Верховный суд США

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Верховный суд Соединённых Штатов Америки
Supreme Court of the United States
Вид

верховный суд

Инстанция

суд высшей инстанции

Юрисдикция

США США

Дата основания

1789 год

Состав

назначается Президентом США с одобрения Сената

Срок службы

не ограничен

Членов

9

Руководство
Главный Судья США

Джон Робертс

Вступил в должность

29 сентября 2005 года

Зал заседаний

Местоположение

Вашингтон, Округ Колумбия

Сайт

www.supremecourtus.gov/

Верхо́вный суд США (англ. Supreme Court of the United States) — высшая судебная инстанция США.

В состав суда входит 9 судей, один из которых является председателем. Суд обычно действует как апелляционный, но по ряду дел (например, касающихся дипломатов или исков одного штата к другому) может быть судом первой инстанции.

Судьи назначаются президентом с одобрения Сената пожизненно и могут досрочно прекратить полномочия лишь в результате добровольной отставки или импичмента за совершённые преступления. Для поощрения обновляемости состава Верховного суда без давления извне был принят закон о праве на сохранение жалования для судей Верховного суда, ушедших в отставку в возрасте не менее 70 лет. За период с 1789 по 2005 год президенты США предложили 149 кандидатур на должность судьи Верховного суда, свыше 80 % из которых стали судьями. По статистике, новый судья назначается каждые 22 месяца.

Верховный суд был основан в 1789 году, своё первое решение он вынес в 1792 году. Влияние Верховного суда резко усилилось после 1803 года, когда Верховный суд принял на себя право оценивать соответствие законодательных актов Конституции США, то есть фактически право приостанавливать действие законов, объявляя их в случае неконституционности недействительными с самого начала их принятия (Марбери против Мэдисона); впоследствии в Европе для таких функций был создан отдельный тип суда — конституционный суд, в США отсутствующий.

В то же время, за время своего существования Конгресс США, получив необходимое одобрение легислатур 3/4 штатов, три раза "отменял" решения Верховного суда путём внесения изменения в Конституцию. Таким способом, в частности, был введён подоходный налог, запрещённый Верховным судом, и установлено право родившихся на территории США афроамериканцев на автоматическое получение гражданства США, вопреки прежнему решению Верховного суда, постановившему, что порабощённые афроамериканцы не являются гражданами (Дред Скотт против Сэндфорда).

Все без исключения члены Верховного Суда США были мужчинами-протестантами до 1835 года, когда президент Эндрю Джексон назначил судьёй католика Роджера Тоуни (причём Тоуни стал главным судьёй Верховного суда — Chief Justice). В 1916 году президент Вудро Вильсон назначил первого судью иудейского вероисповедания — Луиса Брандайса. В 1967 году Таргуд Маршалл стал первым афроамериканцем, назначенным в члены Верховного Суда США. В 1981 году была одобрена выдвинутая Р. Рейганом кандидатура первой судьи женского пола — Сандры Дей О’Коннор. В августе 2009 года Соня Сотомайор была избрана в состав Верховного суда США, став первым латиноамериканским судьёй в этой должности.





Структура суда

Число членов

Конституция США не определяет число судей Верховного Суда. Согласно III статье конституции США Конгресс США имеет право изменять это число, однако не использовал это право с 1869. Первоначально в Верховный суд входили шесть судей, по мере расширения территории страны, число судей Верховного Суда увеличивалось. В 1789 году было всего шесть судей, в 1807 году их стало семь, в 1837 году — девять, в 1863 году — десять, в 1866 году — девять, в 1867 году — восемь, и наконец, снова девять в 1869 году.

Сокращение числа судей Верховного суда началось с закона о судебных округах 1866 года англ. Judicial Circuits Act, принятого по предложению Верховного Судьи Салмона Чейза. Согласно этому закону, места трёх ушедших в отставку судей Верховного Суда не могли быть вновь заняты, тем самым неизбежно число судей должно было сократиться до семи. В 1869 году вышел новый закон о суде англ. Judiciary Act of 1869, установивший число судей равным девяти.

Президент Рузвельт в 1937 году предпринял попытку расширить состав суда, чтобы провести туда своих ставленников с целью проведения экономических реформ. Он предложил при достижении каждым судьёй семидесяти с половиной лет расширять состав суда. Хотя американское общество и Конгресс поддерживали президента и осуждали Верховный суд, который блокировал реформы, независимость суда была признана более важной ценностью, чем конъюнктурная необходимость.[1] Кроме того, Верховный суд США всё-таки постепенно уступил президенту и Конгрессу в вопросах свободы договора. В результате состав суда не был расширен (The switch in time that saved nine).

Порядок назначения

Согласно второй статье Конституции США, состав Верховного суда определяется Президентом и утверждается Сенатом. Обычно президенты отдают предпочтение кандидатам со сходными политическими взглядами, нередко вопреки советам Верховного судьи. В истории были и исключения. Когда президент Эйзенхауэр представил Эрла Уоррена, впоследствии одного из самых либеральных судей в истории суда, на должность Верховного Судьи, он был уверен в консервативности последнего. Впоследствии Эйзенхауэр характеризовал это назначение как «самую большую ошибку в жизни».

