Военно-морская база

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Вое́нно-морска́я база — район побережья и прилегающего участка моря, обеспечивающий дислокацию (обычно рассредоточенную) и широкий манёвр сил.[1] Способна предоставлять базирующимся все виды обеспечения. Различают как комплекс сооружений и как формирование.

Сокращённое наименование формирования, аббревиатура, — ВМБ, например ЛенВМБ (Ленинградская военно-морская база[2]).

Ранее в военном деле России, имперского периода, применялось словосочетание — Морская база[3].





Типы военно-морских баз

По длительности пребывания кораблей военно-морские базы делятся на:

  • постоянные;
  • временные.

По расположению относительно районов действия сил — на передовые, основные и тыловые.[4] Постоянная база, на которой находится штаб флота, называется главной.

Состав военно-морских баз

Военно-морская база может включать один или (чаще) несколько пунктов базирования, водный район и формирования (соединения, отдельные части и подразделения) различных сил и войск.

Пункт базирования

Пункт базирования — участок морского или речного побережья с прилегающей акваторией, оборудованный для стоянки и осуществления всех видов обеспечения кораблей (судов). В зависимости от предназначения и характера инженерного оборудования пункты базирования делятся на основные, манёвренного базирования, снабжения, а также места стоянки[5].

Основные пункты базирования предназначены для безопасной стоянки соединений кораблей (судов) и частей в заданной степени боевой готовности, восстановления боеспособности, проведения боевой подготовки и обеспечения разносторонней деятельности как в мирное, так и в военное время[5].

Манёвренные пункты базирования служат для комплексного обеспечения групп (отрядов) кораблей соединения или разнородных сил и оборудуются при помощи береговых и плавучих средств базирования в портах и в неосвоенных, но имеющих естественную защиту от волнения и ветрах заливах и бухтах. В таких пунктах базирования обеспечивается снабжение, межпоходовый ремонт и первоочередные аварийно-восстановительные мероприятия, стоянка кораблей, обслуживание их личным составом и так далее[5].

Пункты снабжения предназначаются для пополнения запасов отдельных видов оружия и других материальных средств кораблей в укрытых бухтах и портах при помощи береговых и плавучих средств. Места стоянки служат для тактического рассредоточения кораблей, организуются в заливах и на защищённых рейдах и оборудуются бочками и «мёртвыми» якорями[5].

Военно-морские базы по странам

Военно-морские базы России

Краснознамённый Северный флот России

Главная база Северного флота — Североморск. Здесь базируется большая часть надводных кораблей различных классов и типов Северного флота

Другие пункты базирования Северного флота (Полярный, Видяево, Гаджиево, Западная Лица) располагаются в Мурманской области.

Полярный расположена в 35 км к северу от Мурманска.

Видяево находится приблизительно в 48 км к северо-западу от Мурманска. Носит имя советского подводника времён Великой отечественной войны Ф. А. Видяева.

Гаджиево находится в Сайда-губе, ЗАТО Скалистый. Был организован в 1956 году и носит имя выдающего подводника времён Великой отечественной войны М. И. Гаджиева.

Западная Лица находится в одноимённой губе в 45 км от государственной границы с Норвегией.

Беломорская военно-морская база (Северодвинск, Архангельская область)

Краснознамённый Тихоокеанский флот России

Главная база Тихоокеанский флота Владивосток. На военно-морской базе Вилючинск базируются атомные подводные лодки. Пункт базирования Фокино расположен на территории Приморского края в 50 км от города Находка и в 130 км от города Владивосток.

Дважды Краснознамённый Балтийский флот России

Главной базой БФ является Балтийск. С 15 марта 1919 года в состав флота входит Ленинградская военно-морская база[2].

