНР * 16,3 14,6 33,4 5,1 10,8 11,3 5,3 19,3 6,4 13,6
Россия Россия 3,0 2,9 3,2 2,4 5,0 5,2 33,9 2,0 11,5 14,1
Индия Индия 6,6 1,7 2,4 0,5 2,7 6,6 2,3 17,7 2,2 4,7
Япония Япония 4,6 3,9 9,8 10,8 2,8 1,2 0 1,8 0,3 3,9
Германия Германия 3,4 8,4 1,5 7,1 2,8 1,4 0 1,1 0,3 2,9
Франция Франция 2,5 3,3 1,1 5,6 3,5 1,3 6,1 0,9 0,4 2,7
Великобритания Великобритания 2,3 4,6 1,1 5,2 3,3 0,9 3,4 0,9 0,2 2,4
Бразилия Бразилия 3,0 1,1 2,1 2,9 1,8 1,4 0 2,8 5,7 2,3
Италия Италия 2,0 2,7 1,1 4,4 1,9 1,2 0 0,9 0,3 1,6

</small> Прим.
* — включая Гонконг и Макао
** — до смены лидера в 2014 г., когда, по данным МВФ, ВВП по ППС КНР превысил ВВП по ППС США, при этом доли составили 16,48 % против 16,28 %[45].

Сверхдержава

Из числа великих держав выделяются т. н. «сверхдержавы» («супердержавы»), имеющие огромное политическое, экономическое и военное (включая стратегическое ядерное оружие в современном мире) превосходство над большинством других государств (в том числе над прочими великими державами и ядерными державами), что позволяет им осуществлять гегемонию не только в своем регионе, но и по всему миру.

В настоящее время многими считается, что после распада СССР с конца XX века в мире осталась одна из двух сложившихся после Второй мировой войны «сверхдержав» — США[46][47][48], хотя некоторые эксперты говорят, что США могут потерять этот статус в ближайшее время, либо уже потеряли[48][49][50]. В то же время, несмотря на то, что, имеющие сильнейшую экономику, современные технологии, технологически продвинутые мобильные вооружённые силы с военными базами по всему миру, господство в финансовой и информационных сферах, США сохранили политическо-экономическо-военную мощь и после холодной войны и распада СССР и имеют наибольшее влияние в мире, их статус как единственной сверхдержавы часто оспаривается или не признается многими странами и политиками, считающими, что на смену противостоянию и паритету США и СССР должен прийти не однополярный или биполярный, а многополярный мир со всё более возрастающими ролями потенциальных сверхдержав, великих держав, региональных держав и объединений.

В то же время, имеющий с 2014 года крупнейшую экономику мира по ВВП по паритету покупательной способности (оставаясь второй после США по номинальному ВВП со скорой перспективой так же стать первой) с лидирующими показателями в мире по большинству показателей промышленного и сельскохозяйственного производства[45], самое большое в мире население и третий в мире размер территории, один из двух крупнейших в мире положительный баланс во внешней торговле и крупнейший экспорт (в том числе промышленных новых технологий), треть мировых валютных резервов, статус третьей в мире ядерной державы и космической державы, самую большую армию, Китай практически приблизился к статусу сверхдержавы и уже называется некоторыми экспертами как экономическая и военная сверхдержава, которой осталось только признать это и закрепить в своём устойчивом политическом влиянии[51][52][53]. Однако конкуренция и борьба за влияние между США и КНР носит относительно мирный и спокойный характер, без острого противостояния, напоминая больше отношения России и Британии в XIX веке, чем между СССР и США в XX.

В настоящее время из числа великих держав, помимо Китая, потенциальными сверхдержавами называют также Европейский союз[54], Индию[55], Бразилию[56][57] (как перспективные потенциальные сверхдержавы) и Россию (как правопреемницу и самый крупный осколок СССР, одно из самых сильных государств в военно-политическом и в некоторой мере экономическом смыслах). Однако, как показывает практика, подобные предсказания могут не дать ожидаемого результата. Например, в 1980-х годах многие политики и экономисты предсказывали этот статус Японии из-за высоких темпов экономического и технологического роста и очень больших величин ВВП в то время[58].

См. также

Напишите отзыв о статье "Великая держава"

