Виноградов, Виктор Алексеевич (лингвист)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Виктор Алексеевич Виноградов
Дата рождения:

4 марта 1939(1939-03-04)

Место рождения:

Барнаул, СССР

Дата смерти:

17 сентября 2016(2016-09-17) (77 лет)

Место смерти:

Москва, Россия

Научная сфера:

лингвистика

Место работы:

Институт языкознания РАН

Учёная степень:

доктор филологических наук

Учёное звание:

профессор;
член-корреспондент РАН

Научный руководитель:

А. А. Реформатский

Награды и премии:

Ви́ктор Алексе́евич Виногра́дов (4 марта 1939, Барнаул17 сентября 2016, Москва[1]) — советский и российский лингвист, доктор филологических наук, профессор, член-корреспондент РАН (2006). Председатель экспертной комиссии РСОШ по иностранным языкам. Автор работ по фонологии, методике преподавания русского языка, социолингвистике, типологии языков Африки.





Биография

Окончил Ужгородский государственный университет. Кандидатскую диссертацию «Сингармонизм и фонология слова» защитил под руководством А. А. Реформатского в 1966 году в Институте языкознания АН СССР. Работал в Институте языкознания, сначала в секторе структурной и прикладной лингвистики под руководством А. А. Реформатского, после вынужденного ухода А.А. Реформатского на пенсию работал в секторе африканских языков. С 1988 года возглавлял сектор (затем отдел) африканских языков.

Докторская диссертация на тему «Категориальная типология и языковой тип» защищена в 1993 году в форме научного доклада по опубликованным работам.

В 2001—2012 годах — директор Института языкознания.

В 2010 году был издан юбилейный сборник статей к 70-летию В. А. Виноградова[2].

Вклад в науку

Ранние работы — в основном по фонологии и фонетической типологии; в дальнейшем занимался типологическими исследованиями на материале африканских языков (бамилеке, сонгай, сусу, бантоидные языки и др.). В монографии «Социолингвистическая типология: Западная Африка» (1984, в соавторстве с А. И. Коваль и В. Я. Порхомовским) намечены контуры типологии языковых ситуаций на материале стран Западной Африки. Это одна из немногих работ по социолингвистике советского периода, свободная от политической конъюнктуры.

Принимал активное участие в подготовке продолжающихся серий «Основы африканского языкознания» и «Языки мира». Был одним из руководителей и авторов «Лингвистического энциклопедического словаря» (Государственная премия Российской Федерации в области науки и техники 1995 года).

Основные работы

  • Виноградов В. А., Коваль А. И., Порхомовский В. Я. Социолингвистическая типология: Западная Африка. М., 1984.
    • Виноградов В. А., Коваль А. И., Порхомовский В. Я. Социолингвистическая типология: Язык и общество; Типология коммуникативных сред; Генерализация коммуникативных сред и др. Изд. 2-е, испр., доп. М.: ЛКИ, 2008.
    • Виноградов В. А., Коваль А. И., Порхомовский В. Я. Социолингвистическая типология. Изд. 3-е, стереот. 2009.
  • Виноградов В. А. Лингвистика и обучение языку. М.: Academia, 2003. 370 с.
  • Виноградов В. А. Исследования по грамматике африканских языков. М., 2004.

Напишите отзыв о статье "Виноградов, Виктор Алексеевич (лингвист)"

Примечания

  1. [iling-ran.ru/main/obit/vinogradov Сообщение о смерти на сайте Института языкознания РАН]
  2. В пространстве языка и культуры: звук, знак, смысл. Сборник статей в честь 70-летия В. А. Виноградова / Отв. ред. В. З. Демьянков, В. Я. Порхомовский. - М.: Языки славянской культуры, 2010. ISBN 978-5-9551-0416-4

Ссылки

  • [www.ras.ru/win/db/show_per.asp?P=.id-57890.ln-ru Профиль Виктора Алексеевича Виноградова] на официальном сайте РАН
  • [www.iling-ran.ru/beta/scholars/vinogradov_v Страница] на сайте Института языкознания
  • [isaran.ru/?q=ru/person&guid=85D92100-9CD2-DC5F-752C-E1DBBDC00845 Историческая справка] на сайте Архива РАН
Предшественник:
Вадим Михайлович Солнцев
директор Института языкознания РАН
2000—2012
Преемник:
Владимир Михайлович Алпатов

Отрывок, характеризующий Виноградов, Виктор Алексеевич (лингвист)

