Винницкая область

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Винницкая область
укр. Вінницька область
Герб
Флаг
Страна

Украина Украина

Статус

область

Включает

27 районов, 18 городов, 29 пгт, 1466 сел

Административный центр

Винница

Крупнейший город

Винница

Др. крупные города

Жмеринка, Могилев-Подольский, Хмельник

Дата образования

27 февраля 1932 года

Официальный язык

украинский

Население (2014)

1 616 511 чел.[1]

Плотность

61,07 чел./км²

Национальный состав

украинцы, русские, поляки.

Площадь

26 513 км²
(4,39 %, 12-е место)

Высота
над уровнем моря
 • Наивысшая точка



 368 м

Часовой пояс

EET (UTC+2, летом UTC+3)

Код ISO 3166-2

UA-05

Телефонный код

+380 43

Почтовые индексы

21xxx, 22xxx, 23xxx, 24xxx

Интернет-домен

.vinnica.ua, .vn.ua

Код автом. номеров

AB

[www.vin.gov.ua Официальный сайт]
Координаты: 48°56′ с. ш. 28°41′ в. д. / 48.93° с. ш. 28.69° в. д. / 48.93; 28.69 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=48.93&mlon=28.69&zoom=12 (O)] (Я)

Ви́нницкая о́бласть (укр. Вінницька область) — область на Украине. Административный центр области — город Винница.

Винницкая область образована 27 февраля 1932 года. Исторически области предшествовали часть уездов Подольской губернии.





Физико-географическая характеристика

Географическое положение

Винницкая область находится на Правобережной Украине, в восточной части Подолья. На севере область граничит с Житомирской областью, на востоке — с Киевской, Черкасской и Кировоградской областями, на западе — с Хмельницкой и Черновицкой областями, на юге — с Одесской областью и Молдавией.

Рельеф

Большая часть территории области располагается в пределах Подольской (высота до 362 м) и Приднепровской (высота до 323 м) возвышенностей. Поверхность Винницкой области — волнистая равнина, повышающаяся на северо-запад и понижающаяся на юг и юго-восток Особенно сильно расчленена её юго-западная часть узкими долинами меридиональных левых притоков Днестра.

Климат

Климат умеренно континентальный. Зима умеренно мягкая. Средняя температура самого холодного месяца (января) от −4 °C до −6 °C (−5,7 °C, Винница). Лето тёплое, солнечное; ср. температура самого тёплого (июля) ок. 18 °C. Осадков 500—550 мм в год, главным образом летом (в тёплый период — 375—400 мм). Число часов солнечного сияния до 1850 в год. Продолжительность вегетационного периода (с температурой свыше 10 °C) около 180—200 дней.

В центральной части области с северо-запада на юго-восток протекает река Южный Буг с притоками Згар, Ров, Сельница, Дохна, Снивода, Десна, Соб, Удыч, по юго-западной границе области течёт река Днестр с левыми притоками: Лядова, Каменка, Немия, Мурафа и др. Реки используются для малого судоходства и как источники гидроэнергии.

Почвы

На территории Винницкой области преобладают плодородные почвы. В северо-восточной части области распространены главным образом черноземные, в центральной — серые и светло-серые, на юго-востоке и в приднестровских районах — чередование мощных черноземов с оподзоленными почвами.

Растительность

Винницкая область расположена в лесостепной зоне. В лесах произрастают дуб, граб, ясень, липа, клен, сосна.

Лесами и кустарниками занято 12,6 % территории области, безлесные пространства распаханы.

Животный мир: косуля, волк, лисица, куница, белка, заяц; по берегам рек и других водоемов — норки, выдры, утки, гуси.

История

В IX веке на землях нынешней Винницкой области жили славянские племена уличей, бужан и тиверцев, которые входили в состав древнерусского государства — Киевской Руси. Со временем этот край был присоединен к Галицко-Волынского княжеству. Территория края была разорена во время монголо-татарского нашествия 1237—1240 годов. После победы в 1362 году армии литовского князя Ольгерда над войском монголо-татар в битве на Синих водах Подолье попало под власть литовского княжества. С 1569 года территория области находилась в составе Польши. По Бучачскому миру 1672 года Польша отдала туркам значительную часть Подольского, Брацлавского и Киевского воеводств, однако в 1686 году вернула эти земли.

В XVII веке — начале XVIII века на территории Винницкой области располагались казачьи полки: Винницкий (Кальницкий) полк с центрами в Виннице и Кальнике, Брацлавский полк с центром в Брацлаве, Подольский полк с центром в Могилеве-Подольском, Чечельницкий полк с центром в Чечельнике, Животовский полк с центром в Животове, а также казачьи сотни (в частности, Бершадская и Ладыжинская) Уманского полка и Паволочского полка.

В результате второго раздела Польши в 1793 году территория области вошла в состав Российской Империи. При формировании Подольской губернии в 1796 году территория области вошла в её состав в качестве уезда.

Во время гражданской войны 1917—1920 годов власть в городах и селах Винницкой области неоднократно менялась, а по окончании войны территория области вошла в состав Украинской ССР. Винницкая область была образована 27 февраля 1932 года в числе первых пяти областей УССР. 22 сентября 1937 года из территории области была выделена Каменец-Подольская область.

В 1941 году во время Великой Отечественной войны территория Винницкой области была захвачена фашистскими войсками, недалеко от Винницы был построен бункер Вервольф — ставка Гитлера. В 1944 году Винницкая область была освобождена Красной армией.

В послевоенные годы область активно восстанавливалась и вскоре стала лидером свеклосеяния и сахарной промышленности СССР. Также область выделялась овощеводством, садоводством и животноводством[2].

С 1991 года, после распада СССР, находится в составе Украины.

Население

Численность населения области по данным Укрстата составляет 1 617 424[3] чел. (2014).

По состоянию на 5 декабря 2001 года (украинская перепись населения), население Винницкой области составляло 1 772 400 человек, из них 818 900 — проживают в городах, 953 500 — в селах. Численность наличного населения области, на 1 декабря 2013 года составило 1 619 253 человека (что на 1090 человек меньше чем 1 ноября), в том числе городское население 815 423 человека (50,36 %), сельское — 803 830 человека (49,64 %). Постоянное население — 1 612 168 человек. В том числе городское население —— 806 417 человек (50,02 %), сельское — 805 751 человек (49,98 %). Численность сельского населения является наибольшей после Львовской области среди областей Украины. В области проживают представители 92 национальностей, среди которых 93,5 % составляют украинцы, 3,9 % — русские, 1,4 % — евреи, 0,4 % — поляки, 0,26 % — белорусы, 0,2 % — молдаване.

Крупнейшими городами области являются Винница (371 100), Жмеринка (35,4 тысяч), Могилев-Подольский (32,2 тысяч), Хмельник (28,2 тысяч), Казатин (24,3 тысяч), Гайсин (25,7 тысяч), Ладыжин (22,9 тысяч), Калиновка (19,3 тысяч), Бар (16,4 тысяч).