Примечания

  1. [dic.academic.ru/dic.nsf/lower/13569 Определение в Большом юридическом словаре на «Академике»] (см. также [bookre.org/reader?file=634999&pg=71 здесь])
  2. Danilović, Vesna. When the Stakes… — С. 27-28
  3. 1 2 Bridge, Francis Roy; Bullen, Roger. The Great Powers… — С. 3-4
  4. Danilović, Vesna. When the Stakes… — С. 27
  5. См. выходные данные [books.google.ru/books?id=BjjanRBjiSEC&pg=PA219&dq=Leopold+von+Ranke+%22Die+gro%C3%9Fen+M%C3%A4chte%22+1833&hl=ru&sa=X&ei=2bPTUITPH4WM4gSN2oDYDA&ved=0CD8Q6AEwAg#v=onepage&q=Leopold%20von%20Ranke%20%22Die%20gro%C3%9Fen%20M%C3%A4chte%22%201833&f=false здесь] (С. 219)
  6. Danilović, Vesna. When the Stakes… — С. 228
  7. Bridge, Francis Roy; Bullen, Roger. The Great Powers… — С. 1, 4
  8. Bridge, Francis Roy; Bullen, Roger. The Great Powers… — С. 4
  9. Италии, которую одни источники называют «наименьшей из великих держав» (Danilović, Vesna. P. 38), другие вовсе отказывают в «величии». Так, например, Отто фон Бисмарк, не считавший её великой державой, говорил: «Вся политика умещается в следующую формулу: будь одним из трёх, покуда в мире господствует неустойчивое равновесие пяти держав» (подробнее см. [labhi.staff.umm.ac.id/ebook/files/2010/12/Ideology-and-IR-in-The-Modern-World.pdf здесь], С. 85-86).
  10. Danilović, Vesna. When the Stakes… — С. 229—239
  11. Danilović, Vesna. When the Stakes… — С. 26
  12. Danilović, Vesna. When the Stakes… — С. 32, 34, 38, 41
  13. 1 2 Strategic Vision: America & the Crisis of Global Power by Dr. Zbigniew Brzezinski, pp 43-45. Published 2012.
  14. [www.foreignaffairs.com/articles/139098/manjari-chatterjee-miller/indias-feeble-foreign-policy India's Feeble Foreign Policy | Foreign Affairs]
  15. wikileaks.org/gifiles/attach/166/166121_04winter_perkovich.pdf
  16. [www.economist.com/news/leaders/21574511-indias-lack-strategic-culture-hobbles-its-ambition-be-force-world-can-india India: Can India become a great power? | The Economist]
  17. Лукашук, И. И. Современное право… — С. 65-66
  18. [www.inopressa.ru/article/06jun2014/ft/moscow_china Что на самом деле думают о Западе Си Цзиньпин и Путин]
  19. 1 2 Danilović, Vesna. When the Stakes… — С. 28
  20. Danilović, Vesna. When the Stakes… — С. 225
  21. Danilović, Vesna. When the Stakes… — С. 226
  22. Лукашук, И. И. Великие и малые… — С. 335—336
  23. Danilović, Vesna. When the Stakes… — С. 227
  24. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [www.webcitation.org/5kwqEr8pe "Great Powers"], Encarta, MSN, 2008, <www.webcitation.org/5kwqEr8pe>. Проверено 20 декабря 2008. 
  25. 1 2 3 4 5 Fueter Eduard. [books.google.com/books?id=XeKyv9l-3QEC&pg=PA25&dq=%22Great+Powers%22+%22Congress+of+Vienna%22&as_brr=0#v=onepage&q=%22Great%20Powers%22%20%22Congress%20of%20Vienna%22&f=false World history, 1815–1920]. — United States of America: Harcourt, Brace and Company, 1922. — P. 25–28, 36–44. — ISBN 1584770775.
  26. 1 2 3 4 5 Danilovic, Vesna. «When the Stakes Are High—Deterrence and Conflict among Major Powers», University of Michigan Press (2002), p 27, p225-p228 [www.press.umich.edu/titleDetailLookInside.do?id=16953 (PDF chapter downloads)] [www.press.umich.edu/pdf/0472112872-appb.pdf (PDF copy)].
  27. 1 2 3 4 5 McCarthy Justin. [books.google.com/books?id=kvYoAAAAYAAJ&pg=PA480&dq=%22Great+Powers%22#PPA475,M1 A History of Our Own Times, from 1880 to the Diamond Jubilee]. — New York, United States of America: Harper & Brothers, Publishers, 1880. — P. 475–476.
  28. 1 2 3 4 5 6 7 8 David Dallin. [books.google.com/books?id=Q5nIUd_mlEcC&pg=PA62&lpg=PA62&dq=%22boxer+rebellion%22+%22great+powers%22&source=web&ots=PFvmBinYof&sig=Hom8pFuEToBb-31aGxGAUydZOAs&hl=en&sa=X&oi=book_result&resnum=9&ct=result#PPA56,M1 The Rise of Russia in Asia].
  29. 1 2 3 4 5 MacMillan Margaret. Paris 1919. — United States of America: Random House Trade, 2003. — P. 36, 306, 431. — ISBN 0-375-76052-0.
  30. 1 2 3 4 5 6 7 Harrison, M (2000) [www.google.com/books?id=ZgFu2p5uogwC&dq=great+powers&printsec=frontcover&source=bn#PPA1,M1 The Economics of World War II: Six Great Powers in International Comparison], Cambridge University Press.
  31. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Louden Robert. [books.google.com/books?id=WuKmrwgrL9IC&pg=PA187&dq="Great+power" The world we want]. — United States of America: Oxford University Press US, 2007. — P. 187. — ISBN 0195321375.
  32. 1 2 3 The Superpowers: The United States, Britain and the Soviet Union — Their Responsibility for Peace (1944), written by William T.R. Fox
  33. 1 2 3 4 5 6 7 [www.google.com/books?id=9jy28vBqscQC&pg=PA59&dq="Great+power" Balance of Power]. — United States of America: State University of New York Press, 2005, 2005. — P. 59, 282. — ISBN 0791464016. Accordingly, the great powers after the Cold War are Britain, China, France, Germany, Japan, Russia, and the United States p.59
  34. Great Power Peace and American Primacy: The Origins and Future of a New International Order. — United States: Palgrave Macmillan. — ISBN 1137299487.
  35. 1 2 3 [www.washington.edu/uwpress/search/books/EBEKOR.html UW Press: Korea’s Future and the Great Powers]
  36. [yaleglobal.yale.edu/about/pdfs/china_views.pdf Yong Deng and Thomas G. Moore (2004) «China Views Globalization: Toward a New Great-Power Politics?» The Washington Quarterly]
  37. Friedman, George [web.stratfor.com/images/GEOPOLITICS%20of%20China%20080615.pdf The Geopolitics of China](недоступная ссылка — история). Stratfor (15 июня 2008). Проверено 10 июля 2008. [web.archive.org/20090108161156/web.stratfor.com/images/GEOPOLITICS%20of%20China%20080615.pdf Архивировано из первоисточника 8 января 2009].
  38. Kennedy Paul. The Rise and Fall of the Great Powers. — United States of America: Random House, 1987. — P. 204. — ISBN 0-394-54674-1.
  39. International History of the Twentieth Century and Beyond. — United States of America: Routledge, 2008. — P. 9. — ISBN 0415438969.
  40. Wight Martin. Power Politics. — United Kingdom: Continuum International Publishing Group, 2002. — P. 46. — ISBN 0826461743.
  41. Waltz Kenneth. Theory of International Politics. — United States of America: McGraw-Hill, 1979. — P. 162. — ISBN 0-07-554852-6.
  42. «the prime minister of Canada (during the Treaty of Versailles) said that there were „only three major powers left in the world the United States, Britain and Japan“ … (but) The Great Powers could not be consistent. At the instance of Britain, Japan’s ally, they gave Japan five delegates to the Peace Conference, just like themselves, but in the Supreme Council the Japanese were generally ignored or treated as something of a joke.» from MacMillan Margaret. Paris 1919. — United States of America: Random House Trade, 2003. — P. 306. — ISBN 0-375-76052-0.
  43. Richard N. Haass, «[www.project-syndicate.org/commentary/haass17 Asia’s overlooked Great Power]», Project Syndicate April 20, 2007.
  44. [post.queensu.ca/~nossalk/papers/hyperpower.htm Analyzing American Power in the Post-Cold War Era]. Проверено 28 февраля 2007. [www.webcitation.org/6AcJtEZuc Архивировано из первоисточника 12 сентября 2012].
  45. 1 2 [itar-tass.com/ekonomika/1494526 ИТАР-ТАСС. МВФ: ВВП по паритету покупательной способности Китая впервые стал больше, чем у США]
  46. [news.bbc.co.uk/2/hi/americas/country_profiles/1217752.stm United States of America country profile] // BBC News, 10 January 2012
  47. Крис Паттен (Chris Patten) [rus.ruvr.ru/_print/4735112.html Не переоценивает ли Китай свои возможности?] // «Project Syndicate»/Голос России, 21.02.2010 г.
  48. 1 2 Седрик Мун (Cedric Moon). [inosmi.ru/video/20100131/157897261.html Конец сверхдержавы]. ИноСМИ.ру/Russia Today (31 января 2010). Проверено 2 декабря 2012.
  49. [www.km.ru/magazin/view.asp?id=1697FBC6A1D84EF7B68D1560C71CDB7F США больше не сверхдержава] // KM.RU
  50. Василий Ъ-Михайлов [www.kommersant.ru/doc/147222 США больше не сверхдержава] // Газета «Коммерсантъ», № 79 (1964), 05.05.2000
  51. [news.bbc.co.uk/hi/russian/in_depth/newsid_4307000/4307933.stm Би-би-си | Проекты | Китай — новая сверхдержава?]
  52. [abcnews.go.com/International/china-replace-us-top-superpower/story?id=9986355 Does China Want to Be Top Superpower?]
  53. [www.carnegieendowment.org/events/index.cfm?fa=eventDetail&id=851&&prog=zch www.carnegieendowment.org]
  54. Guttman, R.J. [books.google.com/books?id=sbi7eVIcyD4C&printsec=frontcover Europe in the New Century] — Lynne Rienner Publishers, 2001.
  55. [www.newsweek.com/id/47261 India Rising] // Newsweek.
  56. Patricio Martinez [cornellsun.com/print/39385 Alumna Analyzes Brazil’s Emergence] // The Cornell Daily Sun (англ.), 01.11.2009
  57. Elizabeth Reavey [web.archive.org/web/20100102204933/www.brazzil.com//articles/195-august-2008/10098-while-the-us-looks-eastward-brazil-is-emerging-as-a-nuclear-superpower.pdf While the US Looks Eastward Brazil Is Emerging as a Nuclear Superpower] // Brazzil Magazine, 12 August 2008
  58. [www.time.com/time/magazine/article/0,9171,967823,00.html Japan From Superrich To Superpower], TIME 4 July 1988

