Вечерний Оренбург

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
«Вечерний Оренбург»
Тип

общественно-политическая, подписная

Формат

A3


Издатель

ООО «Новая неделя»

Страна

Россия Россия

Главный редактор

А. В. Курусин [1]

Язык

русский

Цена

свободная

Главный офис

460000, г. Оренбург, ул. Чкалова, 32а, оф. 106[2]


Сайт: [www.vecherniyorenburg.ru/ «Вечерний Оренбург»]

«Вечерний Оренбург»русскоязычная общественно-политическая газета города Оренбурга.

Аудиторией газеты являются администрация города Оренбурга, предприятия, учреждения, организации, бизнес-структуры, общественные учреждения, население.





История издания

Современная газета

Газета «Вечерний Оренбург» осуществляет свою деятельность на основании свидетельства о регистрации средства массовой информации E-0814, Государственным комитетом Российской Федерации по печати, Уральским региональным управлением регистрации и контроля за соблюдением законодательства РФ о средствах массовой информации. Учредителями (соучредителями) газеты являются:

  1. Комитет по управлению имуществом г. Оренбурга.
  2. ООО «Новая неделя».

Газета «Вечерний Оренбург» распространяется в городе Оренбурге преимущественно по подписке, а также продаётся в киосках печати. «Вечерний Оренбург» печатает информацию о социальной, экономической, культурной, спортивной жизни города Оренбурга. На её страницах — не только информационная панорама, но и комментарии к фактам, размышления горожан.

В «Вечернем Оренбурге» публикуются официальные документы Оренбургского городского Совета и администрации города Оренбурга.

Газета выходит один раз в неделю в формате А3, в среду. Печатается в типографии «Орен-Пресс» в городе Оренбурге.

Руководство и коллектив

  • Главный редактор — Курусин Александр Вячеславович.
  • Заместитель директора по рекламе и маркетингу — Корсунова Татьяна Владимировна.
  • Ответственный секретарь — Щербинина Юлия Сергеевна.

Журналисты «Вечернего Оренбурга»

  • Ольга Мялова
  • Алёна Горбенко
  • Евгения Павлова
  • Татьяна Смирнова
  • Людмила Ковалёва
  • Кристина Нечаева

Напишите отзыв о статье "Вечерний Оренбург"

Примечания

  1. [www.vecherniyorenburg.ru/contacts/ Контакты]. Официальный сайт газеты «Вечерний Оренбург». Проверено 7 августа 2012. [www.webcitation.org/6B5wvHqjY Архивировано из первоисточника 1 октября 2012].
  2. [www.vecherniyorenburg.ru/podpiska/ Подписка]. Официальный сайт газеты «Вечерний Оренбург». Проверено 7 августа 2012. [www.webcitation.org/6B5ww78dp Архивировано из первоисточника 1 октября 2012].

Ссылки

  • [www.vecherniyorenburg.ru/ Главная страница]. Официальный сайт газеты «Вечерний Оренбург». Проверено 7 августа 2012. [www.webcitation.org/6B5wwuyb0 Архивировано из первоисточника 1 октября 2012].

Отрывок, характеризующий Вечерний Оренбург

С вечера, возвращаясь домой, он в памятной книжке записывал 4 или 5 необходимых визитов или rendez vous [свиданий] в назначенные часы. Механизм жизни, распоряжение дня такое, чтобы везде поспеть во время, отнимали большую долю самой энергии жизни. Он ничего не делал, ни о чем даже не думал и не успевал думать, а только говорил и с успехом говорил то, что он успел прежде обдумать в деревне.
Он иногда замечал с неудовольствием, что ему случалось в один и тот же день, в разных обществах, повторять одно и то же. Но он был так занят целые дни, что не успевал подумать о том, что он ничего не думал.
Сперанский, как в первое свидание с ним у Кочубея, так и потом в середу дома, где Сперанский с глазу на глаз, приняв Болконского, долго и доверчиво говорил с ним, сделал сильное впечатление на князя Андрея.
Князь Андрей такое огромное количество людей считал презренными и ничтожными существами, так ему хотелось найти в другом живой идеал того совершенства, к которому он стремился, что он легко поверил, что в Сперанском он нашел этот идеал вполне разумного и добродетельного человека. Ежели бы Сперанский был из того же общества, из которого был князь Андрей, того же воспитания и нравственных привычек, то Болконский скоро бы нашел его слабые, человеческие, не геройские стороны, но теперь этот странный для него логический склад ума тем более внушал ему уважения, что он не вполне понимал его. Кроме того, Сперанский, потому ли что он оценил способности князя Андрея, или потому что нашел нужным приобресть его себе, Сперанский кокетничал перед князем Андреем своим беспристрастным, спокойным разумом и льстил князю Андрею той тонкой лестью, соединенной с самонадеянностью, которая состоит в молчаливом признавании своего собеседника с собою вместе единственным человеком, способным понимать всю глупость всех остальных, и разумность и глубину своих мыслей.
Во время длинного их разговора в середу вечером, Сперанский не раз говорил: «У нас смотрят на всё, что выходит из общего уровня закоренелой привычки…» или с улыбкой: «Но мы хотим, чтоб и волки были сыты и овцы целы…» или: «Они этого не могут понять…» и всё с таким выраженьем, которое говорило: «Мы: вы да я, мы понимаем, что они и кто мы ».
Этот первый, длинный разговор с Сперанским только усилил в князе Андрее то чувство, с которым он в первый раз увидал Сперанского. Он видел в нем разумного, строго мыслящего, огромного ума человека, энергией и упорством достигшего власти и употребляющего ее только для блага России. Сперанский в глазах князя Андрея был именно тот человек, разумно объясняющий все явления жизни, признающий действительным только то, что разумно, и ко всему умеющий прилагать мерило разумности, которым он сам так хотел быть. Всё представлялось так просто, ясно в изложении Сперанского, что князь Андрей невольно соглашался с ним во всем. Ежели он возражал и спорил, то только потому, что хотел нарочно быть самостоятельным и не совсем подчиняться мнениям Сперанского. Всё было так, всё было хорошо, но одно смущало князя Андрея: это был холодный, зеркальный, не пропускающий к себе в душу взгляд Сперанского, и его белая, нежная рука, на которую невольно смотрел князь Андрей, как смотрят обыкновенно на руки людей, имеющих власть. Зеркальный взгляд и нежная рука эта почему то раздражали князя Андрея. Неприятно поражало князя Андрея еще слишком большое презрение к людям, которое он замечал в Сперанском, и разнообразность приемов в доказательствах, которые он приводил в подтверждение своих мнений. Он употреблял все возможные орудия мысли, исключая сравнения, и слишком смело, как казалось князю Андрею, переходил от одного к другому. То он становился на почву практического деятеля и осуждал мечтателей, то на почву сатирика и иронически подсмеивался над противниками, то становился строго логичным, то вдруг поднимался в область метафизики. (Это последнее орудие доказательств он особенно часто употреблял.) Он переносил вопрос на метафизические высоты, переходил в определения пространства, времени, мысли и, вынося оттуда опровержения, опять спускался на почву спора.