По профессиональной структуризации среди занятого населения насчитывается 326 400 работников сельского, лесного и рыбного хозяйства, 127 500 — в промышленности, 105 900 — в сфере услуг и торговли, 59,0 тысяч — в образовании, 51,1 тысяч — в здравоохранении и социальной помощи, 44,7 тысяч — в сфере транспорта и связи.

Первые секретари обкома[4]

Имя Период Комментарий
1 Алексеев, Никита Алексеевич 02.1932 — 10.1932
2 Чернявский, Владимир Ильич 10.1932 — 08.1937
3 Бондаренко, Михаил Ильич 08.1937 — 30.08.1937 и. о.
4 Спивак, Илларион Савельевич 09.1937 — 1938
5 Мищенко, Гавриил Корнеевич 1938 — 10.1941
6 Корнейчук, Михаил Сергеевич 1941 — 1944 подпольный
7 Мищенко, Гавриил Корнеевич 03.1944 — 07.1945
8 Стахурский, Михаил Михайлович 07.1945 — 1951
9 Шевчук, Григорий Иванович 1951 — 11.1952
10 Бубновский, Никита Дмитриевич 11.1952 — 03.1954
11 Дорошенко, Петр Емельянович 03.1954 — 22.08.1955
12 Козырь, Павел Пантелеевич 22.08.1955 — 01.1963
13 Козырь, Павел Пантелеевич 01.1963 — 12.1964 сельский
14 Шевцов, Юрий Николаевич 01.1963 — 12.1964 промышленный
15 Козырь, Павел Пантелеевич 12.1964 — 7.05.1970
16 Таратута, Василий Николаевич 7.05.1970 — 03.1983
17 Криворучко, Леонтий Леонтьевич 03.1983 — 11.1988
18 Нехаевский, Аркадий Петрович 11.1988 — 26.08.1991

Административно-территориальное устройство

Административно-территориальное деление

Для осуществления функций государственного управления Винницкая область подразделяется на:

Изменение административно-территориального деления

  • 27.02.1932 — образована Винницкая область в составе 69 районов и 2 городов областного подчинения
  • 15.10.1932 — Бабанский, Монастырищенский, Оратовский, Плиськивський, Погребищенский, Уманский и Христиновский районы переданы в Киевскую область
  • 7.03.1933 — Юринецький район переименован в Сатановский
  • 1.12.1933 — в области 64 района
  • 1.04.1935 — создано 4 округа
  • 1.01.1937 — 44 района и 4 округа (всего 74 районы): Барский, Бершадский, Брацлавский, Винницкий, Вовковинецкой, Вороновицкий, Гайсинский, Дашевский, Деражнянский, Джулинский, Жмеринский, Затонский, Ильинецкий имени Дзержинского, Калиновский, Казатинский, Меджибожский, Немировский, Ободовский, Ольгопольском, Остропильський, Песчанский, Ситковецкий, Шпиковский, Янушпильський районы; Каменец — Подольский (Дунаевецкий, Миньковецкого, Новоушицкий, Орынинский, Смотрицкий, Солобковецький, Староушицкий и Чемеровецкий Яришивский Михалпильський, Сатановский, Черноостровский, Ярмолинецкий районы), Шепетовский (Антонинский, Берездовском, районы) округа
  • 22 сентября 1937 года — 33 района вошли в Каменец — Подольской области (Виньковецкий (Затонский), Вовковинецкой, Деражнянский, Летичевский, Меджибожский, районы Каменец — Подольского, Проскуровского и Шепетовского округов), 4 — в Житомирской (Дзержинский, Любарский, Чудновский, Янушпильський). В области осталось 37 районов; из состава Киевской области перешли 4 района: Монастырищенский, Оратовский, Плисковского, Погребищенский
  • 1946 — создан Джуринский район
  • 4 июня 1958 образован Могилев-Подольский район (всего 45 районов)
  • 1954 — Монастырищенский район отошел к Черкасской области
  • 1950 -е годы — отменено 12 районов: Вороновицкий, Дашевский (21.01.1959), Джулинский, Джуринский, Копайгородский, Ободовский (21.01.1959), Ольгопольском, САМГОРОДОЦКЕ, Ситковецкий (21.01.1959), Станиславчицький, Турбовский, Ямпольский
  • 1962 — укрупнение районов (вместо 32 создано 13): Барский, Бершадский, Гайсинский, Жмеринский, Калиновский, Козятинский, Крыжопольский, Липовецкий, Могилев — Подольский, Немировский, Погребищенский, Тульчинский, Хмельницкий
  • 4 января 1965 года — восстановлены Винницкий, Ильинецкий, Тывровский, Тростянецкий, Шаргородский и Ямпольский районы
  • 1966 — восстановлены Литинский, Мурованокуриловецкий, Песчанский, Теплицкий, Томашпольский, Чечельницкий районы
  • 1979 — восстановлен Оратовский район
  • 28 ноября 1990 — создан Черновицкий район

Органы власти

Государственную власть в Винницкой области осуществляют органы государственной власти Винницкой области. Органы государственной власти Винницкой области располагаются в Виннице.

Органами государственной власти и должностными лицами Винницкой области являются:

  • Винницкий областной совет — законодательный (представительный) орган государственной власти; срок полномочий депутатов — 4 года. Избирается населением области (одна половина состава — по партийным спискам, другая — по одномандатным округам), действующий состав сформирован в 2010 году. Здание думы расположено в Виннице.
  • Губернатор Винницкой области — высшее должностное лицо в области.

Районы

В Винницкой области 27 районов:

  1. Барский район
  2. Бершадский район
  3. Винницкий район
  4. Гайсинский район
  5. Жмеринский район
  6. Ильинецкий район
  7. Калиновский район
  8. Казатинский район
  9. Крыжопольский район
  10. Липовецкий район
  11. Литинский район
  12. Могилёв-Подольский район
  13. Мурованокуриловецкий район
  14. Немировский район
  15. Оратовский район
  16. Песчанский район
  17. Погребищенский район
  18. Тепликский район
  19. Томашпольский район
  20. Тростянецкий район
  21. Тульчинский район
  22. Тывровский район
  23. Хмельницкий район
  24. Черневецкий район
  25. Чечельницкий район
  26. Шаргородский район
  27. Ямпольский район

Города

Города областного значения:

Города районного значения:

Населённые пункты с количеством жителей свыше 8 тысяч
по состоянию на 1 января 2015 года[5]
Винница 372,5 Бершадь 13,0
Жмеринка 35,3 Гнивань 12,6
Могилёв-Подольский 31,7 Немиров 11,8
Хмельник 28,3 Ильинцы 11,4
Гайсин 25,9 Ямполь 11,3
Казатин 24,2 Погребище 9,8
Ладыжин 22,8 Стрижавка 9,1
Калиновка 19,2 Крыжополь 8,9
Бар 16,4 Липовец 8,7
Тульчин 15,8

Общая карта

Легенда карты:

Областной центр, более 300 000 чел.
от 25 000 до 50 000 чел.
от 10 000 до 25 000 чел.
от 5 000 до 10 000 чел.
от 2 000 до 5 000 чел.

