Вишневская, Галина Павловна

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Галина Вишневская

16 мая 2008 года
Основная информация
Имя при рождении

Галина Павловна Иванова

Полное имя

Галина Павловна Вишневская

Место рождения

Ленинград, РСФСР, СССР

Страна

СССР СССР

Профессии

камерная певица,
оперная певица, актриса, театральный режиссёр, режиссёр оперы, педагог

Певческий голос

сопрано

Инструменты

фортепиано

Жанры

опера

Коллективы

Большой театр

Награды

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Гали́на Па́вловна Вишне́вская (урождённая Иванова; 25 октября 1926, Ленинград — 11 декабря 2012, Москва) — советская[1][2][3] оперная певица (сопрано), актриса, театральный режиссёр, педагог; солистка Большого театра Союза ССР в 19521974 гг. Народная артистка СССР (1966)[4]. Полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством».





Биография

Галина Вишневская родилась 25 октября 1926 года в Ленинграде (ныне — Санкт-Петербург), но почти всё детство провела в Кронштадте.

Отец был репрессирован перед войной. Перенесла блокаду Ленинграда, в возрасте шестнадцати лет служила в частях ПВО. Одновременно участвовала в концертах: пела в сопровождении джаз-оркестра на кораблях, кронштадтских фортах, в землянках.

В 1943—1944 годах в течение полугода училась Музыкальной школе для взрослых им. Н. А. Римского-Корсакова в Ленинграде, в классе сольного пения И. С. Дид-Зурабова.

Имея от природы поставленный голос, в 1944 году поступила в хор Ленинградского областного театра оперетты, затем стала исполнять сольные партии. С 1947 года работала в Ленинградской филармонии. С 1951 года брала уроки вокала у В. Н. Гариной в Ленинграде, чередуя занятия классическим вокалом с выступлениями в качестве эстрадной певицы.

В 1952 году приняла участие в конкурсе в стажёрскую группу Большого театра, была принята, несмотря на отсутствие консерваторского образования, и вскоре (по образному выражению Б. А. Покровского) стала «козырной картой в колоде Большого театра», ведущей солисткой главного оперного театра страны, где исполнила более чем 30 партий.

В 1955 году, спустя четыре дня после знакомства, вышла замуж в третий раз за знаменитого впоследствии виолончелиста М. Л. Ростроповича, в ансамбле с которым (М. Л. Ростропович — сначала в качестве пианиста, а впоследствии и дирижёра) выступала на самых престижных концертных площадках мира. В это время певице покровительствовал находившийся последние годы на службе Н. А. Булганин[5].

С 1955 года гастролировала за рубежом: Чехословакия, ГДР, Финляндия, Великобритания, Италия, Франция, Бельгия, США, Канада, Югославия, Австрия, Япония, Австралия, Новая Зеландия и др.

Выступала в «Ковент-Гарден» (Лондон) «Метрополитен-Опера» (Нью-Йорк), Парижской национальной опере, Ла Скала (Милан), Венской государственной опере, Баварской государственной опере, Опере Сан-Франциско.

В 1966 году окончила экстерном Московскую консерваторию.

В 1966 году снялась в заглавной роли в фильме-опере «Катерина Измайлова» Д. Д. Шостаковича (режиссёр М. Г. Шапиро).

Много выступала с концертами. В камерном репертуаре певицы — произведения М. П. Мусоргского, П. И. Чайковского, С. С. Прокофьева, Д. Д. Шостаковича, Р. Шумана, Р. Вагнера, К. Дебюсси, Р. Штрауса, М. де Фальи и др. Была первой исполнительницей ряда посвящённых ей сочинений Д. Д. Шостаковича, Б. Бриттена и других выдающихся современных композиторов. Под впечатлением от прослушивания её записи «Бразильской бахианы» написано стихотворение А. А. Ахматовой «Слушая пение» (1961).

Выступала и записывалась с крупнейшими дирижёрами: Г. фон Караяном, О. Клемперером, И. Б. Маркевичем, Г. Абендротом, А. Ш. Мелик-Пашаевым, Б. Э. Хайкиным и др. Была партнёршей выдающихся певцов: С. Я. Лемешева, И. С. Козловского, Г. М. Нэлеппа, И. И. Петрова, И. К. Архиповой, за рубежом — Д. Фишера-Дискау, П. Доминго, Н. Гедды и др. Стала одной из первых советских оперных певиц, добившихся признания на мировой оперной сцене (изданная на компакт-дисках трансляционная запись спектакля 1964 года театра «Ла Скала» (Милан) «Турандот» Дж. Пуччини, где она выступила вместе с Ф. Корелли и Б. Нильсон, зафиксировала её триумфальный успех в партии Лиу).

Обширная дискография певицы содержит записи опер и камерной музыки.

В сентябре 1969 года Г. Вишневская и М. Ростропович предложили проживать на своей даче А. И. Солженицыну, в октябре 1970 года написали открытое письмо в его поддержку[6]. В ответ на это власти практически полностью исключили упоминание о певице в СМИ, ввели ограничения творческой деятельности. Тем не менее певица продолжала выступления в Большом театре, с успехом гастролировала за рубежом, в 1971 была награждена Орденом Ленина. В марте 1974 года вместе с мужем обратились к Л. И. Брежневу с просьбой о разрешении выезда за границу[7], которая была удовлетворена. В том же году выехала с мужем и детьми за границу на длительный срок, что было оформлено как командировка Министерства культуры СССР[8]. Во время пребывания за рубежом, в марте 1978 года, Г. Вишневская и М. Ростропович были лишены советского гражданства и государственных наград — «за действия, порочащие звание гражданина СССР»[9].

Проживали в США, во Франции. Певица выступала в крупнейших театрах мира, ставила в качестве режиссёра оперные спектакли. Прощальное выступление Г. Вишневской состоялось в парижской Гранд-Опера в октябре 1982 (в опере «Евгений Онегин» П. И. Чайковского, дирижировал М. Ростропович), после чего оставила профессиональную сцену и занялась преподавательской деятельностью. Продолжала концертную деятельность, записывала пластинки, проводила мастер-классы.