Утверждение

Перед представлением в Сенат кандидат на должность судьи Верховного суда проходит собеседование в Сенатском Комитете по судоустройству (англ. Senate Judiciary Committee). По итогам собеседования комитет предоставляет Сенату положительную, негативную или нейтральную рекомендацию.

Такая практика появилась относительно недавно, в 1925 году, и связана с именем Харлана Стоуна. Тогда ряд сенаторов выразили опасение, что он слишком тесно связан с финансовым миром. В ответ на их заявления, Стоун выразил готовность разъяснить все возможные сомнения в ходе собеседования. Эта мера помогла ему развеять сомнения касательно собственной кандидатуры и получить назначение.

Эта практика была восстановлена в связи с выдвижением Джона Маршалла Харлана в 1955 году. Его кандидатура была выдвинута вскоре после вынесения исторического решения по делу Брауна против Совета по образованию, вызвавшего большой общественный резонанс. Несколько сенаторов из Южных штатов попытались воспрепятствовать назначению Харлана в Верховный суд.

Для утверждения требуется абсолютное большинство голосов. Сенат нечасто отклоняет предложенную кандидатуру. В истории было двенадцать таких случаев, последний — в 1987 году. Тогда сенат отказался утвердить кандидатуру Роберта Борка.

Некоторые кандидаты так и не дождались результатов голосования в сенате. Хотя негативного отзыва комитета недостаточно для отклонения кандидатуры, голосование в Сенате может быть намеренно затянуто (англ. filibustered), чтобы помешать назначению. За всю историю ни один кандидат в судьи[2] (англ. associate justice) не был так отклонён, а вот кандидат на должность главного судьи имеет много шансов быть отклонённым таким образом. Попытка президента Джонсона сменить главного судью Эрла Уоррена одним из заместителей, Эйби Фортесом, провалилась именно из-за затягивания обсуждения в Сенате.

Президент может отозвать представление на должность судьи до начала обсуждения кандидатуры. Так обычно происходит, если шансы кандидата очень невелики. Из недавних прецедентов можно привести отзыв кандидатуры Гарриет Майерс Джорджем Бушем до начала слушаний в Комитете по судоустройству, сославшись на ранее высказанные возражения, касавшиеся её допуска к конфиденциальной информации.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3216 дней]

До 1981 года процесс утверждения кандидатур был относительно быстрым. В период с президентства Гарри Трумэна до президентства Ричарда Никсона утверждение кандидатуры нового судьи занимало в среднем месяц. Начиная с президентства Рейгана процесс затянулся. Некоторые связывают это с возрастанием политического влияния суда[3].

После утверждения кандидатуры в Сенате, президент подписывает и скрепляет государственной печатью США соответствующий патент (приказ о назначении?).

Текущий состав суда (2016)

Имя Дата и место рождения Выдвинул президент Голосование в сенате Возраст при занятии должности День начала службы Предыдущие должности

Джон Гловер Робертс
(John Glover Roberts) — Главный судья

27 января 1955
Буффало, штат Нью-Йорк
Буш-младший 78-22 50 29 сентября 2005 Окружной судья Апелляционного суда США по округу Колумбия (D.C.) (2003—2005); частная практика (1993—2003); профессор Юридического факультета Джорджтаунского университета (1992—2005); Первый заместитель министра юстиции (1989—1993); частная практика (1986—1989); Советник Президента (1982—1986); Помощник Генерального прокурора США (1981—1982)

Энтони Кеннеди
(Anthony Kennedy)

23 июля 1936
Сакраменто, штат Калифорния
Рональд Рейган 97-0 51 18 февраля 1988 Окружной судья Апелляционного суда девятого округа США (1975—1988); профессор Школы права МакДжорджа, Тихоокеанского университета[en] (1965—1988); частная практика (1963—1975)

Кларенс Томас
(Clarence Thomas)

23 июня 1948
Пин-Пойнт (Pin Point), округ Чатем, штат Джорджия
Буш-старший 52-48 43 23 октября 1991 Окружной судья Апелляционного суда США по округу Колумбия (D.C.) (1990—1991); Председатель Комиссии США по соблюдению равноправия при трудоустройстве[en] (1982—1990); Помощник по вопросам законодательства сенатора от Миссури Джона Дэнфорта[en] (1979—1981); сотрудник Monsanto Company Inc. (1977—1979); Помощник Генерального Прокурора штата Миссури (1974—1977)

Рут Бейдер Гинзбург
(Ruth Bader Ginsburg)

15 марта 1933,
боро Бруклин, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк
Билл Клинтон 96-3 60 10 августа 1993 Окружной судья Апелляционного суда США по округу Колумбия (D.C.) (1980—1993); Главный юридический советник Американского союза защиты гражданских свобод (1973—1980); профессор Факультета права Колумбийского университета (1972—1980); профессор Школы права Ратгерского университета (1963—1972)

Стивен Брайер
(Stephen Breyer)

15 августа 1938
Сан-Франциско, штат Калифорния
Билл Клинтон 87-9 56 8 марта 1994 Главный судья Апелляционного суда первого округа США (1990—1994); Окружной судья Апелляционного суда первого округа США (1980—1990); профессор Гарвардской школы права[en] (1967—1980)

Сэмюэль Алито
(Samuel Alito)

