Вильгельм, Кейт

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Кейт Вильгельм
Kate Wilhelm
Имя при рождении:

Katie Gertrude Meredith

Дата рождения:

9 июня 1928(1928-06-09) (91 год)

Место рождения:

Толидо, Огайо

Гражданство:

США США

Род деятельности:

Писательница

Годы творчества:

С 1963 года

Жанр:

Научная фантастика, фэнтези

Дебют:

роман Горше смерти, 1963.

Премии:

Хьюго, Небьюла, Локус

[www.katewilhelm.com/ Авторский сайт]
[www.lib.ru/INOFANT/UILHELM/ Произведения на сайте Lib.ru]

Кейт Вильгельм (англ. Kate Gertrude Wilhelm) — американская писательница, работающая в жанрах научной фантастики, мистики, фэнтези и детектива. Творчество Вильгельм отмечено тремя премиями «Небьюла», премией «Хьюго» и журнальной премией «Локус». В России возможны вариации перевода фамилии, как Вильхельм, Уилхельм и др.





Биография

Кэтти Гертруда Мередет (англ. Katie Gertrude Meredith) родилась 9 июня 1928 года в Толидо, штат Огайо. Фамилия Вильгельм — результат первого замужества.

Литературным дебютом Кейт Вильгельм стал научно-фантастический рассказ «Звездолёт длиною с милю» (англ. The Mile-Long Spaceship), опубликованный в журнале Astounding Science Fiction в 1957 году, и давший название первому сборнику её рассказов, вышедшему в 1963 году.

Первым крупным произведением Кейт Вильгельм стал детективный роман «Горше смерти», опубликованный в 1962 году.

В 1963 году Кейт Вильгельм вышла замуж вторично за известного фантаста Деймона Найта и прожила с ним до его смерти в 2002 году. Вместе с Найтом она основала знаменитые литературные мастерские Милфордскую конференцию писателей-фантастов, а затем семинар «Кларион», и продолжает их вести после смерти мужа.

Кейт Вильгельм является лауреатом многих литературных премий, включая Аполло (фр. Prix Apollo), премию имени Курда Лассвица, Хьюго, Небьюла, Локус и премию имени Кристен Ломан (англ. Kristen Lohman).

В 2003 году Кейт Вильгельм была включена в Пантеон научной фантастики (англ. Science Fiction Hall of Fame). В 2009 году она вошла в число первых трёх лауреатов новой премии «Солнцестояние» (англ. Solstice Award), учреждённой Ассоциацией писателей научной фантастики Америки (англ. Science Fiction Writers of America), за вклад в развитие жанра.

Сегодня на счету Вильгельм более тридцати романов и сборников. Её произведения переведены более чем на пятнадцать языков, в том числе и русский (например повести «Клон»[1] и «Крошка, ты была бесподобна!»[2]). Вильгельм проживает в Юджине, в штате Орегон, в свободное от писательства и преподавания время занимается садом[3].

Библиография

Барбара Холлоуэй

Это серия детективных романов об адвокате Барбаре Холлоуэй (англ. Barbara Holloway) из Юджина.

  • 1991 год — «Death Qualified: A Mystery of Chaos»;
  • 1994 год — «The Best Defense»;
  • 1996 год — «For the Defense also named Malice Prepense in hardbound editions»;
  • 1999 год — «Defense for the Devil»;
  • 2000 год — «No Defense»;
  • 2001 год — «Desperate Measures»;
  • 2003 год — «Clear and Convincing Proof»;
  • 2004 год — «The Unbidden Truth»;
  • 2006 год — «Sleight Of Hand»;
  • 2007 год — «A Wrongful Death»;
  • 2008 год — «Cold Case».

Констанс и Чарли

Это серия произведений о Констанс (англ. Constance) и Чарли (англ. Charlie).

