Виндишманн, Майк

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Майк Виндишманн
Общая информация
Полное имя Микаэль Виндишманн
Родился 6 декабря 1965(1965-12-06) (56 лет)
Нюрнберг, ФРГ
Гражданство США
Германия
Рост 183 см
Позиция защитник
Информация о клубе
Клуб завершил карьеру
Карьера
Молодёжные клубы
1983—1986 Университет Аделфи
Клубная карьера (Indoor soccer)*
1986—1988 Бруклин Италианс ? (?)
1985—1990 Лос-Анджелес Лэйзерс 21 (4)
1989—1990 Олбани Кэпиталс ? (?)
Национальная сборная**
1984—1990 США 50 (0)
1986—1992 США (мини-футбол) 24 (4)

* Количество игр и голов за профессиональный клуб считается только для различных лиг национальных чемпионатов.

** Количество игр и голов за национальную сборную в официальных матчах.

Микаэль Виндишманн (англ. Michael Windischmann); родился 6 декабря 1965 года в Нюрнберге, Германия) — бывший американский футболист немецкого происхождения, защитник известный по выступлениям за сборную США. Участник Чемпионата мира 1990, а также Олимпийских игр 1988 годов.





Клубная карьера

Виндишманн родился в Германии, но еще младенцем переехал в США. В возрасте 6 лет он начал играть в футбол. После поступления в университет Майк начал выступать за его футбольную команду и в 1986 году был введен в зал славы учебного заведения.

После окончания учебы Виндишман решил профессионально играть в шоубол. На протяжении четырех лет он выступал за «Бруклин Италианс», «Лос-Анджелес Лэйзерс» и «Олбани Кэпиталс». В 1989 году Майк был признан Футболистом года в США. Также с 1986 по 1992 год он выступал за сборную США по мини-футболу, в составе которой стал бронзовым (в 1989) и серебряным (в 1992) призером чемпионатов мира.

Международная карьера

В 1984 году Виндишманн дебютировал за сборную США. В 1988 году он в составе национальной команды принял участие в Олимпийских играх в Сеуле. На турнире Майк принял участие всего в одном поединке против сборной Аргентины, но именно его гол помог американцам добиться ничьей в этом матче.

В 1990 году Виндишманн был капитаном сборной США на Чемпионате мира в Италии. На турнире он принял участие во всех трех матчах против сборных Австрии[1], Италии[2] и Чехословакии[3]. После мирового первенства Майк завершил карьеру и на тот момент являлся рекордсменом по количеству проведенных матчей за национальную команду.

Достижения

Индивидуальные

Напишите отзыв о статье "Виндишманн, Майк"

Примечания

  1. [int.soccerway.com/matches/1990/06/19/world/world-cup/austria/united-states-of-america/156585/ Австрия VS. США 2:1] (рус.), soccerway.com (1990—06—19).
  2. [int.soccerway.com/matches/1990/06/14/world/world-cup/italy/united-states-of-america/156587/ Италия VS. США 1:0] (рус.), soccerway.com (1990—06—14).
  3. [int.soccerway.com/matches/1990/06/10/world/world-cup/united-states-of-america/czechoslovakia/156588/ США VS. Чехословакия 1:5] (рус.), soccerway.com (1990—06—10).

Ссылки

  • [int.soccerway.com/players/michael-windischmann/105106 Профиль на сайте soccerway.com(англ.)
  • [national.soccerhall.org/famers/Mike_Windischmann.htm National Soccer Hall of Fame bio]
  • [ussoccerplayers.com/players/mike_windischmann/ USSoccerPlayers.com bio]
  • [www.nasljerseys.com/MISL/Players/W/Windischmann.Mike.htm MISL stats]
  • [fifa.com/worldfootball/statisticsandrecords/players/player=44758 Статистика на сайте FIFA(англ.)


Отрывок, характеризующий Виндишманн, Майк

Взорванный словом интригантка , Николай, возвысив голос, сказал матери, что он никогда не думал, чтобы она заставляла его продавать свои чувства, и что ежели это так, то он последний раз говорит… Но он не успел сказать того решительного слова, которого, судя по выражению его лица, с ужасом ждала мать и которое может быть навсегда бы осталось жестоким воспоминанием между ними. Он не успел договорить, потому что Наташа с бледным и серьезным лицом вошла в комнату от двери, у которой она подслушивала.
– Николинька, ты говоришь пустяки, замолчи, замолчи! Я тебе говорю, замолчи!.. – почти кричала она, чтобы заглушить его голос.
– Мама, голубчик, это совсем не оттого… душечка моя, бедная, – обращалась она к матери, которая, чувствуя себя на краю разрыва, с ужасом смотрела на сына, но, вследствие упрямства и увлечения борьбы, не хотела и не могла сдаться.
– Николинька, я тебе растолкую, ты уйди – вы послушайте, мама голубушка, – говорила она матери.
Слова ее были бессмысленны; но они достигли того результата, к которому она стремилась.
Графиня тяжело захлипав спрятала лицо на груди дочери, а Николай встал, схватился за голову и вышел из комнаты.
Наташа взялась за дело примирения и довела его до того, что Николай получил обещание от матери в том, что Соню не будут притеснять, и сам дал обещание, что он ничего не предпримет тайно от родителей.
С твердым намерением, устроив в полку свои дела, выйти в отставку, приехать и жениться на Соне, Николай, грустный и серьезный, в разладе с родными, но как ему казалось, страстно влюбленный, в начале января уехал в полк.
После отъезда Николая в доме Ростовых стало грустнее чем когда нибудь. Графиня от душевного расстройства сделалась больна.
Соня была печальна и от разлуки с Николаем и еще более от того враждебного тона, с которым не могла не обращаться с ней графиня. Граф более чем когда нибудь был озабочен дурным положением дел, требовавших каких нибудь решительных мер. Необходимо было продать московский дом и подмосковную, а для продажи дома нужно было ехать в Москву. Но здоровье графини заставляло со дня на день откладывать отъезд.
Наташа, легко и даже весело переносившая первое время разлуки с своим женихом, теперь с каждым днем становилась взволнованнее и нетерпеливее. Мысль о том, что так, даром, ни для кого пропадает ее лучшее время, которое бы она употребила на любовь к нему, неотступно мучила ее. Письма его большей частью сердили ее. Ей оскорбительно было думать, что тогда как она живет только мыслью о нем, он живет настоящею жизнью, видит новые места, новых людей, которые для него интересны. Чем занимательнее были его письма, тем ей было досаднее. Ее же письма к нему не только не доставляли ей утешения, но представлялись скучной и фальшивой обязанностью. Она не умела писать, потому что не могла постигнуть возможности выразить в письме правдиво хоть одну тысячную долю того, что она привыкла выражать голосом, улыбкой и взглядом. Она писала ему классически однообразные, сухие письма, которым сама не приписывала никакого значения и в которых, по брульонам, графиня поправляла ей орфографические ошибки.
Здоровье графини все не поправлялось; но откладывать поездку в Москву уже не было возможности. Нужно было делать приданое, нужно было продать дом, и притом князя Андрея ждали сперва в Москву, где в эту зиму жил князь Николай Андреич, и Наташа была уверена, что он уже приехал.
Графиня осталась в деревне, а граф, взяв с собой Соню и Наташу, в конце января поехал в Москву.