1 апреля 1950
Трентон, штат Нью-Джерси
Буш-младший 58-42 55 31 января 2006 Окружной судья Апелляционного суда третьего округа США (1990—2006); профессор Школы права Университета Сетон-Холл[en] (1999—2004); Федеральный прокурор США по Округу Нью-Джерси (1987—1990); Помощник Генерального Прокурора США (1985—1987); Заместитель Министра юстиции США (1981—1985); Помощник Федерального прокурора США по Округу Нью-Джерси (1977—1981)

Соня Сотомайор
(Sonia Sotomayor)

25 июня 1954
боро Бронкс, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк
Барак Обама 68-31 55 8 августа 2009 Окружной судья Апелляционного суда второго округа США (1998—2009); судья Федерального окружного суда США Южного района штата Нью-Йорк (1992—1998); частная практика (1984—1991); помощник районного прокурора, графство Нью-Йорк (то есть боро Манхэттен, Нью-Йорк), штат Нью-Йорк (1979—1984)

Елена Каган
(Elena Kagan)

28 апреля 1960
боро Манхэттен, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк
Барак Обама 63-37 50 7 августа 2010 Заместитель министра юстиции США (2009—2010); декан Гарвардской школы права (2003—2009); профессор (2001—2003); приглашённый профессор Гарвардской школы права (1999—2001); помощник советника по юридическим вопросам Президента (1995—1999); Советник по внутренней политике Президента (1995—1999); профессор Факультета права Чикагского университета (1995); ассоциированный профессор Факультета права Чикагского университета (1991—1995)

Список некоторых наиболее важных решений Верховного Суда США

  • Марбери против Мэдисона (1803) — Верховный Суд имеет право отменять законодательные акты Конгресса, если они противоречат Конституции США
  • Дред Скотт против Сэндфорда (1857) — Рабы не могут быть гражданами США и, соответственно, не имеют право обращаться в федеральные суды. (Это решение было аннулировано 13-й и 14-й поправками к Конституции США)
  • Ableman v. Booth (1859) — Суды штатов не могут выносить решения, противоречащие решениям федеральных судов
  • Техас против Уайта (1869) — Конституция США не позволяет штатам провозглашать независимость от США
  • Рейнольдс против Соединённых Штатов (англ.) (1879) — Свобода вероисповедания не распространяется на противозаконные акты (такие, как полигамия и человеческие жертвоприношения)
  • Plessy v. Ferguson (1896)Сегрегация белых и негров не противоречит конституции, согласно принципу «отдельные, но равноправные». (Это решение было аннулировано более поздним решением того же суда Brown v. Board of Education (1954)
  • Шенк против Соединённых Штатов (англ.) (1919) — Для определения незащищённых свободой слова речей введен тест «ясной и действенной опасности».
  • Кэрролл против Соединённых Штатов (англ.) (Carroll v. United States, 267 U.S. 132) (1925) обыск автомобиля должностным лицом может проводиться без ордера на обыск
  • Деннис против Соединённых Штатов (англ.) (1951) — Акт Смита признан конституционным. (Это решение было ограничено в воздействии более поздними решениями того же суда «Йейтс против Соединённых Штатов» и «Бранденбург против Огайо»)
  • Корэмацу против Соединённых Штатов (англ.) (1944) — Американцы японского происхождения могут быть интернированы во время второй мировой войны.
  • Brown v. Board of Education (1954) — Сегрегация по расовому признаку в школах некоторых штатов противоречит 14-й поправке к Конституции США.
  • Йейтс против Соединённых Штатов (англ.) (1957) — Призывы к революции могут быть защищены Первой поправкой (изменено понимание Акта Смита).
  • Мапп против Огайо (англ.) (1961) — Улики, добытые неконституционными методами, не могут быть использованы во время судебных процессов.
  • Энгел против Витала (англ.) (1962) — Молитвы перед занятиями в государственных школах, даже если эти молитвы межконфессиональные и не принудительные, нарушают Первую поправку к Конституции США.
  • Бейкер против Карра (англ.) (1962) — Распределение голосов избирателей между элементами избирательной системы должно соответствовать конституционному принципу «1 человек — 1 голос».
  • Гидеон против Уэйнрайта (англ.) (1963) — Любой человек, обвинённый в серьёзном правонарушении, имеет право нанять адвоката. Государство должно предоставить ему адвоката, если у обвиняемого нет возможности нанять его частным образом.
  • Эскобедо против Иллинойса (англ.) (1964) — Любой человек, задержанный полицией, имеет право на общение со своим адвокатом.
  • Грисвольд против Коннектикута (1965) — Супружеские пары имеют право использовать презервативы, а запреты на продажу презервативов неконституционны (Позже, в своём решении Eisenstadt v. Baird (1972), суд распространил это решение и на пары, не состоящие в браке).
  • Миранда против Аризоны (1966) — Перед тем как допросить задержанного правонарушителя, полицейские должны объяснить, что он имеет право сохранять молчание, нанять своего адвоката или потребовать, чтобы государство назначило ему адвоката в случае, если он не в состоянии его нанять.
  • Лавинг против Виргинии (1967) — Законы, запрещающие браки между представителями разных рас, неконституционны.
  • Эпперсон против Арканзаса (1968) — Закон штата Арканзас, запрещающий преподавание теории эволюции, противоречит Конституции США.
  • Бранденбург против Огайо (англ.) (1969) — Наказуемы могут быть только такие провокационные речи, которые подстрекают к непосредственному правонарушению.
  • Висконсин против Йодера (англ.) (1972) — Родители имеют право забирать детей из государственных школ, если этого требуют их религиозные убеждения.
  • Роу против Уэйда (1973) — Законы, запрещающие аборты во время первых шести месяцев беременности, неконституционны.
  • Соединённые Штаты против Никсона (англ.) (1974) — Президент США не может быть выше закона (Президент не может отказать суду в документах, важных для дела).
  • О'Коннор против Дональдсона (англ.) (1975) — Власти штатов не имеют право насильственно помещать в лечебные учреждения лиц, страдающих психическими болезнями, если они не представляют опасности окружающим и самим себе, а также могут жить самостоятельно при помощи членов семьи или друзей.
  • Национал-социалистическая партия Америки против Скоки (1977) — Демонстрации с использованием нацистской униформы и свастики не могут быть запрещены.
  • Боуэрс против Хардуика (англ.) (1986) — Власти штатов имеют право признавать некоторые сексуальные акты незаконными, даже если эти акты совершаются в частных спальных комнатах (Это решение было аннулировано более поздним решением того же суда Lawrence v. Texas (2003).
  • Техас против Джонсона (1989) — Закон, запрещающий публичное сжигание американского флага, противоречит Конституции США и Первой поправке к Конституции.
  • Вашингтон против Глюксберга (англ.) (1997) — Закон штата Вашингтон, запрещающий оказание помощи в самоубийстве, не противоречит конституции.
  • Лоуренс против Техаса (2003) — Закон штата Техас, запрещающий гомосексуальные акты в частных спальных комнатах, противоречит 14-й поправке к Конституции США.
  • Роупер против Симмонс (2005) — Несовершеннолетние правонарушители не могут быть приговорены к смертной казни.
  • Джорджия против Рандольфа (англ.) (2006) — При полицейском обыске в частном доме или квартире без санкции судьи, если хотя бы один из жильцов возражает против обыска, то найденные улики не могут быть использованы в суде против жильца, который возражал (Примечание: Четвёртая поправка к Конституции США гарантирует неприкосновенность жилища. Полицейские не имеют права вторгаться в чьё-либо частное жилище без санкции судьи или разрешения жильцов).
  • Риччи против ДеСтефано (англ.) — группа пожарных-белых и латиноамериканцев из города Нью-Хейвен (штат Коннектикут) обжаловала отмену результатов аттестации на повышение в должности, которую не прошёл ни один из чёрных пожарных. Апелляционный суд во главе с будущей судьёй Верховного суда, латиноамериканкой С. Сотомайор отклонил жалобу, но Верховный суд отправил её на повторное рассмотрение.[4]
  • Обергефелл против Ходжеса (2015) — Равенство брака является фундаментальным правом гражданина, гарантированным 14-й поправкой к Конституции США. Таким образом, однополые браки были легализованы на всей территории США[5].

