Венская международная филателистическая выставка

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Венская международная филателистическая выставка (ВИПА)
нем. Wiener Internationale Postwertzeichen-Ausstellung (WIPA)

Марка СССР (1981) в честь международной филателистической выставки Вена-81 (ЦФА (ИТЦ «Марка») № 5181): место проведения выставки — Дворец Хофбург
Расположение
Страна

Австрия Австрия

Местонахождение

Вена

Деятельность
Вид выставки

филателистическая

Статус

международная

Проводится

нерегулярно

Венская международная филателистическая выставка, сокращённо — ВИПА (от нем. Wiener Internationale Postwertzeichen-Ausstellung — WIPA; в дословном переводе — Венская международная выставка знаков почтовой оплаты), — интернациональная филателистическая выставка, нерегулярно проводящаяся в столице Австрии Вене начиная с 1881 года[1]. Является, пожалуй, самой известной традиционной филателистической выставкой Европы[2]. По состоянию на 2010 год, из десяти Венских международных выставок (1881, 1885, 1890, 1894, 1923, 1933, 1965, 1981, 2000, 2008)[3] организаторами ВИПА официально учитываются только самая первая и выставки начиная с 1933 года[4].





История

XIX век

Предшественницей Венских филателистических выставок можно считать международную выставку, которая проводилась в рамках Всемирной выставки в Вене в 1873 году[5].

Впервые полноценная филателистическая выставка в Вене была организована 13—20 ноября 1881 года[1][3] Зигмундом Фридлем[1], а также Венским филателистическим клубом (Wiener Philatelistenclub), созданным на год раньше. Она проводилась в зале Венского садоводческого общества, и её целью была демонстрация почтовых марок со всего света. Распространение последних в мире на тот момент ещё было относительно ограниченным, а выставленные коллекции были собраны скорее любителями марок, а не специалистами в области филателии. Например, показ коллекций проходил в открытых альбомах, а не на выставочных стендах, которых в те времена ещё просто не было[2].

28 февраля — 12 марта 1885 года проходила ещё одна Венская международная выставка знаков почтовой оплаты[3]. В 1890 году, с 20 апреля по 4 мая[1][3], была устроена следующая Венская выставка знаков почтовой оплаты по случаю 50-летия существования почтовой марки[1][6][7]. Её организатором снова выступил Зигмунд Фридль[1]. Наконец, 20 апреля — 10 июня 1894 года состоялась последняя в XIX веке Венская международная выставка[3].

XX век

В новом столетии международная выставка знаков почтовой оплаты проводилась в Вене уже после окончания Первой мировой войны, 1—9 сентября 1923 года[3].

Крупнейшим событием в международной филателистической жизни стала Венская выставка 1933 года, которая состоялась с 24 июня по 9 июля[3] в трёх местах города: в помещениях Венского сецессиона (Secession), Дома художников (Vienna Künstlerhaus) и Военного казино (Militärcasino). Организатором выставки был выдающийся австрийский филателист Эдвин Мюллер (Edwin Müller)[8]. Среди известных марок, экспонировавшихся на этой выставке, были три единственных экземпляра «Тифлисской уники»[9]. Эти раритеты демонстрировались в рамках уникального собрания марок и цельных вещей Российской империи, которое принадлежало выдающемуся российскому филателисту А. К. Фаберже (сыну знаменитого ювелирного мастера К. Г. Фаберже). Эта коллекция была выставлена вне конкурса и вызвала большой ажиотаж в мировой филателии[10].

Выставки ВИПА 1965 (4—13 июня) и 1981 (22—31 мая) годов[3] вошли в историю как самые многочисленные по числу участников и занимали соответственно 5000 и 5800 м² во Дворце ярмарок (Messepalast)[8] и Дворце Хофбург. На выставке 1981 года, среди других раритетов, была показана швейцарская марка «Лучистая звезда, 5 сантимов», причём ей был отведён отдельный стенд и приставлена усиленная охрана[11].

