Военно-Грузинская дорога

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Координаты: 42°30′15″ с. ш. 44°27′14″ в. д. / 42.5042° с. ш. 44.4538° в. д. / 42.5042; 44.4538 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=42.5042&mlon=44.4538&zoom=14 (O)] (Я)

Автодорога
Военно-Грузинская дорога

Страна

Россия Россия, Грузия Грузия

Длина

208

Начало

Владикавказ

Через

Нижний Ларс, Степанцминда, Гудаури, Ананури, Жинвали, Мцхета

Конец

Тбилиси

Дорожное покрытие

асфальт

 Военно-Грузинская дорога на Викискладе?
Автодорога
А161

Страна

Россия Россия

Регион

Северная Осетия

Статус

региональная

Владелец

государственная

Управляется

ФГУ «Управление ордена Знак Почёта Северо-Кавказских автомобильных дорог Федерального дорожного агентства»

Длина

33

Начало

Владикавказ

Через

Нижний Ларс

Конец

государственная граница с Грузией

Дорожное покрытие

асфальт

Автодорога

Страна

Грузия Грузия

Регион

Мцхета-Мтианети

Начало

государственная граница с Российской Федерацией

Через

Степанцминда, Гудаури, Ананури, Жинвали, Мцхета

Конец

Тбилиси

Дорожное покрытие

асфальт

Вое́нно-Грузи́нская доро́га (груз. საქართველოს სამხედრო გზა, осет. Арвыкомы фæндаг, дословно: «дорога Небесного ущелья») — историческое название дороги через Главный Кавказский хребет, соединяющей города Владикавказ (Северная Осетия) и Тбилиси (Грузия). Длина 208 км. Дорога поднимается по долине реки Терек, пересекает Скалистый хребет по Дарьяльскому ущелью, затем по ущелью реки Байдарка поднимается к Крестовому перевалу (высота 2384 м), откуда спускается в долину реки Белая Арагви и по правобережью реки Кура подходит к Тбилиси.

В перечне автомобильных дорог общего пользования федерального значения России числится как автомобильная дорога А161: Владикавказ — Нижний Ларс — граница с Грузией[1]. До 31 декабря 2017 года допускается использование прежнего обозначения автодороги Р301.

Контрольно-пропускные пункты на российско-грузинской границе — Верхний Ларс (Северная Осетия, Россия) и Дариали (до 2008 года — Казбеги) (Грузия).





История

Дорога следует древнему историческому пути, соединявшему Северный Кавказ и Закавказье через Дарьяльское ущелье, её описание имеется ещё у древних греков (Страбон).

Современное название — Военно-Грузинская — закрепилось за дорогой после начала её реконструкции русским военным ведомством. После подписания в 1783 году Георгиевского трактата о протекторате России над Грузией русско-грузинское общение заметно оживилось. Была основана русская крепость Владикавказ.

Постоянное сообщение по дороге было открыто в 1799 году, передвижение было весьма трудным — посланный в этом году в Грузию отряд русской армии под командованием генерала Лазарева прибыл на место через 36 дней.

После присоединения Грузии к России (1801) началось строительство новой, улучшенной Военно-Грузинской дороги. В 1811 году дорога перешла под надзор Управления путей сообщения России, был проведён колоссальный объём работ — сняты откосы, созданы карнизы, сделаны выемки, построены мосты, проведена отсыпка, возведены плотины и дамбы, для предотвращения обвалов — подпорные стены и крытые траншеи и т. д. В 1814 году открыто движение экипажей, с 1827 года — устроена экспресс-почта.

На дороге были устроены 11 станций (следуя из Владикавказа) — Балта, Ларс, Казбек, Коби, Гудаури, Млеты, Пасанаури, Ананур, Душет, Цилкани, Мцхета, далее — Тифлис. На всех станциях имелись помещения для бесплатного ночлега.