В январе 1990 года, после обращений ряда деятелей искусств, Г. Вишневской и М. Ростроповичу было возвращено гражданство СССР, Указ Президиума Верховного Совета СССР о лишении государственных наград был отменён. В феврале 1990 года вернулась в СССР, стала почётным профессором Московской консерватории. От гражданства отказались, заявив, что они не просили его у себя ни отбирать, ни возвращать. До конца своих дней прожила со швейцарским паспортом.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2036 дней]

С 1993 года выступала в качестве драматической актрисы на сцене МХТ им. Чехова в Москве (роль Екатерины Второй в пьесе Е. А. Греминой «За зеркалом»), сыграла главные роли в фильмах «Провинциальный бенефис» (по мотивам пьес А. Н. Островского, режиссёр А. А. Белинский, 1993) и «Александра» (режиссёр А. Н. Сокуров, 2007).

С 2002 года — руководитель Центра оперного пения Галины Вишневской в Москве. С 2006 — председатель жюри Открытого международного конкурса оперных артистов Галины Вишневской. Президент Всероссийской ярмарки певцов в Екатеринбурге.

В 1984 году ею была написана книга «Галина», в которой певица рассказывает о своей жизни, крайне отрицательно оценивает общественный строй в СССР. Книга была опубликована на английском, русском и многих других европейских языках. В СССР книга была издана в годы Перестройки. 24 октября 2011 года Г. Вишневская представила новое издание книги «Галина. История жизни», приуроченное к её юбилею.

Скончалась 11 декабря 2012 года на 87-м году жизни в Москве. Церемония прощания проходила 13 декабря в Центре оперного пения. 14 декабря состоялось отпевание в Храме Христа Спасителя[10]. Похоронена на Новодевичьем кладбище[11][12].

Семья

  • Первый муж — Георгий Вишневский, военный моряк (брак продлился несколько месяцев в 1944 году).
  • Второй муж — Марк Ильич Рубин, директор Ленинградского областного театра оперетты (неофициальный/недооформленный брак с 1944 по 1955)[13].
    • Сын — Илья Рубин (умер в младенчестве в 1945 году).
  • Третий муж — Мстислав Леопольдович Ростропович (19272007), дирижёр, виолончелист (брак с 1955 по 2007).
    • Старшая дочь — Ольга Мстиславовна Ростропович (род. 1956), виолончелистка, возглавляет музыкальный фонд М. Ростроповича, помогающий молодым музыкантам и проводящий ежегодные фестивали, также в настоящее время — художественный руководитель Центра оперного пения.
    • Младшая дочь — Елена Мстиславовна Ростропович (род. 1958), пианистка, руководит международным медицинским фондом «Вишневская — Ростропович», который занимается вакцинацией детей по всему миру.
  • Шестеро внуков: Иван, Сергей, Настасья, Олег, Александр, Мстислав.

Почётные звания и награды

Творчество

Ленинградский областной театр оперетты

Оперные премьеры

Большой театр
  1. 1953 — «Евгений Онегин» П. И. Чайковского — Татьяна
  2. 1954 — «Фиделио» Л. ван Бетховена — Леонора
  3. 1955 — «Снегурочка» Н. А. Римского-Корсакова — Купава
  4. 1957 — «Укрощение строптивой» В. Шебалина — Катарина
  5. 1957 — «Свадьба Фигаро» В. Моцарта — Керубино
  6. 1957 — «Чио-Чио-сан» Дж. Пуччини — Баттерфляй
  7. 1958 — «Аида» Дж. Верди — Аида
  8. 1959 — «Пиковая дама» П. И. Чайковского — Лиза
  9. 1959 — Война и мир" С. С. Прокофьева — Наташа Ростова
  10. 1962 — «Фальстаф» Дж. Верди — Алиса Форд
  11. 1962 — «Фауст» Ш. Гуно — Маргарита
  12. 1962 — «Каменный гость» А. С. Даргомыжского — Донна Анна
  13. 1962 — «Судьба человека» И. И. Дзержинского — Зинка
  14. 1964 — «Травиата» Дж. Верди — Виолетта
  15. 1964 — «Октябрь» В. Мурадели — Марина (Большой театр)
  16. 1965 — «Человеческий голос» Ф. Пуленка — Героиня
  17. 1970 — «Семён Котко» С. С. Прокофьева — Софья
  18. 1970 — «Царская невеста» Н. А. Римского-Корсакова — Марфа
  19. 1971 — «Тоска» Дж. Пуччини — Флория Тоска
  20. 1973 — «Франческа да Римини» С. Рахманинова — Франческа
  21. 1974 — «Игрок» С. С. Прокофьева — Полина
Другие театры
  1. 1964 — «Турандот» Дж. Пуччини — Лиу (Ла Скала, Милан)
  2. 1969 — «Отелло» Дж. Верди — Дездемона (Москва)
  3. 1976 — «Макбет» Дж. Верди — Леди Макбет (Эдинбург)
  4. 1981 — «Иоланта» П. Чайковского — Иоланта (Вашингтон)
  5. 1983 — «Тюрьма» М. М. Ландовского (Экс-ан-Прованс)

Концертные премьеры

  1. 1957 — Девятая симфония л. ван Бетховена — партия сопрано
  2. 1958 — «Реквием» Дж. Верди — партия сопрано
  3. 1961 — «Сатиры» Д. Д. Шостаковича
  4. 1962 — «Песни и пляски смерти» М. П. Мусоргского в инструментовке Д. Д. Шостаковича
  5. 1962 — Торжественная месса Л. ван Бетховена (Эдинбург)
  6. 1963 — «Военный реквием» Б. Бриттена (Лондон)
  7. 1963 — Вторая симфония Г. Малера (Вена)
  8. 1965 — «Эхо поэта» Б. Бриттена
  9. 1965 — Четвёртая симфония Г. Малера
  10. 1967 — Вокальный цикл Д. Д. Шостаковича на стихи А. А. Блока
  11. 1969 — Четырнадцатая симфония Д. Д. Шостаковича
  12. 1972 — Вокальный цикл «Без солнца» М. П. Мусоргского с оркестром
  13. 1979 — «Ребёнок зовёт» М. М. Ландовского (Вашингтон)
  14. 1981 — Те Deum К. Пендерецкого (Вашингтон)
  15. 1983 — «Польский реквием» К. Пендерецкого (Вашингтон)

