Велико-Тырново

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Велико Тырново
болг. Велико Търново
Герб
Страна
Болгария
регион
Северно-Центральный
Область
община
Координаты
Кмет
Даниел Панов
Прежние названия
до 1965Тырново
Высота центра
325 м
Население
67 099 человек (2010)
Часовой пояс
Телефонный код
(+359) 62
Почтовый индекс
5000
Автомобильный код
BT
Официальный сайт

[www.velikoturnovo.info/ ikoturnovo.info]  (болг.)</div>

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Вели́ко-Ты́рново (Великое Тырново, болг. Велико Търново) — административный центр Великотырновской области и общины Велико-Тырново в Болгарии, на скалистых склонах долины извилистой реки Янтры, в северных предгорьях Балкан, на важном в стратегическом отношении пункте пересечения нескольких дорог (от переправы через Дунай при Свиштове и Русе, на Шипкинский перевал и на Сливен через гор. Елена). 67,1 тыс. жителей (2010). Древняя столица Болгарии (XIIXIV век). Город знаменит архитектурными памятниками и привлекает много туристов.





История

Древняя столица Болгарии

Хотя история поселений в окрестностях Велико-Тырново восходит ещё к каменному веку, первая ключевая дата в истории самого города — 1185 г. В ходе восстания болгарские феодалы Петр и Асен свергли византийское владычество и создали Второе Болгарское царство.

В 11861393 здесь была столица Второго болгарского царства, место коронования болгарских царей и резиденция архиепископа, а с 1235 — болгарских патриархов.

При правлении таких царей, как Иван Асен II (1218—1241), Иван Александр (1331—1371) и Иван Шишман (1371—1393), город стал крупным религиозным и экономическим центром на Балканах.

Купцы из Тырново установили торговые связи со многими европейскими городами, в том числе с Генуей и Венецией. Духовная, литературная и художественная жизнь города достигла небывалого расцвета. Современники в своих восторженных описаниях называют Велико-Тырново «королевой городов» и даже «вторым после Константинополя».

И все же городские стены Тырново не смогли выдержать удара огромных полчищ османских завоевателей. В 1393 Тырново взяли турки, город был сожжен. Почти все памятники эпохи расцвета культуры были уничтожены. Но и в годы турецкого владычества Тырново оставался крупным экономическим центром. Здешние купцы быстро наладили связи с крупнейшими городами Европы и Востока.

Русско-турецкие войны

Тырново дважды занимали русские в ходе русско-турецких войн: впервые в конце августа 1810 года отрядом генерал-майора Сабанеева, вступившим в город без боя; вторично — 25 июня 1877 года кавалерией с одной конной батареей передового отряда генерала И. В. Гурко, с которой турецкие войска, занимавшие город, обменялись лишь несколькими орудийными выстрелами, а затем отступили в восточном направлении. До начала января 1878 года Тырново составлял базу для операций русских войск в Средней Болгарии и служил им главным складом.

Независимая Болгария

В 1879 году Тырново была принята первая, Тырновская конституция Болгарии.

На 1893 год в городе было 12 800 жителей. От турецкого населения, составлявшего прежде половину населения города, к концу XIX века в Тырново оставалось лишь 700 человек. Значительная в турецкую эпоху промышленность Тырново в конце XIX века пребывала в упадке, только торговля имела по-прежнему некоторое значение. Резиденция митрополита. Близ города монастырь Лясковец, где богословское училище.

При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).

Население

Год 1882 1893 1900 1920 1934 1946 1956 1965 1975 1984 1991 2001 2012
жители 10,434 11,314 11,897 12,469 13,963 16,223 24,648 37,337 56,664 69,173 67,644 62,897 69,783

Достопримечательности

Над Старым городом

Средневековый Велико-Тырново был расположен на трех холмах — Царевец, Трапезица и Света Гора. После образования Второго Болгарского царства на Царевеце возникла крепость. С трех сторон её омывают воды реки Янтры. В эпоху Второго Болгарского царства здесь находилась резиденция царей и высших иерархов церкви. Бояре и духовенство рангом пониже селились на холме Трапезица.

На вершине Царевеца возвышается трехнефный Патриарший собор Вознесения, восстановленный на старом фундаменте. Стены украшены фресками, изображающими сцены болгарской истории и эпохи национального Возрождения, работы современного болгарского художника Теофана Сокерова.