  • 1987 год — «The Hamlet Trap»;
  • 1988 год — «The Dark Door»;
  • 1989 год — «Smart House»;
  • 1990 год — «Sweet, Sweet Poison»;
  • 1992 год — «Seven Kinds of Death»;
  • 1995 год — «A Flush of Shadows»;
  • 1999 год — «The Casebook of Constance and Charlie Volumes 1 and 2»;

Соавторство с Теодором Томасом

  • 1965 год — «Клон» (The Clone) номинант премии «Небьюла» (1965 год) в номинации Роман;;
  • 1970 год — «The Year of the Cloud».

Другие произведения

  • 1962 год — «More Bitter Than Death»;
  • 1963 год — «Звездолёт длиною с милю» (The Mile-Long Spaceship);
  • 1966 год — «Andover and the Android»;
  • 1966 год — «The Nevermore Affair»;
  • 1967 год — «The Killer Thing»;
  • 1967 год — «Крошка, ты была великолепна» (Baby, You Were Great);
  • 1968 год — «Планировщики» (The Planners)[4], лауреат премии «Небьюла» (1968 год) в номинации Рассказ;
  • 1969 год — «Let the Fire Fall»;
  • 1970 год — «A Cold Night Dark With Snow», номинант премии «Небьюла» (1970 год) в номинации Рассказ;
  • 1970 год — «April Fool’s Day Forever», номинант премии «Небьюла» (1970 год) в номинации Повесть;
  • 1971 год — «The Plastic Abyss», номинант премии «Небьюла» (1971 год) в номинации Повесть;
  • 1971 год — «Маргаретт и я» (Margaret and I), номинант премии «Небьюла» (1971 год) в номинации Роман;
  • 1974 год — «City of Cain»;
  • 1975 год — «Коробка с бесконечностью» (The Infinity Box), роман написан на основе одноимённой повести, номинировавшейся на премию «Небьюла» (1971 год) в номинации Повесть;
  • 1976 год — «The Clewiston Test»;
  • 1976 год — «Где допоздна так сладко пели птицы» (Where Late the Sweet Birds Sang), номинант премии «Небьюла» (1976 год) в номинации Роман;
  • 1977 год — «Fault Lines»;
  • 1979 год — «Время можжевельника» (Juniper Time), номинант премии «Небьюла» (1979 год) в номинации Роман, премия «Аполло» 1981 года;
  • 1981 год — «Listen, Listen»;
  • 1981 год — «A Sense of Shadow»;
  • 1981 год — «The Winter Beach»;
  • 1982 год — «Oh, Susannah!»;
  • 1983 год — «Поприветствуем Хаос!» (Welcome, Chaos);
  • 1985 год — «Huysman’s Pets»;
  • 1985 год — «The Gorgon Field», номинант премий «Небьюла» (1985 год) и «Всемирной премии фентези» (1986 год) в номинации Лучшая повесть;
  • 1986 год — «Девушка, которая упала в небо» (The Girl Who Fell into the Sky)[5], лауреат премии «Небьюла» (Лучшая короткая повесть) 1986 года. Повесть впервые была опубликована в журнале «Asimov’s Science Fiction» (октябрь 1986 года), потом перепечатывалась в сборнике «Дети ветра» (1989).
  • 1987 год — «Навеки твоя — Анна» (Forever Yours, Anna)[6], лауреат премии «Небьюла» в 1987 году, номинант премии «Хьюго» (1988 год) в номинации Рассказ;
  • 1988 год — «Crazy Time»;
  • 1989 год — сборник «Дети ветра» (Children of the Wind);
  • 1990 год — «Cambio Bay»;
  • 1992 год — «And the Angels Sing»;
  • 1992 год — «Naming the Flowers», номинант премии «Небьюла» (1993 год) в номинации Повесть;
  • 1993 год — «Justice for Some»;
  • 1994 год — «I Know What You’re Thinking», номинант премий «Небьюла» (1994 год) и «Хьюго» (1995 год) в номинации Рассказ;
  • 1998 год — «The Good Children»;
  • 2000 год — «The Deepest Water»;
  • 2002 год — «Skeletons: A Novel of Suspense».