Напишите отзыв о статье "Верховный суд США"

Примечания

  1. [www.thenation.com/article/38008/wedge-against-tyranny A Wedge Against Tyranny] (англ.)
  2. Имеется в виду «рядовой» член суда
  3. Balkin, Jack M. [jurist.law.pitt.edu/forum/symposium-jc/balkin.php The Passionate intensity of the Confirmation Process] (англ.) (April 15, 2004). Проверено 7 октября 2009. [www.webcitation.org/65Ju4shPC Архивировано из первоисточника 9 февраля 2012].
  4. [www.lenta.ru/news/2009/06/29/court1/ Верховный суд США защитил права белых пожарных]
  5. Obergefell v. Hodges, [www.supremecourt.gov/opinions/14pdf/14-556_3204.pdf 576 U.S. ___], ___ (2015) (“The Court now holds that same-sex couples may exercise the fundamental right to marry.”).

Литература

  • Джинджер Э. Ф. Верховный суд и права человека в США. — М.: Юридическая литература, 1981.
  • Мидор Д. Д. Американские суды. — Сент-Пол, Миннесота: Уэст Паблишинг Компани, 1991. — 81 с.
  • [www.uscourts.gov/Viewer.aspx?doc=/uscourts/FederalCourts/Publications/russian.pdf Федеральный уровень судебной системы в Соединенных Штатах Америки: Введение для судей и судебных администраторов зарубежных стран] = The Federal Court System in the United States: An Introduction fo Judges and Judicial Administrators in Other Countries / перевод А.В.Орлова. — изд.второе. — Washington, D.C. 20544: Административное Управление судов США, 2001. — 77 с.