Квартал ремесленников

Под крепостным холмом раскинулся живописный средневековый квартал ремесленников Асенова махала, где приятно погулять.

В монастыре Сорока святых мучеников на протяжении многих лет ведутся раскопки и реставрационные работы. Поэтому доступа в монастырь нет. Церковь была сооружена в 1230 г. От той эпохи до нас дошли не только отдельные фрагменты фресок, но и древние колонны. Надписи на них, сделанные на староболгарском и греческом языках, — древнейшие сохранившиеся тексты раннего Средневековья. Правда, колонны теперь можно увидеть в Национальном историческом музее в Софии.

А вот находящаяся неподалеку отсюда маленькая церковь Свети Петр и Павел, сумевшая выстоять в периоды гонений и разрушений, сильно пострадала во время землетрясения 1913 г. Но и в наши дни эта церквушка XIII—XIV вв. вызывает восхищениеК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2677 дней]. Очень интересны её хорошо сохранившиеся фрески XIV—XVII вв. — замечательный образец живописной школы Тырново, для которой характерна индивидуализация персонажей. Над входом изображены оба небесных покровителя церкви — св. Петр и Павел, а также Св. Иоанн Рильский и жития святых.

В старом квартале Асенова махала находится множество церквей. Среди них выделяется храм Свети Димитр (1185). В его стенах прозвучал призыв к восстанию против византийского владычества, которое привело к созданию Второго Болгарского царства. Особенно впечатляюще выглядит украшенный изящными аркадами фасад отреставрированного в начале 1980-х гг. храма.

В церкви Светого Георгия есть фрески, выполненные в основном в XVII в.

Старый город

Старый город, возникший в эпоху болгарского Возрождения к югу и западу от холма Трапезица, — живописное ядро современного Велико-Тырново. Архитектурное своеобразие города заключается в том, что многие старинные здания как бы нависают над Янтрой, создавая живописную панораму, привлекающую художников и фотографов.

В Старом городе туристов ждет знакомство с сооружениями, построенными самым известным болгарским зодчим XIX в., Колю Фичето. Одна из его работ — старый турецкий конак — здание, где размещалась полиция того времени (1872), а в наши дни находится несколько отделов регионального исторического музея.

В этом здании была разработана первая конституция свободной Болгарии. Сегодня здесь размещается музей Национального Возрождения. К югу от конака расположена бывшая турецкая тюрьма.

Пройдя мимо Исторического музея, экспонаты которого повествуют об эпохе Второго Болгарского царства, мы окажемся перед церковью Свети Константин и Елена, одной из культовых построек Фичето. Величественный фасад церкви — одно из лучших его созданийК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2677 дней]. Немалый интерес в Старом городе представляют и две другие церкви — Свети Спас и Святых апостолов Кирилла и Мефодия.

На ул. Раковски работают старые ремесленные мастерские, привлекающие туристов. На этой же улице находится и постоялый двор Хаджи Никола — одна из построек Фичето (1858) в стиле константинопольских караван-сараев. Это здание стоит на склоне и его отдельные флигели имеют от одного до трех этажей. Недалеко от него находится маленький домик с выразительным фасадом. Из-за фигурки под эркером горожане прозвали его Домом с обезьянкой.

Улица Гурко производит на гостей большое впечатление: изумительно отреставрированные постройки XIX в., отель, рестораны, лавочки на первых этажах позволяют представить себе как выглядел город в старину. Среди всех построек выделяется дом Сарафина (№ 88), где открыт музей интерьера и народных промыслов XIX в.


В Старом городе можно полюбоваться и монументальным памятником царю Асену, установленным в 1985 г. у излучины реки, и зданием Художественного музея Велико-Тырново. В одном из его отделов собраны картины, посвященные истории Велико-Тырново, в другом представлены работы болгарских живописцев XX в.

Образование

Высшее образование

Школьное образование

Велико Тырново существует девять средних школ: Старопрестолная школа экономики, Гуманитарная Школа «Кирилл и Мефодий» Языковая школа «Проф Златарова» математическая школа «Васил Друмев», Профессиональная школа туризма «Доктор Василь Берон» Профессиональное училище строительство и архитектура «Ангел Попов» Средене электроники «Александър Степанович Попов» профессионально-технических школ дизайна моды.

В городе он расположен Областная библиотека «П. Славейков»(основан в 1899 году).