– Николенька, ты поедешь к Иогелю? Пожалуйста, поезжай, – сказала ему Наташа, – он тебя особенно просил, и Василий Дмитрич (это был Денисов) едет.
– Куда я не поеду по приказанию г'афини! – сказал Денисов, шутливо поставивший себя в доме Ростовых на ногу рыцаря Наташи, – pas de chale [танец с шалью] готов танцовать.
– Коли успею! Я обещал Архаровым, у них вечер, – сказал Николай.
– А ты?… – обратился он к Долохову. И только что спросил это, заметил, что этого не надо было спрашивать.
– Да, может быть… – холодно и сердито отвечал Долохов, взглянув на Соню и, нахмурившись, точно таким взглядом, каким он на клубном обеде смотрел на Пьера, опять взглянул на Николая.
«Что нибудь есть», подумал Николай и еще более утвердился в этом предположении тем, что Долохов тотчас же после обеда уехал. Он вызвал Наташу и спросил, что такое?
– А я тебя искала, – сказала Наташа, выбежав к нему. – Я говорила, ты всё не хотел верить, – торжествующе сказала она, – он сделал предложение Соне.
Как ни мало занимался Николай Соней за это время, но что то как бы оторвалось в нем, когда он услыхал это. Долохов был приличная и в некоторых отношениях блестящая партия для бесприданной сироты Сони. С точки зрения старой графини и света нельзя было отказать ему. И потому первое чувство Николая, когда он услыхал это, было озлобление против Сони. Он приготавливался к тому, чтобы сказать: «И прекрасно, разумеется, надо забыть детские обещания и принять предложение»; но не успел он еще сказать этого…
– Можешь себе представить! она отказала, совсем отказала! – заговорила Наташа. – Она сказала, что любит другого, – прибавила она, помолчав немного.
«Да иначе и не могла поступить моя Соня!» подумал Николай.
– Сколько ее ни просила мама, она отказала, и я знаю, она не переменит, если что сказала…
– А мама просила ее! – с упреком сказал Николай.
– Да, – сказала Наташа. – Знаешь, Николенька, не сердись; но я знаю, что ты на ней не женишься. Я знаю, Бог знает отчего, я знаю верно, ты не женишься.
– Ну, этого ты никак не знаешь, – сказал Николай; – но мне надо поговорить с ней. Что за прелесть, эта Соня! – прибавил он улыбаясь.
– Это такая прелесть! Я тебе пришлю ее. – И Наташа, поцеловав брата, убежала.
Через минуту вошла Соня, испуганная, растерянная и виноватая. Николай подошел к ней и поцеловал ее руку. Это был первый раз, что они в этот приезд говорили с глазу на глаз и о своей любви.
– Sophie, – сказал он сначала робко, и потом всё смелее и смелее, – ежели вы хотите отказаться не только от блестящей, от выгодной партии; но он прекрасный, благородный человек… он мой друг…
Соня перебила его.
– Я уж отказалась, – сказала она поспешно.
– Ежели вы отказываетесь для меня, то я боюсь, что на мне…
Соня опять перебила его. Она умоляющим, испуганным взглядом посмотрела на него.
– Nicolas, не говорите мне этого, – сказала она.
– Нет, я должен. Может быть это suffisance [самонадеянность] с моей стороны, но всё лучше сказать. Ежели вы откажетесь для меня, то я должен вам сказать всю правду. Я вас люблю, я думаю, больше всех…
– Мне и довольно, – вспыхнув, сказала Соня.
– Нет, но я тысячу раз влюблялся и буду влюбляться, хотя такого чувства дружбы, доверия, любви, я ни к кому не имею, как к вам. Потом я молод. Мaman не хочет этого. Ну, просто, я ничего не обещаю. И я прошу вас подумать о предложении Долохова, – сказал он, с трудом выговаривая фамилию своего друга.
– Не говорите мне этого. Я ничего не хочу. Я люблю вас, как брата, и всегда буду любить, и больше мне ничего не надо.
– Вы ангел, я вас не стою, но я только боюсь обмануть вас. – Николай еще раз поцеловал ее руку.


У Иогеля были самые веселые балы в Москве. Это говорили матушки, глядя на своих adolescentes, [девушек,] выделывающих свои только что выученные па; это говорили и сами adolescentes и adolescents, [девушки и юноши,] танцовавшие до упаду; эти взрослые девицы и молодые люди, приезжавшие на эти балы с мыслию снизойти до них и находя в них самое лучшее веселье. В этот же год на этих балах сделалось два брака. Две хорошенькие княжны Горчаковы нашли женихов и вышли замуж, и тем еще более пустили в славу эти балы. Особенного на этих балах было то, что не было хозяина и хозяйки: был, как пух летающий, по правилам искусства расшаркивающийся, добродушный Иогель, который принимал билетики за уроки от всех своих гостей; было то, что на эти балы еще езжали только те, кто хотел танцовать и веселиться, как хотят этого 13 ти и 14 ти летние девочки, в первый раз надевающие длинные платья. Все, за редкими исключениями, были или казались хорошенькими: так восторженно они все улыбались и так разгорались их глазки. Иногда танцовывали даже pas de chale лучшие ученицы, из которых лучшая была Наташа, отличавшаяся своею грациозностью; но на этом, последнем бале танцовали только экосезы, англезы и только что входящую в моду мазурку. Зала была взята Иогелем в дом Безухова, и бал очень удался, как говорили все. Много было хорошеньких девочек, и Ростовы барышни были из лучших. Они обе были особенно счастливы и веселы. В этот вечер Соня, гордая предложением Долохова, своим отказом и объяснением с Николаем, кружилась еще дома, не давая девушке дочесать свои косы, и теперь насквозь светилась порывистой радостью.