В 1861 году руководство работами на дороге принял Б. Статковский, к 1863 году дорожное полотно дороги было шоссировано.

Военно-Грузинская дорога сыграла большую роль в развитии экономических связей между Россией и Закавказьем. В разные годы по ней проезжали Александр Грибоедов, Александр Пушкин, Михаил Лермонтов, Лев Толстой, Владимир Маяковский.

Достопримечательности

По всей трассе дороги встречаются грузинские памятники старины: соборы, крепости, сторожевые башни. На Военно-Грузинской дороге расположены Мцхета (древняя столица Грузии), храм-монастырь Джвари (конец VI — начало VII вв.), Земо-Авчальская ГЭС.

  • Село Чми — находится комплекс археологических памятников (погребения в катакомбах с оружием) от эпохи бронзы вплоть до позднего средневековья. Там же располагается крупный аланский могильник VI—IX вв., где было найдено большое количество оружия, инвентаря, предметов быта алан.
  • Церковь Святого Николая у осетинского села Бинаг Ларс (середина XIX века)
  • «Ермоловский камень» («Махмад кхера») — гигантский гранитный валун в пойме Терека неподалёку от селения Верхний Ларс на российско-грузинской границе, принесённый в 1832 году с гор во время ледникового обвала Девдоракского ледника — одного из ледников Казбека.
  • Гора Казбек (5033 м), одна из высочайших вершин Кавказа, а у её подножия — живописнейшая Троицкая церковь в Гергети.
  • Дарьяльское укрепление, построенное в 1804 в Дарьяльском ущелье для охраны дороги.
  • «Замок Тамары» — развалины старой башни на противоположном берегу Терека.
  • Средневековые сигнально-сторожевые башни.
  • Сионская роща — зелёный оазис среди снежных вершин Кавказа.
  • Крестовый перевал — высшая точка Военно-Грузинской дороги, самый удобный проход в центральной части Главного Кавказского хребта.
  • Гудаурская пропасть и самое высокогорное на Военно-Грузинской дороге селение Гудаури, за которым дорога по извилистому Земомлетскому спуску[2] (инженер Б. Статковский) довольно круто (на 1000 м) спускается в ущелье реки Арагви. Спуск состоит из 6 ярусов, вырубленных в лавовых породах, и представляет собой замечательный образец инженерного искусства середины XIX века. Этот участок был открыт для движения лишь в 1861 году.
  • Замковый ансамбль позднефеодальной эпохи — крепости XVIXVII веков в селении Ананури.

  • Самтаврский могильник — обнаруженное в 1871 году при дорожных работах древнее (X—XI века до н. э.) захоронение людей, принадлежащих к другой этнической группе, нежели современные грузины.

Значение Военно-Грузинской дороги

Военно-Грузинская дорога представляет собой один из основных транспортных маршрутов, связывающих с Россией не только Грузию, но и Армению, блокированную с востока Азербайджаном из-за неразрешённого по сей день Карабахского конфликта. Автомобильное сообщение Грузии с Россией вдоль Черноморского побережья (через Адлер — Сочи) закрыто в связи с неурегулированностью ситуации между Грузией и Абхазией.

Другой выход во внешний мир для Армении возможен только через грузинские черноморские порты Поти и Батуми, по Транскаму или через Иран.

Закрытие дороги (2006—2010)

С 11 июля 2006 года Военно-Грузинская дорога со стороны России была закрыта на неопределённый срок.

Формальным поводом для закрытия дороги стала реконструкция контрольно-пропускного пункта «Верхний Ларс» на российском участке границы. Фактически легальный въезд из России в Грузию автомобильным транспортом был невозможен[3][4][5].

Пункт пропуска после почти 4-летнего перерыва вновь заработал с 1 марта 2010 года[6]. Открытие российско-грузинской границы имеет особенно большое значение для Армении, до закрытия Военно-Грузинской дороги около трети грузов республики транспортировалось именно по этой дороге[7].