Литература

  • Лукашук, И. И. Великие и малые державы // [books.google.ru/books?id=hncOauVC-8IC&printsec=frontcover&hl=ru#v=onepage&q&f=false Международное право]. — 3-е. — М.: Wolters Kluwer, 2008. — ISBN 978-5-466-00103-7.
  • Лукашук, И. И. [books.google.ru/books?id=hhL4pAUJ_akC&pg=PA146&dq=%22%D0%B2%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B8%D0%B5+%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B6%D0%B0%D0%B2%D1%8B%22&hl=ru&sa=X&ei=0bTQULeUGoTi4QTm4oGwBg&ved=0CDMQ6AEwADgK#v=onepage&q=%22%D0%B2%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B8%D0%B5%20%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B6%D0%B0%D0%B2%D1%8B%22&f=false Современное право международных договоров]. — М.: Wolters Kluwer, 2006. — Т. II. — ISBN 5446-00208-9.
  • Bridge, Francis Roy; Bullen, Roger. [books.google.ru/books?id=9U9_wW-AC-sC&printsec=frontcover&hl=ru#v=onepage&q&f=false The Great Powers and the European States System, 1814-1914]. — Pearson Education, 2005. — ISBN 0-582-78458-1.  (англ.)
  • Danilović, Vesna. [books.google.ru/books?id=BS7mKeY2sBUC&printsec=frontcover&dq=Danilovic,+Vesna.+%22When+the+Stakes+Are+High%E2%80%94Deterrence+and+Conflict+among+Major+Powers%22&hl=ru&sa=X&ei=3A_RUMPRJeqn4gSwuoGABQ&ved=0CDMQ6AEwAA#v=onepage&q=Danilovic%2C%20Vesna.%20%22When%20the%20Stakes%20Are%20High%E2%80%94Deterrence%20and%20Conflict%20among%20Major%20Powers%22&f=false When the Stakes Are High: Deterrence and Conflict Among Major Powers]. — The University of Michigan Press, 2002. — ISBN 0-472-11287-2. (см. также [www.press.umich.edu/pdf/0472112872-appb.pdf здесь])  (англ.)


