Весеннее наступление (1944)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Весеннее наступление
Основной конфликт: Народно-освободительная война Югославии
Дата

25 апреля19 июня 1944

Место

Южное Поморавье, восток и запад Македонии

Итог

победа НОАЮ

Противники
Народно-освободительная армия Югославии Третий рейх Третий рейх
Третье Болгарское царство
Балли Комбетар
Командующие
неизвестно неизвестно
Силы сторон
1-я македонско-косовская пролетарская ударная бригада
3-я македонская ударная бригада
Косовский партизанский отряд
6-я южноморавская бригада
7-я южноморавская бригада
1-я горнострелковая дивизия
297-я пехотная дивизия
14-я пехотная дивизия
15-я пехотная дивизия
17-я пехотная дивизия
29-я пехотная дивизия
13-й пехотный полк
41-й пехотный полк
Потери
неизвестно неизвестно

Весеннее наступление (серб. Пролећна офанзива) — наступательная операция немецко-болгарских войск против югославской армии на территории Македонии и Южного Поморавья, продолжавшаяся с 25 апреля по 19 июня 1944.





Предыстория

После активизации народно-освободительного движения в Македонии в 1943—1944 годах партизанские подразделения стали всё чаще и чаще вступать в схватки с болгарскими и немецкими частями, перерезать их линии снабжения в Македонии, после чего вышли на связь с южноморавскими партизанами, подчинявшимися Главному штабу НОАЮ в Сербии. Немцы приняли решение покончить с партизанскими частями в Македонии и стали готовить наступление при содействии болгарских и албанских подразделений.

Наступление

30 апреля 1944 в Восточной Македонии началось наступление сил вермахта и их союзников: немцы отрядили в атаку гарнизоны из Восточной Македонии, болгары задействовали 14-ю, 17-ю и 29-ю пехотные дивизии, 13-й (из Чустендила) и 41-й пехотные полки (из Греции). Наступление продолжалось до 19 июня 1944. Незадолго до этого 3-я македонская ударная бригада и Косовский партизанский отряд 24 апреля 1944 взяли Кратово. При помощи 6-й и 7-й южноморавской бригады в течение 20 дней 3-я бригада и Косовский отряд отбивали последовательные нападения 14-й, 17-й и 29-й болгарской пехотных дивизий, даже несмотря на болгарские подкрепления. 20 мая на Кривой Реке было прорвано кольцо окружения. 3-я македонская бригада, батальон 6-й бригады и батальон Косовской бригады вышли из кольца окружения и начали идти в контрнаступления против немецко-болгарских сил через горы Осогово и Плачковица в направлении гор Омар, Голак, Струмички-Рид, Малинска-Планина, Беласица и Круша-Планина. 15 июня она вышла в район Куманово-Вране.

28 апреля 1944 началось аналогичное наступление сил вермахта в Западной Македонии, которое завершилось 16 июня. В бою участвовали албанские войска, части немецких 297-й пехотной и 1-й горнострелковой дивизии численностью в одну дивизию и части 15-й болгарской дивизии. Им противостояла 1-я косовско-македонская бригада, которая ежедневно вела бои за местечки Завой, Велмей, Извор, Луково и другие. Помимо того, партизаны отбили окрестности Дебарцы.

Последствия

Планы немцев подавить сопротивление на востоке и западе Македонии провалились, к тому же партизаны освободили ещё больше территорий и очистили Брегалницу от фашистских захватчиков. После этого в Македонии пошла новая волна формирования бригад. В августе 1944 года была сформирована 41-я македонская дивизия НОАЮ, первая в стране. 2 августа того же года состоялось проведение первого заседания Антифашистского собрания по народному освобождению Македонии.

Напишите отзыв о статье "Весеннее наступление (1944)"

Литература

  • [www.znaci.net/00003/385.htm Историјски атлас ослободилачког рата народа Југославије. Војноисторијски институт ЈНА, Београд 1952]  (серб.)