Экономика

Экономика региона в большинстве ориентирована на аграрный сектор и обрабатывающиую промышленность. Все ведущие отрасли (за исключением электроэнергии) непосредственно связаны с производством сельхозпродукции, начиная с производства машин и удобрений и заканчивая переработкой сельскохозяйственного сырья. Крупнейшими промышленными предприятия области — радиотехнический, ликёроводочный заводы, завод Кристалл, ЗАО Химпром и масложировый комбинат в городе Винница, машиностроительные заводы им. Кирова в городе Могилёв-Подольский и в городе Бар. На область приходится 12,7 % численности промышленно-производственного потенциала Украины, 2 % стоимости основных производственных фондов и 2,6 % выпуска промышленной продукции.

Выделяют такие главные отрасли промышленности Винницкой области как: пищевая промышленность, машиностроение, легкая промышленность, производство стройматериалов.

Аграрным производством в области занимается более 700 коллективных сельскохозяйственных и межхозяйственных предприятий, более 100 совхозов, 846 сельских (фермерских) и 333 подсобных и заготовительных хозяйств, 4 исследовательских станции, научно-исследовательский институт кормов. На Винниччине есть предприятия по переработке семян подсолнечника, крупяных культур. Винниччина занимает 1 место в стране по валовому производству сахара и зерна.

В недрах области найдено более 1100 месторождений и залежей 30 видов различных полезных ископаемых, десятки месторождений торфа, а также залежи гранита и каолина, граната и флюорита. В области действует ряд источников минеральной, а также радоновой воды в городе Хмельник.

Индустриальный потенциал области сконцентрирован в предприятиях — Ладыжинская ГРЭС, объединений «Октябрь», «Инфраком», «Маяк», «Кристалл», «Винницкий подшипниковый завод», «Химпром», десятки предприятий перерабатывающей и легкой промышленности. В разных областях промышленности в области работает около 400 предприятий.

Главные отрасли промышленности

В отраслевой структуре промышленности Винницкой области выделяются пищевая промышленность, машиностроение, легкая промышленность, производство стройматериалов, электротехническая и радиотехническая промышленность, сельскохозяйственное машиностроение, а также приборостроение.

Машиностроение

Довольно большую группу промышленных предприятий области составляют предприятия:

  • Винницкий завод тракторных агрегатов, производящий узлы и запасные части к тракторам и комбайнам;
  • Калиновский машиностроительный завод, который производит оборудование для сахарных заводов;
  • Могилев-Подольский и Барский машиностроительные заводы.

Промышленность строительных материалов

В данной отрасли основное место занимает каолиновое производство (Глуховецкий и Турбовский комбинаты), а также добыча гранита (Гниваньский, Жежелевский, Губниковский гранитные карьеры). Важнейшими центрами строительной индустрии являются следующие города: Винница, Гнивань, Глуховцы, Ладыжин, Немиров, Погребище.

Экономические показатели

N показатель единицы значение,
2014 г.
1 Экспорт товаров млн долларов США 742,2[6]
2 Уд.вес в общеукраинском  % 1,4
3 Импорт товаров млн долларов США 428,2[6]
4 Уд.вес в общеукраинском  % 0,8
5 Сальдо экспорт-импорт млн долларов США 314,0[6]
6 Капитальные инвестиции млн гривен 5490,9[7]
7 Средняя зарплата грн 2810[8]
8 Средняя зарплата[9] долларов США 236,4[10]

По материалам [www.ukrstat.gov.ua/ Комитета статистики Украины  (укр.)] и [www.vn.ukrstat.gov.ua/ Главного управления статистики в Винницкой области  (укр.)]

Транспорт

Винницкая область имеет весьма обширную транспортную сеть, включающую автомобильные и железные дороги, водные пути по крупнейшим рекам. Структура наземных линий представляет собой ряд магистралей. Крупными железнодорожными узлами являются города Жмеринка и Казатин.

Курортные ресурсы

Курортные ресурсы Винницкой области наряду с хорошим климатом составляют минеральные воды, в первую очередь радоновые воды Новохмельниковского месторождения, на базе которого функционирует курорт Хмельник. На территории области обнаружены также другие месторождения минеральных вод различного химического состава. Некоторые из них используются в качестве столовых минеральных вод и поступают в продажу под названием «Регина», «Подольская», «Шумиловская» и др. Близ Хмельника расположено месторождение торфяной лечебной грязи (болото Войтовцы), которая используется для грязелечения на курорте Хмельник. В Винницкой области функционируют курорт Печера (Бугские пороги), 14 санаториев, в том числе 6 детских, 3 пансионата и 6 домов отдыха, в том числе и крупнейший из них «Авангард», расположенный в городе Немиров.

Родившиеся в Винницкой области

Достопримечательности

На территории области находится много сохранившихся старинных усадеб и поместий с садово-парковыми ансамблями, явившихся базой для создания в 1920—1923 гг. первых советских здравниц, а также расположены ландшафтные парки, музеи, храмы и замки:

  • Антополь (Томашпольский район) (дворец Антония Яна Непомуцена Святополк-Четвертинского),
  • Бар (костел святой Анны 1811 года, Покровский женский монастырь 1616 года, дом М. М. Коцюбинского),
  • Браилов (Жмеринский район) (усадьба Н. фон Мекк (ныне государственный музей П. И. Чайковского), Свято-Троицкий женский монастырь),
  • Буша (Ямпольский район) (остатки старинной крепости, этнографический музей),
  • Вороновица (Винницкий район) (музей истории авиации и космонавтики имени А. Ф. Можайского),
  • Могилев-Подольский (Николаевский собор 1754 года, деревянная церковь Святой Параскевы 1775 года),
  • Мурованые Куриловцы (усадьба помещика А. Комара),
  • Печера (Тульчинский район) (парк графа Потоцкого с искусственными порогами и гротами),
  • Старая Прилука (Липовецкий район) (усадьба помещика С. Меринга),
  • Стрижавка (военная ставка А. Гитлера «Вервольф»).

Для отдыхающих и туристов представляют интерес историко-архитектурные памятники и другие достопримечательности области и региона Брацлавщины. В Виннице — деревянные церкви Николая (1746 г.) и Юрия (1726 г.), Преображенский (1616) и Благовещенский (1626) монастыри, комплексы построек иезуитского, доминиканского и капуцинского монастырей (XVII—XVIII вв.); дворцовый ансамбль (1770-е) в усадьбе М. Грохольского в районе Пятничаны.

В Могилёв-Подольском р-не (на Днестре, с. Лядова) — остатки замковых укреплений XVII в., в г. Бар — кармелитский монастырь (1531 г.).

В г. Тульчин, пос. Немиров, и селах Верховцы и Ободивцы — дворцовые и парковые ансамбли XVIII—XIX вв. (в Тульчине самое грандиозное усадебное сооружение XVIII века на Украине — дворцовый ансамбль; арх. Лакруа)

Интересны экспозиции краеведческих музеев в Виннице, Могилёве-Подольском и Тульчине (здание офицерского собрания), литературно-мемориального музея М. М. Коцюбинского в Виннице, музеев декабриста П. И. Пестеля в Тульчине, полководца А. В. Суворова в с. Тимановка, заповедного комплекса крупного украинского учёного микробиолога и эпидемиолога Д. К. Заболотного в с. Чеботарка.