Награды

  • 1968 год — Премия «Небьюла», в номинации Рассказ (Short story) за Планировщики.
  • 1977 год — Премия «Хьюго», в номинации Роман (Novel) за Где допоздна так сладко пели птицы 1976 года.
  • 1977 год — Премия «Локус», в номинации Роман (Novel) за Где допоздна так сладко пели птицы 1976 года.
  • 1986 год — Премия «Небьюла», в номинации Короткая повесть (Novellette) за Девушка, которая упала в небо.
  • 1987 год — Премия «Небьюла», в номинации Рассказ (Short story) за Невеки твоя — Анна.
  • 2006 год — Премия «Локус», в номинации Публицистика (Nonfiction Book) за Storyteller: Writing Lessons and More from 27 Years of the Clarion Writers' Workshop, 2006 год.
  • 2006 год — Премия «Хьюго», в номинации Нехудожественное произведение (Non-fiction) за Storyteller: Writing Lessons and More from 27 Years of the Clarion Writers' Workshop, 2006 год.
  • 2008 год — Премия «Солнцестояние» (Solstice Award)[7].

Напишите отзыв о статье "Вильгельм, Кейт"

Примечания

  1. Вильгельм К., Томас Т. Клон // Искатель : журнал. — 1973. — № 6. — С. 53-140.
  2. Уилхем К. Крошка, ты была бесподобна! // ...Лучше воздержаться : Сборник англо-американской фантастики. — Москва: ИМА-пресс, 1991. — С. 130-146.
  3. [www.katewilhelm.com/Biography.htm Биография Кейт Вильгельм.]
  4. SeaBreeze. [www.outzone.ru/review/n68-4-Wilhelm-Planners Планировщики, Уилхельм Кейт] (рус.). Рецензии. [www.outzone.ru/ OutZone]. Проверено 10 мая 2009. [www.webcitation.org/66ZH9WYAG Архивировано из первоисточника 31 марта 2012].
  5. Малиновский А. [www.outzone.ru/post/1810/ Кейт Уилхельм, Девушка, которая упала в небо] (рус.). Рецензии. [www.outzone.ru/ OutZone] (10 декабря 2007 года). Проверено 12 мая 2009. [www.webcitation.org/66ZHA8iZh Архивировано из первоисточника 31 марта 2012].
  6. SeaBreeze. [www.outzone.ru/review/n87-4-Wilhelm-Anna Навеки твоя - Анна, Уилхельм Кейт] (рус.). Рецензии. [www.outzone.ru/ OutZone]. Проверено 10 мая 2009. [www.webcitation.org/66ZHAkiK9 Архивировано из первоисточника 31 марта 2012].
  7. Одна из номинаций премии «Небьюла»: «Солнцестояние» (Solstice Award), присуждается за общий вклад в фантастику. В отличие от «Грандмастера», может присуждаться посмертно.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Вильгельм, Кейт