Интересные факты

В 1910-1914 годах вдоль Военно-Грузинской дороги планировалась постройка междугородной трамвайной линии от Владикавказа до Тифлиса длиной 202 версты с обеспечением питания контактной сети несколькими мини-гидроэлектростанциями. Реализации этого плана помешала Первая мировая война.[8][9]

Фотогалерея

См. также

Напишите отзыв о статье "Военно-Грузинская дорога"

Примечания

  1. [ips.pravo.gov.ru/?doc_itself=&nd=102143013 Постановление Правительства РФ от 17 ноября 2010 г. № 928 «О перечне автомобильных дорог общего пользования федерального значения»]
  2. [bitbazar.ru/lot/643934 Млетский спуск с Гудаура]
  3. [www.newsru.com/finance/12mar2007/lars.html Российско-грузинский таможенный пункт «Верхний Ларс» будет закрыт до 2008 года].
  4. [archive.is/20120909044007/www.rbcdaily.ru/2006/11/15/cnews/249789 Дороги смерти. Составлен рейтинг самых опасных дорог на планете].
  5. [www.rian.ru/world/20090523/172061988.html Армения надеется, что Грузия откроет КПП «Верхний Ларс»].
  6. [ossetia.ru/news/politics/detail.php?ID=3347 РФ открыла прямое сухопутное сообщение с Грузией].
  7. [ossetia.ru/news/politics/detail.php?ID=5580 Эксперты обсудили кому выгоднее открытие КПП «Верхний Ларс»].
  8. Тархов С. А. «Владикавказскому трамваю — 100 лет» // Вестник ГЭТ России, 2004 № 4 (61)
  9. Семенов Н. М. «Владикавказскому трамваю — 100» // Пантограф, 2005 № 1 (15), 4 (18)

Литература

  • Военно-Грузинская дорога // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Андреев Н. А. От Владикавказа до Тифлиса. Военно-грузинская дорога. Тифлис, 1895
  • Арджеванидзе И. А. Военно-грузинская дорога: (Краеведческий очерк с приложением схематической карты маршрута и библиографии). — Тбилиси: Госиздат Грузинской ССР, 1954. — 252 с.
  • Вейденбаум Е. Г. Путеводитель по Кавказу (Военно-грузинская дорога) Тифлис, 1888 (стр. 265—335)
  • Ломачевский Д. П. Новая военно-грузинская дорога. «Русский вестник». 1857
  • Сборник сведений о завалах, упавших с горы Казбега с 1776 по 1878 г. на военно-грузинскую дорогу, Тифлис, 1884
  • Анисимов С. [elib.shpl.ru/ru/nodes/8404-anisimov-s-voenno-gruzinskaya-doroga-m-1925-ekskursionnye-knizhki-chlena-profsoyuza#page/1/mode/grid/zoom/1 Военно-грузинская дорога.] — М., 1925. — 206 c.
  • Богомолов И., Хуцишвили Г. Эта удивительная Военно-Грузинская дорога / Художник Р. Мачарашвили. — Тбилиси: Сабчота Сакартвело, 1983. — 132, [24] с. — 20 000 экз.

Ссылки

[gudauri.travel/sovety-otdyhu-prozhivaniyu-gudauri/krestovi-pereval-zakrit.html Текущее состояние дороги через Крестовый перевал (Владикавказ - Гудаури). Прогнозы.]