В 2000 году площадь ВИПА сократилась до 2700 м²[8]. Выставка была приурочена к 150-летию со дня выхода первой австрийской почтовой марки, а также посвящалась памяти австрийского художника Фриденсрайха Хундертвассера, автора ряда марок[7]. Выставка проходила с 30 мая по 4 июня в Австрийском центре (англ. Austria Center), где за четыре дня её посмотрели 60 тысяч посетителей[8].

XXI век

На выставке ВИПА 2008 года, с 18 по 21 сентября, экспонировались коллекции 472 участников на площади 2435 м². Здесь были также представлены 24 филателистических организации, 87 дилеров и 43 почтовые администрации, включая почтовые ведомства Италии, Ватикана и Сан-Марино. Обладателем гран-при выставки стал итальянец Оттавио Маси (Ottavio Masi), который был отмечен за коллекцию марок Ломбардл-Венеции 1850—1866 годов[4][8].

ВИПА в филателии

В связи с проведением Венской международной выставки в Австрии и некоторых других странах выпускаются почтовые марки, блоки и другие филателистические материалы.

В 1881 и 1890 годах организаторами выставки были отпечатаны новоделы с рисунком первых австрийских марок 1850 года. Они производились со специально изготовленной формы на печатной машине, которая была установле­на непосредственно в выставочных залах. Вместо стоимости на этих марках были указаны даты — «1881» (цветная на белом фоне) и «1890» (белая на цветном фоне). Марки были сделаны во всевозможных разновидностях — с зубцами и без зубцов, с клеем и без него, на белой и цветной бумаге[1][12].

По случаю выставки 1933 года почтой Австрии были выпущены марка и блок ВИПА, считающиеся достаточно редкими к настоящему времени[12][13]. Кроме того, были напечатаны виньетки, включая серию из 10 миниатюр в стиле ар-деко на тему средств транспортировки почты. Автором виньеток выступил скульптор и художник марок Людвиг Хессхаймер (Ludwig Hesshaimer; 1872—1956). На первой виньетке серии был изображён почтальон с трещоткой; этот же дизайн был использован на памятной почтовой карточке[14][15].

Интересные факты

  • В почётный комитет Венской филателистической выставки 1933 года каким-то образом был включён Бела Секула, имевший репутацию фальсификатора почтовых марок и нечистого на руку дилера[16].
  • На той же выставке австрийский барон Альфонс фон Ротшильд (Alphonse Maier von Rothschild, 1878—1942) демонстрировал свою коллекцию анонимно из-за опасения возможного антисемитского преследования после прихода к власти Гитлера в соседней Германии. Уже во время проведения выставки терзаемый опасениями Ротшильд с помощью своего приятеля, крупнейшего филателиста и торговца Теодора Шампиона (1873—1954), попытался изъять из своего экспоната наиболее ценные экземпляры. Однако полицейские задержали «злоумышленников» прямо у выставочного стенда, в момент извлечения коллекционных материалов из-под защитного стекла. Ротшильда и Шампиона арестовали и доставили в полицию, но после установления их личности незадачливых «грабителей» отпустили[17]. В 1937 году, когда Австрия стояла на пороге аннексии Германией, Альфонс фон Ротшильд эмигрировал в США, прихватив с собой свою коллекцию, которая была впоследствии распродана на американских аукционах[18][19].

См. также

Напишите отзыв о статье "Венская международная филателистическая выставка"