Отрывок, характеризующий Великая держава

– Пехоту низом пошлем – болотами, – продолжал Денисов, – они подлезут к саду; вы заедете с казаками оттуда, – Денисов указал на лес за деревней, – а я отсюда, с своими гусаг'ами. И по выстг'елу…
– Лощиной нельзя будет – трясина, – сказал эсаул. – Коней увязишь, надо объезжать полевее…
В то время как они вполголоса говорили таким образом, внизу, в лощине от пруда, щелкнул один выстрел, забелелся дымок, другой и послышался дружный, как будто веселый крик сотен голосов французов, бывших на полугоре. В первую минуту и Денисов и эсаул подались назад. Они были так близко, что им показалось, что они были причиной этих выстрелов и криков. Но выстрелы и крики не относились к ним. Низом, по болотам, бежал человек в чем то красном. Очевидно, по нем стреляли и на него кричали французы.
– Ведь это Тихон наш, – сказал эсаул.
– Он! он и есть!
– Эка шельма, – сказал Денисов.
– Уйдет! – щуря глаза, сказал эсаул.
Человек, которого они называли Тихоном, подбежав к речке, бултыхнулся в нее так, что брызги полетели, и, скрывшись на мгновенье, весь черный от воды, выбрался на четвереньках и побежал дальше. Французы, бежавшие за ним, остановились.
– Ну ловок, – сказал эсаул.
– Экая бестия! – с тем же выражением досады проговорил Денисов. – И что он делал до сих пор?
– Это кто? – спросил Петя.
– Это наш пластун. Я его посылал языка взять.
– Ах, да, – сказал Петя с первого слова Денисова, кивая головой, как будто он все понял, хотя он решительно не понял ни одного слова.
Тихон Щербатый был один из самых нужных людей в партии. Он был мужик из Покровского под Гжатью. Когда, при начале своих действий, Денисов пришел в Покровское и, как всегда, призвав старосту, спросил о том, что им известно про французов, староста отвечал, как отвечали и все старосты, как бы защищаясь, что они ничего знать не знают, ведать не ведают. Но когда Денисов объяснил им, что его цель бить французов, и когда он спросил, не забредали ли к ним французы, то староста сказал, что мародеры бывали точно, но что у них в деревне только один Тишка Щербатый занимался этими делами. Денисов велел позвать к себе Тихона и, похвалив его за его деятельность, сказал при старосте несколько слов о той верности царю и отечеству и ненависти к французам, которую должны блюсти сыны отечества.
– Мы французам худого не делаем, – сказал Тихон, видимо оробев при этих словах Денисова. – Мы только так, значит, по охоте баловались с ребятами. Миродеров точно десятка два побили, а то мы худого не делали… – На другой день, когда Денисов, совершенно забыв про этого мужика, вышел из Покровского, ему доложили, что Тихон пристал к партии и просился, чтобы его при ней оставили. Денисов велел оставить его.
Тихон, сначала исправлявший черную работу раскладки костров, доставления воды, обдирания лошадей и т. п., скоро оказал большую охоту и способность к партизанской войне. Он по ночам уходил на добычу и всякий раз приносил с собой платье и оружие французское, а когда ему приказывали, то приводил и пленных. Денисов отставил Тихона от работ, стал брать его с собою в разъезды и зачислил в казаки.
Тихон не любил ездить верхом и всегда ходил пешком, никогда не отставая от кавалерии. Оружие его составляли мушкетон, который он носил больше для смеха, пика и топор, которым он владел, как волк владеет зубами, одинаково легко выбирая ими блох из шерсти и перекусывая толстые кости. Тихон одинаково верно, со всего размаха, раскалывал топором бревна и, взяв топор за обух, выстрагивал им тонкие колышки и вырезывал ложки. В партии Денисова Тихон занимал свое особенное, исключительное место. Когда надо было сделать что нибудь особенно трудное и гадкое – выворотить плечом в грязи повозку, за хвост вытащить из болота лошадь, ободрать ее, залезть в самую середину французов, пройти в день по пятьдесят верст, – все указывали, посмеиваясь, на Тихона.
– Что ему, черту, делается, меренина здоровенный, – говорили про него.
Один раз француз, которого брал Тихон, выстрелил в него из пистолета и попал ему в мякоть спины. Рана эта, от которой Тихон лечился только водкой, внутренне и наружно, была предметом самых веселых шуток во всем отряде и шуток, которым охотно поддавался Тихон.
– Что, брат, не будешь? Али скрючило? – смеялись ему казаки, и Тихон, нарочно скорчившись и делая рожи, притворяясь, что он сердится, самыми смешными ругательствами бранил французов. Случай этот имел на Тихона только то влияние, что после своей раны он редко приводил пленных.
Тихон был самый полезный и храбрый человек в партии. Никто больше его не открыл случаев нападения, никто больше его не побрал и не побил французов; и вследствие этого он был шут всех казаков, гусаров и сам охотно поддавался этому чину. Теперь Тихон был послан Денисовым, в ночь еще, в Шамшево для того, чтобы взять языка. Но, или потому, что он не удовлетворился одним французом, или потому, что он проспал ночь, он днем залез в кусты, в самую середину французов и, как видел с горы Денисов, был открыт ими.