– Хорошо, но очень не понравится ему, – заметил Болконский.
– О, и очень! Мой брат знает его: он не раз обедал у него, у теперешнего императора, в Париже и говорил мне, что он не видал более утонченного и хитрого дипломата: знаете, соединение французской ловкости и итальянского актерства? Вы знаете его анекдоты с графом Марковым? Только один граф Марков умел с ним обращаться. Вы знаете историю платка? Это прелесть!
И словоохотливый Долгоруков, обращаясь то к Борису, то к князю Андрею, рассказал, как Бонапарт, желая испытать Маркова, нашего посланника, нарочно уронил перед ним платок и остановился, глядя на него, ожидая, вероятно, услуги от Маркова и как, Марков тотчас же уронил рядом свой платок и поднял свой, не поднимая платка Бонапарта.
– Charmant, [Очаровательно,] – сказал Болконский, – но вот что, князь, я пришел к вам просителем за этого молодого человека. Видите ли что?…
Но князь Андрей не успел докончить, как в комнату вошел адъютант, который звал князя Долгорукова к императору.
– Ах, какая досада! – сказал Долгоруков, поспешно вставая и пожимая руки князя Андрея и Бориса. – Вы знаете, я очень рад сделать всё, что от меня зависит, и для вас и для этого милого молодого человека. – Он еще раз пожал руку Бориса с выражением добродушного, искреннего и оживленного легкомыслия. – Но вы видите… до другого раза!
Бориса волновала мысль о той близости к высшей власти, в которой он в эту минуту чувствовал себя. Он сознавал себя здесь в соприкосновении с теми пружинами, которые руководили всеми теми громадными движениями масс, которых он в своем полку чувствовал себя маленькою, покорною и ничтожной» частью. Они вышли в коридор вслед за князем Долгоруковым и встретили выходившего (из той двери комнаты государя, в которую вошел Долгоруков) невысокого человека в штатском платье, с умным лицом и резкой чертой выставленной вперед челюсти, которая, не портя его, придавала ему особенную живость и изворотливость выражения. Этот невысокий человек кивнул, как своему, Долгорукому и пристально холодным взглядом стал вглядываться в князя Андрея, идя прямо на него и видимо, ожидая, чтобы князь Андрей поклонился ему или дал дорогу. Князь Андрей не сделал ни того, ни другого; в лице его выразилась злоба, и молодой человек, отвернувшись, прошел стороной коридора.
– Кто это? – спросил Борис.
– Это один из самых замечательнейших, но неприятнейших мне людей. Это министр иностранных дел, князь Адам Чарторижский.
– Вот эти люди, – сказал Болконский со вздохом, который он не мог подавить, в то время как они выходили из дворца, – вот эти то люди решают судьбы народов.
На другой день войска выступили в поход, и Борис не успел до самого Аустерлицкого сражения побывать ни у Болконского, ни у Долгорукова и остался еще на время в Измайловском полку.