Краснознамённый Черноморский флот России

Главная база ЧФ — Севастополь. Другие пункты базирования — Феодосия, Донузлав, Новороссийск. В составе Черноморского флота три военно-морские базы:

Военно-морские базы России за рубежом

Военно-морские базы США

Атлантический флот

Пункты базирования

Тихоокеанский флот

Пункты базирования

Военно-морские базы Великобритании

Пункты базирования

Военно-морские базы Франции

Пункты базирования

Военно-морские базы Венесуэлы

Главная военно-морская база ВМФ Венесуэлы находится в Каракасе. Другие базы ВМФ Венесуэлы — Пуэрто-Кабельо, Пунто-Фихо, Пуэрто де Хиерро, Ла Оркила, Туриамо, Эль-Ампаро, Сьюдад-Боливар, Маракаибо, Ла-Гуайра.

Военно-морские базы Аргентины

Военно-морские базы Австралии

Напишите отзыв о статье "Военно-морская база"

Примечания

  1. База военно-морская, / Н. А. Мельников, К. Т. Титов. // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.</span>
  2. 1 2 [www.mil.ru/848/1045/1274/8948/8952/22811/39259/39262/index.shtml Ленинградская военно-морская база. Историческая справка.]
  3. База морская // Военная энциклопедия : [в 18 т.] / под ред. В. Ф. Новицкого [и др.]. — СПб. ; [М.] : Тип. т-ва И. В. Сытина, 1911—1915.</span>
  4. Тактика ВМФ. Учебник для слушателей военно-учебных заведений. Бессонов В. Ф. и др., ред. М., Воениздат, 1997.
  5. 1 2 3 4 Военно-морской словарь, 1990, с. 349.
  6. [news.mail.ru/politics/2146587/ «Петр Великий» совершил заход в военно-морскую базу ВМС Франции]. Проверено 26 января 2009. [www.webcitation.org/66Q8Y3l3E Архивировано из первоисточника 25 марта 2012].
  7. </ol>