В Виннице находится (в бывшем с. Пирогово, на берегу р. Вишенки) мемориальный музей-усадьба основоположника военно-полевой хирургии Н. И. Пирогова, где в склепе (в церкви-усыпальнице) сохраняется его набальзамированное тело.

Напишите отзыв о статье "Винницкая область"

Примечания

  1. [www.ukrstat.gov.ua/ Державна служба статистики України]
  2. [ukrainian.su/istoriya-vinnitskoy-oblasti/vinnitskaya-oblast-vo-vremena-sssr.html Винницкая область во времена СССР] — Города и области Украины
  3. [www.vn.ukrstat.gov.ua/index.php/statistical-information/243/2128-2010-11-26-08-09-32.html Чисельність населення (щомісячна інформація)]
  4. Центральный комитет КПСС, ВКП(б), РКП(б), РСДРП(б): Историко-биографический справочник / Сост. Ю. В. Горячев. М., 2005.
  5. [ukrstat.gov.ua/druk/publicat/kat_u/2015/zb/06/zb_nas_14.zip Государственный комитет статистики Украины. Сборник: Численность наличного населения Украины на 1 января 2015 года. Киев 2015. Ответственная за выпуск Тимошенко Г. М. (doc)  (укр.)]
  6. 1 2 3 [www.vn.ukrstat.gov.ua/images/stories/Exspres/2015/02/17.02.15zovnihnnya_torg_tovaramu.zip Внешняя торговля товарами Винницкой области за 2014 год  (укр.)]
  7. [www.vn.ukrstat.gov.ua/index.php/statistical-information/--2014/279-investment-and-construction-activity/2569-2013-02-26-09-25-16.html Капитальные инвестиции по видам активов за январь — декабрь 2014 года  (укр.)]
  8. [www.vn.ukrstat.gov.ua/images/stories/Exspres/2015/02/18.02.15vidprac_chas.zip Среднемесячная заработная плата штатных работников по городам и районам Винницкой области за январь — декабрь 2014 года  (укр.)]
  9. [www.bank.gov.ua/files/Exchange_r.xls Официальный курс гривны НБУ (средний за период)  (укр.)]
  10. Курс 11,8867 за 2014 г.

Литература

  • Жизнь в оккупации. Винницкая область. 1941—1944 гг. Сборник документов. Сост. В. Ю. Васильев, Р. Ю. Подкур, С. Д. Гальчик, Д.Байрау, А.Вайнер. М., РОССПЭН, 2010, 856 с.

Ссылки

  • [www.vinrada.gov.ua Официальный сайт Винницкой областной рады]
  • [www.radozamok.com.ua Официальный сайт историко-культурного комплекса «Замок Радомысль»]
  • [www.memory-book.com.ua/people/book/25 «Книга Памяти Винницкой области 1941—1945»]

Отрывок, характеризующий Винницкая область

– Но вам это неправильно доносят, – сказал Пьер. – В городе все тихо, и опасности никакой нет. Вот я сейчас читал… – Пьер показал княжне афишки. – Граф пишет, что он жизнью отвечает, что неприятель не будет в Москве.
– Ах, этот ваш граф, – с злобой заговорила княжна, – это лицемер, злодей, который сам настроил народ бунтовать. Разве не он писал в этих дурацких афишах, что какой бы там ни был, тащи его за хохол на съезжую (и как глупо)! Кто возьмет, говорит, тому и честь и слава. Вот и долюбезничался. Варвара Ивановна говорила, что чуть не убил народ ее за то, что она по французски заговорила…
– Да ведь это так… Вы всё к сердцу очень принимаете, – сказал Пьер и стал раскладывать пасьянс.
Несмотря на то, что пасьянс сошелся, Пьер не поехал в армию, а остался в опустевшей Москве, все в той же тревоге, нерешимости, в страхе и вместе в радости ожидая чего то ужасного.
На другой день княжна к вечеру уехала, и к Пьеру приехал его главноуправляющий с известием, что требуемых им денег для обмундирования полка нельзя достать, ежели не продать одно имение. Главноуправляющий вообще представлял Пьеру, что все эти затеи полка должны были разорить его. Пьер с трудом скрывал улыбку, слушая слова управляющего.
– Ну, продайте, – говорил он. – Что ж делать, я не могу отказаться теперь!
Чем хуже было положение всяких дел, и в особенности его дел, тем Пьеру было приятнее, тем очевиднее было, что катастрофа, которой он ждал, приближается. Уже никого почти из знакомых Пьера не было в городе. Жюли уехала, княжна Марья уехала. Из близких знакомых одни Ростовы оставались; но к ним Пьер не ездил.
В этот день Пьер, для того чтобы развлечься, поехал в село Воронцово смотреть большой воздушный шар, который строился Леппихом для погибели врага, и пробный шар, который должен был быть пущен завтра. Шар этот был еще не готов; но, как узнал Пьер, он строился по желанию государя. Государь писал графу Растопчину об этом шаре следующее:
«Aussitot que Leppich sera pret, composez lui un equipage pour sa nacelle d'hommes surs et intelligents et depechez un courrier au general Koutousoff pour l'en prevenir. Je l'ai instruit de la chose.
Recommandez, je vous prie, a Leppich d'etre bien attentif sur l'endroit ou il descendra la premiere fois, pour ne pas se tromper et ne pas tomber dans les mains de l'ennemi. Il est indispensable qu'il combine ses mouvements avec le general en chef».
[Только что Леппих будет готов, составьте экипаж для его лодки из верных и умных людей и пошлите курьера к генералу Кутузову, чтобы предупредить его.
Я сообщил ему об этом. Внушите, пожалуйста, Леппиху, чтобы он обратил хорошенько внимание на то место, где он спустится в первый раз, чтобы не ошибиться и не попасть в руки врага. Необходимо, чтоб он соображал свои движения с движениями главнокомандующего.]
Возвращаясь домой из Воронцова и проезжая по Болотной площади, Пьер увидал толпу у Лобного места, остановился и слез с дрожек. Это была экзекуция французского повара, обвиненного в шпионстве. Экзекуция только что кончилась, и палач отвязывал от кобылы жалостно стонавшего толстого человека с рыжими бакенбардами, в синих чулках и зеленом камзоле. Другой преступник, худенький и бледный, стоял тут же. Оба, судя по лицам, были французы. С испуганно болезненным видом, подобным тому, который имел худой француз, Пьер протолкался сквозь толпу.
– Что это? Кто? За что? – спрашивал он. Но вниманье толпы – чиновников, мещан, купцов, мужиков, женщин в салопах и шубках – так было жадно сосредоточено на то, что происходило на Лобном месте, что никто не отвечал ему. Толстый человек поднялся, нахмурившись, пожал плечами и, очевидно, желая выразить твердость, стал, не глядя вокруг себя, надевать камзол; но вдруг губы его задрожали, и он заплакал, сам сердясь на себя, как плачут взрослые сангвинические люди. Толпа громко заговорила, как показалось Пьеру, – для того, чтобы заглушить в самой себе чувство жалости.
– Повар чей то княжеский…
– Что, мусью, видно, русский соус кисел французу пришелся… оскомину набил, – сказал сморщенный приказный, стоявший подле Пьера, в то время как француз заплакал. Приказный оглянулся вокруг себя, видимо, ожидая оценки своей шутки. Некоторые засмеялись, некоторые испуганно продолжали смотреть на палача, который раздевал другого.
Пьер засопел носом, сморщился и, быстро повернувшись, пошел назад к дрожкам, не переставая что то бормотать про себя в то время, как он шел и садился. В продолжение дороги он несколько раз вздрагивал и вскрикивал так громко, что кучер спрашивал его:
– Что прикажете?
– Куда ж ты едешь? – крикнул Пьер на кучера, выезжавшего на Лубянку.
– К главнокомандующему приказали, – отвечал кучер.
– Дурак! скотина! – закричал Пьер, что редко с ним случалось, ругая своего кучера. – Домой я велел; и скорее ступай, болван. Еще нынче надо выехать, – про себя проговорил Пьер.
Пьер при виде наказанного француза и толпы, окружавшей Лобное место, так окончательно решил, что не может долее оставаться в Москве и едет нынче же в армию, что ему казалось, что он или сказал об этом кучеру, или что кучер сам должен был знать это.
Приехав домой, Пьер отдал приказание своему все знающему, все умеющему, известному всей Москве кучеру Евстафьевичу о том, что он в ночь едет в Можайск к войску и чтобы туда были высланы его верховые лошади. Все это не могло быть сделано в тот же день, и потому, по представлению Евстафьевича, Пьер должен был отложить свой отъезд до другого дня, с тем чтобы дать время подставам выехать на дорогу.
24 го числа прояснело после дурной погоды, и в этот день после обеда Пьер выехал из Москвы. Ночью, переменя лошадей в Перхушкове, Пьер узнал, что в этот вечер было большое сражение. Рассказывали, что здесь, в Перхушкове, земля дрожала от выстрелов. На вопросы Пьера о том, кто победил, никто не мог дать ему ответа. (Это было сражение 24 го числа при Шевардине.) На рассвете Пьер подъезжал к Можайску.
Все дома Можайска были заняты постоем войск, и на постоялом дворе, на котором Пьера встретили его берейтор и кучер, в горницах не было места: все было полно офицерами.
В Можайске и за Можайском везде стояли и шли войска. Казаки, пешие, конные солдаты, фуры, ящики, пушки виднелись со всех сторон. Пьер торопился скорее ехать вперед, и чем дальше он отъезжал от Москвы и чем глубже погружался в это море войск, тем больше им овладевала тревога беспокойства и не испытанное еще им новое радостное чувство. Это было чувство, подобное тому, которое он испытывал и в Слободском дворце во время приезда государя, – чувство необходимости предпринять что то и пожертвовать чем то. Он испытывал теперь приятное чувство сознания того, что все то, что составляет счастье людей, удобства жизни, богатство, даже самая жизнь, есть вздор, который приятно откинуть в сравнении с чем то… С чем, Пьер не мог себе дать отчета, да и ее старался уяснить себе, для кого и для чего он находит особенную прелесть пожертвовать всем. Его не занимало то, для чего он хочет жертвовать, но самое жертвование составляло для него новое радостное чувство.