Отрывок, характеризующий Весеннее наступление (1944)

– Право, он врет, этот шельма, – сказал граф.
– Можно воротить, – сказал один из свиты, который почувствовал так же, как и граф Орлов Денисов, недоверие к предприятию, когда посмотрел на лагерь.
– А? Право?.. как вы думаете, или оставить? Или нет?
– Прикажете воротить?
– Воротить, воротить! – вдруг решительно сказал граф Орлов, глядя на часы, – поздно будет, совсем светло.
И адъютант поскакал лесом за Грековым. Когда Греков вернулся, граф Орлов Денисов, взволнованный и этой отмененной попыткой, и тщетным ожиданием пехотных колонн, которые все не показывались, и близостью неприятеля (все люди его отряда испытывали то же), решил наступать.
Шепотом прокомандовал он: «Садись!» Распределились, перекрестились…
– С богом!
«Урааааа!» – зашумело по лесу, и, одна сотня за другой, как из мешка высыпаясь, полетели весело казаки с своими дротиками наперевес, через ручей к лагерю.
Один отчаянный, испуганный крик первого увидавшего казаков француза – и все, что было в лагере, неодетое, спросонков бросило пушки, ружья, лошадей и побежало куда попало.
Ежели бы казаки преследовали французов, не обращая внимания на то, что было позади и вокруг них, они взяли бы и Мюрата, и все, что тут было. Начальники и хотели этого. Но нельзя было сдвинуть с места казаков, когда они добрались до добычи и пленных. Команды никто не слушал. Взято было тут же тысяча пятьсот человек пленных, тридцать восемь орудий, знамена и, что важнее всего для казаков, лошади, седла, одеяла и различные предметы. Со всем этим надо было обойтись, прибрать к рукам пленных, пушки, поделить добычу, покричать, даже подраться между собой: всем этим занялись казаки.
Французы, не преследуемые более, стали понемногу опоминаться, собрались командами и принялись стрелять. Орлов Денисов ожидал все колонны и не наступал дальше.
Между тем по диспозиции: «die erste Colonne marschiert» [первая колонна идет (нем.) ] и т. д., пехотные войска опоздавших колонн, которыми командовал Бенигсен и управлял Толь, выступили как следует и, как всегда бывает, пришли куда то, но только не туда, куда им было назначено. Как и всегда бывает, люди, вышедшие весело, стали останавливаться; послышалось неудовольствие, сознание путаницы, двинулись куда то назад. Проскакавшие адъютанты и генералы кричали, сердились, ссорились, говорили, что совсем не туда и опоздали, кого то бранили и т. д., и наконец, все махнули рукой и пошли только с тем, чтобы идти куда нибудь. «Куда нибудь да придем!» И действительно, пришли, но не туда, а некоторые туда, но опоздали так, что пришли без всякой пользы, только для того, чтобы в них стреляли. Толь, который в этом сражении играл роль Вейротера в Аустерлицком, старательно скакал из места в место и везде находил все навыворот. Так он наскакал на корпус Багговута в лесу, когда уже было совсем светло, а корпус этот давно уже должен был быть там, с Орловым Денисовым. Взволнованный, огорченный неудачей и полагая, что кто нибудь виноват в этом, Толь подскакал к корпусному командиру и строго стал упрекать его, говоря, что за это расстрелять следует. Багговут, старый, боевой, спокойный генерал, тоже измученный всеми остановками, путаницами, противоречиями, к удивлению всех, совершенно противно своему характеру, пришел в бешенство и наговорил неприятных вещей Толю.
– Я уроков принимать ни от кого не хочу, а умирать с своими солдатами умею не хуже другого, – сказал он и с одной дивизией пошел вперед.
Выйдя на поле под французские выстрелы, взволнованный и храбрый Багговут, не соображая того, полезно или бесполезно его вступление в дело теперь, и с одной дивизией, пошел прямо и повел свои войска под выстрелы. Опасность, ядра, пули были то самое, что нужно ему было в его гневном настроении. Одна из первых пуль убила его, следующие пули убили многих солдат. И дивизия его постояла несколько времени без пользы под огнем.


Между тем с фронта другая колонна должна была напасть на французов, но при этой колонне был Кутузов. Он знал хорошо, что ничего, кроме путаницы, не выйдет из этого против его воли начатого сражения, и, насколько то было в его власти, удерживал войска. Он не двигался.
Кутузов молча ехал на своей серенькой лошадке, лениво отвечая на предложения атаковать.
– У вас все на языке атаковать, а не видите, что мы не умеем делать сложных маневров, – сказал он Милорадовичу, просившемуся вперед.
– Не умели утром взять живьем Мюрата и прийти вовремя на место: теперь нечего делать! – отвечал он другому.