Фильмография

Роли в кино
  1. 1966 — Катерина Измайлова (фильм-опера) — Катерина Львовна Измайлова
  2. 1972 — Звезда в ночи — Аделина Патти
  3. 1993 — Провинциальный бенефис (по мотивам пьес А. Н. Островского) (режиссёр А. А. Белинский) — Кручинина
  4. 2007 — Александра (реж. А. Н. Сокуров) — бабушка Александра Николаевна.
Озвучивание
  1. 1958 — Евгений Онегин (фильм-опера) — Татьяна Ларина (роль А. В. Шенгелая)
  2. 1961 — Вольный ветер — Стелла (роль Л. И. Пырьевой)
  3. 1964 — Укрощение строптивой (фильм-спектакль) — вокал
  4. 1969 — Эгмонт (фильм-спектакль) — вокал
  5. 1989 — Борис Годунов (фильм-опера) — Марина Мнишек (роль Д. Форест) / хозяйка корчмы
  6. 1992 — Леди Макбет из Мценска — вокал
Участие в фильмах
  1. 1990 — Мстислав Ростропович. Возвращение (документальный)
  2. 1992 — Наш любимый юный дед (документальный)
  3. 1994 — Альфред Шнитке. Портрет с друзьями (документальный)
  4. 2006 — Элегия жизни. Ростропович. Вишневская (режиссёр А. Н. Сокуров) (документальный)
  5. 2008 — Женское лицо войны. «Катюша» (документальный)
  6. 2009 — Двое в мире. Галина Вишневская и Мстислав Ростропович (документальный)
  7. 2010 — Владимир Максимов (из цикла документальных фильмов Острова на телеканале «Культура»)
  8. 2011 — Свидетели. Галина Вишневская. Роман со славой (режиссёр А. Гречиха) (документальный)

Память

В честь Г. Вишневской названы:К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1225 дней]

Напишите отзыв о статье "Вишневская, Галина Павловна"

Примечания

  1. [www.vz.ru/photoreport/611356/#ad-image-0 Взгляд: «Умерла оперная певица Галина Вишневская»]
  2. [www.bbc.co.uk/russian/mobile/russia/2012/12/121210_vishnevskaya_died.shtml BBC: «Умерла оперная певица Галина Вишневская»]
  3. [www.rosbalt.ru/moscow/2012/12/11/1070173.html Росбалт: «Умерла российская оперная певица Галина Вишневская»]
  4. Большая Советская Энциклопедия. Гл. ред. А. М. Прохоров, 3-е изд. Т. 5. Вешин — Газли. 1971. 640 стр., илл.; 38 л. илл. и карт. 1 карта-вкл.
  5. Вишневская Г. П. «Галина», М.: Библиополис, 1994 — ISBN 5-7435-0001-0 стр. 169—179 — Об отношении Булганина
  6. Вишневская Г. П. «Галина», М.: Библиополис, 1994 — ISBN 5-7435-0001-0 стр. 500—502 — Открытое письмо 1970 года
  7. Вишневская Г. П. «Галина», М.: Библиополис, 1994 — ISBN 5-7435-0001-0 стр. 503 — Письмо Брежневу
  8. [www.pravmir.ru/galina-vishnevskaya-pismo-l-i-brezhnevu-v-vashix-silax-zastavit-nas-peremenit-mesto-zhitelstva-no-vy-bessilny-peremenit-nashi-serdca/ Галина Вишневская. Письмо Л. И. Брежневу: «В ваших силах заставить нас переменить место жительства, но Вы бессильны переменить наши сердца»]
  9. Идеологические перерожденцы // «Известия» № 63 (18823) от 16 марта 1978 г., стр.4.
  10. [www.newsru.com/cinema/13dec2012/vishnevskaya.html Сотни людей, включая президента, пришли попрощаться с Галиной Вишневской]
  11. [ria.ru/culture/20121211/914351722.html Скончалась оперная певица Галина Вишневская] (рус.). РИА Новости. Проверено 11 декабря 2012.
  12. [www.km.ru/muzyka/2012/12/11/persony-i-sobytiya-v-mire-muzyki/699376-skonchalas-narodnaya-artistka-sssr-galina- Скончалась народная артистка СССР Галина Вишневская KM.RU]
  13. Вишневская Г. П. «Галина», М.: Библиополис, 1994 — ISBN 5-7435-0001-0 стр. 168 — О знакомстве с Ростроповичем
  14. [www.gumer.info/bibliotek_Buks/Culture/Teatr/_69.php Театральная Энциклопедия. драма опера балет оперетта цирк эстрада драматург режиссёр]
  15. [dic.academic.ru/dic.nsf/enc_biography/130002/Вишневская Вишневская, Галина Павловна]
  16. [ria.ru/culture/20120303/584188744.html Авдеев вручил премии правительства деятелям культуры] // РИА Новости
  17. [kremlin.ru/acts/bank/17483 Распоряжение Президента Российской Федерации от 25 октября 2001 года № 583-рп «О поощрении Вишневской Г. П»]
  18. [kremlin.ru/acts/bank/34082 Указ Президента Российской Федерации от 18 октября 2011 года № 1373 «О награждении государственными наградами Российской Федерации»]
  19. [kremlin.ru/acts/bank/10185 Указ Президента Российской Федерации от 25 октября 1996 года № 1489 «О награждении орденом „За заслуги перед Отечеством“ III степени Вишневской Г. П.»]
  20. [kremlin.ru/acts/bank/24469 Указ Президента Российской Федерации от 25 октября 2006 года № 1189 «О награждении орденом „За заслуги перед Отечеством“ II степени Вишневской Г. П.»]
  21. [kremlin.ru/acts/bank/36382 Указ Президента Российской Федерации от 1 декабря 2012 года № 1585 «О награждении орденом „За заслуги перед Отечеством“ I степени Вишневской Г. П.»]
  22. [www.patriarchia.ru/db/text/1656939.html Народной артистке СССР Галине Вишневской вручён орден преподобной Евфросинии Московской ]
  23. [www.ex.ru/content/ii-%D1%86%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%BC%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D1%8F-0 II Торжественная церемония вручения Национальной премии общественного признания достижений женщин России «Олимпия»]. Российская академия бизнеса и предпринимательства. Проверено 7 мая 2016.
  24. ex.ru/content/ix-церемония-0
  25. [www.puccinifestival.it/en/puccini-award/ The Puccini Award]. Fondazione Festival Pucciniano. Проверено 7 мая 2016.
  26. [www.ex.ru/content/%D0%BB%D0%B0%D1%83%D1%80%D0%B5%D0%B0%D1%82%D1%8B-%D0%BE%D0%B1%D1%89%D0%B5%D0%BD%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D0%B9-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%BC%D1%8B-%C2%AB%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%8F%D0%BD%D0%B8%D0%BD-%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D0%B0%C2%BB-%D0%B7%D0%B0-2005-%D0%B3%D0%BE%D0%B4 Лауреаты общенациональной программы «Россиянин года» за 2005 год]. Российская академия бизнеса и предпринимательства. Проверено 7 мая 2016.
  27. [kinopressa.ru/white-elephant/httpkinopressa-rupage_id359 Премия «Белый слон» — 2007]. Кинопресса. Сайт гильдии киноведов и кинокритиков. Проверено 7 мая 2016.
  28. [www.zsno.ru/ru/obl/honorary/ Почетные граждане Нижегородской области]. Законодательное собрание Нижегородской области. Проверено 7 мая 2016.
  29. [s.mos.ru/common/upload/26.06.2013_64-02-616_13__..__.._e963ac6fc4599c241e8898a982121694.pdf Постановление Правительства Москвы от 26 июня 2013 года № 412-ПП «О присвоении наименований линейным транспортным объектам города Москвы»]
  30. [www.aviaport.ru/digest/2013/09/05/263359.html АвиаПорт. Ru / Дайджест / Аэрофлот ввел в эксплуатацию лайнер А321 «Г. Вишневская»]
  31. [www.minorplanetcenter.net/db_search/show_object?utf8=%E2%9C%93&object_id=4919 (4919) Vishnevskaya] (англ.). Minor Planet Center. Проверено 7 мая 2016.