[www.tamartour.ru/wellcome-to-georgia/about-georgia/map/voenno-gruzinskaya-doroga ВОЕННО-ГРУЗИНСКАЯ ДОРОГА]

Отрывок, характеризующий Военно-Грузинская дорога

– Мой друг, что ты наделал в Москве? За что ты поссорился с Лёлей, mon сher? [дорогой мoй?] Ты в заблуждении, – сказал князь Василий, входя в комнату. – Я всё узнал, я могу тебе сказать верно, что Элен невинна перед тобой, как Христос перед жидами. – Пьер хотел отвечать, но он перебил его. – И зачем ты не обратился прямо и просто ко мне, как к другу? Я всё знаю, я всё понимаю, – сказал он, – ты вел себя, как прилично человеку, дорожащему своей честью; может быть слишком поспешно, но об этом мы не будем судить. Одно ты помни, в какое положение ты ставишь ее и меня в глазах всего общества и даже двора, – прибавил он, понизив голос. – Она живет в Москве, ты здесь. Помни, мой милый, – он потянул его вниз за руку, – здесь одно недоразуменье; ты сам, я думаю, чувствуешь. Напиши сейчас со мною письмо, и она приедет сюда, всё объяснится, а то я тебе скажу, ты очень легко можешь пострадать, мой милый.
Князь Василий внушительно взглянул на Пьера. – Мне из хороших источников известно, что вдовствующая императрица принимает живой интерес во всем этом деле. Ты знаешь, она очень милостива к Элен.
Несколько раз Пьер собирался говорить, но с одной стороны князь Василий не допускал его до этого, с другой стороны сам Пьер боялся начать говорить в том тоне решительного отказа и несогласия, в котором он твердо решился отвечать своему тестю. Кроме того слова масонского устава: «буди ласков и приветлив» вспоминались ему. Он морщился, краснел, вставал и опускался, работая над собою в самом трудном для него в жизни деле – сказать неприятное в глаза человеку, сказать не то, чего ожидал этот человек, кто бы он ни был. Он так привык повиноваться этому тону небрежной самоуверенности князя Василия, что и теперь он чувствовал, что не в силах будет противостоять ей; но он чувствовал, что от того, что он скажет сейчас, будет зависеть вся дальнейшая судьба его: пойдет ли он по старой, прежней дороге, или по той новой, которая так привлекательно была указана ему масонами, и на которой он твердо верил, что найдет возрождение к новой жизни.
– Ну, мой милый, – шутливо сказал князь Василий, – скажи же мне: «да», и я от себя напишу ей, и мы убьем жирного тельца. – Но князь Василий не успел договорить своей шутки, как Пьер с бешенством в лице, которое напоминало его отца, не глядя в глаза собеседнику, проговорил шопотом:
– Князь, я вас не звал к себе, идите, пожалуйста, идите! – Он вскочил и отворил ему дверь.
– Идите же, – повторил он, сам себе не веря и радуясь выражению смущенности и страха, показавшемуся на лице князя Василия.
– Что с тобой? Ты болен?
– Идите! – еще раз проговорил дрожащий голос. И князь Василий должен был уехать, не получив никакого объяснения.
Через неделю Пьер, простившись с новыми друзьями масонами и оставив им большие суммы на милостыни, уехал в свои именья. Его новые братья дали ему письма в Киев и Одессу, к тамошним масонам, и обещали писать ему и руководить его в его новой деятельности.