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 7 Pollak H. O. [[www.kitzbuhel.demon.co.uk/austamps/reprints/vpos.htm The 1881 and 1890 Vienna Philatelic Expositions]] // Bulletin of the Austrian Philatelic Society of New York. — 1971. — Vol. 22. — No. 3; 1972. — Vol. 23. — No. 2. (англ.) (Проверено 24 января 2008) [web.archive.org/web/20071107122638/www.kitzbuhel.demon.co.uk/austamps/reprints/vpos.htm Архивировано] из первоисточника 7 ноября 2007.
  2. 1 2 Новосёлов В. А. [mirmarok.ru/prim/view_article/211/ Глава 5. Краткие вехи развития филателии]. Знакомство с филателией: Мир филателии. Смоленск: Мир м@рок; Союз филателистов России (6 ноября 2008). — Электронная книга. Проверено 1 ноября 2010. [www.webcitation.org/65kvcZYSc Архивировано из первоисточника 27 февраля 2012].
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 [www.rpsl.org.uk/country_a.html Algeria to Austria] (англ.). Exhibitions. The Library(недоступная ссылка — история). The Royal Philatelic Society London. Проверено 1 ноября 2010. [web.archive.org/20020128112433/www.rpsl.org.uk/country_a.html Архивировано из первоисточника 28 января 2002].
  4. 1 2 [www.wipa08.com/index.php Home] (англ.). WIPA 2008. Проверено 1 ноября 2010. [www.webcitation.org/68sJbxqSG Архивировано из первоисточника 3 июля 2012].
  5. По сведениям из «Большого филателистического словаря» (1988), это была первая в мире международная филателистическая выставка; см.: Выставка филателистическая // [dic.academic.ru/dic.nsf/dic_philately/544/ Большой филателистический словарь] / Н. И. Владинец, Л. И. Ильичёв, И. Я. Левитас, П. Ф. Мазур, И. Н. Меркулов, И. А. Моросанов, Ю. К. Мякота, С. А. Панасян, Ю. М. Рудников, М. Б. Слуцкий, В. А. Якобс; под общ. ред. Н. И. Владинца и В. А. Якобса. — М.: Радио и связь, 1988. — 320 с. — 40 000 экз. — ISBN 5-256-00175-2.  (Проверено 1 ноября 2010)
  6. Почтовые знаки // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  7. 1 2 [www.hwmeetings.de/english/wipa_en.html WIPA 2000 — In Memory of Hundertwasser] (англ.). Meetings of the Friends of Hundertwasser Philately. Harry Hoffmeister. Проверено 1 ноября 2010. [www.webcitation.org/68sJch0mW Архивировано из первоисточника 3 июля 2012].
  8. 1 2 3 4 5 Creato-Selvaggi B., Morolli G. Storia dell’esposizione viennese // Il Collezionista; Bolaffi editore. — 2008. — P. 24. — Ottobre. (итал.)
  9. Фролова Г. Загадочное письмо… // Филателия СССР. — 1988. — № 12. — С. 12—13.
  10. Илюшин А. С. [megabook.ru/article/Филателия Филателия]. Megabook. Мегаэнциклопедия Кирилла и Мефодия. М.: Компания «Кирилл и Мефодий». Проверено 15 октября 2015. [www.webcitation.org/6cIq8g4ox Архивировано из первоисточника 15 октября 2015].