Политическая ситуация

Кмет (мэр) общины Велико-Тырново — Румен Рашев (независимый) по результатам выборов. В апреле 2012 годам был осуждён на 2 года за превышение полномочий условно[1]. Новый мэр — Даниел Панов.


Климат

Климат Велико-Тырново (200
Показатель Янв. Фев. Март Апр. Май Июнь Июль Авг. Сен. Окт. Нояб. Дек. Год
Средний максимум, °C 4,8 7,1 12,7 19,5 24,3 27,9 30,8 31,0 26,8 20,1 13,0 5,8 18,7
Средняя температура, °C 0,0 1,2 7,0 13,0 18,1 21,5 23,9 23,8 20,0 13,5 7,9 1,2 12,6
Средний минимум, °C −4,3 −3,8 1,2 6,5 10,8 14,1 16,0 15,6 12,1 6,9 2,8 −2,5 6,3
Норма осадков, мм 48 44 43 63 88 86 65 56 41 45 51 50 680
Источник: [www.stringmeteo.com/synop/bg_climate.php www.strigmeteo.com]

Города-побратимы

Галерия


Напишите отзыв о статье "Велико-Тырново"

Литература

Карты

  • [5ko.free.fr/bg/map.php?ime=Karta_Veliko_Turnovo&goto=bgmaps Положение на электронной карте bgmaps.com]
  • [5ko.free.fr/bg/map.php?ime=Karta_Veliko_Turnovo&goto=emapsbg Положение на электронной карте emaps.bg]
  • [5ko.free.fr/bg/map.php?ime=Karta_Veliko_Turnovo&goto=googlemaps Положение на электронной карте Google]

Примечания

  1. [www.mediapool.bg/plovdivskiyat-apelativen-sad-osadi-ekskmeta-na-veliko-tarnovo-news212405.html Mediapool.bg]

Ссылки

  • [ru.science.wikia.com/wiki/Велико_Тырново Велико Тырново]
  • [veliko.info/indexen.html VELIKO INFO — Catalogue for hotels, villas, houses in Veliko Tarnovo and Arbanassi, Bulgaria]
  • [grao.bg/tna/tab02.txt Статистика населения]
  • [veliko-tarnovo.co.cc Veliko Tarnovo]
  • [velikoturnovo.info/ Visit Veliko Tarnovo Bulgaria]


Отрывок, характеризующий Велико-Тырново

– Ну, что ж вы молчите? Кто у вас там в венгерца наряжен? – строго шутил полковой командир.
– Ваше превосходительство…
– Ну что «ваше превосходительство»? Ваше превосходительство! Ваше превосходительство! А что ваше превосходительство – никому неизвестно.
– Ваше превосходительство, это Долохов, разжалованный… – сказал тихо капитан.
– Что он в фельдмаршалы, что ли, разжалован или в солдаты? А солдат, так должен быть одет, как все, по форме.
– Ваше превосходительство, вы сами разрешили ему походом.
– Разрешил? Разрешил? Вот вы всегда так, молодые люди, – сказал полковой командир, остывая несколько. – Разрешил? Вам что нибудь скажешь, а вы и… – Полковой командир помолчал. – Вам что нибудь скажешь, а вы и… – Что? – сказал он, снова раздражаясь. – Извольте одеть людей прилично…
И полковой командир, оглядываясь на адъютанта, своею вздрагивающею походкой направился к полку. Видно было, что его раздражение ему самому понравилось, и что он, пройдясь по полку, хотел найти еще предлог своему гневу. Оборвав одного офицера за невычищенный знак, другого за неправильность ряда, он подошел к 3 й роте.
– Кааак стоишь? Где нога? Нога где? – закричал полковой командир с выражением страдания в голосе, еще человек за пять не доходя до Долохова, одетого в синеватую шинель.
Долохов медленно выпрямил согнутую ногу и прямо, своим светлым и наглым взглядом, посмотрел в лицо генерала.
– Зачем синяя шинель? Долой… Фельдфебель! Переодеть его… дря… – Он не успел договорить.
– Генерал, я обязан исполнять приказания, но не обязан переносить… – поспешно сказал Долохов.
– Во фронте не разговаривать!… Не разговаривать, не разговаривать!…
– Не обязан переносить оскорбления, – громко, звучно договорил Долохов.
Глаза генерала и солдата встретились. Генерал замолчал, сердито оттягивая книзу тугой шарф.
– Извольте переодеться, прошу вас, – сказал он, отходя.