Источники

  • Вишневская Г. П. «Галина», М.: Вагриус, 2006 — ISBN 5-9697-0281-1

Ссылки

Отрывок, характеризующий Вишневская, Галина Павловна

Наташа, не дослушав княжны Марьи, опять вопросительно поглядела на Пьера.
– И оттого, – продолжал Пьер, – что только тот человек, который верит в то, что есть бог, управляющий нами, может перенести такую потерю, как ее и… ваша, – сказал Пьер.
Наташа раскрыла уже рот, желая сказать что то, но вдруг остановилась. Пьер поспешил отвернуться от нее и обратился опять к княжне Марье с вопросом о последних днях жизни своего друга. Смущение Пьера теперь почти исчезло; но вместе с тем он чувствовал, что исчезла вся его прежняя свобода. Он чувствовал, что над каждым его словом, действием теперь есть судья, суд, который дороже ему суда всех людей в мире. Он говорил теперь и вместе с своими словами соображал то впечатление, которое производили его слова на Наташу. Он не говорил нарочно того, что бы могло понравиться ей; но, что бы он ни говорил, он с ее точки зрения судил себя.
Княжна Марья неохотно, как это всегда бывает, начала рассказывать про то положение, в котором она застала князя Андрея. Но вопросы Пьера, его оживленно беспокойный взгляд, его дрожащее от волнения лицо понемногу заставили ее вдаться в подробности, которые она боялась для самой себя возобновлять в воображенье.
– Да, да, так, так… – говорил Пьер, нагнувшись вперед всем телом над княжной Марьей и жадно вслушиваясь в ее рассказ. – Да, да; так он успокоился? смягчился? Он так всеми силами души всегда искал одного; быть вполне хорошим, что он не мог бояться смерти. Недостатки, которые были в нем, – если они были, – происходили не от него. Так он смягчился? – говорил Пьер. – Какое счастье, что он свиделся с вами, – сказал он Наташе, вдруг обращаясь к ней и глядя на нее полными слез глазами.
Лицо Наташи вздрогнуло. Она нахмурилась и на мгновенье опустила глаза. С минуту она колебалась: говорить или не говорить?
– Да, это было счастье, – сказала она тихим грудным голосом, – для меня наверное это было счастье. – Она помолчала. – И он… он… он говорил, что он желал этого, в ту минуту, как я пришла к нему… – Голос Наташи оборвался. Она покраснела, сжала руки на коленах и вдруг, видимо сделав усилие над собой, подняла голову и быстро начала говорить:
– Мы ничего не знали, когда ехали из Москвы. Я не смела спросить про него. И вдруг Соня сказала мне, что он с нами. Я ничего не думала, не могла представить себе, в каком он положении; мне только надо было видеть его, быть с ним, – говорила она, дрожа и задыхаясь. И, не давая перебивать себя, она рассказала то, чего она еще никогда, никому не рассказывала: все то, что она пережила в те три недели их путешествия и жизни в Ярославль.
Пьер слушал ее с раскрытым ртом и не спуская с нее своих глаз, полных слезами. Слушая ее, он не думал ни о князе Андрее, ни о смерти, ни о том, что она рассказывала. Он слушал ее и только жалел ее за то страдание, которое она испытывала теперь, рассказывая.
Княжна, сморщившись от желания удержать слезы, сидела подле Наташи и слушала в первый раз историю этих последних дней любви своего брата с Наташей.
Этот мучительный и радостный рассказ, видимо, был необходим для Наташи.
Она говорила, перемешивая ничтожнейшие подробности с задушевнейшими тайнами, и, казалось, никогда не могла кончить. Несколько раз она повторяла то же самое.
За дверью послышался голос Десаля, спрашивавшего, можно ли Николушке войти проститься.
– Да вот и все, все… – сказала Наташа. Она быстро встала, в то время как входил Николушка, и почти побежала к двери, стукнулась головой о дверь, прикрытую портьерой, и с стоном не то боли, не то печали вырвалась из комнаты.
Пьер смотрел на дверь, в которую она вышла, и не понимал, отчего он вдруг один остался во всем мире.
Княжна Марья вызвала его из рассеянности, обратив его внимание на племянника, который вошел в комнату.
Лицо Николушки, похожее на отца, в минуту душевного размягчения, в котором Пьер теперь находился, так на него подействовало, что он, поцеловав Николушку, поспешно встал и, достав платок, отошел к окну. Он хотел проститься с княжной Марьей, но она удержала его.
– Нет, мы с Наташей не спим иногда до третьего часа; пожалуйста, посидите. Я велю дать ужинать. Подите вниз; мы сейчас придем.
Прежде чем Пьер вышел, княжна сказала ему:
– Это в первый раз она так говорила о нем.