  11. [www.swiss-stamps.us/SP/SP82-85.pdf Switzerland’s rarest stamp: The 5c. «Rayed Star»] // The Swiss Philatelist. — 1982. — No. 82—85. — P. 1. (англ.) (Проверено 1 ноября 2010)
  12. 1 2 Австрия (Австрийская Республика) // [www.fmus.ru/article02/eu02.html Филателистическая география. Европейские зарубежные страны] / Н. И. Владинец. — М.: Радио и связь, 1981. — 160 с.
  13. Блок ВИПА // [filatelist.ru/tesaurus/193/184462/ Большой филателистический словарь] / Н. И. Владинец, Л. И. Ильичёв, И. Я. Левитас, П. Ф. Мазур, И. Н. Меркулов, И. А. Моросанов, Ю. К. Мякота, С. А. Панасян, Ю. М. Рудников, М. Б. Слуцкий, В. А. Якобс; под общ. ред. Н. И. Владинца и В. А. Якобса. — М.: Радио и связь, 1988. — 320 с. — 40 000 экз. — ISBN 5-256-00175-2.
  14. [www.philatelicdatabase.com/stamp-designers/wipa-1933/ WIPA 1933 Philatelic Exhibition] (англ.). Designers. UK: The Philatelic Database — Archive of Stamp Collecting Articles; Richard Turton and William Cochrane (29 December 2007). Проверено 1 ноября 2010. [www.webcitation.org/65o3lWt4g Архивировано из первоисточника 29 февраля 2012].
  15. [alphabetilately.com/Austria/WIPA.html WIPA 1933 — Cinderellas, Post Cards, and Postal Stationery] (англ.). Alphabetilately. William M. Senkus. Проверено 1 ноября 2010. [www.webcitation.org/65o3pILu1 Архивировано из первоисточника 29 февраля 2012].
  16. Bund Deutscher Philatelisten e. V.[de]. [docs.google.com/viewer?a=v&q=cache:_mAfnBkbfJYJ:www.bdph.de/index.php%3Fid%3D455%26no_cache%3D1%26tx_whoiswho_pi1%255BshowPDF%255D%3D2502 Béla Székula] (нем.). Google Docs(недоступная ссылка — история). Google. — Из базы данных «Wer ist wer in der Philatelie» («Кто есть кто в филателии»); Wolfgang Maassen[en], www.bdph.de. Проверено 10 января 2011.
  17. Новосёлов В. А. [mirmarok.ru/prim/view_article/211/ Глава 8. Знаменитые филателисты]. Знакомство с филателией: Мир филателии. Смоленск: Мир м@рок; Союз филателистов России (30 октября 2008). — Электронная книга. Проверено 1 ноября 2010. [www.webcitation.org/65kvcZYSc Архивировано из первоисточника 27 февраля 2012].
  18. Hahn, Calvet M. [www.nystamp.org/Intertwining%20Part%208.html Part VIII. Harbingers of the Depression Era] (англ.). The Intertwining of Philatelic and Social History. The New York Chapter of the U.S. Philatelic Classics Society (2000). Проверено 1 ноября 2010. [www.webcitation.org/68sJdSPAG Архивировано из первоисточника 3 июля 2012].
  19. [www.stamps.org/almanac/alm_halloffame_1946-49.htm#Bartels 1946. Julius (John) Murray Bartels] (англ.). Hall of Fame — 1946—1949. Awards. Almanac(недоступная ссылка — история). American Philatelic Society. Проверено 1 ноября 2010. [web.archive.org/20020830163004/www.stamps.org/almanac/alm_halloffame_1946-49.htm#Bartels Архивировано из первоисточника 30 августа 2002].