– Едет! – закричал в это время махальный.
Полковой командир, покраснел, подбежал к лошади, дрожащими руками взялся за стремя, перекинул тело, оправился, вынул шпагу и с счастливым, решительным лицом, набок раскрыв рот, приготовился крикнуть. Полк встрепенулся, как оправляющаяся птица, и замер.
– Смир р р р на! – закричал полковой командир потрясающим душу голосом, радостным для себя, строгим в отношении к полку и приветливым в отношении к подъезжающему начальнику.
По широкой, обсаженной деревьями, большой, бесшоссейной дороге, слегка погромыхивая рессорами, шибкою рысью ехала высокая голубая венская коляска цугом. За коляской скакали свита и конвой кроатов. Подле Кутузова сидел австрийский генерал в странном, среди черных русских, белом мундире. Коляска остановилась у полка. Кутузов и австрийский генерал о чем то тихо говорили, и Кутузов слегка улыбнулся, в то время как, тяжело ступая, он опускал ногу с подножки, точно как будто и не было этих 2 000 людей, которые не дыша смотрели на него и на полкового командира.
Раздался крик команды, опять полк звеня дрогнул, сделав на караул. В мертвой тишине послышался слабый голос главнокомандующего. Полк рявкнул: «Здравья желаем, ваше го го го го ство!» И опять всё замерло. Сначала Кутузов стоял на одном месте, пока полк двигался; потом Кутузов рядом с белым генералом, пешком, сопутствуемый свитою, стал ходить по рядам.
По тому, как полковой командир салютовал главнокомандующему, впиваясь в него глазами, вытягиваясь и подбираясь, как наклоненный вперед ходил за генералами по рядам, едва удерживая подрагивающее движение, как подскакивал при каждом слове и движении главнокомандующего, – видно было, что он исполнял свои обязанности подчиненного еще с большим наслаждением, чем обязанности начальника. Полк, благодаря строгости и старательности полкового командира, был в прекрасном состоянии сравнительно с другими, приходившими в то же время к Браунау. Отсталых и больных было только 217 человек. И всё было исправно, кроме обуви.
Кутузов прошел по рядам, изредка останавливаясь и говоря по нескольку ласковых слов офицерам, которых он знал по турецкой войне, а иногда и солдатам. Поглядывая на обувь, он несколько раз грустно покачивал головой и указывал на нее австрийскому генералу с таким выражением, что как бы не упрекал в этом никого, но не мог не видеть, как это плохо. Полковой командир каждый раз при этом забегал вперед, боясь упустить слово главнокомандующего касательно полка. Сзади Кутузова, в таком расстоянии, что всякое слабо произнесенное слово могло быть услышано, шло человек 20 свиты. Господа свиты разговаривали между собой и иногда смеялись. Ближе всех за главнокомандующим шел красивый адъютант. Это был князь Болконский. Рядом с ним шел его товарищ Несвицкий, высокий штаб офицер, чрезвычайно толстый, с добрым, и улыбающимся красивым лицом и влажными глазами; Несвицкий едва удерживался от смеха, возбуждаемого черноватым гусарским офицером, шедшим подле него. Гусарский офицер, не улыбаясь, не изменяя выражения остановившихся глаз, с серьезным лицом смотрел на спину полкового командира и передразнивал каждое его движение. Каждый раз, как полковой командир вздрагивал и нагибался вперед, точно так же, точь в точь так же, вздрагивал и нагибался вперед гусарский офицер. Несвицкий смеялся и толкал других, чтобы они смотрели на забавника.
Кутузов шел медленно и вяло мимо тысячей глаз, которые выкатывались из своих орбит, следя за начальником. Поровнявшись с 3 й ротой, он вдруг остановился. Свита, не предвидя этой остановки, невольно надвинулась на него.
– А, Тимохин! – сказал главнокомандующий, узнавая капитана с красным носом, пострадавшего за синюю шинель.
Казалось, нельзя было вытягиваться больше того, как вытягивался Тимохин, в то время как полковой командир делал ему замечание. Но в эту минуту обращения к нему главнокомандующего капитан вытянулся так, что, казалось, посмотри на него главнокомандующий еще несколько времени, капитан не выдержал бы; и потому Кутузов, видимо поняв его положение и желая, напротив, всякого добра капитану, поспешно отвернулся. По пухлому, изуродованному раной лицу Кутузова пробежала чуть заметная улыбка.
