Вице-президент

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Ви́це-президе́нт (от лат. vice и президент) — заместитель президента, второе лицо после президента[1]. Следует различать вице-президента некоторой организации и должность вице-президента государства, существующую в некоторых странах.





В организациях

Должность вице-президента имеется во многих академиях, научных обществах, акционерных обществах, компаниях и корпорациях. В организациях обычно имеется несколько вице-президентов; замещение соответствующих постов не связано жёстко с тем, какое лицо занимает пост президента. В России употребляется с XVIII века (вице-президенты коллегий, Академии наук, позже различных обществ).

В государствах

Ряд государств, имеющих должность президента — главы государства, имеет и пост вице-президента (преимущественно в странах Африки и особенно Латинской Америки; в большинстве государств Европы вице-президентов нет, за исключением Болгарии, Швейцарии и непризнанных / частично признанных государств). Образцом для введения этого поста практически во всех государствах является должность вице-президента США, существующая с 1789 года. В странах третьего мира пост вице-президента часто позволяет примирить президентские амбиции нескольких противоборствующих сторон (поначалу так было и в США, где впоследствии оба высших чиновника стали избираться от одной партии).

Вице-президент государства обычно только один; он избирается вместе с президентом и на тот же срок. В период отсутствия президента вице-президент исполняет в ограниченном объёме некоторые его полномочия; имеет разные частные поручения и общественные обязанности; в случае отставки, импичмента или смерти президента вице-президент во многих странах исполняет его обязанности (сам становясь президентом, как в США, или с титулом и. о. президента) до конца срока; в некоторых странах с этой должностью в таком случае требуются досрочные выборы.

В некоторых странах есть должность заместителей президента, которых назначает президент (например, в ЮАР).

Советский и российский опыт

В СССР в 1990, а в РСФСР в 1991 году был введён пост вице-президента, по американскому образцу. Вице-президент СССР Г. И. Янаев был избран Съездом народных депутатов СССР несколько позже, чем Президент СССР М. С. Горбачёв. Янаев во время событий 19—21 августа 1991 года объявил себя исполняющим обязанности президента, сославшись на болезнь главы советского государства, но в результате был арестован по обвинению в заговоре с целью захвата власти. В январе 1993 года Янаев был отпущен из-под стражи и вскоре амнистирован. Вице-президент РСФСР А. В. Руцкой был избран всенародным голосованием 12 июня 1991 года как одна кандидатура с Президентом РСФСР Б. Н. Ельциным. В ходе конституционного кризиса 21 сентября — 4 октября 1993 г. эта должность была отменена, а Руцкой арестован, но в феврале 1994 года был амнистирован Госдумой ФС РФ вместе с Янаевым. Новая Конституция РФ устранила пост вице-президента. В некоторых союзных республиках (Казахская ССР, Узбекская ССР и Киргизская ССР) должность вице-президента также была введена, но вскоре была упразднена. В настоящее время пост вице-президента, аналогичный советскому в 1990—1991 гг. и российскому в 1991—1993 гг., существует в частично признанном государстве Абхазия.

Преимущества и недостатки вице-президентства

Часто утверждается, что оба союзных (СССР)/российских опыта оказались неудачными, поскольку:

  • Выявилась неопределённость обязанностей второго лица в государстве; при больших полномочиях главы государства вице-президент играл чисто теневую роль, отступая на третий-четвёртый план по сравнению с главой правительства и даже председателем парламента. Руцкому давались поручения вроде «руководства сельским хозяйством РФ»;
  • При наличии положения о переходе власти к вице-президенту в случае низложения президента у политических противников второго появился стимул привлечь в свой лагерь первого («проблема престолонаследника»);
  • В 1993 году часть руководства страны, находившаяся в оппозиции президенту, провозглашала президента низложенным, а вице-президент принимал на себя полномочия главы государства (см. Конституционный кризис 1992—1993 и Роспуск Верховного Совета), что сопровождалось вооружённым столкновением сторонников того и другого. Руцкой был арестован, а пост вице-президента отменён.

Близкие «проблемы» имеются и в США (и отмечались критиками вице-президентства уже в конце XIX в.), что, однако, не мешает вице-президенту выполнять свои обязанности, не создавая проблем президенту. С другой стороны, США являются президентской республикой, то есть президент является главой исполнительной власти, в результате чего отсутствует пост премьер-министра, и нет связанного с ним дублирования полномочий.

Пост вице-президента имеет то преимущество, что немедленный переход власти в случае отставки или смерти президента осуществляется к лицу, также всенародно избранному и представляющему партию, которой народ уже высказал на текущий срок доверие. С другой стороны, в истории США XIX века неоднократно вице-президент, приходя к власти после смерти президента, резко менял политический курс и шёл на конфликт с конгрессом и партиями (ср. Дж. Тайлер, Ч. Артур и особенно Э. Джонсон, который после смерти Линкольна подвергся процедуре импичмента).