Ссылки

  • Т. П. [www.mirmarok.ru/vistavki/5/ Вена. Международная филателистическая выставка «WIPA—2008» (18.09.2008 — 21.09.2008)]. Выставки (Архив). Смоленск: Мир м@рок; Союз филателистов России. Проверено 1 ноября 2010. [www.webcitation.org/67xdhpuEO Архивировано из первоисточника 27 мая 2012].

Отрывок, характеризующий Венская международная филателистическая выставка

– Еду я сейчас мимо Юсупова дома, – смеясь, сказал Берг. – Управляющий мне знакомый, выбежал и просит, не купите ли что нибудь. Я зашел, знаете, из любопытства, и там одна шифоньерочка и туалет. Вы знаете, как Верушка этого желала и как мы спорили об этом. (Берг невольно перешел в тон радости о своей благоустроенности, когда он начал говорить про шифоньерку и туалет.) И такая прелесть! выдвигается и с аглицким секретом, знаете? А Верочке давно хотелось. Так мне хочется ей сюрприз сделать. Я видел у вас так много этих мужиков на дворе. Дайте мне одного, пожалуйста, я ему хорошенько заплачу и…
Граф сморщился и заперхал.
– У графини просите, а я не распоряжаюсь.
– Ежели затруднительно, пожалуйста, не надо, – сказал Берг. – Мне для Верушки только очень бы хотелось.
– Ах, убирайтесь вы все к черту, к черту, к черту и к черту!.. – закричал старый граф. – Голова кругом идет. – И он вышел из комнаты.
Графиня заплакала.
– Да, да, маменька, очень тяжелые времена! – сказал Берг.
Наташа вышла вместе с отцом и, как будто с трудом соображая что то, сначала пошла за ним, а потом побежала вниз.
На крыльце стоял Петя, занимавшийся вооружением людей, которые ехали из Москвы. На дворе все так же стояли заложенные подводы. Две из них были развязаны, и на одну из них влезал офицер, поддерживаемый денщиком.
– Ты знаешь за что? – спросил Петя Наташу (Наташа поняла, что Петя разумел: за что поссорились отец с матерью). Она не отвечала.
– За то, что папенька хотел отдать все подводы под ранепых, – сказал Петя. – Мне Васильич сказал. По моему…
– По моему, – вдруг закричала почти Наташа, обращая свое озлобленное лицо к Пете, – по моему, это такая гадость, такая мерзость, такая… я не знаю! Разве мы немцы какие нибудь?.. – Горло ее задрожало от судорожных рыданий, и она, боясь ослабеть и выпустить даром заряд своей злобы, повернулась и стремительно бросилась по лестнице. Берг сидел подле графини и родственно почтительно утешал ее. Граф с трубкой в руках ходил по комнате, когда Наташа, с изуродованным злобой лицом, как буря ворвалась в комнату и быстрыми шагами подошла к матери.
– Это гадость! Это мерзость! – закричала она. – Это не может быть, чтобы вы приказали.
Берг и графиня недоумевающе и испуганно смотрели на нее. Граф остановился у окна, прислушиваясь.
– Маменька, это нельзя; посмотрите, что на дворе! – закричала она. – Они остаются!..
– Что с тобой? Кто они? Что тебе надо?
– Раненые, вот кто! Это нельзя, маменька; это ни на что не похоже… Нет, маменька, голубушка, это не то, простите, пожалуйста, голубушка… Маменька, ну что нам то, что мы увезем, вы посмотрите только, что на дворе… Маменька!.. Это не может быть!..
Граф стоял у окна и, не поворачивая лица, слушал слова Наташи. Вдруг он засопел носом и приблизил свое лицо к окну.