– Еще измайловский товарищ, – сказал он. – Храбрый офицер! Ты доволен им? – спросил Кутузов у полкового командира.
И полковой командир, отражаясь, как в зеркале, невидимо для себя, в гусарском офицере, вздрогнул, подошел вперед и отвечал:
– Очень доволен, ваше высокопревосходительство.
– Мы все не без слабостей, – сказал Кутузов, улыбаясь и отходя от него. – У него была приверженность к Бахусу.
Полковой командир испугался, не виноват ли он в этом, и ничего не ответил. Офицер в эту минуту заметил лицо капитана с красным носом и подтянутым животом и так похоже передразнил его лицо и позу, что Несвицкий не мог удержать смеха.
Кутузов обернулся. Видно было, что офицер мог управлять своим лицом, как хотел: в ту минуту, как Кутузов обернулся, офицер успел сделать гримасу, а вслед за тем принять самое серьезное, почтительное и невинное выражение.
Третья рота была последняя, и Кутузов задумался, видимо припоминая что то. Князь Андрей выступил из свиты и по французски тихо сказал:
– Вы приказали напомнить о разжалованном Долохове в этом полку.
– Где тут Долохов? – спросил Кутузов.
Долохов, уже переодетый в солдатскую серую шинель, не дожидался, чтоб его вызвали. Стройная фигура белокурого с ясными голубыми глазами солдата выступила из фронта. Он подошел к главнокомандующему и сделал на караул.
– Претензия? – нахмурившись слегка, спросил Кутузов.
– Это Долохов, – сказал князь Андрей.
– A! – сказал Кутузов. – Надеюсь, что этот урок тебя исправит, служи хорошенько. Государь милостив. И я не забуду тебя, ежели ты заслужишь.
Голубые ясные глаза смотрели на главнокомандующего так же дерзко, как и на полкового командира, как будто своим выражением разрывая завесу условности, отделявшую так далеко главнокомандующего от солдата.
– Об одном прошу, ваше высокопревосходительство, – сказал он своим звучным, твердым, неспешащим голосом. – Прошу дать мне случай загладить мою вину и доказать мою преданность государю императору и России.
Кутузов отвернулся. На лице его промелькнула та же улыбка глаз, как и в то время, когда он отвернулся от капитана Тимохина. Он отвернулся и поморщился, как будто хотел выразить этим, что всё, что ему сказал Долохов, и всё, что он мог сказать ему, он давно, давно знает, что всё это уже прискучило ему и что всё это совсем не то, что нужно. Он отвернулся и направился к коляске.
Полк разобрался ротами и направился к назначенным квартирам невдалеке от Браунау, где надеялся обуться, одеться и отдохнуть после трудных переходов.
– Вы на меня не претендуете, Прохор Игнатьич? – сказал полковой командир, объезжая двигавшуюся к месту 3 ю роту и подъезжая к шедшему впереди ее капитану Тимохину. Лицо полкового командира выражало после счастливо отбытого смотра неудержимую радость. – Служба царская… нельзя… другой раз во фронте оборвешь… Сам извинюсь первый, вы меня знаете… Очень благодарил! – И он протянул руку ротному.
– Помилуйте, генерал, да смею ли я! – отвечал капитан, краснея носом, улыбаясь и раскрывая улыбкой недостаток двух передних зубов, выбитых прикладом под Измаилом.
– Да господину Долохову передайте, что я его не забуду, чтоб он был спокоен. Да скажите, пожалуйста, я всё хотел спросить, что он, как себя ведет? И всё…
– По службе очень исправен, ваше превосходительство… но карахтер… – сказал Тимохин.
– А что, что характер? – спросил полковой командир.
– Находит, ваше превосходительство, днями, – говорил капитан, – то и умен, и учен, и добр. А то зверь. В Польше убил было жида, изволите знать…
– Ну да, ну да, – сказал полковой командир, – всё надо пожалеть молодого человека в несчастии. Ведь большие связи… Так вы того…
– Слушаю, ваше превосходительство, – сказал Тимохин, улыбкой давая чувствовать, что он понимает желания начальника.