Пьера провели в освещенную большую столовую; через несколько минут послышались шаги, и княжна с Наташей вошли в комнату. Наташа была спокойна, хотя строгое, без улыбки, выражение теперь опять установилось на ее лице. Княжна Марья, Наташа и Пьер одинаково испытывали то чувство неловкости, которое следует обыкновенно за оконченным серьезным и задушевным разговором. Продолжать прежний разговор невозможно; говорить о пустяках – совестно, а молчать неприятно, потому что хочется говорить, а этим молчанием как будто притворяешься. Они молча подошли к столу. Официанты отодвинули и пододвинули стулья. Пьер развернул холодную салфетку и, решившись прервать молчание, взглянул на Наташу и княжну Марью. Обе, очевидно, в то же время решились на то же: у обеих в глазах светилось довольство жизнью и признание того, что, кроме горя, есть и радости.
– Вы пьете водку, граф? – сказала княжна Марья, и эти слова вдруг разогнали тени прошедшего.
– Расскажите же про себя, – сказала княжна Марья. – Про вас рассказывают такие невероятные чудеса.
– Да, – с своей, теперь привычной, улыбкой кроткой насмешки отвечал Пьер. – Мне самому даже рассказывают про такие чудеса, каких я и во сне не видел. Марья Абрамовна приглашала меня к себе и все рассказывала мне, что со мной случилось, или должно было случиться. Степан Степаныч тоже научил меня, как мне надо рассказывать. Вообще я заметил, что быть интересным человеком очень покойно (я теперь интересный человек); меня зовут и мне рассказывают.
Наташа улыбнулась и хотела что то сказать.
– Нам рассказывали, – перебила ее княжна Марья, – что вы в Москве потеряли два миллиона. Правда это?
– А я стал втрое богаче, – сказал Пьер. Пьер, несмотря на то, что долги жены и необходимость построек изменили его дела, продолжал рассказывать, что он стал втрое богаче.
– Что я выиграл несомненно, – сказал он, – так это свободу… – начал он было серьезно; но раздумал продолжать, заметив, что это был слишком эгоистический предмет разговора.
– А вы строитесь?
– Да, Савельич велит.
– Скажите, вы не знали еще о кончине графини, когда остались в Москве? – сказала княжна Марья и тотчас же покраснела, заметив, что, делая этот вопрос вслед за его словами о том, что он свободен, она приписывает его словам такое значение, которого они, может быть, не имели.
– Нет, – отвечал Пьер, не найдя, очевидно, неловким то толкование, которое дала княжна Марья его упоминанию о своей свободе. – Я узнал это в Орле, и вы не можете себе представить, как меня это поразило. Мы не были примерные супруги, – сказал он быстро, взглянув на Наташу и заметив в лице ее любопытство о том, как он отзовется о своей жене. – Но смерть эта меня страшно поразила. Когда два человека ссорятся – всегда оба виноваты. И своя вина делается вдруг страшно тяжела перед человеком, которого уже нет больше. И потом такая смерть… без друзей, без утешения. Мне очень, очень жаль еe, – кончил он и с удовольствием заметил радостное одобрение на лице Наташи.
– Да, вот вы опять холостяк и жених, – сказала княжна Марья.
Пьер вдруг багрово покраснел и долго старался не смотреть на Наташу. Когда он решился взглянуть на нее, лицо ее было холодно, строго и даже презрительно, как ему показалось.
– Но вы точно видели и говорили с Наполеоном, как нам рассказывали? – сказала княжна Марья.
Пьер засмеялся.
– Ни разу, никогда. Всегда всем кажется, что быть в плену – значит быть в гостях у Наполеона. Я не только не видал его, но и не слыхал о нем. Я был гораздо в худшем обществе.
Ужин кончался, и Пьер, сначала отказывавшийся от рассказа о своем плене, понемногу вовлекся в этот рассказ.
– Но ведь правда, что вы остались, чтоб убить Наполеона? – спросила его Наташа, слегка улыбаясь. – Я тогда догадалась, когда мы вас встретили у Сухаревой башни; помните?
Пьер признался, что это была правда, и с этого вопроса, понемногу руководимый вопросами княжны Марьи и в особенности Наташи, вовлекся в подробный рассказ о своих похождениях.
Сначала он рассказывал с тем насмешливым, кротким взглядом, который он имел теперь на людей и в особенности на самого себя; но потом, когда он дошел до рассказа об ужасах и страданиях, которые он видел, он, сам того не замечая, увлекся и стал говорить с сдержанным волнением человека, в воспоминании переживающего сильные впечатления.
Княжна Марья с кроткой улыбкой смотрела то на Пьера, то на Наташу. Она во всем этом рассказе видела только Пьера и его доброту. Наташа, облокотившись на руку, с постоянно изменяющимся, вместе с рассказом, выражением лица, следила, ни на минуту не отрываясь, за Пьером, видимо, переживая с ним вместе то, что он рассказывал. Не только ее взгляд, но восклицания и короткие вопросы, которые она делала, показывали Пьеру, что из того, что он рассказывал, она понимала именно то, что он хотел передать. Видно было, что она понимала не только то, что он рассказывал, но и то, что он хотел бы и не мог выразить словами. Про эпизод свой с ребенком и женщиной, за защиту которых он был взят, Пьер рассказал таким образом:
– Это было ужасное зрелище, дети брошены, некоторые в огне… При мне вытащили ребенка… женщины, с которых стаскивали вещи, вырывали серьги…
Пьер покраснел и замялся.
– Тут приехал разъезд, и всех тех, которые не грабили, всех мужчин забрали. И меня.
– Вы, верно, не все рассказываете; вы, верно, сделали что нибудь… – сказала Наташа и помолчала, – хорошее.
Пьер продолжал рассказывать дальше. Когда он рассказывал про казнь, он хотел обойти страшные подробности; но Наташа требовала, чтобы он ничего не пропускал.
Пьер начал было рассказывать про Каратаева (он уже встал из за стола и ходил, Наташа следила за ним глазами) и остановился.
– Нет, вы не можете понять, чему я научился у этого безграмотного человека – дурачка.
– Нет, нет, говорите, – сказала Наташа. – Он где же?
– Его убили почти при мне. – И Пьер стал рассказывать последнее время их отступления, болезнь Каратаева (голос его дрожал беспрестанно) и его смерть.
Пьер рассказывал свои похождения так, как он никогда их еще не рассказывал никому, как он сам с собою никогда еще не вспоминал их. Он видел теперь как будто новое значение во всем том, что он пережил. Теперь, когда он рассказывал все это Наташе, он испытывал то редкое наслаждение, которое дают женщины, слушая мужчину, – не умные женщины, которые, слушая, стараются или запомнить, что им говорят, для того чтобы обогатить свой ум и при случае пересказать то же или приладить рассказываемое к своему и сообщить поскорее свои умные речи, выработанные в своем маленьком умственном хозяйстве; а то наслажденье, которое дают настоящие женщины, одаренные способностью выбирания и всасыванья в себя всего лучшего, что только есть в проявлениях мужчины. Наташа, сама не зная этого, была вся внимание: она не упускала ни слова, ни колебания голоса, ни взгляда, ни вздрагиванья мускула лица, ни жеста Пьера. Она на лету ловила еще не высказанное слово и прямо вносила в свое раскрытое сердце, угадывая тайный смысл всей душевной работы Пьера.
Княжна Марья понимала рассказ, сочувствовала ему, но она теперь видела другое, что поглощало все ее внимание; она видела возможность любви и счастия между Наташей и Пьером. И в первый раз пришедшая ей эта мысль наполняла ее душу радостию.
Было три часа ночи. Официанты с грустными и строгими лицами приходили переменять свечи, но никто не замечал их.
Пьер кончил свой рассказ. Наташа блестящими, оживленными глазами продолжала упорно и внимательно глядеть на Пьера, как будто желая понять еще то остальное, что он не высказал, может быть. Пьер в стыдливом и счастливом смущении изредка взглядывал на нее и придумывал, что бы сказать теперь, чтобы перевести разговор на другой предмет. Княжна Марья молчала. Никому в голову не приходило, что три часа ночи и что пора спать.
– Говорят: несчастия, страдания, – сказал Пьер. – Да ежели бы сейчас, сию минуту мне сказали: хочешь оставаться, чем ты был до плена, или сначала пережить все это? Ради бога, еще раз плен и лошадиное мясо. Мы думаем, как нас выкинет из привычной дорожки, что все пропало; а тут только начинается новое, хорошее. Пока есть жизнь, есть и счастье. Впереди много, много. Это я вам говорю, – сказал он, обращаясь к Наташе.
– Да, да, – сказала она, отвечая на совсем другое, – и я ничего бы не желала, как только пережить все сначала.
Пьер внимательно посмотрел на нее.
– Да, и больше ничего, – подтвердила Наташа.
– Неправда, неправда, – закричал Пьер. – Я не виноват, что я жив и хочу жить; и вы тоже.
Вдруг Наташа опустила голову на руки и заплакала.
– Что ты, Наташа? – сказала княжна Марья.
– Ничего, ничего. – Она улыбнулась сквозь слезы Пьеру. – Прощайте, пора спать.
Пьер встал и простился.