24 го было сражение при Шевардинском редуте, 25 го не было пущено ни одного выстрела ни с той, ни с другой стороны, 26 го произошло Бородинское сражение.
Для чего и как были даны и приняты сражения при Шевардине и при Бородине? Для чего было дано Бородинское сражение? Ни для французов, ни для русских оно не имело ни малейшего смысла. Результатом ближайшим было и должно было быть – для русских то, что мы приблизились к погибели Москвы (чего мы боялись больше всего в мире), а для французов то, что они приблизились к погибели всей армии (чего они тоже боялись больше всего в мире). Результат этот был тогда же совершении очевиден, а между тем Наполеон дал, а Кутузов принял это сражение.
Ежели бы полководцы руководились разумными причинами, казалось, как ясно должно было быть для Наполеона, что, зайдя за две тысячи верст и принимая сражение с вероятной случайностью потери четверти армии, он шел на верную погибель; и столь же ясно бы должно было казаться Кутузову, что, принимая сражение и тоже рискуя потерять четверть армии, он наверное теряет Москву. Для Кутузова это было математически ясно, как ясно то, что ежели в шашках у меня меньше одной шашкой и я буду меняться, я наверное проиграю и потому не должен меняться.
Когда у противника шестнадцать шашек, а у меня четырнадцать, то я только на одну восьмую слабее его; а когда я поменяюсь тринадцатью шашками, то он будет втрое сильнее меня.
До Бородинского сражения наши силы приблизительно относились к французским как пять к шести, а после сражения как один к двум, то есть до сражения сто тысяч; ста двадцати, а после сражения пятьдесят к ста. А вместе с тем умный и опытный Кутузов принял сражение. Наполеон же, гениальный полководец, как его называют, дал сражение, теряя четверть армии и еще более растягивая свою линию. Ежели скажут, что, заняв Москву, он думал, как занятием Вены, кончить кампанию, то против этого есть много доказательств. Сами историки Наполеона рассказывают, что еще от Смоленска он хотел остановиться, знал опасность своего растянутого положения знал, что занятие Москвы не будет концом кампании, потому что от Смоленска он видел, в каком положении оставлялись ему русские города, и не получал ни одного ответа на свои неоднократные заявления о желании вести переговоры.
Давая и принимая Бородинское сражение, Кутузов и Наполеон поступили непроизвольно и бессмысленно. А историки под совершившиеся факты уже потом подвели хитросплетенные доказательства предвидения и гениальности полководцев, которые из всех непроизвольных орудий мировых событий были самыми рабскими и непроизвольными деятелями.
Древние оставили нам образцы героических поэм, в которых герои составляют весь интерес истории, и мы все еще не можем привыкнуть к тому, что для нашего человеческого времени история такого рода не имеет смысла.
На другой вопрос: как даны были Бородинское и предшествующее ему Шевардинское сражения – существует точно так же весьма определенное и всем известное, совершенно ложное представление. Все историки описывают дело следующим образом:
Русская армия будто бы в отступлении своем от Смоленска отыскивала себе наилучшую позицию для генерального сражения, и таковая позиция была найдена будто бы у Бородина.
Русские будто бы укрепили вперед эту позицию, влево от дороги (из Москвы в Смоленск), под прямым почти углом к ней, от Бородина к Утице, на том самом месте, где произошло сражение.
Впереди этой позиции будто бы был выставлен для наблюдения за неприятелем укрепленный передовой пост на Шевардинском кургане. 24 го будто бы Наполеон атаковал передовой пост и взял его; 26 го же атаковал всю русскую армию, стоявшую на позиции на Бородинском поле.
Так говорится в историях, и все это совершенно несправедливо, в чем легко убедится всякий, кто захочет вникнуть в сущность дела.
Русские не отыскивали лучшей позиции; а, напротив, в отступлении своем прошли много позиций, которые были лучше Бородинской. Они не остановились ни на одной из этих позиций: и потому, что Кутузов не хотел принять позицию, избранную не им, и потому, что требованье народного сражения еще недостаточно сильно высказалось, и потому, что не подошел еще Милорадович с ополчением, и еще по другим причинам, которые неисчислимы. Факт тот – что прежние позиции были сильнее и что Бородинская позиция (та, на которой дано сражение) не только не сильна, но вовсе не есть почему нибудь позиция более, чем всякое другое место в Российской империи, на которое, гадая, указать бы булавкой на карте.
Русские не только не укрепляли позицию Бородинского поля влево под прямым углом от дороги (то есть места, на котором произошло сражение), но и никогда до 25 го августа 1812 года не думали о том, чтобы сражение могло произойти на этом месте. Этому служит доказательством, во первых, то, что не только 25 го не было на этом месте укреплений, но что, начатые 25 го числа, они не были кончены и 26 го; во вторых, доказательством служит положение Шевардинского редута: Шевардинский редут, впереди той позиции, на которой принято сражение, не имеет никакого смысла. Для чего был сильнее всех других пунктов укреплен этот редут? И для чего, защищая его 24 го числа до поздней ночи, были истощены все усилия и потеряно шесть тысяч человек? Для наблюдения за неприятелем достаточно было казачьего разъезда. В третьих, доказательством того, что позиция, на которой произошло сражение, не была предвидена и что Шевардинский редут не был передовым пунктом этой позиции, служит то, что Барклай де Толли и Багратион до 25 го числа находились в убеждении, что Шевардинский редут есть левый фланг позиции и что сам Кутузов в донесении своем, писанном сгоряча после сражения, называет Шевардинский редут левым флангом позиции. Уже гораздо после, когда писались на просторе донесения о Бородинском сражении, было (вероятно, для оправдания ошибок главнокомандующего, имеющего быть непогрешимым) выдумано то несправедливое и странное показание, будто Шевардинский редут служил передовым постом (тогда как это был только укрепленный пункт левого фланга) и будто Бородинское сражение было принято нами на укрепленной и наперед избранной позиции, тогда как оно произошло на совершенно неожиданном и почти не укрепленном месте.
Дело же, очевидно, было так: позиция была избрана по реке Колоче, пересекающей большую дорогу не под прямым, а под острым углом, так что левый фланг был в Шевардине, правый около селения Нового и центр в Бородине, при слиянии рек Колочи и Во йны. Позиция эта, под прикрытием реки Колочи, для армии, имеющей целью остановить неприятеля, движущегося по Смоленской дороге к Москве, очевидна для всякого, кто посмотрит на Бородинское поле, забыв о том, как произошло сражение.
Наполеон, выехав 24 го к Валуеву, не увидал (как говорится в историях) позицию русских от Утицы к Бородину (он не мог увидать эту позицию, потому что ее не было) и не увидал передового поста русской армии, а наткнулся в преследовании русского арьергарда на левый фланг позиции русских, на Шевардинский редут, и неожиданно для русских перевел войска через Колочу. И русские, не успев вступить в генеральное сражение, отступили своим левым крылом из позиции, которую они намеревались занять, и заняли новую позицию, которая была не предвидена и не укреплена. Перейдя на левую сторону Колочи, влево от дороги, Наполеон передвинул все будущее сражение справа налево (со стороны русских) и перенес его в поле между Утицей, Семеновским и Бородиным (в это поле, не имеющее в себе ничего более выгодного для позиции, чем всякое другое поле в России), и на этом поле произошло все сражение 26 го числа. В грубой форме план предполагаемого сражения и происшедшего сражения будет следующий:

Ежели бы Наполеон не выехал вечером 24 го числа на Колочу и не велел бы тотчас же вечером атаковать редут, а начал бы атаку на другой день утром, то никто бы не усомнился в том, что Шевардинский редут был левый фланг нашей позиции; и сражение произошло бы так, как мы его ожидали. В таком случае мы, вероятно, еще упорнее бы защищали Шевардинский редут, наш левый фланг; атаковали бы Наполеона в центре или справа, и 24 го произошло бы генеральное сражение на той позиции, которая была укреплена и предвидена. Но так как атака на наш левый фланг произошла вечером, вслед за отступлением нашего арьергарда, то есть непосредственно после сражения при Гридневой, и так как русские военачальники не хотели или не успели начать тогда же 24 го вечером генерального сражения, то первое и главное действие Бородинского сражения было проиграно еще 24 го числа и, очевидно, вело к проигрышу и того, которое было дано 26 го числа.
После потери Шевардинского редута к утру 25 го числа мы оказались без позиции на левом фланге и были поставлены в необходимость отогнуть наше левое крыло и поспешно укреплять его где ни попало.
Но мало того, что 26 го августа русские войска стояли только под защитой слабых, неконченных укреплений, – невыгода этого положения увеличилась еще тем, что русские военачальники, не признав вполне совершившегося факта (потери позиции на левом фланге и перенесения всего будущего поля сражения справа налево), оставались в своей растянутой позиции от села Нового до Утицы и вследствие того должны были передвигать свои войска во время сражения справа налево. Таким образом, во все время сражения русские имели против всей французской армии, направленной на наше левое крыло, вдвое слабейшие силы. (Действия Понятовского против Утицы и Уварова на правом фланге французов составляли отдельные от хода сражения действия.)
Итак, Бородинское сражение произошло совсем не так, как (стараясь скрыть ошибки наших военачальников и вследствие того умаляя славу русского войска и народа) описывают его. Бородинское сражение не произошло на избранной и укрепленной позиции с несколько только слабейшими со стороны русских силами, а Бородинское сражение, вследствие потери Шевардинского редута, принято было русскими на открытой, почти не укрепленной местности с вдвое слабейшими силами против французов, то есть в таких условиях, в которых не только немыслимо было драться десять часов и сделать сражение нерешительным, но немыслимо было удержать в продолжение трех часов армию от совершенного разгрома и бегства.