Система, при которой в случае вакансии на посту президента исполняющим его обязанности становится не всенародно избранное должностное лицо (например, председатель Сената во Франции, председатель правительства в РФ, маршал Сейма в Польше), а потом через короткий промежуток происходят досрочные выборы, имеет то преимущество, что пост президента, за исключением периодов временного исполнения обязанностей, всегда занимает лицо, прямо избранное именно на этот пост. Но временное исполнение обязанностей может иметь тот недостаток, что назначенный с участием президента его преемник может принять за этот промежуток непопулярные решения в поддержку политики бывшего президента. Например, после отставки Ельцина, в 1999 году, его преемник, ныне Президент России, В. В. Путин первым своим указом (как и. о. Президента) обеспечил Ельцину и членам его семьи неприкосновенность и неподсудность.

С другой стороны, аналогичная ситуация не исключена и в государствах с институтом вице-президентства, в том числе в США. Так, во время кризиса в связи со скандалом Уотергейт всенародно избранный по одному мандату с Р. Никсоном вице-президент Спиро Агню подал в отставку, после чего по представлению Никсона Конгресс утвердил вице-президентом США Джеральда Форда, а через 8 месяцев ушёл в отставку сам Никсон. Ставший президентом Форд (никогда всенародно не избиравшийся) первым распоряжением объявил Никсону, обвинявшемуся в серьёзных преступлениях, помилование.

Напишите отзыв о статье "Вице-президент"