Княжна Марья и Наташа, как и всегда, сошлись в спальне. Они поговорили о том, что рассказывал Пьер. Княжна Марья не говорила своего мнения о Пьере. Наташа тоже не говорила о нем.
– Ну, прощай, Мари, – сказала Наташа. – Знаешь, я часто боюсь, что мы не говорим о нем (князе Андрее), как будто мы боимся унизить наше чувство, и забываем.
Княжна Марья тяжело вздохнула и этим вздохом признала справедливость слов Наташи; но словами она не согласилась с ней.
– Разве можно забыть? – сказала она.
– Мне так хорошо было нынче рассказать все; и тяжело, и больно, и хорошо. Очень хорошо, – сказала Наташа, – я уверена, что он точно любил его. От этого я рассказала ему… ничего, что я рассказала ему? – вдруг покраснев, спросила она.
– Пьеру? О нет! Какой он прекрасный, – сказала княжна Марья.
– Знаешь, Мари, – вдруг сказала Наташа с шаловливой улыбкой, которой давно не видала княжна Марья на ее лице. – Он сделался какой то чистый, гладкий, свежий; точно из бани, ты понимаешь? – морально из бани. Правда?
– Да, – сказала княжна Марья, – он много выиграл.
– И сюртучок коротенький, и стриженые волосы; точно, ну точно из бани… папа, бывало…
– Я понимаю, что он (князь Андрей) никого так не любил, как его, – сказала княжна Марья.
– Да, и он особенный от него. Говорят, что дружны мужчины, когда совсем особенные. Должно быть, это правда. Правда, он совсем на него не похож ничем?
– Да, и чудесный.
– Ну, прощай, – отвечала Наташа. И та же шаловливая улыбка, как бы забывшись, долго оставалась на ее лице.