25 го утром Пьер выезжал из Можайска. На спуске с огромной крутой и кривой горы, ведущей из города, мимо стоящего на горе направо собора, в котором шла служба и благовестили, Пьер вылез из экипажа и пошел пешком. За ним спускался на горе какой то конный полк с песельниками впереди. Навстречу ему поднимался поезд телег с раненными во вчерашнем деле. Возчики мужики, крича на лошадей и хлеща их кнутами, перебегали с одной стороны на другую. Телеги, на которых лежали и сидели по три и по четыре солдата раненых, прыгали по набросанным в виде мостовой камням на крутом подъеме. Раненые, обвязанные тряпками, бледные, с поджатыми губами и нахмуренными бровями, держась за грядки, прыгали и толкались в телегах. Все почти с наивным детским любопытством смотрели на белую шляпу и зеленый фрак Пьера.
Кучер Пьера сердито кричал на обоз раненых, чтобы они держали к одной. Кавалерийский полк с песнями, спускаясь с горы, надвинулся на дрожки Пьера и стеснил дорогу. Пьер остановился, прижавшись к краю скопанной в горе дороги. Из за откоса горы солнце не доставало в углубление дороги, тут было холодно, сыро; над головой Пьера было яркое августовское утро, и весело разносился трезвон. Одна подвода с ранеными остановилась у края дороги подле самого Пьера. Возчик в лаптях, запыхавшись, подбежал к своей телеге, подсунул камень под задние нешиненые колеса и стал оправлять шлею на своей ставшей лошаденке.
Один раненый старый солдат с подвязанной рукой, шедший за телегой, взялся за нее здоровой рукой и оглянулся на Пьера.
– Что ж, землячок, тут положат нас, что ль? Али до Москвы? – сказал он.
Пьер так задумался, что не расслышал вопроса. Он смотрел то на кавалерийский, повстречавшийся теперь с поездом раненых полк, то на ту телегу, у которой он стоял и на которой сидели двое раненых и лежал один, и ему казалось, что тут, в них, заключается разрешение занимавшего его вопроса. Один из сидевших на телеге солдат был, вероятно, ранен в щеку. Вся голова его была обвязана тряпками, и одна щека раздулась с детскую голову. Рот и нос у него были на сторону. Этот солдат глядел на собор и крестился. Другой, молодой мальчик, рекрут, белокурый и белый, как бы совершенно без крови в тонком лице, с остановившейся доброй улыбкой смотрел на Пьера; третий лежал ничком, и лица его не было видно. Кавалеристы песельники проходили над самой телегой.
– Ах запропала… да ежова голова…
– Да на чужой стороне живучи… – выделывали они плясовую солдатскую песню. Как бы вторя им, но в другом роде веселья, перебивались в вышине металлические звуки трезвона. И, еще в другом роде веселья, обливали вершину противоположного откоса жаркие лучи солнца. Но под откосом, у телеги с ранеными, подле запыхавшейся лошаденки, у которой стоял Пьер, было сыро, пасмурно и грустно.
Солдат с распухшей щекой сердито глядел на песельников кавалеристов.
– Ох, щегольки! – проговорил он укоризненно.
– Нынче не то что солдат, а и мужичков видал! Мужичков и тех гонят, – сказал с грустной улыбкой солдат, стоявший за телегой и обращаясь к Пьеру. – Нынче не разбирают… Всем народом навалиться хотят, одью слово – Москва. Один конец сделать хотят. – Несмотря на неясность слов солдата, Пьер понял все то, что он хотел сказать, и одобрительно кивнул головой.
Дорога расчистилась, и Пьер сошел под гору и поехал дальше.
Пьер ехал, оглядываясь по обе стороны дороги, отыскивая знакомые лица и везде встречая только незнакомые военные лица разных родов войск, одинаково с удивлением смотревшие на его белую шляпу и зеленый фрак.
Проехав версты четыре, он встретил первого знакомого и радостно обратился к нему. Знакомый этот был один из начальствующих докторов в армии. Он в бричке ехал навстречу Пьеру, сидя рядом с молодым доктором, и, узнав Пьера, остановил своего казака, сидевшего на козлах вместо кучера.
– Граф! Ваше сиятельство, вы как тут? – спросил доктор.
– Да вот хотелось посмотреть…
– Да, да, будет что посмотреть…
Пьер слез и, остановившись, разговорился с доктором, объясняя ему свое намерение участвовать в сражении.
Доктор посоветовал Безухову прямо обратиться к светлейшему.
– Что же вам бог знает где находиться во время сражения, в безызвестности, – сказал он, переглянувшись с своим молодым товарищем, – а светлейший все таки знает вас и примет милостиво. Так, батюшка, и сделайте, – сказал доктор.
Доктор казался усталым и спешащим.
– Так вы думаете… А я еще хотел спросить вас, где же самая позиция? – сказал Пьер.
– Позиция? – сказал доктор. – Уж это не по моей части. Проедете Татаринову, там что то много копают. Там на курган войдете: оттуда видно, – сказал доктор.
– И видно оттуда?.. Ежели бы вы…
Но доктор перебил его и подвинулся к бричке.
– Я бы вас проводил, да, ей богу, – вот (доктор показал на горло) скачу к корпусному командиру. Ведь у нас как?.. Вы знаете, граф, завтра сражение: на сто тысяч войска малым числом двадцать тысяч раненых считать надо; а у нас ни носилок, ни коек, ни фельдшеров, ни лекарей на шесть тысяч нет. Десять тысяч телег есть, да ведь нужно и другое; как хочешь, так и делай.
Та странная мысль, что из числа тех тысяч людей живых, здоровых, молодых и старых, которые с веселым удивлением смотрели на его шляпу, было, наверное, двадцать тысяч обреченных на раны и смерть (может быть, те самые, которых он видел), – поразила Пьера.
Они, может быть, умрут завтра, зачем они думают о чем нибудь другом, кроме смерти? И ему вдруг по какой то тайной связи мыслей живо представился спуск с Можайской горы, телеги с ранеными, трезвон, косые лучи солнца и песня кавалеристов.
«Кавалеристы идут на сраженье, и встречают раненых, и ни на минуту не задумываются над тем, что их ждет, а идут мимо и подмигивают раненым. А из этих всех двадцать тысяч обречены на смерть, а они удивляются на мою шляпу! Странно!» – думал Пьер, направляясь дальше к Татариновой.
У помещичьего дома, на левой стороне дороги, стояли экипажи, фургоны, толпы денщиков и часовые. Тут стоял светлейший. Но в то время, как приехал Пьер, его не было, и почти никого не было из штабных. Все были на молебствии. Пьер поехал вперед к Горкам.
Въехав на гору и выехав в небольшую улицу деревни, Пьер увидал в первый раз мужиков ополченцев с крестами на шапках и в белых рубашках, которые с громким говором и хохотом, оживленные и потные, что то работали направо от дороги, на огромном кургане, обросшем травою.
Одни из них копали лопатами гору, другие возили по доскам землю в тачках, третьи стояли, ничего не делая.
Два офицера стояли на кургане, распоряжаясь ими. Увидав этих мужиков, очевидно, забавляющихся еще своим новым, военным положением, Пьер опять вспомнил раненых солдат в Можайске, и ему понятно стало то, что хотел выразить солдат, говоривший о том, что всем народом навалиться хотят. Вид этих работающих на поле сражения бородатых мужиков с их странными неуклюжими сапогами, с их потными шеями и кое у кого расстегнутыми косыми воротами рубах, из под которых виднелись загорелые кости ключиц, подействовал на Пьера сильнее всего того, что он видел и слышал до сих пор о торжественности и значительности настоящей минуты.