Поговорив еще несколько времени с эсаулом о завтрашнем нападении, которое теперь, глядя на близость французов, Денисов, казалось, окончательно решил, он повернул лошадь и поехал назад.
– Ну, бг'ат, тепег'ь поедем обсушимся, – сказал он Пете.
Подъезжая к лесной караулке, Денисов остановился, вглядываясь в лес. По лесу, между деревьев, большими легкими шагами шел на длинных ногах, с длинными мотающимися руками, человек в куртке, лаптях и казанской шляпе, с ружьем через плечо и топором за поясом. Увидав Денисова, человек этот поспешно швырнул что то в куст и, сняв с отвисшими полями мокрую шляпу, подошел к начальнику. Это был Тихон. Изрытое оспой и морщинами лицо его с маленькими узкими глазами сияло самодовольным весельем. Он, высоко подняв голову и как будто удерживаясь от смеха, уставился на Денисова.
– Ну где пг'опадал? – сказал Денисов.
– Где пропадал? За французами ходил, – смело и поспешно отвечал Тихон хриплым, но певучим басом.
– Зачем же ты днем полез? Скотина! Ну что ж, не взял?..
– Взять то взял, – сказал Тихон.
– Где ж он?
– Да я его взял сперва наперво на зорьке еще, – продолжал Тихон, переставляя пошире плоские, вывернутые в лаптях ноги, – да и свел в лес. Вижу, не ладен. Думаю, дай схожу, другого поаккуратнее какого возьму.
– Ишь, шельма, так и есть, – сказал Денисов эсаулу. – Зачем же ты этого не пг'ивел?
– Да что ж его водить то, – сердито и поспешно перебил Тихон, – не гожающий. Разве я не знаю, каких вам надо?
– Эка бестия!.. Ну?..
– Пошел за другим, – продолжал Тихон, – подполоз я таким манером в лес, да и лег. – Тихон неожиданно и гибко лег на брюхо, представляя в лицах, как он это сделал. – Один и навернись, – продолжал он. – Я его таким манером и сграбь. – Тихон быстро, легко вскочил. – Пойдем, говорю, к полковнику. Как загалдит. А их тут четверо. Бросились на меня с шпажками. Я на них таким манером топором: что вы, мол, Христос с вами, – вскрикнул Тихон, размахнув руками и грозно хмурясь, выставляя грудь.
– То то мы с горы видели, как ты стречка задавал через лужи то, – сказал эсаул, суживая свои блестящие глаза.
Пете очень хотелось смеяться, но он видел, что все удерживались от смеха. Он быстро переводил глаза с лица Тихона на лицо эсаула и Денисова, не понимая того, что все это значило.
– Ты дуг'ака то не представляй, – сказал Денисов, сердито покашливая. – Зачем пег'вого не пг'ивел?
Тихон стал чесать одной рукой спину, другой голову, и вдруг вся рожа его растянулась в сияющую глупую улыбку, открывшую недостаток зуба (за что он и прозван Щербатый). Денисов улыбнулся, и Петя залился веселым смехом, к которому присоединился и сам Тихон.
– Да что, совсем несправный, – сказал Тихон. – Одежонка плохенькая на нем, куда же его водить то. Да и грубиян, ваше благородие. Как же, говорит, я сам анаральский сын, не пойду, говорит.
– Экая скотина! – сказал Денисов. – Мне расспросить надо…
– Да я его спрашивал, – сказал Тихон. – Он говорит: плохо зн аком. Наших, говорит, и много, да всё плохие; только, говорит, одна названия. Ахнете, говорит, хорошенько, всех заберете, – заключил Тихон, весело и решительно взглянув в глаза Денисова.
– Вот я те всыплю сотню гог'ячих, ты и будешь дуг'ака то ког'чить, – сказал Денисов строго.
– Да что же серчать то, – сказал Тихон, – что ж, я не видал французов ваших? Вот дай позатемняет, я табе каких хошь, хоть троих приведу.
– Ну, поедем, – сказал Денисов, и до самой караулки он ехал, сердито нахмурившись и молча.
Тихон зашел сзади, и Петя слышал, как смеялись с ним и над ним казаки о каких то сапогах, которые он бросил в куст.
Когда прошел тот овладевший им смех при словах и улыбке Тихона, и Петя понял на мгновенье, что Тихон этот убил человека, ему сделалось неловко. Он оглянулся на пленного барабанщика, и что то кольнуло его в сердце. Но эта неловкость продолжалась только одно мгновенье. Он почувствовал необходимость повыше поднять голову, подбодриться и расспросить эсаула с значительным видом о завтрашнем предприятии, с тем чтобы не быть недостойным того общества, в котором он находился.
Посланный офицер встретил Денисова на дороге с известием, что Долохов сам сейчас приедет и что с его стороны все благополучно.
Денисов вдруг повеселел и подозвал к себе Петю.
– Ну, г'асскажи ты мне пг'о себя, – сказал он.