Пьер долго не мог заснуть в этот день; он взад и вперед ходил по комнате, то нахмурившись, вдумываясь во что то трудное, вдруг пожимая плечами и вздрагивая, то счастливо улыбаясь.
Он думал о князе Андрее, о Наташе, об их любви, и то ревновал ее к прошедшему, то упрекал, то прощал себя за это. Было уже шесть часов утра, а он все ходил по комнате.
«Ну что ж делать. Уж если нельзя без этого! Что ж делать! Значит, так надо», – сказал он себе и, поспешно раздевшись, лег в постель, счастливый и взволнованный, но без сомнений и нерешительностей.
«Надо, как ни странно, как ни невозможно это счастье, – надо сделать все для того, чтобы быть с ней мужем и женой», – сказал он себе.
Пьер еще за несколько дней перед этим назначил в пятницу день своего отъезда в Петербург. Когда он проснулся, в четверг, Савельич пришел к нему за приказаниями об укладке вещей в дорогу.
«Как в Петербург? Что такое Петербург? Кто в Петербурге? – невольно, хотя и про себя, спросил он. – Да, что то такое давно, давно, еще прежде, чем это случилось, я зачем то собирался ехать в Петербург, – вспомнил он. – Отчего же? я и поеду, может быть. Какой он добрый, внимательный, как все помнит! – подумал он, глядя на старое лицо Савельича. – И какая улыбка приятная!» – подумал он.
– Что ж, все не хочешь на волю, Савельич? – спросил Пьер.
– Зачем мне, ваше сиятельство, воля? При покойном графе, царство небесное, жили и при вас обиды не видим.
– Ну, а дети?
– И дети проживут, ваше сиятельство: за такими господами жить можно.
– Ну, а наследники мои? – сказал Пьер. – Вдруг я женюсь… Ведь может случиться, – прибавил он с невольной улыбкой.
– И осмеливаюсь доложить: хорошее дело, ваше сиятельство.
«Как он думает это легко, – подумал Пьер. – Он не знает, как это страшно, как опасно. Слишком рано или слишком поздно… Страшно!»
– Как же изволите приказать? Завтра изволите ехать? – спросил Савельич.
– Нет; я немножко отложу. Я тогда скажу. Ты меня извини за хлопоты, – сказал Пьер и, глядя на улыбку Савельича, подумал: «Как странно, однако, что он не знает, что теперь нет никакого Петербурга и что прежде всего надо, чтоб решилось то. Впрочем, он, верно, знает, но только притворяется. Поговорить с ним? Как он думает? – подумал Пьер. – Нет, после когда нибудь».
За завтраком Пьер сообщил княжне, что он был вчера у княжны Марьи и застал там, – можете себе представить кого? – Натали Ростову.
Княжна сделала вид, что она в этом известии не видит ничего более необыкновенного, как в том, что Пьер видел Анну Семеновну.
– Вы ее знаете? – спросил Пьер.
– Я видела княжну, – отвечала она. – Я слышала, что ее сватали за молодого Ростова. Это было бы очень хорошо для Ростовых; говорят, они совсем разорились.
– Нет, Ростову вы знаете?
– Слышала тогда только про эту историю. Очень жалко.
«Нет, она не понимает или притворяется, – подумал Пьер. – Лучше тоже не говорить ей».
Княжна также приготавливала провизию на дорогу Пьеру.
«Как они добры все, – думал Пьер, – что они теперь, когда уж наверное им это не может быть более интересно, занимаются всем этим. И все для меня; вот что удивительно».
В этот же день к Пьеру приехал полицеймейстер с предложением прислать доверенного в Грановитую палату для приема вещей, раздаваемых нынче владельцам.
«Вот и этот тоже, – думал Пьер, глядя в лицо полицеймейстера, – какой славный, красивый офицер и как добр! Теперь занимается такими пустяками. А еще говорят, что он не честен и пользуется. Какой вздор! А впрочем, отчего же ему и не пользоваться? Он так и воспитан. И все так делают. А такое приятное, доброе лицо, и улыбается, глядя на меня».
Пьер поехал обедать к княжне Марье.
Проезжая по улицам между пожарищами домов, он удивлялся красоте этих развалин. Печные трубы домов, отвалившиеся стены, живописно напоминая Рейн и Колизей, тянулись, скрывая друг друга, по обгорелым кварталам. Встречавшиеся извозчики и ездоки, плотники, рубившие срубы, торговки и лавочники, все с веселыми, сияющими лицами, взглядывали на Пьера и говорили как будто: «А, вот он! Посмотрим, что выйдет из этого».
При входе в дом княжны Марьи на Пьера нашло сомнение в справедливости того, что он был здесь вчера, виделся с Наташей и говорил с ней. «Может быть, это я выдумал. Может быть, я войду и никого не увижу». Но не успел он вступить в комнату, как уже во всем существе своем, по мгновенному лишению своей свободы, он почувствовал ее присутствие. Она была в том же черном платье с мягкими складками и так же причесана, как и вчера, но она была совсем другая. Если б она была такою вчера, когда он вошел в комнату, он бы не мог ни на мгновение не узнать ее.
Она была такою же, какою он знал ее почти ребенком и потом невестой князя Андрея. Веселый вопросительный блеск светился в ее глазах; на лице было ласковое и странно шаловливое выражение.
Пьер обедал и просидел бы весь вечер; но княжна Марья ехала ко всенощной, и Пьер уехал с ними вместе.
На другой день Пьер приехал рано, обедал и просидел весь вечер. Несмотря на то, что княжна Марья и Наташа были очевидно рады гостю; несмотря на то, что весь интерес жизни Пьера сосредоточивался теперь в этом доме, к вечеру они всё переговорили, и разговор переходил беспрестанно с одного ничтожного предмета на другой и часто прерывался. Пьер засиделся в этот вечер так поздно, что княжна Марья и Наташа переглядывались между собою, очевидно ожидая, скоро ли он уйдет. Пьер видел это и не мог уйти. Ему становилось тяжело, неловко, но он все сидел, потому что не мог подняться и уйти.
Княжна Марья, не предвидя этому конца, первая встала и, жалуясь на мигрень, стала прощаться.
– Так вы завтра едете в Петербург? – сказала ока.
– Нет, я не еду, – с удивлением и как будто обидясь, поспешно сказал Пьер. – Да нет, в Петербург? Завтра; только я не прощаюсь. Я заеду за комиссиями, – сказал он, стоя перед княжной Марьей, краснея и не уходя.
Наташа подала ему руку и вышла. Княжна Марья, напротив, вместо того чтобы уйти, опустилась в кресло и своим лучистым, глубоким взглядом строго и внимательно посмотрела на Пьера. Усталость, которую она очевидно выказывала перед этим, теперь совсем прошла. Она тяжело и продолжительно вздохнула, как будто приготавливаясь к длинному разговору.
Все смущение и неловкость Пьера, при удалении Наташи, мгновенно исчезли и заменились взволнованным оживлением. Он быстро придвинул кресло совсем близко к княжне Марье.
– Да, я и хотел сказать вам, – сказал он, отвечая, как на слова, на ее взгляд. – Княжна, помогите мне. Что мне делать? Могу я надеяться? Княжна, друг мой, выслушайте меня. Я все знаю. Я знаю, что я не стою ее; я знаю, что теперь невозможно говорить об этом. Но я хочу быть братом ей. Нет, я не хочу.. я не могу…
Он остановился и потер себе лицо и глаза руками.
– Ну, вот, – продолжал он, видимо сделав усилие над собой, чтобы говорить связно. – Я не знаю, с каких пор я люблю ее. Но я одну только ее, одну любил во всю мою жизнь и люблю так, что без нее не могу себе представить жизни. Просить руки ее теперь я не решаюсь; но мысль о том, что, может быть, она могла бы быть моею и что я упущу эту возможность… возможность… ужасна. Скажите, могу я надеяться? Скажите, что мне делать? Милая княжна, – сказал он, помолчав немного и тронув ее за руку, так как она не отвечала.
– Я думаю о том, что вы мне сказали, – отвечала княжна Марья. – Вот что я скажу вам. Вы правы, что теперь говорить ей об любви… – Княжна остановилась. Она хотела сказать: говорить ей о любви теперь невозможно; но она остановилась, потому что она третий день видела по вдруг переменившейся Наташе, что не только Наташа не оскорбилась бы, если б ей Пьер высказал свою любовь, но что она одного только этого и желала.
– Говорить ей теперь… нельзя, – все таки сказала княжна Марья.
– Но что же мне делать?
– Поручите это мне, – сказала княжна Марья. – Я знаю…
Пьер смотрел в глаза княжне Марье.
– Ну, ну… – говорил он.
– Я знаю, что она любит… полюбит вас, – поправилась княжна Марья.
Не успела она сказать эти слова, как Пьер вскочил и с испуганным лицом схватил за руку княжну Марью.
– Отчего вы думаете? Вы думаете, что я могу надеяться? Вы думаете?!
– Да, думаю, – улыбаясь, сказала княжна Марья. – Напишите родителям. И поручите мне. Я скажу ей, когда будет можно. Я желаю этого. И сердце мое чувствует, что это будет.
– Нет, это не может быть! Как я счастлив! Но это не может быть… Как я счастлив! Нет, не может быть! – говорил Пьер, целуя руки княжны Марьи.
– Вы поезжайте в Петербург; это лучше. А я напишу вам, – сказала она.
– В Петербург? Ехать? Хорошо, да, ехать. Но завтра я могу приехать к вам?
На другой день Пьер приехал проститься. Наташа была менее оживлена, чем в прежние дни; но в этот день, иногда взглянув ей в глаза, Пьер чувствовал, что он исчезает, что ни его, ни ее нет больше, а есть одно чувство счастья. «Неужели? Нет, не может быть», – говорил он себе при каждом ее взгляде, жесте, слове, наполнявших его душу радостью.
Когда он, прощаясь с нею, взял ее тонкую, худую руку, он невольно несколько дольше удержал ее в своей.
«Неужели эта рука, это лицо, эти глаза, все это чуждое мне сокровище женской прелести, неужели это все будет вечно мое, привычное, такое же, каким я сам для себя? Нет, это невозможно!..»
– Прощайте, граф, – сказала она ему громко. – Я очень буду ждать вас, – прибавила она шепотом.
И эти простые слова, взгляд и выражение лица, сопровождавшие их, в продолжение двух месяцев составляли предмет неистощимых воспоминаний, объяснений и счастливых мечтаний Пьера. «Я очень буду ждать вас… Да, да, как она сказала? Да, я очень буду ждать вас. Ах, как я счастлив! Что ж это такое, как я счастлив!» – говорил себе Пьер.