Дело Пьера с Долоховым было замято, и, несмотря на тогдашнюю строгость государя в отношении дуэлей, ни оба противника, ни их секунданты не пострадали. Но история дуэли, подтвержденная разрывом Пьера с женой, разгласилась в обществе. Пьер, на которого смотрели снисходительно, покровительственно, когда он был незаконным сыном, которого ласкали и прославляли, когда он был лучшим женихом Российской империи, после своей женитьбы, когда невестам и матерям нечего было ожидать от него, сильно потерял во мнении общества, тем более, что он не умел и не желал заискивать общественного благоволения. Теперь его одного обвиняли в происшедшем, говорили, что он бестолковый ревнивец, подверженный таким же припадкам кровожадного бешенства, как и его отец. И когда, после отъезда Пьера, Элен вернулась в Петербург, она была не только радушно, но с оттенком почтительности, относившейся к ее несчастию, принята всеми своими знакомыми. Когда разговор заходил о ее муже, Элен принимала достойное выражение, которое она – хотя и не понимая его значения – по свойственному ей такту, усвоила себе. Выражение это говорило, что она решилась, не жалуясь, переносить свое несчастие, и что ее муж есть крест, посланный ей от Бога. Князь Василий откровеннее высказывал свое мнение. Он пожимал плечами, когда разговор заходил о Пьере, и, указывая на лоб, говорил:
– Un cerveau fele – je le disais toujours. [Полусумасшедший – я всегда это говорил.]
– Я вперед сказала, – говорила Анна Павловна о Пьере, – я тогда же сейчас сказала, и прежде всех (она настаивала на своем первенстве), что это безумный молодой человек, испорченный развратными идеями века. Я тогда еще сказала это, когда все восхищались им и он только приехал из за границы, и помните, у меня как то вечером представлял из себя какого то Марата. Чем же кончилось? Я тогда еще не желала этой свадьбы и предсказала всё, что случится.
Анна Павловна по прежнему давала у себя в свободные дни такие вечера, как и прежде, и такие, какие она одна имела дар устроивать, вечера, на которых собиралась, во первых, la creme de la veritable bonne societe, la fine fleur de l'essence intellectuelle de la societe de Petersbourg, [сливки настоящего хорошего общества, цвет интеллектуальной эссенции петербургского общества,] как говорила сама Анна Павловна. Кроме этого утонченного выбора общества, вечера Анны Павловны отличались еще тем, что всякий раз на своем вечере Анна Павловна подавала своему обществу какое нибудь новое, интересное лицо, и что нигде, как на этих вечерах, не высказывался так очевидно и твердо градус политического термометра, на котором стояло настроение придворного легитимистского петербургского общества.
В конце 1806 года, когда получены были уже все печальные подробности об уничтожении Наполеоном прусской армии под Иеной и Ауерштетом и о сдаче большей части прусских крепостей, когда войска наши уж вступили в Пруссию, и началась наша вторая война с Наполеоном, Анна Павловна собрала у себя вечер. La creme de la veritable bonne societe [Сливки настоящего хорошего общества] состояла из обворожительной и несчастной, покинутой мужем, Элен, из MorteMariet'a, обворожительного князя Ипполита, только что приехавшего из Вены, двух дипломатов, тетушки, одного молодого человека, пользовавшегося в гостиной наименованием просто d'un homme de beaucoup de merite, [весьма достойный человек,] одной вновь пожалованной фрейлины с матерью и некоторых других менее заметных особ.
Лицо, которым как новинкой угащивала в этот вечер Анна Павловна своих гостей, был Борис Друбецкой, только что приехавший курьером из прусской армии и находившийся адъютантом у очень важного лица.
Градус политического термометра, указанный на этом вечере обществу, был следующий: сколько бы все европейские государи и полководцы ни старались потворствовать Бонапартию, для того чтобы сделать мне и вообще нам эти неприятности и огорчения, мнение наше на счет Бонапартия не может измениться. Мы не перестанем высказывать свой непритворный на этот счет образ мыслей, и можем сказать только прусскому королю и другим: тем хуже для вас. Tu l'as voulu, George Dandin, [Ты этого хотел, Жорж Дандэн,] вот всё, что мы можем сказать. Вот что указывал политический термометр на вечере Анны Павловны. Когда Борис, который должен был быть поднесен гостям, вошел в гостиную, уже почти всё общество было в сборе, и разговор, руководимый Анной Павловной, шел о наших дипломатических сношениях с Австрией и о надежде на союз с нею.