Ссылки

  • [www.supremecourtus.gov/index.html Официальный сайт Верховного Суда Соединённых Штатов Америки] (англ.)
  • [ist.p16q48.firstvds.ru/us4.pdf О становлении Верховного суда США]

Отрывок, характеризующий Верховный суд США

– Je vous demande pardon, une tabatiere avec le portrait de l'Empereur est une recompense, mais point une distinction, – сказал дипломат, un cadeau plutot. [Извините, табакерка с портретом Императора есть награда, а не отличие; скорее подарок.]
– Il y eu plutot des antecedents, je vous citerai Schwarzenberg. [Были примеры – Шварценберг.]
– C'est impossible, [Это невозможно,] – возразил другой.
– Пари. Le grand cordon, c'est different… [Лента – это другое дело…]
Когда все поднялись, чтоб уезжать, Элен, очень мало говорившая весь вечер, опять обратилась к Борису с просьбой и ласковым, значительным приказанием, чтобы он был у нее во вторник.
– Мне это очень нужно, – сказала она с улыбкой, оглядываясь на Анну Павловну, и Анна Павловна той грустной улыбкой, которая сопровождала ее слова при речи о своей высокой покровительнице, подтвердила желание Элен. Казалось, что в этот вечер из каких то слов, сказанных Борисом о прусском войске, Элен вдруг открыла необходимость видеть его. Она как будто обещала ему, что, когда он приедет во вторник, она объяснит ему эту необходимость.
Приехав во вторник вечером в великолепный салон Элен, Борис не получил ясного объяснения, для чего было ему необходимо приехать. Были другие гости, графиня мало говорила с ним, и только прощаясь, когда он целовал ее руку, она с странным отсутствием улыбки, неожиданно, шопотом, сказала ему: Venez demain diner… le soir. Il faut que vous veniez… Venez. [Приезжайте завтра обедать… вечером. Надо, чтоб вы приехали… Приезжайте.]
В этот свой приезд в Петербург Борис сделался близким человеком в доме графини Безуховой.