На заре 16 числа эскадрон Денисова, в котором служил Николай Ростов, и который был в отряде князя Багратиона, двинулся с ночлега в дело, как говорили, и, пройдя около версты позади других колонн, был остановлен на большой дороге. Ростов видел, как мимо его прошли вперед казаки, 1 й и 2 й эскадрон гусар, пехотные батальоны с артиллерией и проехали генералы Багратион и Долгоруков с адъютантами. Весь страх, который он, как и прежде, испытывал перед делом; вся внутренняя борьба, посредством которой он преодолевал этот страх; все его мечтания о том, как он по гусарски отличится в этом деле, – пропали даром. Эскадрон их был оставлен в резерве, и Николай Ростов скучно и тоскливо провел этот день. В 9 м часу утра он услыхал пальбу впереди себя, крики ура, видел привозимых назад раненых (их было немного) и, наконец, видел, как в середине сотни казаков провели целый отряд французских кавалеристов. Очевидно, дело было кончено, и дело было, очевидно небольшое, но счастливое. Проходившие назад солдаты и офицеры рассказывали о блестящей победе, о занятии города Вишау и взятии в плен целого французского эскадрона. День был ясный, солнечный, после сильного ночного заморозка, и веселый блеск осеннего дня совпадал с известием о победе, которое передавали не только рассказы участвовавших в нем, но и радостное выражение лиц солдат, офицеров, генералов и адъютантов, ехавших туда и оттуда мимо Ростова. Тем больнее щемило сердце Николая, напрасно перестрадавшего весь страх, предшествующий сражению, и пробывшего этот веселый день в бездействии.
– Ростов, иди сюда, выпьем с горя! – крикнул Денисов, усевшись на краю дороги перед фляжкой и закуской.
Офицеры собрались кружком, закусывая и разговаривая, около погребца Денисова.
– Вот еще одного ведут! – сказал один из офицеров, указывая на французского пленного драгуна, которого вели пешком два казака.
Один из них вел в поводу взятую у пленного рослую и красивую французскую лошадь.
– Продай лошадь! – крикнул Денисов казаку.
– Изволь, ваше благородие…
Офицеры встали и окружили казаков и пленного француза. Французский драгун был молодой малый, альзасец, говоривший по французски с немецким акцентом. Он задыхался от волнения, лицо его было красно, и, услыхав французский язык, он быстро заговорил с офицерами, обращаясь то к тому, то к другому. Он говорил, что его бы не взяли; что он не виноват в том, что его взяли, а виноват le caporal, который послал его захватить попоны, что он ему говорил, что уже русские там. И ко всякому слову он прибавлял: mais qu'on ne fasse pas de mal a mon petit cheval [Но не обижайте мою лошадку,] и ласкал свою лошадь. Видно было, что он не понимал хорошенько, где он находится. Он то извинялся, что его взяли, то, предполагая перед собою свое начальство, выказывал свою солдатскую исправность и заботливость о службе. Он донес с собой в наш арьергард во всей свежести атмосферу французского войска, которое так чуждо было для нас.
Казаки отдали лошадь за два червонца, и Ростов, теперь, получив деньги, самый богатый из офицеров, купил ее.
– Mais qu'on ne fasse pas de mal a mon petit cheval, – добродушно сказал альзасец Ростову, когда лошадь передана была гусару.
Ростов, улыбаясь, успокоил драгуна и дал ему денег.
– Алё! Алё! – сказал казак, трогая за руку пленного, чтобы он шел дальше.
– Государь! Государь! – вдруг послышалось между гусарами.
Всё побежало, заторопилось, и Ростов увидал сзади по дороге несколько подъезжающих всадников с белыми султанами на шляпах. В одну минуту все были на местах и ждали. Ростов не помнил и не чувствовал, как он добежал до своего места и сел на лошадь. Мгновенно прошло его сожаление о неучастии в деле, его будничное расположение духа в кругу приглядевшихся лиц, мгновенно исчезла всякая мысль о себе: он весь поглощен был чувством счастия, происходящего от близости государя. Он чувствовал себя одною этою близостью вознагражденным за потерю нынешнего дня. Он был счастлив, как любовник, дождавшийся ожидаемого свидания. Не смея оглядываться во фронте и не оглядываясь, он чувствовал восторженным чутьем его приближение. И он чувствовал это не по одному звуку копыт лошадей приближавшейся кавалькады, но он чувствовал это потому, что, по мере приближения, всё светлее, радостнее и значительнее и праздничнее делалось вокруг него. Всё ближе и ближе подвигалось это солнце для Ростова, распространяя вокруг себя лучи кроткого и величественного света, и вот он уже чувствует себя захваченным этими лучами, он слышит его голос – этот ласковый, спокойный, величественный и вместе с тем столь простой голос. Как и должно было быть по чувству Ростова, наступила мертвая тишина, и в этой тишине раздались звуки голоса государя.
– Les huzards de Pavlograd? [Павлоградские гусары?] – вопросительно сказал он.
– La reserve, sire! [Резерв, ваше величество!] – отвечал чей то другой голос, столь человеческий после того нечеловеческого голоса, который сказал: Les huzards de Pavlograd?
Государь поровнялся с Ростовым и остановился. Лицо Александра было еще прекраснее, чем на смотру три дня тому назад. Оно сияло такою веселостью и молодостью, такою невинною молодостью, что напоминало ребяческую четырнадцатилетнюю резвость, и вместе с тем это было всё таки лицо величественного императора. Случайно оглядывая эскадрон, глаза государя встретились с глазами Ростова и не более как на две секунды остановились на них. Понял ли государь, что делалось в душе Ростова (Ростову казалось, что он всё понял), но он посмотрел секунды две своими голубыми глазами в лицо Ростова. (Мягко и кротко лился из них свет.) Потом вдруг он приподнял брови, резким движением ударил левой ногой лошадь и галопом поехал вперед.