Борис в щегольском, адъютантском мундире, возмужавший, свежий и румяный, свободно вошел в гостиную и был отведен, как следовало, для приветствия к тетушке и снова присоединен к общему кружку.
Анна Павловна дала поцеловать ему свою сухую руку, познакомила его с некоторыми незнакомыми ему лицами и каждого шопотом определила ему.
– Le Prince Hyppolite Kouraguine – charmant jeune homme. M r Kroug charge d'affaires de Kopenhague – un esprit profond, и просто: М r Shittoff un homme de beaucoup de merite [Князь Ипполит Курагин, милый молодой человек. Г. Круг, Копенгагенский поверенный в делах, глубокий ум. Г. Шитов, весьма достойный человек] про того, который носил это наименование.
Борис за это время своей службы, благодаря заботам Анны Михайловны, собственным вкусам и свойствам своего сдержанного характера, успел поставить себя в самое выгодное положение по службе. Он находился адъютантом при весьма важном лице, имел весьма важное поручение в Пруссию и только что возвратился оттуда курьером. Он вполне усвоил себе ту понравившуюся ему в Ольмюце неписанную субординацию, по которой прапорщик мог стоять без сравнения выше генерала, и по которой, для успеха на службе, были нужны не усилия на службе, не труды, не храбрость, не постоянство, а нужно было только уменье обращаться с теми, которые вознаграждают за службу, – и он часто сам удивлялся своим быстрым успехам и тому, как другие могли не понимать этого. Вследствие этого открытия его, весь образ жизни его, все отношения с прежними знакомыми, все его планы на будущее – совершенно изменились. Он был не богат, но последние свои деньги он употреблял на то, чтобы быть одетым лучше других; он скорее лишил бы себя многих удовольствий, чем позволил бы себе ехать в дурном экипаже или показаться в старом мундире на улицах Петербурга. Сближался он и искал знакомств только с людьми, которые были выше его, и потому могли быть ему полезны. Он любил Петербург и презирал Москву. Воспоминание о доме Ростовых и о его детской любви к Наташе – было ему неприятно, и он с самого отъезда в армию ни разу не был у Ростовых. В гостиной Анны Павловны, в которой присутствовать он считал за важное повышение по службе, он теперь тотчас же понял свою роль и предоставил Анне Павловне воспользоваться тем интересом, который в нем заключался, внимательно наблюдая каждое лицо и оценивая выгоды и возможности сближения с каждым из них. Он сел на указанное ему место возле красивой Элен, и вслушивался в общий разговор.
– Vienne trouve les bases du traite propose tellement hors d'atteinte, qu'on ne saurait y parvenir meme par une continuite de succes les plus brillants, et elle met en doute les moyens qui pourraient nous les procurer. C'est la phrase authentique du cabinet de Vienne, – говорил датский charge d'affaires. [Вена находит основания предлагаемого договора до того невозможными, что достигнуть их нельзя даже рядом самых блестящих успехов: и она сомневается в средствах, которые могут их нам доставить. Это подлинная фраза венского кабинета, – сказал датский поверенный в делах.]
– C'est le doute qui est flatteur! – сказал l'homme a l'esprit profond, с тонкой улыбкой. [Сомнение лестно! – сказал глубокий ум,]
– Il faut distinguer entre le cabinet de Vienne et l'Empereur d'Autriche, – сказал МorteMariet. – L'Empereur d'Autriche n'a jamais pu penser a une chose pareille, ce n'est que le cabinet qui le dit. [Необходимо различать венский кабинет и австрийского императора. Австрийский император никогда не мог этого думать, это говорит только кабинет.]
– Eh, mon cher vicomte, – вмешалась Анна Павловна, – l'Urope (она почему то выговаривала l'Urope, как особенную тонкость французского языка, которую она могла себе позволить, говоря с французом) l'Urope ne sera jamais notre alliee sincere. [Ах, мой милый виконт, Европа никогда не будет нашей искренней союзницей.]
Вслед за этим Анна Павловна навела разговор на мужество и твердость прусского короля с тем, чтобы ввести в дело Бориса.
Борис внимательно слушал того, кто говорит, ожидая своего череда, но вместе с тем успевал несколько раз оглядываться на свою соседку, красавицу Элен, которая с улыбкой несколько раз встретилась глазами с красивым молодым адъютантом.