Виту

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Виту или Витуленд (англ., нем. Witu или Wituland, также Suaheliland) — восточно-африканский султанат на побережье Кении; с 1885 по 1890 год находился под протекторатом Германской империи и сыграл важную роль в британско-германском разделе африканских владений.



История

Виту занимал территорию площадью приблизительно 3 тыс. км² к северу от устья реки Тана в современной Кении. Султанат был основан в 1858 году Ахмадом ибн Фумо Бакари, который прежде был владельцем острова Пате, в 1856 году завоеванного султаном Занзибара. Виту постоянно находился под угрозой занзибарского вторжения, частично из-за того, что принимал беглых рабов, которые убегали от занзибарских работорговцев.

Ещё в 1867 году, задолго до так называемой «погони за Африкой» и до объединения Германии, султан Виту встретился с немецким исследователем Африки Рихардом Бреннером. Султан попросил Бреннера передать прусскому королю желание султана получить от Пруссии помощь и защиту от занзибарских нападений. Пруссия в то время вообще не была заинтересована в африканских владениях, она была сосредоточена на объединении Германии (осуществилось в 1871 году); потому на просьбу, доставленную Бреннером в Берлин, не обратили внимания.

В 1879 году в Виту прибыли два других немецких путешественника, братья Клемент и Густав Дернхарты. 8 апреля 1885 года они подписали с султаном Виту соглашение, согласно которого султанат уступал 25 км² территории, со всеми суверенными правами на неё, компании Тана, основателями которой были братья. Кроме того султан согласился «поставить остальной султанат под защиту и охрану Германской империи». С настоящим договором братья Дернхарты обратились к немецкому правительству с просьбой защитить их интересы.

Официально немецкий протекторат был провозглашен 27 мая 1885 года. В Виту был размещен небольшой военный гарнизон для демонстрации суверенитета и защиты от занзибарских нападений. Клеменс Дернхарт был назначен министром внутренних и внешних дел султаната.

В 1890 году согласно британско-германскому Занзибарскому договору Германия отказалась от протектората над султанатом Виту и от претензий на территории к северу от него (к устью реки Джубба в современном Сомали) в интересах Великобритании. Среди жителей Виту отказ Германии исполнять обязанности защитника султаната вызвал большое возмущение и привел к открытому бунту, во время которого было убито несколько немцев, а братья Дернхарты чудом спаслись от разъяренной толпы. Новые обладатели страны — британцы — выслали к Виту карательную экспедицию, которая жестоко подавила восстание и разрушила столицу султаната. Султан Ахмад был арестован и вскоре умер в заключении, а султанат был включен в состав Британской Восточной Африки (современная Кения).

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Напишите отзыв о статье "Виту"

Отрывок, характеризующий Виту

– Это твоя сабля? – спросил Петя, – или это ваша? – с подобострастным уважением обратился он к усатому, черному Денисову.
Ростов поспешно обулся, надел халат и вышел. Наташа надела один сапог с шпорой и влезала в другой. Соня кружилась и только что хотела раздуть платье и присесть, когда он вышел. Обе были в одинаковых, новеньких, голубых платьях – свежие, румяные, веселые. Соня убежала, а Наташа, взяв брата под руку, повела его в диванную, и у них начался разговор. Они не успевали спрашивать друг друга и отвечать на вопросы о тысячах мелочей, которые могли интересовать только их одних. Наташа смеялась при всяком слове, которое он говорил и которое она говорила, не потому, чтобы было смешно то, что они говорили, но потому, что ей было весело и она не в силах была удерживать своей радости, выражавшейся смехом.
– Ах, как хорошо, отлично! – приговаривала она ко всему. Ростов почувствовал, как под влиянием жарких лучей любви, в первый раз через полтора года, на душе его и на лице распускалась та детская улыбка, которою он ни разу не улыбался с тех пор, как выехал из дома.
– Нет, послушай, – сказала она, – ты теперь совсем мужчина? Я ужасно рада, что ты мой брат. – Она тронула его усы. – Мне хочется знать, какие вы мужчины? Такие ли, как мы? Нет?
– Отчего Соня убежала? – спрашивал Ростов.
– Да. Это еще целая история! Как ты будешь говорить с Соней? Ты или вы?
– Как случится, – сказал Ростов.
– Говори ей вы, пожалуйста, я тебе после скажу.
– Да что же?
– Ну я теперь скажу. Ты знаешь, что Соня мой друг, такой друг, что я руку сожгу для нее. Вот посмотри. – Она засучила свой кисейный рукав и показала на своей длинной, худой и нежной ручке под плечом, гораздо выше локтя (в том месте, которое закрыто бывает и бальными платьями) красную метину.
– Это я сожгла, чтобы доказать ей любовь. Просто линейку разожгла на огне, да и прижала.
Сидя в своей прежней классной комнате, на диване с подушечками на ручках, и глядя в эти отчаянно оживленные глаза Наташи, Ростов опять вошел в тот свой семейный, детский мир, который не имел ни для кого никакого смысла, кроме как для него, но который доставлял ему одни из лучших наслаждений в жизни; и сожжение руки линейкой, для показания любви, показалось ему не бесполезно: он понимал и не удивлялся этому.
– Так что же? только? – спросил он.
– Ну так дружны, так дружны! Это что, глупости – линейкой; но мы навсегда друзья. Она кого полюбит, так навсегда; а я этого не понимаю, я забуду сейчас.
– Ну так что же?
– Да, так она любит меня и тебя. – Наташа вдруг покраснела, – ну ты помнишь, перед отъездом… Так она говорит, что ты это всё забудь… Она сказала: я буду любить его всегда, а он пускай будет свободен. Ведь правда, что это отлично, благородно! – Да, да? очень благородно? да? – спрашивала Наташа так серьезно и взволнованно, что видно было, что то, что она говорила теперь, она прежде говорила со слезами.
Ростов задумался.
– Я ни в чем не беру назад своего слова, – сказал он. – И потом, Соня такая прелесть, что какой же дурак станет отказываться от своего счастия?
– Нет, нет, – закричала Наташа. – Мы про это уже с нею говорили. Мы знали, что ты это скажешь. Но это нельзя, потому что, понимаешь, ежели ты так говоришь – считаешь себя связанным словом, то выходит, что она как будто нарочно это сказала. Выходит, что ты всё таки насильно на ней женишься, и выходит совсем не то.