Примечания

Литература


К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Вице-президент

– Non, il fera son entree demain, [Нет, он сделает свой въезд завтра,] – сказал он и продолжал свои рассказы.
Разговор их был прерван криком нескольких голосов у ворот и приходом Мореля, который пришел объявить капитану, что приехали виртембергские гусары и хотят ставить лошадей на тот же двор, на котором стояли лошади капитана. Затруднение происходило преимущественно оттого, что гусары не понимали того, что им говорили.
Капитан велел позвать к себе старшего унтер офицера в строгим голосом спросил у него, к какому полку он принадлежит, кто их начальник и на каком основании он позволяет себе занимать квартиру, которая уже занята. На первые два вопроса немец, плохо понимавший по французски, назвал свой полк и своего начальника; но на последний вопрос он, не поняв его, вставляя ломаные французские слова в немецкую речь, отвечал, что он квартиргер полка и что ему ведено от начальника занимать все дома подряд, Пьер, знавший по немецки, перевел капитану то, что говорил немец, и ответ капитана передал по немецки виртембергскому гусару. Поняв то, что ему говорили, немец сдался и увел своих людей. Капитан вышел на крыльцо, громким голосом отдавая какие то приказания.
Когда он вернулся назад в комнату, Пьер сидел на том же месте, где он сидел прежде, опустив руки на голову. Лицо его выражало страдание. Он действительно страдал в эту минуту. Когда капитан вышел и Пьер остался один, он вдруг опомнился и сознал то положение, в котором находился. Не то, что Москва была взята, и не то, что эти счастливые победители хозяйничали в ней и покровительствовали ему, – как ни тяжело чувствовал это Пьер, не это мучило его в настоящую минуту. Его мучило сознание своей слабости. Несколько стаканов выпитого вина, разговор с этим добродушным человеком уничтожили сосредоточенно мрачное расположение духа, в котором жил Пьер эти последние дни и которое было необходимо для исполнения его намерения. Пистолет, и кинжал, и армяк были готовы, Наполеон въезжал завтра. Пьер точно так же считал полезным и достойным убить злодея; но он чувствовал, что теперь он не сделает этого. Почему? – он не знал, но предчувствовал как будто, что он не исполнит своего намерения. Он боролся против сознания своей слабости, но смутно чувствовал, что ему не одолеть ее, что прежний мрачный строй мыслей о мщенье, убийстве и самопожертвовании разлетелся, как прах, при прикосновении первого человека.
Капитан, слегка прихрамывая и насвистывая что то, вошел в комнату.
Забавлявшая прежде Пьера болтовня француза теперь показалась ему противна. И насвистываемая песенка, и походка, и жест покручиванья усов – все казалось теперь оскорбительным Пьеру.
«Я сейчас уйду, я ни слова больше не скажу с ним», – думал Пьер. Он думал это, а между тем сидел все на том же месте. Какое то странное чувство слабости приковало его к своему месту: он хотел и не мог встать и уйти.
Капитан, напротив, казался очень весел. Он прошелся два раза по комнате. Глаза его блестели, и усы слегка подергивались, как будто он улыбался сам с собой какой то забавной выдумке.
– Charmant, – сказал он вдруг, – le colonel de ces Wurtembourgeois! C'est un Allemand; mais brave garcon, s'il en fut. Mais Allemand. [Прелестно, полковник этих вюртембергцев! Он немец; но славный малый, несмотря на это. Но немец.]
Он сел против Пьера.
– A propos, vous savez donc l'allemand, vous? [Кстати, вы, стало быть, знаете по немецки?]
Пьер смотрел на него молча.
– Comment dites vous asile en allemand? [Как по немецки убежище?]
– Asile? – повторил Пьер. – Asile en allemand – Unterkunft. [Убежище? Убежище – по немецки – Unterkunft.]
– Comment dites vous? [Как вы говорите?] – недоверчиво и быстро переспросил капитан.
– Unterkunft, – повторил Пьер.
– Onterkoff, – сказал капитан и несколько секунд смеющимися глазами смотрел на Пьера. – Les Allemands sont de fieres betes. N'est ce pas, monsieur Pierre? [Экие дурни эти немцы. Не правда ли, мосье Пьер?] – заключил он.
– Eh bien, encore une bouteille de ce Bordeau Moscovite, n'est ce pas? Morel, va nous chauffer encore une pelilo bouteille. Morel! [Ну, еще бутылочку этого московского Бордо, не правда ли? Морель согреет нам еще бутылочку. Морель!] – весело крикнул капитан.
Морель подал свечи и бутылку вина. Капитан посмотрел на Пьера при освещении, и его, видимо, поразило расстроенное лицо его собеседника. Рамбаль с искренним огорчением и участием в лице подошел к Пьеру и нагнулся над ним.
– Eh bien, nous sommes tristes, [Что же это, мы грустны?] – сказал он, трогая Пьера за руку. – Vous aurai je fait de la peine? Non, vrai, avez vous quelque chose contre moi, – переспрашивал он. – Peut etre rapport a la situation? [Может, я огорчил вас? Нет, в самом деле, не имеете ли вы что нибудь против меня? Может быть, касательно положения?]
Пьер ничего не отвечал, но ласково смотрел в глаза французу. Это выражение участия было приятно ему.
– Parole d'honneur, sans parler de ce que je vous dois, j'ai de l'amitie pour vous. Puis je faire quelque chose pour vous? Disposez de moi. C'est a la vie et a la mort. C'est la main sur le c?ur que je vous le dis, [Честное слово, не говоря уже про то, чем я вам обязан, я чувствую к вам дружбу. Не могу ли я сделать для вас что нибудь? Располагайте мною. Это на жизнь и на смерть. Я говорю вам это, кладя руку на сердце,] – сказал он, ударяя себя в грудь.
– Merci, – сказал Пьер. Капитан посмотрел пристально на Пьера так же, как он смотрел, когда узнал, как убежище называлось по немецки, и лицо его вдруг просияло.
– Ah! dans ce cas je bois a notre amitie! [А, в таком случае пью за вашу дружбу!] – весело крикнул он, наливая два стакана вина. Пьер взял налитой стакан и выпил его. Рамбаль выпил свой, пожал еще раз руку Пьера и в задумчиво меланхолической позе облокотился на стол.
– Oui, mon cher ami, voila les caprices de la fortune, – начал он. – Qui m'aurait dit que je serai soldat et capitaine de dragons au service de Bonaparte, comme nous l'appellions jadis. Et cependant me voila a Moscou avec lui. Il faut vous dire, mon cher, – продолжал он грустным я мерным голосом человека, который сбирается рассказывать длинную историю, – que notre nom est l'un des plus anciens de la France. [Да, мой друг, вот колесо фортуны. Кто сказал бы мне, что я буду солдатом и капитаном драгунов на службе у Бонапарта, как мы его, бывало, называли. Однако же вот я в Москве с ним. Надо вам сказать, мой милый… что имя наше одно из самых древних во Франции.]
И с легкой и наивной откровенностью француза капитан рассказал Пьеру историю своих предков, свое детство, отрочество и возмужалость, все свои родственныеимущественные, семейные отношения. «Ma pauvre mere [„Моя бедная мать“.] играла, разумеется, важную роль в этом рассказе.
– Mais tout ca ce n'est que la mise en scene de la vie, le fond c'est l'amour? L'amour! N'est ce pas, monsieur; Pierre? – сказал он, оживляясь. – Encore un verre. [Но все это есть только вступление в жизнь, сущность же ее – это любовь. Любовь! Не правда ли, мосье Пьер? Еще стаканчик.]
Пьер опять выпил и налил себе третий.
– Oh! les femmes, les femmes! [О! женщины, женщины!] – и капитан, замаслившимися глазами глядя на Пьера, начал говорить о любви и о своих любовных похождениях. Их было очень много, чему легко было поверить, глядя на самодовольное, красивое лицо офицера и на восторженное оживление, с которым он говорил о женщинах. Несмотря на то, что все любовные истории Рамбаля имели тот характер пакостности, в котором французы видят исключительную прелесть и поэзию любви, капитан рассказывал свои истории с таким искренним убеждением, что он один испытал и познал все прелести любви, и так заманчиво описывал женщин, что Пьер с любопытством слушал его.