Верне (Алье)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Коммуна
Верне
Verneix
Страна
Франция
Регион
Овернь
Департамент
Кантон
Координаты
Мэр
Lionel Brocard
(2008–2014)
Площадь
30,87 км²
Высота центра
230–387 м
Население
570 человек (2008)
Плотность
18 чел./км²
Часовой пояс
Почтовый индекс
03190
Код INSEE
03305
Показать/скрыть карты

Верне́ (фр. Verneix) — коммуна во Франции, находится в регионе Овернь. Департамент коммуны — Алье. Входит в состав кантона Восточный Монлюсон. Округ коммуны — Монлюсон.

Код INSEE коммуны 03305.





Население

Население коммуны на 2008 год составляло 570 человек.

Численность населения по годам
(Источник: [www.insee.fr/fr/themes/tableau_local.asp?ref_id=POP&millesime=2010&nivgeo=COM&codgeo=03305 INSEE])
1962196819751982199019992008
604619556538574584570

Экономика

В 2007 году среди 361 человек в трудоспособном возрасте (15-64 лет) 268 были экономически активными, 93 — неактивными (показатель активности — 74,2 %, в 1999 году было 70,2 %). Из 268 активных работали 236 человек (134 мужчины и 102 женщины), безработных было 32 (13 мужчин и 19 женщин). Среди 93 неактивных 24 человека были учениками или студентами, 34 — пенсионерами, 35 были неактивными по другим причинам[1].

См. также

Напишите отзыв о статье "Верне (Алье)"

Примечания

  1. [www.recensement.insee.fr/chiffresCles.action?zoneSearchField=&codeZone=03305-COM&idTheme=2 Emploi et population active 1999 et 2007] (фр.). INSEE. Проверено 31 мая 2012. [www.webcitation.org/6AtCAdvTe Архивировано из первоисточника 23 сентября 2012].

Ссылки

  • [www.insee.fr/fr/methodes/nomenclatures/cog/fichecommunale.asp?codedep=03&codecom=305 Национальный институт статистики — Верне] (фр.). Проверено 31 мая 2012. [www.webcitation.org/6AtCBIcek Архивировано из первоисточника 23 сентября 2012].
  • [cassini.ehess.fr/cassini/fr/html/fiche.php?select_resultat=39461 Верне] (фр.). cassini.ehess.fr. Проверено 29 декабря 2012. [www.webcitation.org/6DcEN56N8 Архивировано из первоисточника 12 января 2013].


Отрывок, характеризующий Верне (Алье)

– Что ж, тебе скучно здесь? – спросил Пьер.
– Как не скучно, соколик. Меня Платоном звать; Каратаевы прозвище, – прибавил он, видимо, с тем, чтобы облегчить Пьеру обращение к нему. – Соколиком на службе прозвали. Как не скучать, соколик! Москва, она городам мать. Как не скучать на это смотреть. Да червь капусту гложе, а сам прежде того пропадае: так то старички говаривали, – прибавил он быстро.
– Как, как это ты сказал? – спросил Пьер.
– Я то? – спросил Каратаев. – Я говорю: не нашим умом, а божьим судом, – сказал он, думая, что повторяет сказанное. И тотчас же продолжал: – Как же у вас, барин, и вотчины есть? И дом есть? Стало быть, полная чаша! И хозяйка есть? А старики родители живы? – спрашивал он, и хотя Пьер не видел в темноте, но чувствовал, что у солдата морщились губы сдержанною улыбкой ласки в то время, как он спрашивал это. Он, видимо, был огорчен тем, что у Пьера не было родителей, в особенности матери.
– Жена для совета, теща для привета, а нет милей родной матушки! – сказал он. – Ну, а детки есть? – продолжал он спрашивать. Отрицательный ответ Пьера опять, видимо, огорчил его, и он поспешил прибавить: – Что ж, люди молодые, еще даст бог, будут. Только бы в совете жить…
– Да теперь все равно, – невольно сказал Пьер.
– Эх, милый человек ты, – возразил Платон. – От сумы да от тюрьмы никогда не отказывайся. – Он уселся получше, прокашлялся, видимо приготовляясь к длинному рассказу. – Так то, друг мой любезный, жил я еще дома, – начал он. – Вотчина у нас богатая, земли много, хорошо живут мужики, и наш дом, слава тебе богу. Сам сем батюшка косить выходил. Жили хорошо. Христьяне настоящие были. Случилось… – И Платон Каратаев рассказал длинную историю о том, как он поехал в чужую рощу за лесом и попался сторожу, как его секли, судили и отдали ь солдаты. – Что ж соколик, – говорил он изменяющимся от улыбки голосом, – думали горе, ан радость! Брату бы идти, кабы не мой грех. А у брата меньшого сам пят ребят, – а у меня, гляди, одна солдатка осталась. Была девочка, да еще до солдатства бог прибрал. Пришел я на побывку, скажу я тебе. Гляжу – лучше прежнего живут. Животов полон двор, бабы дома, два брата на заработках. Один Михайло, меньшой, дома. Батюшка и говорит: «Мне, говорит, все детки равны: какой палец ни укуси, все больно. А кабы не Платона тогда забрили, Михайле бы идти». Позвал нас всех – веришь – поставил перед образа. Михайло, говорит, поди сюда, кланяйся ему в ноги, и ты, баба, кланяйся, и внучата кланяйтесь. Поняли? говорит. Так то, друг мой любезный. Рок головы ищет. А мы всё судим: то не хорошо, то не ладно. Наше счастье, дружок, как вода в бредне: тянешь – надулось, а вытащишь – ничего нету. Так то. – И Платон пересел на своей соломе.