Пьер вышел из экипажа и мимо работающих ополченцев взошел на тот курган, с которого, как сказал ему доктор, было видно поле сражения.
Было часов одиннадцать утра. Солнце стояло несколько влево и сзади Пьера и ярко освещало сквозь чистый, редкий воздух огромную, амфитеатром по поднимающейся местности открывшуюся перед ним панораму.
Вверх и влево по этому амфитеатру, разрезывая его, вилась большая Смоленская дорога, шедшая через село с белой церковью, лежавшее в пятистах шагах впереди кургана и ниже его (это было Бородино). Дорога переходила под деревней через мост и через спуски и подъемы вилась все выше и выше к видневшемуся верст за шесть селению Валуеву (в нем стоял теперь Наполеон). За Валуевым дорога скрывалась в желтевшем лесу на горизонте. В лесу этом, березовом и еловом, вправо от направления дороги, блестел на солнце дальний крест и колокольня Колоцкого монастыря. По всей этой синей дали, вправо и влево от леса и дороги, в разных местах виднелись дымящиеся костры и неопределенные массы войск наших и неприятельских. Направо, по течению рек Колочи и Москвы, местность была ущелиста и гориста. Между ущельями их вдали виднелись деревни Беззубово, Захарьино. Налево местность была ровнее, были поля с хлебом, и виднелась одна дымящаяся, сожженная деревня – Семеновская.
Все, что видел Пьер направо и налево, было так неопределенно, что ни левая, ни правая сторона поля не удовлетворяла вполне его представлению. Везде было не доле сражения, которое он ожидал видеть, а поля, поляны, войска, леса, дымы костров, деревни, курганы, ручьи; и сколько ни разбирал Пьер, он в этой живой местности не мог найти позиции и не мог даже отличить ваших войск от неприятельских.
«Надо спросить у знающего», – подумал он и обратился к офицеру, с любопытством смотревшему на его невоенную огромную фигуру.
– Позвольте спросить, – обратился Пьер к офицеру, – это какая деревня впереди?
– Бурдино или как? – сказал офицер, с вопросом обращаясь к своему товарищу.
– Бородино, – поправляя, отвечал другой.
Офицер, видимо, довольный случаем поговорить, подвинулся к Пьеру.
– Там наши? – спросил Пьер.
– Да, а вон подальше и французы, – сказал офицер. – Вон они, вон видны.
– Где? где? – спросил Пьер.
– Простым глазом видно. Да вот, вот! – Офицер показал рукой на дымы, видневшиеся влево за рекой, и на лице его показалось то строгое и серьезное выражение, которое Пьер видел на многих лицах, встречавшихся ему.
– Ах, это французы! А там?.. – Пьер показал влево на курган, около которого виднелись войска.
– Это наши.
– Ах, наши! А там?.. – Пьер показал на другой далекий курган с большим деревом, подле деревни, видневшейся в ущелье, у которой тоже дымились костры и чернелось что то.
– Это опять он, – сказал офицер. (Это был Шевардинский редут.) – Вчера было наше, а теперь его.
– Так как же наша позиция?
– Позиция? – сказал офицер с улыбкой удовольствия. – Я это могу рассказать вам ясно, потому что я почти все укрепления наши строил. Вот, видите ли, центр наш в Бородине, вот тут. – Он указал на деревню с белой церковью, бывшей впереди. – Тут переправа через Колочу. Вот тут, видите, где еще в низочке ряды скошенного сена лежат, вот тут и мост. Это наш центр. Правый фланг наш вот где (он указал круто направо, далеко в ущелье), там Москва река, и там мы три редута построили очень сильные. Левый фланг… – и тут офицер остановился. – Видите ли, это трудно вам объяснить… Вчера левый фланг наш был вот там, в Шевардине, вон, видите, где дуб; а теперь мы отнесли назад левое крыло, теперь вон, вон – видите деревню и дым? – это Семеновское, да вот здесь, – он указал на курган Раевского. – Только вряд ли будет тут сраженье. Что он перевел сюда войска, это обман; он, верно, обойдет справа от Москвы. Ну, да где бы ни было, многих завтра не досчитаемся! – сказал офицер.
Старый унтер офицер, подошедший к офицеру во время его рассказа, молча ожидал конца речи своего начальника; но в этом месте он, очевидно, недовольный словами офицера, перебил его.
– За турами ехать надо, – сказал он строго.
Офицер как будто смутился, как будто он понял, что можно думать о том, сколь многих не досчитаются завтра, но не следует говорить об этом.
– Ну да, посылай третью роту опять, – поспешно сказал офицер.
– А вы кто же, не из докторов?
– Нет, я так, – отвечал Пьер. И Пьер пошел под гору опять мимо ополченцев.
– Ах, проклятые! – проговорил следовавший за ним офицер, зажимая нос и пробегая мимо работающих.
– Вон они!.. Несут, идут… Вон они… сейчас войдут… – послышались вдруг голоса, и офицеры, солдаты и ополченцы побежали вперед по дороге.
Из под горы от Бородина поднималось церковное шествие. Впереди всех по пыльной дороге стройно шла пехота с снятыми киверами и ружьями, опущенными книзу. Позади пехоты слышалось церковное пение.
Обгоняя Пьера, без шапок бежали навстречу идущим солдаты и ополченцы.
– Матушку несут! Заступницу!.. Иверскую!..
– Смоленскую матушку, – поправил другой.
Ополченцы – и те, которые были в деревне, и те, которые работали на батарее, – побросав лопаты, побежали навстречу церковному шествию. За батальоном, шедшим по пыльной дороге, шли в ризах священники, один старичок в клобуке с причтом и певчпми. За ними солдаты и офицеры несли большую, с черным ликом в окладе, икону. Это была икона, вывезенная из Смоленска и с того времени возимая за армией. За иконой, кругом ее, впереди ее, со всех сторон шли, бежали и кланялись в землю с обнаженными головами толпы военных.
Взойдя на гору, икона остановилась; державшие на полотенцах икону люди переменились, дьячки зажгли вновь кадила, и начался молебен. Жаркие лучи солнца били отвесно сверху; слабый, свежий ветерок играл волосами открытых голов и лентами, которыми была убрана икона; пение негромко раздавалось под открытым небом. Огромная толпа с открытыми головами офицеров, солдат, ополченцев окружала икону. Позади священника и дьячка, на очищенном месте, стояли чиновные люди. Один плешивый генерал с Георгием на шее стоял прямо за спиной священника и, не крестясь (очевидно, пемец), терпеливо дожидался конца молебна, который он считал нужным выслушать, вероятно, для возбуждения патриотизма русского народа. Другой генерал стоял в воинственной позе и потряхивал рукой перед грудью, оглядываясь вокруг себя. Между этим чиновным кружком Пьер, стоявший в толпе мужиков, узнал некоторых знакомых; но он не смотрел на них: все внимание его было поглощено серьезным выражением лиц в этой толпе солдат и оиолченцев, однообразно жадно смотревших на икону. Как только уставшие дьячки (певшие двадцатый молебен) начинали лениво и привычно петь: «Спаси от бед рабы твоя, богородице», и священник и дьякон подхватывали: «Яко вси по бозе к тебе прибегаем, яко нерушимой стене и предстательству», – на всех лицах вспыхивало опять то же выражение сознания торжественности наступающей минуты, которое он видел под горой в Можайске и урывками на многих и многих лицах, встреченных им в это утро; и чаще опускались головы, встряхивались волоса и слышались вздохи и удары крестов по грудям.