Графиня взглянула на дочь, увидала ее пристыженное за мать лицо, увидала ее волнение, поняла, отчего муж теперь не оглядывался на нее, и с растерянным видом оглянулась вокруг себя.
– Ах, да делайте, как хотите! Разве я мешаю кому нибудь! – сказала она, еще не вдруг сдаваясь.
– Маменька, голубушка, простите меня!
Но графиня оттолкнула дочь и подошла к графу.
– Mon cher, ты распорядись, как надо… Я ведь не знаю этого, – сказала она, виновато опуская глаза.
– Яйца… яйца курицу учат… – сквозь счастливые слезы проговорил граф и обнял жену, которая рада была скрыть на его груди свое пристыженное лицо.
– Папенька, маменька! Можно распорядиться? Можно?.. – спрашивала Наташа. – Мы все таки возьмем все самое нужное… – говорила Наташа.
Граф утвердительно кивнул ей головой, и Наташа тем быстрым бегом, которым она бегивала в горелки, побежала по зале в переднюю и по лестнице на двор.
Люди собрались около Наташи и до тех пор не могли поверить тому странному приказанию, которое она передавала, пока сам граф именем своей жены не подтвердил приказания о том, чтобы отдавать все подводы под раненых, а сундуки сносить в кладовые. Поняв приказание, люди с радостью и хлопотливостью принялись за новое дело. Прислуге теперь это не только не казалось странным, но, напротив, казалось, что это не могло быть иначе, точно так же, как за четверть часа перед этим никому не только не казалось странным, что оставляют раненых, а берут вещи, но казалось, что не могло быть иначе.
Все домашние, как бы выплачивая за то, что они раньше не взялись за это, принялись с хлопотливостью за новое дело размещения раненых. Раненые повыползли из своих комнат и с радостными бледными лицами окружили подводы. В соседних домах тоже разнесся слух, что есть подводы, и на двор к Ростовым стали приходить раненые из других домов. Многие из раненых просили не снимать вещей и только посадить их сверху. Но раз начавшееся дело свалки вещей уже не могло остановиться. Было все равно, оставлять все или половину. На дворе лежали неубранные сундуки с посудой, с бронзой, с картинами, зеркалами, которые так старательно укладывали в прошлую ночь, и всё искали и находили возможность сложить то и то и отдать еще и еще подводы.
– Четверых еще можно взять, – говорил управляющий, – я свою повозку отдаю, а то куда же их?
– Да отдайте мою гардеробную, – говорила графиня. – Дуняша со мной сядет в карету.
Отдали еще и гардеробную повозку и отправили ее за ранеными через два дома. Все домашние и прислуга были весело оживлены. Наташа находилась в восторженно счастливом оживлении, которого она давно не испытывала.
– Куда же его привязать? – говорили люди, прилаживая сундук к узкой запятке кареты, – надо хоть одну подводу оставить.
– Да с чем он? – спрашивала Наташа.
– С книгами графскими.
– Оставьте. Васильич уберет. Это не нужно.
В бричке все было полно людей; сомневались о том, куда сядет Петр Ильич.
– Он на козлы. Ведь ты на козлы, Петя? – кричала Наташа.
Соня не переставая хлопотала тоже; но цель хлопот ее была противоположна цели Наташи. Она убирала те вещи, которые должны были остаться; записывала их, по желанию графини, и старалась захватить с собой как можно больше.