Петя при выезде из Москвы, оставив своих родных, присоединился к своему полку и скоро после этого был взят ординарцем к генералу, командовавшему большим отрядом. Со времени своего производства в офицеры, и в особенности с поступления в действующую армию, где он участвовал в Вяземском сражении, Петя находился в постоянно счастливо возбужденном состоянии радости на то, что он большой, и в постоянно восторженной поспешности не пропустить какого нибудь случая настоящего геройства. Он был очень счастлив тем, что он видел и испытал в армии, но вместе с тем ему все казалось, что там, где его нет, там то теперь и совершается самое настоящее, геройское. И он торопился поспеть туда, где его не было.
Когда 21 го октября его генерал выразил желание послать кого нибудь в отряд Денисова, Петя так жалостно просил, чтобы послать его, что генерал не мог отказать. Но, отправляя его, генерал, поминая безумный поступок Пети в Вяземском сражении, где Петя, вместо того чтобы ехать дорогой туда, куда он был послан, поскакал в цепь под огонь французов и выстрелил там два раза из своего пистолета, – отправляя его, генерал именно запретил Пете участвовать в каких бы то ни было действиях Денисова. От этого то Петя покраснел и смешался, когда Денисов спросил, можно ли ему остаться. До выезда на опушку леса Петя считал, что ему надобно, строго исполняя свой долг, сейчас же вернуться. Но когда он увидал французов, увидал Тихона, узнал, что в ночь непременно атакуют, он, с быстротою переходов молодых людей от одного взгляда к другому, решил сам с собою, что генерал его, которого он до сих пор очень уважал, – дрянь, немец, что Денисов герой, и эсаул герой, и что Тихон герой, и что ему было бы стыдно уехать от них в трудную минуту.
Уже смеркалось, когда Денисов с Петей и эсаулом подъехали к караулке. В полутьме виднелись лошади в седлах, казаки, гусары, прилаживавшие шалашики на поляне и (чтобы не видели дыма французы) разводившие красневший огонь в лесном овраге. В сенях маленькой избушки казак, засучив рукава, рубил баранину. В самой избе были три офицера из партии Денисова, устроивавшие стол из двери. Петя снял, отдав сушить, свое мокрое платье и тотчас принялся содействовать офицерам в устройстве обеденного стола.
Через десять минут был готов стол, покрытый салфеткой. На столе была водка, ром в фляжке, белый хлеб и жареная баранина с солью.
Сидя вместе с офицерами за столом и разрывая руками, по которым текло сало, жирную душистую баранину, Петя находился в восторженном детском состоянии нежной любви ко всем людям и вследствие того уверенности в такой же любви к себе других людей.
– Так что же вы думаете, Василий Федорович, – обратился он к Денисову, – ничего, что я с вами останусь на денек? – И, не дожидаясь ответа, он сам отвечал себе: – Ведь мне велено узнать, ну вот я и узнаю… Только вы меня пустите в самую… в главную. Мне не нужно наград… А мне хочется… – Петя стиснул зубы и оглянулся, подергивая кверху поднятой головой и размахивая рукой.
– В самую главную… – повторил Денисов, улыбаясь.
– Только уж, пожалуйста, мне дайте команду совсем, чтобы я командовал, – продолжал Петя, – ну что вам стоит? Ах, вам ножик? – обратился он к офицеру, хотевшему отрезать баранины. И он подал свой складной ножик.
Офицер похвалил ножик.
– Возьмите, пожалуйста, себе. У меня много таких… – покраснев, сказал Петя. – Батюшки! Я и забыл совсем, – вдруг вскрикнул он. – У меня изюм чудесный, знаете, такой, без косточек. У нас маркитант новый – и такие прекрасные вещи. Я купил десять фунтов. Я привык что нибудь сладкое. Хотите?.. – И Петя побежал в сени к своему казаку, принес торбы, в которых было фунтов пять изюму. – Кушайте, господа, кушайте.
– А то не нужно ли вам кофейник? – обратился он к эсаулу. – Я у нашего маркитанта купил, чудесный! У него прекрасные вещи. И он честный очень. Это главное. Я вам пришлю непременно. А может быть еще, у вас вышли, обились кремни, – ведь это бывает. Я взял с собою, у меня вот тут… – он показал на торбы, – сто кремней. Я очень дешево купил. Возьмите, пожалуйста, сколько нужно, а то и все… – И вдруг, испугавшись, не заврался ли он, Петя остановился и покраснел.
Он стал вспоминать, не сделал ли он еще каких нибудь глупостей. И, перебирая воспоминания нынешнего дня, воспоминание о французе барабанщике представилось ему. «Нам то отлично, а ему каково? Куда его дели? Покормили ли его? Не обидели ли?» – подумал он. Но заметив, что он заврался о кремнях, он теперь боялся.
«Спросить бы можно, – думал он, – да скажут: сам мальчик и мальчика пожалел. Я им покажу завтра, какой я мальчик! Стыдно будет, если я спрошу? – думал Петя. – Ну, да все равно!» – и тотчас же, покраснев и испуганно глядя на офицеров, не будет ли в их лицах насмешки, он сказал:
– А можно позвать этого мальчика, что взяли в плен? дать ему чего нибудь поесть… может…
– Да, жалкий мальчишка, – сказал Денисов, видимо, не найдя ничего стыдного в этом напоминании. – Позвать его сюда. Vincent Bosse его зовут. Позвать.
– Я позову, – сказал Петя.
– Позови, позови. Жалкий мальчишка, – повторил Денисов.
Петя стоял у двери, когда Денисов сказал это. Петя пролез между офицерами и близко подошел к Денисову.
– Позвольте вас поцеловать, голубчик, – сказал он. – Ах, как отлично! как хорошо! – И, поцеловав Денисова, он побежал на двор.
– Bosse! Vincent! – прокричал Петя, остановясь у двери.
– Вам кого, сударь, надо? – сказал голос из темноты. Петя отвечал, что того мальчика француза, которого взяли нынче.
– А! Весеннего? – сказал казак.
Имя его Vincent уже переделали: казаки – в Весеннего, а мужики и солдаты – в Висеню. В обеих переделках это напоминание о весне сходилось с представлением о молоденьком мальчике.
– Он там у костра грелся. Эй, Висеня! Висеня! Весенний! – послышались в темноте передающиеся голоса и смех.
– А мальчонок шустрый, – сказал гусар, стоявший подле Пети. – Мы его покормили давеча. Страсть голодный был!
В темноте послышались шаги и, шлепая босыми ногами по грязи, барабанщик подошел к двери.
– Ah, c'est vous! – сказал Петя. – Voulez vous manger? N'ayez pas peur, on ne vous fera pas de mal, – прибавил он, робко и ласково дотрогиваясь до его руки. – Entrez, entrez. [Ах, это вы! Хотите есть? Не бойтесь, вам ничего не сделают. Войдите, войдите.]
– Merci, monsieur, [Благодарю, господин.] – отвечал барабанщик дрожащим, почти детским голосом и стал обтирать о порог свои грязные ноги. Пете многое хотелось сказать барабанщику, но он не смел. Он, переминаясь, стоял подле него в сенях. Потом в темноте взял его за руку и пожал ее.
– Entrez, entrez, – повторил он только нежным шепотом.
«Ах, что бы мне ему сделать!» – проговорил сам с собою Петя и, отворив дверь, пропустил мимо себя мальчика.
Когда барабанщик вошел в избушку, Петя сел подальше от него, считая для себя унизительным обращать на него внимание. Он только ощупывал в кармане деньги и был в сомненье, не стыдно ли будет дать их барабанщику.