– Ну да, ну да.
Полковой командир отыскал в рядах Долохова и придержал лошадь.
– До первого дела – эполеты, – сказал он ему.
Долохов оглянулся, ничего не сказал и не изменил выражения своего насмешливо улыбающегося рта.
– Ну, вот и хорошо, – продолжал полковой командир. – Людям по чарке водки от меня, – прибавил он, чтобы солдаты слышали. – Благодарю всех! Слава Богу! – И он, обогнав роту, подъехал к другой.
– Что ж, он, право, хороший человек; с ним служить можно, – сказал Тимохин субалтерн офицеру, шедшему подле него.
– Одно слово, червонный!… (полкового командира прозвали червонным королем) – смеясь, сказал субалтерн офицер.
Счастливое расположение духа начальства после смотра перешло и к солдатам. Рота шла весело. Со всех сторон переговаривались солдатские голоса.
– Как же сказывали, Кутузов кривой, об одном глазу?
– А то нет! Вовсе кривой.
– Не… брат, глазастее тебя. Сапоги и подвертки – всё оглядел…
– Как он, братец ты мой, глянет на ноги мне… ну! думаю…
– А другой то австрияк, с ним был, словно мелом вымазан. Как мука, белый. Я чай, как амуницию чистят!
– Что, Федешоу!… сказывал он, что ли, когда стражения начнутся, ты ближе стоял? Говорили всё, в Брунове сам Бунапарте стоит.
– Бунапарте стоит! ишь врет, дура! Чего не знает! Теперь пруссак бунтует. Австрияк его, значит, усмиряет. Как он замирится, тогда и с Бунапартом война откроется. А то, говорит, в Брунове Бунапарте стоит! То то и видно, что дурак. Ты слушай больше.
– Вишь черти квартирьеры! Пятая рота, гляди, уже в деревню заворачивает, они кашу сварят, а мы еще до места не дойдем.
– Дай сухарика то, чорт.
– А табаку то вчера дал? То то, брат. Ну, на, Бог с тобой.
– Хоть бы привал сделали, а то еще верст пять пропрем не емши.
– То то любо было, как немцы нам коляски подавали. Едешь, знай: важно!
– А здесь, братец, народ вовсе оголтелый пошел. Там всё как будто поляк был, всё русской короны; а нынче, брат, сплошной немец пошел.
– Песенники вперед! – послышался крик капитана.
И перед роту с разных рядов выбежало человек двадцать. Барабанщик запевало обернулся лицом к песенникам, и, махнув рукой, затянул протяжную солдатскую песню, начинавшуюся: «Не заря ли, солнышко занималося…» и кончавшуюся словами: «То то, братцы, будет слава нам с Каменскиим отцом…» Песня эта была сложена в Турции и пелась теперь в Австрии, только с тем изменением, что на место «Каменскиим отцом» вставляли слова: «Кутузовым отцом».
Оторвав по солдатски эти последние слова и махнув руками, как будто он бросал что то на землю, барабанщик, сухой и красивый солдат лет сорока, строго оглянул солдат песенников и зажмурился. Потом, убедившись, что все глаза устремлены на него, он как будто осторожно приподнял обеими руками какую то невидимую, драгоценную вещь над головой, подержал ее так несколько секунд и вдруг отчаянно бросил ее:
Ах, вы, сени мои, сени!
«Сени новые мои…», подхватили двадцать голосов, и ложечник, несмотря на тяжесть амуниции, резво выскочил вперед и пошел задом перед ротой, пошевеливая плечами и угрожая кому то ложками. Солдаты, в такт песни размахивая руками, шли просторным шагом, невольно попадая в ногу. Сзади роты послышались звуки колес, похрускиванье рессор и топот лошадей.
Кутузов со свитой возвращался в город. Главнокомандующий дал знак, чтобы люди продолжали итти вольно, и на его лице и на всех лицах его свиты выразилось удовольствие при звуках песни, при виде пляшущего солдата и весело и бойко идущих солдат роты. Во втором ряду, с правого фланга, с которого коляска обгоняла роты, невольно бросался в глаза голубоглазый солдат, Долохов, который особенно бойко и грациозно шел в такт песни и глядел на лица проезжающих с таким выражением, как будто он жалел всех, кто не шел в это время с ротой. Гусарский корнет из свиты Кутузова, передразнивавший полкового командира, отстал от коляски и подъехал к Долохову.


Источник — «http://wiki-org.ru/wiki/index.php?title=Велико-Тырново&oldid=80387142»