Во втором часу заложенные и уложенные четыре экипажа Ростовых стояли у подъезда. Подводы с ранеными одна за другой съезжали со двора.
Коляска, в которой везли князя Андрея, проезжая мимо крыльца, обратила на себя внимание Сони, устраивавшей вместе с девушкой сиденья для графини в ее огромной высокой карете, стоявшей у подъезда.
– Это чья же коляска? – спросила Соня, высунувшись в окно кареты.
– А вы разве не знали, барышня? – отвечала горничная. – Князь раненый: он у нас ночевал и тоже с нами едут.
– Да кто это? Как фамилия?
– Самый наш жених бывший, князь Болконский! – вздыхая, отвечала горничная. – Говорят, при смерти.
Соня выскочила из кареты и побежала к графине. Графиня, уже одетая по дорожному, в шали и шляпе, усталая, ходила по гостиной, ожидая домашних, с тем чтобы посидеть с закрытыми дверями и помолиться перед отъездом. Наташи не было в комнате.
– Maman, – сказала Соня, – князь Андрей здесь, раненый, при смерти. Он едет с нами.
Графиня испуганно открыла глаза и, схватив за руку Соню, оглянулась.
– Наташа? – проговорила она.
И для Сони и для графини известие это имело в первую минуту только одно значение. Они знали свою Наташу, и ужас о том, что будет с нею при этом известии, заглушал для них всякое сочувствие к человеку, которого они обе любили.
– Наташа не знает еще; но он едет с нами, – сказала Соня.
– Ты говоришь, при смерти?
Соня кивнула головой.
Графиня обняла Соню и заплакала.
«Пути господни неисповедимы!» – думала она, чувствуя, что во всем, что делалось теперь, начинала выступать скрывавшаяся прежде от взгляда людей всемогущая рука.
– Ну, мама, все готово. О чем вы?.. – спросила с оживленным лицом Наташа, вбегая в комнату.
– Ни о чем, – сказала графиня. – Готово, так поедем. – И графиня нагнулась к своему ридикюлю, чтобы скрыть расстроенное лицо. Соня обняла Наташу и поцеловала ее.
Наташа вопросительно взглянула на нее.
– Что ты? Что такое случилось?
– Ничего… Нет…
– Очень дурное для меня?.. Что такое? – спрашивала чуткая Наташа.
Соня вздохнула и ничего не ответила. Граф, Петя, m me Schoss, Мавра Кузминишна, Васильич вошли в гостиную, и, затворив двери, все сели и молча, не глядя друг на друга, посидели несколько секунд.
Граф первый встал и, громко вздохнув, стал креститься на образ. Все сделали то же. Потом граф стал обнимать Мавру Кузминишну и Васильича, которые оставались в Москве, и, в то время как они ловили его руку и целовали его в плечо, слегка трепал их по спине, приговаривая что то неясное, ласково успокоительное. Графиня ушла в образную, и Соня нашла ее там на коленях перед разрозненно по стене остававшимися образами. (Самые дорогие по семейным преданиям образа везлись с собою.)
На крыльце и на дворе уезжавшие люди с кинжалами и саблями, которыми их вооружил Петя, с заправленными панталонами в сапоги и туго перепоясанные ремнями и кушаками, прощались с теми, которые оставались.
Как и всегда при отъездах, многое было забыто и не так уложено, и довольно долго два гайдука стояли с обеих сторон отворенной дверцы и ступенек кареты, готовясь подсадить графиню, в то время как бегали девушки с подушками, узелками из дому в кареты, и коляску, и бричку, и обратно.
– Век свой все перезабудут! – говорила графиня. – Ведь ты знаешь, что я не могу так сидеть. – И Дуняша, стиснув зубы и не отвечая, с выражением упрека на лице, бросилась в карету переделывать сиденье.
– Ах, народ этот! – говорил граф, покачивая головой.
Старый кучер Ефим, с которым одним только решалась ездить графиня, сидя высоко на своих козлах, даже не оглядывался на то, что делалось позади его. Он тридцатилетним опытом знал, что не скоро еще ему скажут «с богом!» и что когда скажут, то еще два раза остановят его и пошлют за забытыми вещами, и уже после этого еще раз остановят, и графиня сама высунется к нему в окно и попросит его Христом богом ехать осторожнее на спусках. Он знал это и потому терпеливее своих лошадей (в особенности левого рыжего – Сокола, который бил ногой и, пережевывая, перебирал удила) ожидал того, что будет. Наконец все уселись; ступеньки собрались и закинулись в карету, дверка захлопнулась, послали за шкатулкой, графиня высунулась и сказала, что должно. Тогда Ефим медленно снял шляпу с своей головы и стал креститься. Форейтор и все люди сделали то же.
– С богом! – сказал Ефим, надев шляпу. – Вытягивай! – Форейтор тронул. Правый дышловой влег в хомут, хрустнули высокие рессоры, и качнулся кузов. Лакей на ходу вскочил на козлы. Встряхнуло карету при выезде со двора на тряскую мостовую, так же встряхнуло другие экипажи, и поезд тронулся вверх по улице. В каретах, коляске и бричке все крестились на церковь, которая была напротив. Остававшиеся в Москве люди шли по обоим бокам экипажей, провожая их.
Наташа редко испытывала столь радостное чувство, как то, которое она испытывала теперь, сидя в карете подле графини и глядя на медленно подвигавшиеся мимо нее стены оставляемой, встревоженной Москвы. Она изредка высовывалась в окно кареты и глядела назад и вперед на длинный поезд раненых, предшествующий им. Почти впереди всех виднелся ей закрытый верх коляски князя Андрея. Она не знала, кто был в ней, и всякий раз, соображая область своего обоза, отыскивала глазами эту коляску. Она знала, что она была впереди всех.
В Кудрине, из Никитской, от Пресни, от Подновинского съехалось несколько таких же поездов, как был поезд Ростовых, и по Садовой уже в два ряда ехали экипажи и подводы.
Объезжая Сухареву башню, Наташа, любопытно и быстро осматривавшая народ, едущий и идущий, вдруг радостно и удивленно вскрикнула:
– Батюшки! Мама, Соня, посмотрите, это он!
– Кто? Кто?
– Смотрите, ей богу, Безухов! – говорила Наташа, высовываясь в окно кареты и глядя на высокого толстого человека в кучерском кафтане, очевидно, наряженного барина по походке и осанке, который рядом с желтым безбородым старичком в фризовой шинели подошел под арку Сухаревой башни.
– Ей богу, Безухов, в кафтане, с каким то старым мальчиком! Ей богу, – говорила Наташа, – смотрите, смотрите!