Вестник чиновника

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

«Вестник чиновника» — периодическое издание Общества взаимопомощи служащих в государственных учреждениях, издававшееся в Санкт-Петербурге в 1912—1913 годах.





История

10 января 1910 г. В Санкт-Петербурге было учреждено Общество взаимопомощи служащих в государственных учреждениях, своего рода региональный профсоюз чиновников. На первом общем собрании членов Общества была принята программа, одним из пунктов которой было создание профессионального периодического издания, целиком посвящённого интересам российского чиновничества. Уже в июне 1910 г. вышел первый номер «Вестника Общества взаимопомощи государственных служащих г. Санкт-Петербурга» под редакцией двух чиновников Министерства народного просвещения — П. Н. Козлова и А. А. Яковенко. Однако, новый журнал не смог выполнить свою главную задачу, декларированную в программе Общества — стать координационным центром в деле объединения бюрократии Российской империи, превращения её в сплочённую профессиональную группу. «Вестник Общества взаимопомощи…» очень быстро превратился в справочник по экономическим аспектам деятельности самой этой организации, и в 1911 г. вовсе перестал издаваться. Только через год, в начале 1912 г. Общество попыталось реанимировать собственный периодический орган, принципиально изменив формат и содержание издания [1]. Редакцию теперь возглавил чиновник Государственного Банка И. Д. Карамышев. Ориентиром для издания стал выходивший в Киеве журнал «Спутник чиновника».

Всего вышло 44 номера «Вестника чиновника»: № 1-№ 42 в 1912 г. и сдвоенный номер 43-44 в 1913 г.

Концепция журнала

Издание, возглавлявшееся И. Д. Карамышевым получило название «Вестник чиновника». В основу его деятельности были положены следующие принципы:

  • «Главные силы редакции — молодёжь из среды служащих разных учреждений»[2]. То есть большинство сотрудников издания не являлись профессиональными журналистами, но состояли на действительной государственной службе, следовательно целевая аудитория издания и его авторский коллектив принадлежали к одной и той же профессиональной и социальной группе. Поэтому «Вестник чиновника» представляет как бы «взгляд изнутри» на проблемы государственной службы.
  • «Ясно, что чиновнику рано или поздно не уйти от общих законов экономических отношений и придётся неизбежно стать на путь самопомощи» [3]. То есть укрепление социального статуса чиновничества, тем более усиление его роли в политической жизни общества, возможно только после улучшения благосостояния среднестатистического чиновника; что в свою очередь возможно только посредством консолидации.

См. также

Напишите отзыв о статье "Вестник чиновника"

Литература

  • Демаков И. С. Чиновничество и Дума: Дискуссия журналов «Вестник чиновника» и «Спутник чиновника» // Изменяющаяся Россия в контексте глобализации. СПб., 2007. С. 130—134.

Примечания

  1. Демаков И. С. Организация Санкт-Петербургского Общества взаимопомощи чиновников в 1905—1911 гг. // Состояние и перспективы социально-экономического развития Северо-Запада России. Выборг, 2007. С. 80-83.
  2. Вестник чиновника. 1912. № 1. С. 4.
  3. Спутник чиновника. 1912. № 14. Стлб. 3.


Отрывок, характеризующий Вестник чиновника

– Ну, что, Леля? – обратился он тотчас же к дочери с тем небрежным тоном привычной нежности, который усвоивается родителями, с детства ласкающими своих детей, но который князем Василием был только угадан посредством подражания другим родителям.
И он опять обратился к Пьеру.
– Сергей Кузьмич, со всех сторон , – проговорил он, расстегивая верхнюю пуговицу жилета.
Пьер улыбнулся, но по его улыбке видно было, что он понимал, что не анекдот Сергея Кузьмича интересовал в это время князя Василия; и князь Василий понял, что Пьер понимал это. Князь Василий вдруг пробурлил что то и вышел. Пьеру показалось, что даже князь Василий был смущен. Вид смущенья этого старого светского человека тронул Пьера; он оглянулся на Элен – и она, казалось, была смущена и взглядом говорила: «что ж, вы сами виноваты».
«Надо неизбежно перешагнуть, но не могу, я не могу», думал Пьер, и заговорил опять о постороннем, о Сергее Кузьмиче, спрашивая, в чем состоял этот анекдот, так как он его не расслышал. Элен с улыбкой отвечала, что она тоже не знает.
Когда князь Василий вошел в гостиную, княгиня тихо говорила с пожилой дамой о Пьере.
– Конечно, c'est un parti tres brillant, mais le bonheur, ma chere… – Les Marieiages se font dans les cieux, [Конечно, это очень блестящая партия, но счастье, моя милая… – Браки совершаются на небесах,] – отвечала пожилая дама.
Князь Василий, как бы не слушая дам, прошел в дальний угол и сел на диван. Он закрыл глаза и как будто дремал. Голова его было упала, и он очнулся.
– Aline, – сказал он жене, – allez voir ce qu'ils font. [Алина, посмотри, что они делают.]
Княгиня подошла к двери, прошлась мимо нее с значительным, равнодушным видом и заглянула в гостиную. Пьер и Элен так же сидели и разговаривали.
– Всё то же, – отвечала она мужу.
Князь Василий нахмурился, сморщил рот на сторону, щеки его запрыгали с свойственным ему неприятным, грубым выражением; он, встряхнувшись, встал, закинул назад голову и решительными шагами, мимо дам, прошел в маленькую гостиную. Он скорыми шагами, радостно подошел к Пьеру. Лицо князя было так необыкновенно торжественно, что Пьер испуганно встал, увидав его.
– Слава Богу! – сказал он. – Жена мне всё сказала! – Он обнял одной рукой Пьера, другой – дочь. – Друг мой Леля! Я очень, очень рад. – Голос его задрожал. – Я любил твоего отца… и она будет тебе хорошая жена… Бог да благословит вас!…
Он обнял дочь, потом опять Пьера и поцеловал его дурно пахучим ртом. Слезы, действительно, омочили его щеки.
– Княгиня, иди же сюда, – прокричал он.
Княгиня вышла и заплакала тоже. Пожилая дама тоже утиралась платком. Пьера целовали, и он несколько раз целовал руку прекрасной Элен. Через несколько времени их опять оставили одних.
«Всё это так должно было быть и не могло быть иначе, – думал Пьер, – поэтому нечего спрашивать, хорошо ли это или дурно? Хорошо, потому что определенно, и нет прежнего мучительного сомнения». Пьер молча держал руку своей невесты и смотрел на ее поднимающуюся и опускающуюся прекрасную грудь.
– Элен! – сказал он вслух и остановился.
«Что то такое особенное говорят в этих случаях», думал он, но никак не мог вспомнить, что такое именно говорят в этих случаях. Он взглянул в ее лицо. Она придвинулась к нему ближе. Лицо ее зарумянилось.