В душе Пьера теперь не происходило ничего подобного тому, что происходило в ней в подобных же обстоятельствах во время его сватовства с Элен.
Он не повторял, как тогда, с болезненным стыдом слов, сказанных им, не говорил себе: «Ах, зачем я не сказал этого, и зачем, зачем я сказал тогда „je vous aime“?» [я люблю вас] Теперь, напротив, каждое слово ее, свое он повторял в своем воображении со всеми подробностями лица, улыбки и ничего не хотел ни убавить, ни прибавить: хотел только повторять. Сомнений в том, хорошо ли, или дурно то, что он предпринял, – теперь не было и тени. Одно только страшное сомнение иногда приходило ему в голову. Не во сне ли все это? Не ошиблась ли княжна Марья? Не слишком ли я горд и самонадеян? Я верю; а вдруг, что и должно случиться, княжна Марья скажет ей, а она улыбнется и ответит: «Как странно! Он, верно, ошибся. Разве он не знает, что он человек, просто человек, а я?.. Я совсем другое, высшее».
Только это сомнение часто приходило Пьеру. Планов он тоже не делал теперь никаких. Ему казалось так невероятно предстоящее счастье, что стоило этому совершиться, и уж дальше ничего не могло быть. Все кончалось.
Радостное, неожиданное сумасшествие, к которому Пьер считал себя неспособным, овладело им. Весь смысл жизни, не для него одного, но для всего мира, казался ему заключающимся только в его любви и в возможности ее любви к нему. Иногда все люди казались ему занятыми только одним – его будущим счастьем. Ему казалось иногда, что все они радуются так же, как и он сам, и только стараются скрыть эту радость, притворяясь занятыми другими интересами. В каждом слове и движении он видел намеки на свое счастие. Он часто удивлял людей, встречавшихся с ним, своими значительными, выражавшими тайное согласие, счастливыми взглядами и улыбками. Но когда он понимал, что люди могли не знать про его счастье, он от всей души жалел их и испытывал желание как нибудь объяснить им, что все то, чем они заняты, есть совершенный вздор и пустяки, не стоящие внимания.