От барабанщика, которому по приказанию Денисова дали водки, баранины и которого Денисов велел одеть в русский кафтан, с тем, чтобы, не отсылая с пленными, оставить его при партии, внимание Пети было отвлечено приездом Долохова. Петя в армии слышал много рассказов про необычайные храбрость и жестокость Долохова с французами, и потому с тех пор, как Долохов вошел в избу, Петя, не спуская глаз, смотрел на него и все больше подбадривался, подергивая поднятой головой, с тем чтобы не быть недостойным даже и такого общества, как Долохов.
Наружность Долохова странно поразила Петю своей простотой.
Денисов одевался в чекмень, носил бороду и на груди образ Николая чудотворца и в манере говорить, во всех приемах выказывал особенность своего положения. Долохов же, напротив, прежде, в Москве, носивший персидский костюм, теперь имел вид самого чопорного гвардейского офицера. Лицо его было чисто выбрито, одет он был в гвардейский ваточный сюртук с Георгием в петлице и в прямо надетой простой фуражке. Он снял в углу мокрую бурку и, подойдя к Денисову, не здороваясь ни с кем, тотчас же стал расспрашивать о деле. Денисов рассказывал ему про замыслы, которые имели на их транспорт большие отряды, и про присылку Пети, и про то, как он отвечал обоим генералам. Потом Денисов рассказал все, что он знал про положение французского отряда.
– Это так, но надо знать, какие и сколько войск, – сказал Долохов, – надо будет съездить. Не зная верно, сколько их, пускаться в дело нельзя. Я люблю аккуратно дело делать. Вот, не хочет ли кто из господ съездить со мной в их лагерь. У меня мундиры с собою.
– Я, я… я поеду с вами! – вскрикнул Петя.
– Совсем и тебе не нужно ездить, – сказал Денисов, обращаясь к Долохову, – а уж его я ни за что не пущу.
– Вот прекрасно! – вскрикнул Петя, – отчего же мне не ехать?..
– Да оттого, что незачем.
– Ну, уж вы меня извините, потому что… потому что… я поеду, вот и все. Вы возьмете меня? – обратился он к Долохову.
– Отчего ж… – рассеянно отвечал Долохов, вглядываясь в лицо французского барабанщика.
– Давно у тебя молодчик этот? – спросил он у Денисова.
– Нынче взяли, да ничего не знает. Я оставил его пг'и себе.
– Ну, а остальных ты куда деваешь? – сказал Долохов.
– Как куда? Отсылаю под г'асписки! – вдруг покраснев, вскрикнул Денисов. – И смело скажу, что на моей совести нет ни одного человека. Разве тебе тг'удно отослать тг'идцать ли, тг'иста ли человек под конвоем в гог'од, чем маг'ать, я пг'ямо скажу, честь солдата.
– Вот молоденькому графчику в шестнадцать лет говорить эти любезности прилично, – с холодной усмешкой сказал Долохов, – а тебе то уж это оставить пора.
– Что ж, я ничего не говорю, я только говорю, что я непременно поеду с вами, – робко сказал Петя.
– А нам с тобой пора, брат, бросить эти любезности, – продолжал Долохов, как будто он находил особенное удовольствие говорить об этом предмете, раздражавшем Денисова. – Ну этого ты зачем взял к себе? – сказал он, покачивая головой. – Затем, что тебе его жалко? Ведь мы знаем эти твои расписки. Ты пошлешь их сто человек, а придут тридцать. Помрут с голоду или побьют. Так не все ли равно их и не брать?
Эсаул, щуря светлые глаза, одобрительно кивал головой.
– Это все г'авно, тут Рассуждать нечего. Я на свою душу взять не хочу. Ты говог'ишь – помг'ут. Ну, хог'ошо. Только бы не от меня.
Долохов засмеялся.
– Кто же им не велел меня двадцать раз поймать? А ведь поймают – меня и тебя, с твоим рыцарством, все равно на осинку. – Он помолчал. – Однако надо дело делать. Послать моего казака с вьюком! У меня два французских мундира. Что ж, едем со мной? – спросил он у Пети.
– Я? Да, да, непременно, – покраснев почти до слез, вскрикнул Петя, взглядывая на Денисова.
Опять в то время, как Долохов заспорил с Денисовым о том, что надо делать с пленными, Петя почувствовал неловкость и торопливость; но опять не успел понять хорошенько того, о чем они говорили. «Ежели так думают большие, известные, стало быть, так надо, стало быть, это хорошо, – думал он. – А главное, надо, чтобы Денисов не смел думать, что я послушаюсь его, что он может мной командовать. Непременно поеду с Долоховым во французский лагерь. Он может, и я могу».
На все убеждения Денисова не ездить Петя отвечал, что он тоже привык все делать аккуратно, а не наобум Лазаря, и что он об опасности себе никогда не думает.
– Потому что, – согласитесь сами, – если не знать верно, сколько там, от этого зависит жизнь, может быть, сотен, а тут мы одни, и потом мне очень этого хочется, и непременно, непременно поеду, вы уж меня не удержите, – говорил он, – только хуже будет…