Война разгоралась, и театр ее приближался к русским границам. Всюду слышались проклятия врагу рода человеческого Бонапартию; в деревнях собирались ратники и рекруты, и с театра войны приходили разноречивые известия, как всегда ложные и потому различно перетолковываемые.
Жизнь старого князя Болконского, князя Андрея и княжны Марьи во многом изменилась с 1805 года.
В 1806 году старый князь был определен одним из восьми главнокомандующих по ополчению, назначенных тогда по всей России. Старый князь, несмотря на свою старческую слабость, особенно сделавшуюся заметной в тот период времени, когда он считал своего сына убитым, не счел себя вправе отказаться от должности, в которую был определен самим государем, и эта вновь открывшаяся ему деятельность возбудила и укрепила его. Он постоянно бывал в разъездах по трем вверенным ему губерниям; был до педантизма исполнителен в своих обязанностях, строг до жестокости с своими подчиненными, и сам доходил до малейших подробностей дела. Княжна Марья перестала уже брать у своего отца математические уроки, и только по утрам, сопутствуемая кормилицей, с маленьким князем Николаем (как звал его дед) входила в кабинет отца, когда он был дома. Грудной князь Николай жил с кормилицей и няней Савишной на половине покойной княгини, и княжна Марья большую часть дня проводила в детской, заменяя, как умела, мать маленькому племяннику. M lle Bourienne тоже, как казалось, страстно любила мальчика, и княжна Марья, часто лишая себя, уступала своей подруге наслаждение нянчить маленького ангела (как называла она племянника) и играть с ним.
У алтаря лысогорской церкви была часовня над могилой маленькой княгини, и в часовне был поставлен привезенный из Италии мраморный памятник, изображавший ангела, расправившего крылья и готовящегося подняться на небо. У ангела была немного приподнята верхняя губа, как будто он сбирался улыбнуться, и однажды князь Андрей и княжна Марья, выходя из часовни, признались друг другу, что странно, лицо этого ангела напоминало им лицо покойницы. Но что было еще страннее и чего князь Андрей не сказал сестре, было то, что в выражении, которое дал случайно художник лицу ангела, князь Андрей читал те же слова кроткой укоризны, которые он прочел тогда на лице своей мертвой жены: «Ах, зачем вы это со мной сделали?…»
Вскоре после возвращения князя Андрея, старый князь отделил сына и дал ему Богучарово, большое имение, находившееся в 40 верстах от Лысых Гор. Частью по причине тяжелых воспоминаний, связанных с Лысыми Горами, частью потому, что не всегда князь Андрей чувствовал себя в силах переносить характер отца, частью и потому, что ему нужно было уединение, князь Андрей воспользовался Богучаровым, строился там и проводил в нем большую часть времени.
Князь Андрей, после Аустерлицкой кампании, твердо pешил никогда не служить более в военной службе; и когда началась война, и все должны были служить, он, чтобы отделаться от действительной службы, принял должность под начальством отца по сбору ополчения. Старый князь с сыном как бы переменились ролями после кампании 1805 года. Старый князь, возбужденный деятельностью, ожидал всего хорошего от настоящей кампании; князь Андрей, напротив, не участвуя в войне и в тайне души сожалея о том, видел одно дурное.
26 февраля 1807 года, старый князь уехал по округу. Князь Андрей, как и большею частью во время отлучек отца, оставался в Лысых Горах. Маленький Николушка был нездоров уже 4 й день. Кучера, возившие старого князя, вернулись из города и привезли бумаги и письма князю Андрею.
Камердинер с письмами, не застав молодого князя в его кабинете, прошел на половину княжны Марьи; но и там его не было. Камердинеру сказали, что князь пошел в детскую.
– Пожалуйте, ваше сиятельство, Петруша с бумагами пришел, – сказала одна из девушек помощниц няни, обращаясь к князю Андрею, который сидел на маленьком детском стуле и дрожащими руками, хмурясь, капал из стклянки лекарство в рюмку, налитую до половины водой.
– Что такое? – сказал он сердито, и неосторожно дрогнув рукой, перелил из стклянки в рюмку лишнее количество капель. Он выплеснул лекарство из рюмки на пол и опять спросил воды. Девушка подала ему.
В комнате стояла детская кроватка, два сундука, два кресла, стол и детские столик и стульчик, тот, на котором сидел князь Андрей. Окна были завешаны, и на столе горела одна свеча, заставленная переплетенной нотной книгой, так, чтобы свет не падал на кроватку.
– Мой друг, – обращаясь к брату, сказала княжна Марья от кроватки, у которой она стояла, – лучше подождать… после…
– Ах, сделай милость, ты всё говоришь глупости, ты и так всё дожидалась – вот и дождалась, – сказал князь Андрей озлобленным шопотом, видимо желая уколоть сестру.
– Мой друг, право лучше не будить, он заснул, – умоляющим голосом сказала княжна.
Князь Андрей встал и, на цыпочках, с рюмкой подошел к кроватке.
– Или точно не будить? – сказал он нерешительно.
– Как хочешь – право… я думаю… а как хочешь, – сказала княжна Марья, видимо робея и стыдясь того, что ее мнение восторжествовало. Она указала брату на девушку, шопотом вызывавшую его.
Была вторая ночь, что они оба не спали, ухаживая за горевшим в жару мальчиком. Все сутки эти, не доверяя своему домашнему доктору и ожидая того, за которым было послано в город, они предпринимали то то, то другое средство. Измученные бессоницей и встревоженные, они сваливали друг на друга свое горе, упрекали друг друга и ссорились.
– Петруша с бумагами от папеньки, – прошептала девушка. – Князь Андрей вышел.
– Ну что там! – проговорил он сердито, и выслушав словесные приказания от отца и взяв подаваемые конверты и письмо отца, вернулся в детскую.
– Ну что? – спросил князь Андрей.
– Всё то же, подожди ради Бога. Карл Иваныч всегда говорит, что сон всего дороже, – прошептала со вздохом княжна Марья. – Князь Андрей подошел к ребенку и пощупал его. Он горел.
– Убирайтесь вы с вашим Карлом Иванычем! – Он взял рюмку с накапанными в нее каплями и опять подошел.
– Andre, не надо! – сказала княжна Марья.
Но он злобно и вместе страдальчески нахмурился на нее и с рюмкой нагнулся к ребенку. – Ну, я хочу этого, сказал он. – Ну я прошу тебя, дай ему.
Княжна Марья пожала плечами, но покорно взяла рюмку и подозвав няньку, стала давать лекарство. Ребенок закричал и захрипел. Князь Андрей, сморщившись, взяв себя за голову, вышел из комнаты и сел в соседней, на диване.
Письма всё были в его руке. Он машинально открыл их и стал читать. Старый князь, на синей бумаге, своим крупным, продолговатым почерком, употребляя кое где титлы, писал следующее:
«Весьма радостное в сей момент известие получил через курьера, если не вранье. Бенигсен под Эйлау над Буонапартием якобы полную викторию одержал. В Петербурге все ликуют, e наград послано в армию несть конца. Хотя немец, – поздравляю. Корчевский начальник, некий Хандриков, не постигну, что делает: до сих пор не доставлены добавочные люди и провиант. Сейчас скачи туда и скажи, что я с него голову сниму, чтобы через неделю всё было. О Прейсиш Эйлауском сражении получил еще письмо от Петиньки, он участвовал, – всё правда. Когда не мешают кому мешаться не следует, то и немец побил Буонапартия. Сказывают, бежит весьма расстроен. Смотри ж немедля скачи в Корчеву и исполни!»
Князь Андрей вздохнул и распечатал другой конверт. Это было на двух листочках мелко исписанное письмо от Билибина. Он сложил его не читая и опять прочел письмо отца, кончавшееся словами: «скачи в Корчеву и исполни!» «Нет, уж извините, теперь не поеду, пока ребенок не оправится», подумал он и, подошедши к двери, заглянул в детскую. Княжна Марья всё стояла у кроватки и тихо качала ребенка.
«Да, что бишь еще неприятное он пишет? вспоминал князь Андрей содержание отцовского письма. Да. Победу одержали наши над Бонапартом именно тогда, когда я не служу… Да, да, всё подшучивает надо мной… ну, да на здоровье…» и он стал читать французское письмо Билибина. Он читал не понимая половины, читал только для того, чтобы хоть на минуту перестать думать о том, о чем он слишком долго исключительно и мучительно думал.


Билибин находился теперь в качестве дипломатического чиновника при главной квартире армии и хоть и на французском языке, с французскими шуточками и оборотами речи, но с исключительно русским бесстрашием перед самоосуждением и самоосмеянием описывал всю кампанию. Билибин писал, что его дипломатическая discretion [скромность] мучила его, и что он был счастлив, имея в князе Андрее верного корреспондента, которому он мог изливать всю желчь, накопившуюся в нем при виде того, что творится в армии. Письмо это было старое, еще до Прейсиш Эйлауского сражения.
«Depuis nos grands succes d'Austerlitz vous savez, mon cher Prince, писал Билибин, que je ne quitte plus les quartiers generaux. Decidement j'ai pris le gout de la guerre, et bien m'en a pris. Ce que j'ai vu ces trois mois, est incroyable.
«Je commence ab ovo. L'ennemi du genre humain , comme vous savez, s'attaque aux Prussiens. Les Prussiens sont nos fideles allies, qui ne nous ont trompes que trois fois depuis trois ans. Nous prenons fait et cause pour eux. Mais il se trouve que l'ennemi du genre humain ne fait nulle attention a nos beaux discours, et avec sa maniere impolie et sauvage se jette sur les Prussiens sans leur donner le temps de finir la parade commencee, en deux tours de main les rosse a plate couture et va s'installer au palais de Potsdam.
«J'ai le plus vif desir, ecrit le Roi de Prusse a Bonaparte, que V. M. soit accueillie еt traitee dans mon palais d'une maniere, qui lui soit agreable et c'est avec еmpres sement, que j'ai pris a cet effet toutes les mesures que les circonstances me permettaient. Puisse je avoir reussi! Les generaux Prussiens se piquent de politesse envers les Francais et mettent bas les armes aux premieres sommations.
«Le chef de la garienison de Glogau avec dix mille hommes, demande au Roi de Prusse, ce qu'il doit faire s'il est somme de se rendre?… Tout cela est positif.
«Bref, esperant en imposer seulement par notre attitude militaire, il se trouve que nous voila en guerre pour tout de bon, et ce qui plus est, en guerre sur nos frontieres avec et pour le Roi de Prusse . Tout est au grand complet, il ne nous manque qu'une petite chose, c'est le general en chef. Comme il s'est trouve que les succes d'Austerlitz aurant pu etre plus decisifs si le general en chef eut ete moins jeune, on fait la revue des octogenaires et entre Prosorofsky et Kamensky, on donne la preference au derienier. Le general nous arrive en kibik a la maniere Souvoroff, et est accueilli avec des acclamations de joie et de triomphe.
«Le 4 arrive le premier courrier de Petersbourg. On apporte les malles dans le cabinet du Marieechal, qui aime a faire tout par lui meme. On m'appelle pour aider a faire le triage des lettres et prendre celles qui nous sont destinees. Le Marieechal nous regarde faire et attend les paquets qui lui sont adresses. Nous cherchons – il n'y en a point. Le Marieechal devient impatient, se met lui meme a la besogne et trouve des lettres de l'Empereur pour le comte T., pour le prince V. et autres. Alors le voila qui se met dans une de ses coleres bleues. Il jette feu et flamme contre tout le monde, s'empare des lettres, les decachete et lit celles de l'Empereur adressees a d'autres. А, так со мною поступают! Мне доверия нет! А, за мной следить велено, хорошо же; подите вон! Et il ecrit le fameux ordre du jour au general Benigsen
«Я ранен, верхом ездить не могу, следственно и командовать армией. Вы кор д'арме ваш привели разбитый в Пултуск: тут оно открыто, и без дров, и без фуража, потому пособить надо, и я так как вчера сами отнеслись к графу Буксгевдену, думать должно о ретираде к нашей границе, что и выполнить сегодня.
«От всех моих поездок, ecrit il a l'Empereur, получил ссадину от седла, которая сверх прежних перевозок моих совсем мне мешает ездить верхом и командовать такой обширной армией, а потому я командованье оной сложил на старшего по мне генерала, графа Буксгевдена, отослав к нему всё дежурство и всё принадлежащее к оному, советовав им, если хлеба не будет, ретироваться ближе во внутренность Пруссии, потому что оставалось хлеба только на один день, а у иных полков ничего, как о том дивизионные командиры Остерман и Седморецкий объявили, а у мужиков всё съедено; я и сам, пока вылечусь, остаюсь в гошпитале в Остроленке. О числе которого ведомость всеподданнейше подношу, донеся, что если армия простоит в нынешнем биваке еще пятнадцать дней, то весной ни одного здорового не останется.
«Увольте старика в деревню, который и так обесславлен остается, что не смог выполнить великого и славного жребия, к которому был избран. Всемилостивейшего дозволения вашего о том ожидать буду здесь при гошпитале, дабы не играть роль писарскую , а не командирскую при войске. Отлучение меня от армии ни малейшего разглашения не произведет, что ослепший отъехал от армии. Таковых, как я – в России тысячи».
«Le Marieechal se fache contre l'Empereur et nous punit tous; n'est ce pas que с'est logique!