Одевшись в французские шинели и кивера, Петя с Долоховым поехали на ту просеку, с которой Денисов смотрел на лагерь, и, выехав из леса в совершенной темноте, спустились в лощину. Съехав вниз, Долохов велел сопровождавшим его казакам дожидаться тут и поехал крупной рысью по дороге к мосту. Петя, замирая от волнения, ехал с ним рядом.
– Если попадемся, я живым не отдамся, у меня пистолет, – прошептал Петя.
– Не говори по русски, – быстрым шепотом сказал Долохов, и в ту же минуту в темноте послышался оклик: «Qui vive?» [Кто идет?] и звон ружья.
Кровь бросилась в лицо Пети, и он схватился за пистолет.
– Lanciers du sixieme, [Уланы шестого полка.] – проговорил Долохов, не укорачивая и не прибавляя хода лошади. Черная фигура часового стояла на мосту.
– Mot d'ordre? [Отзыв?] – Долохов придержал лошадь и поехал шагом.
– Dites donc, le colonel Gerard est ici? [Скажи, здесь ли полковник Жерар?] – сказал он.
– Mot d'ordre! – не отвечая, сказал часовой, загораживая дорогу.
– Quand un officier fait sa ronde, les sentinelles ne demandent pas le mot d'ordre… – крикнул Долохов, вдруг вспыхнув, наезжая лошадью на часового. – Je vous demande si le colonel est ici? [Когда офицер объезжает цепь, часовые не спрашивают отзыва… Я спрашиваю, тут ли полковник?]
И, не дожидаясь ответа от посторонившегося часового, Долохов шагом поехал в гору.
Заметив черную тень человека, переходящего через дорогу, Долохов остановил этого человека и спросил, где командир и офицеры? Человек этот, с мешком на плече, солдат, остановился, близко подошел к лошади Долохова, дотрогиваясь до нее рукою, и просто и дружелюбно рассказал, что командир и офицеры были выше на горе, с правой стороны, на дворе фермы (так он называл господскую усадьбу).
Проехав по дороге, с обеих сторон которой звучал от костров французский говор, Долохов повернул во двор господского дома. Проехав в ворота, он слез с лошади и подошел к большому пылавшему костру, вокруг которого, громко разговаривая, сидело несколько человек. В котелке с краю варилось что то, и солдат в колпаке и синей шинели, стоя на коленях, ярко освещенный огнем, мешал в нем шомполом.
– Oh, c'est un dur a cuire, [С этим чертом не сладишь.] – говорил один из офицеров, сидевших в тени с противоположной стороны костра.
– Il les fera marcher les lapins… [Он их проберет…] – со смехом сказал другой. Оба замолкли, вглядываясь в темноту на звук шагов Долохова и Пети, подходивших к костру с своими лошадьми.
– Bonjour, messieurs! [Здравствуйте, господа!] – громко, отчетливо выговорил Долохов.
Офицеры зашевелились в тени костра, и один, высокий офицер с длинной шеей, обойдя огонь, подошел к Долохову.
– C'est vous, Clement? – сказал он. – D'ou, diable… [Это вы, Клеман? Откуда, черт…] – но он не докончил, узнав свою ошибку, и, слегка нахмурившись, как с незнакомым, поздоровался с Долоховым, спрашивая его, чем он может служить. Долохов рассказал, что он с товарищем догонял свой полк, и спросил, обращаясь ко всем вообще, не знали ли офицеры чего нибудь о шестом полку. Никто ничего не знал; и Пете показалось, что офицеры враждебно и подозрительно стали осматривать его и Долохова. Несколько секунд все молчали.
– Si vous comptez sur la soupe du soir, vous venez trop tard, [Если вы рассчитываете на ужин, то вы опоздали.] – сказал с сдержанным смехом голос из за костра.
Долохов отвечал, что они сыты и что им надо в ночь же ехать дальше.
Он отдал лошадей солдату, мешавшему в котелке, и на корточках присел у костра рядом с офицером с длинной шеей. Офицер этот, не спуская глаз, смотрел на Долохова и переспросил его еще раз: какого он был полка? Долохов не отвечал, как будто не слыхал вопроса, и, закуривая коротенькую французскую трубку, которую он достал из кармана, спрашивал офицеров о том, в какой степени безопасна дорога от казаков впереди их.
– Les brigands sont partout, [Эти разбойники везде.] – отвечал офицер из за костра.
Долохов сказал, что казаки страшны только для таких отсталых, как он с товарищем, но что на большие отряды казаки, вероятно, не смеют нападать, прибавил он вопросительно. Никто ничего не ответил.
«Ну, теперь он уедет», – всякую минуту думал Петя, стоя перед костром и слушая его разговор.
Но Долохов начал опять прекратившийся разговор и прямо стал расспрашивать, сколько у них людей в батальоне, сколько батальонов, сколько пленных. Спрашивая про пленных русских, которые были при их отряде, Долохов сказал:
– La vilaine affaire de trainer ces cadavres apres soi. Vaudrait mieux fusiller cette canaille, [Скверное дело таскать за собой эти трупы. Лучше бы расстрелять эту сволочь.] – и громко засмеялся таким странным смехом, что Пете показалось, французы сейчас узнают обман, и он невольно отступил на шаг от костра. Никто не ответил на слова и смех Долохова, и французский офицер, которого не видно было (он лежал, укутавшись шинелью), приподнялся и прошептал что то товарищу. Долохов встал и кликнул солдата с лошадьми.
«Подадут или нет лошадей?» – думал Петя, невольно приближаясь к Долохову.
Лошадей подали.
– Bonjour, messieurs, [Здесь: прощайте, господа.] – сказал Долохов.
Петя хотел сказать bonsoir [добрый вечер] и не мог договорить слова. Офицеры что то шепотом говорили между собою. Долохов долго садился на лошадь, которая не стояла; потом шагом поехал из ворот. Петя ехал подле него, желая и не смея оглянуться, чтоб увидать, бегут или не бегут за ними французы.
Выехав на дорогу, Долохов поехал не назад в поле, а вдоль по деревне. В одном месте он остановился, прислушиваясь.
– Слышишь? – сказал он.
Петя узнал звуки русских голосов, увидал у костров темные фигуры русских пленных. Спустившись вниз к мосту, Петя с Долоховым проехали часового, который, ни слова не сказав, мрачно ходил по мосту, и выехали в лощину, где дожидались казаки.
– Ну, теперь прощай. Скажи Денисову, что на заре, по первому выстрелу, – сказал Долохов и хотел ехать, но Петя схватился за него рукою.
– Нет! – вскрикнул он, – вы такой герой. Ах, как хорошо! Как отлично! Как я вас люблю.
– Хорошо, хорошо, – сказал Долохов, но Петя не отпускал его, и в темноте Долохов рассмотрел, что Петя нагибался к нему. Он хотел поцеловаться. Долохов поцеловал его, засмеялся и, повернув лошадь, скрылся в темноте.