«Voila le premier acte. Aux suivants l'interet et le ridicule montent comme de raison. Apres le depart du Marieechal il se trouve que nous sommes en vue de l'ennemi, et qu'il faut livrer bataille. Boukshevden est general en chef par droit d'anciennete, mais le general Benigsen n'est pas de cet avis; d'autant plus qu'il est lui, avec son corps en vue de l'ennemi, et qu'il veut profiter de l'occasion d'une bataille „aus eigener Hand“ comme disent les Allemands. Il la donne. C'est la bataille de Poultousk qui est sensee etre une grande victoire, mais qui a mon avis ne l'est pas du tout. Nous autres pekins avons, comme vous savez, une tres vilaine habitude de decider du gain ou de la perte d'une bataille. Celui qui s'est retire apres la bataille, l'a perdu, voila ce que nous disons, et a ce titre nous avons perdu la bataille de Poultousk. Bref, nous nous retirons apres la bataille, mais nous envoyons un courrier a Petersbourg, qui porte les nouvelles d'une victoire, et le general ne cede pas le commandement en chef a Boukshevden, esperant recevoir de Petersbourg en reconnaissance de sa victoire le titre de general en chef. Pendant cet interregne, nous commencons un plan de man?uvres excessivement interessant et original. Notre but ne consiste pas, comme il devrait l'etre, a eviter ou a attaquer l'ennemi; mais uniquement a eviter le general Boukshevden, qui par droit d'ancnnete serait notre chef. Nous poursuivons ce but avec tant d'energie, que meme en passant une riviere qui n'est рas gueable, nous brulons les ponts pour nous separer de notre ennemi, qui pour le moment, n'est pas Bonaparte, mais Boukshevden. Le general Boukshevden a manque etre attaque et pris par des forces ennemies superieures a cause d'une de nos belles man?uvres qui nous sauvait de lui. Boukshevden nous poursuit – nous filons. A peine passe t il de notre cote de la riviere, que nous repassons de l'autre. A la fin notre ennemi Boukshevden nous attrappe et s'attaque a nous. Les deux generaux se fachent. Il y a meme une provocation en duel de la part de Boukshevden et une attaque d'epilepsie de la part de Benigsen. Mais au moment critique le courrier, qui porte la nouvelle de notre victoire de Poultousk, nous apporte de Petersbourg notre nomination de general en chef, et le premier ennemi Boukshevden est enfonce: nous pouvons penser au second, a Bonaparte. Mais ne voila t il pas qu'a ce moment se leve devant nous un troisieme ennemi, c'est le православное qui demande a grands cris du pain, de la viande, des souchary, du foin, – que sais je! Les magasins sont vides, les сhemins impraticables. Le православное se met a la Marieaude, et d'une maniere dont la derieniere campagne ne peut vous donner la moindre idee. La moitie des regiments forme des troupes libres, qui parcourent la contree en mettant tout a feu et a sang. Les habitants sont ruines de fond en comble, les hopitaux regorgent de malades, et la disette est partout. Deux fois le quartier general a ete attaque par des troupes de Marieaudeurs et le general en chef a ete oblige lui meme de demander un bataillon pour les chasser. Dans une de ces attaques on m'a еmporte ma malle vide et ma robe de chambre. L'Empereur veut donner le droit a tous les chefs de divisions de fusiller les Marieaudeurs, mais je crains fort que cela n'oblige une moitie de l'armee de fusiller l'autre.
[Со времени наших блестящих успехов в Аустерлице, вы знаете, мой милый князь, что я не покидаю более главных квартир. Решительно я вошел во вкус войны, и тем очень доволен; то, что я видел эти три месяца – невероятно.
«Я начинаю аb ovo. Враг рода человеческого , вам известный, аттакует пруссаков. Пруссаки – наши верные союзники, которые нас обманули только три раза в три года. Мы заступаемся за них. Но оказывается, что враг рода человеческого не обращает никакого внимания на наши прелестные речи, и с своей неучтивой и дикой манерой бросается на пруссаков, не давая им времени кончить их начатый парад, вдребезги разбивает их и поселяется в потсдамском дворце.
«Я очень желаю, пишет прусской король Бонапарту, чтобы ваше величество были приняты в моем дворце самым приятнейшим для вас образом, и я с особенной заботливостью сделал для того все нужные распоряжения на сколько позволили обстоятельства. Весьма желаю, чтоб я достигнул цели». Прусские генералы щеголяют учтивостью перед французами и сдаются по первому требованию. Начальник гарнизона Глогау, с десятью тысячами, спрашивает у прусского короля, что ему делать, если ему придется сдаваться. Всё это положительно верно. Словом, мы думали внушить им страх только положением наших военных сил, но кончается тем, что мы вовлечены в войну, на нашей же границе и, главное, за прусского короля и заодно с ним. Всего у нас в избытке, недостает только маленькой штучки, а именно – главнокомандующего. Так как оказалось, что успехи Аустерлица могли бы быть положительнее, если б главнокомандующий был бы не так молод, то делается обзор осьмидесятилетних генералов, и между Прозоровским и Каменским выбирают последнего. Генерал приезжает к нам в кибитке по Суворовски, и его принимают с радостными и торжественными восклицаниями.
4 го приезжает первый курьер из Петербурга. Приносят чемоданы в кабинет фельдмаршала, который любит всё делать сам. Меня зовут, чтобы помочь разобрать письма и взять те, которые назначены нам. Фельдмаршал, предоставляя нам это занятие, ждет конвертов, адресованных ему. Мы ищем – но их не оказывается. Фельдмаршал начинает волноваться, сам принимается за работу и находит письма от государя к графу Т., князю В. и другим. Он приходит в сильнейший гнев, выходит из себя, берет письма, распечатывает их и читает письма Императора, адресованные другим… Затем пишет знаменитый суточный приказ генералу Бенигсену.
Фельдмаршал сердится на государя, и наказывает всех нас: неправда ли это логично!
Вот первое действие. При следующих интерес и забавность возрастают, само собой разумеется. После отъезда фельдмаршала оказывается, что мы в виду неприятеля, и необходимо дать сражение. Буксгевден, главнокомандующий по старшинству, но генерал Бенигсен совсем не того же мнения, тем более, что он с своим корпусом находится в виду неприятеля, и хочет воспользоваться случаем дать сражение самостоятельно. Он его и дает.