Литература

Отрывок, характеризующий Военно-морская база

– Да, ежели так поставить вопрос, то это другое дело, сказал князь Андрей. – Я строю дом, развожу сад, а ты больницы. И то, и другое может служить препровождением времени. А что справедливо, что добро – предоставь судить тому, кто всё знает, а не нам. Ну ты хочешь спорить, – прибавил он, – ну давай. – Они вышли из за стола и сели на крыльцо, заменявшее балкон.
– Ну давай спорить, – сказал князь Андрей. – Ты говоришь школы, – продолжал он, загибая палец, – поучения и так далее, то есть ты хочешь вывести его, – сказал он, указывая на мужика, снявшего шапку и проходившего мимо их, – из его животного состояния и дать ему нравственных потребностей, а мне кажется, что единственно возможное счастье – есть счастье животное, а ты его то хочешь лишить его. Я завидую ему, а ты хочешь его сделать мною, но не дав ему моих средств. Другое ты говоришь: облегчить его работу. А по моему, труд физический для него есть такая же необходимость, такое же условие его существования, как для меня и для тебя труд умственный. Ты не можешь не думать. Я ложусь спать в 3 м часу, мне приходят мысли, и я не могу заснуть, ворочаюсь, не сплю до утра оттого, что я думаю и не могу не думать, как он не может не пахать, не косить; иначе он пойдет в кабак, или сделается болен. Как я не перенесу его страшного физического труда, а умру через неделю, так он не перенесет моей физической праздности, он растолстеет и умрет. Третье, – что бишь еще ты сказал? – Князь Андрей загнул третий палец.
– Ах, да, больницы, лекарства. У него удар, он умирает, а ты пустил ему кровь, вылечил. Он калекой будет ходить 10 ть лет, всем в тягость. Гораздо покойнее и проще ему умереть. Другие родятся, и так их много. Ежели бы ты жалел, что у тебя лишний работник пропал – как я смотрю на него, а то ты из любви же к нему его хочешь лечить. А ему этого не нужно. Да и потом,что за воображенье, что медицина кого нибудь и когда нибудь вылечивала! Убивать так! – сказал он, злобно нахмурившись и отвернувшись от Пьера. Князь Андрей высказывал свои мысли так ясно и отчетливо, что видно было, он не раз думал об этом, и он говорил охотно и быстро, как человек, долго не говоривший. Взгляд его оживлялся тем больше, чем безнадежнее были его суждения.
– Ах это ужасно, ужасно! – сказал Пьер. – Я не понимаю только – как можно жить с такими мыслями. На меня находили такие же минуты, это недавно было, в Москве и дорогой, но тогда я опускаюсь до такой степени, что я не живу, всё мне гадко… главное, я сам. Тогда я не ем, не умываюсь… ну, как же вы?…
– Отчего же не умываться, это не чисто, – сказал князь Андрей; – напротив, надо стараться сделать свою жизнь как можно более приятной. Я живу и в этом не виноват, стало быть надо как нибудь получше, никому не мешая, дожить до смерти.
– Но что же вас побуждает жить с такими мыслями? Будешь сидеть не двигаясь, ничего не предпринимая…
– Жизнь и так не оставляет в покое. Я бы рад ничего не делать, а вот, с одной стороны, дворянство здешнее удостоило меня чести избрания в предводители: я насилу отделался. Они не могли понять, что во мне нет того, что нужно, нет этой известной добродушной и озабоченной пошлости, которая нужна для этого. Потом вот этот дом, который надо было построить, чтобы иметь свой угол, где можно быть спокойным. Теперь ополчение.
– Отчего вы не служите в армии?
– После Аустерлица! – мрачно сказал князь Андрей. – Нет; покорно благодарю, я дал себе слово, что служить в действующей русской армии я не буду. И не буду, ежели бы Бонапарте стоял тут, у Смоленска, угрожая Лысым Горам, и тогда бы я не стал служить в русской армии. Ну, так я тебе говорил, – успокоиваясь продолжал князь Андрей. – Теперь ополченье, отец главнокомандующим 3 го округа, и единственное средство мне избавиться от службы – быть при нем.
– Стало быть вы служите?
– Служу. – Он помолчал немного.
– Так зачем же вы служите?
– А вот зачем. Отец мой один из замечательнейших людей своего века. Но он становится стар, и он не то что жесток, но он слишком деятельного характера. Он страшен своей привычкой к неограниченной власти, и теперь этой властью, данной Государем главнокомандующим над ополчением. Ежели бы я два часа опоздал две недели тому назад, он бы повесил протоколиста в Юхнове, – сказал князь Андрей с улыбкой; – так я служу потому, что кроме меня никто не имеет влияния на отца, и я кое где спасу его от поступка, от которого бы он после мучился.
– А, ну так вот видите!
– Да, mais ce n'est pas comme vous l'entendez, [но это не так, как вы это понимаете,] – продолжал князь Андрей. – Я ни малейшего добра не желал и не желаю этому мерзавцу протоколисту, который украл какие то сапоги у ополченцев; я даже очень был бы доволен видеть его повешенным, но мне жалко отца, то есть опять себя же.
Князь Андрей всё более и более оживлялся. Глаза его лихорадочно блестели в то время, как он старался доказать Пьеру, что никогда в его поступке не было желания добра ближнему.
– Ну, вот ты хочешь освободить крестьян, – продолжал он. – Это очень хорошо; но не для тебя (ты, я думаю, никого не засекал и не посылал в Сибирь), и еще меньше для крестьян. Ежели их бьют, секут, посылают в Сибирь, то я думаю, что им от этого нисколько не хуже. В Сибири ведет он ту же свою скотскую жизнь, а рубцы на теле заживут, и он так же счастлив, как и был прежде. А нужно это для тех людей, которые гибнут нравственно, наживают себе раскаяние, подавляют это раскаяние и грубеют от того, что у них есть возможность казнить право и неправо. Вот кого мне жалко, и для кого бы я желал освободить крестьян. Ты, может быть, не видал, а я видел, как хорошие люди, воспитанные в этих преданиях неограниченной власти, с годами, когда они делаются раздражительнее, делаются жестоки, грубы, знают это, не могут удержаться и всё делаются несчастнее и несчастнее. – Князь Андрей говорил это с таким увлечением, что Пьер невольно подумал о том, что мысли эти наведены были Андрею его отцом. Он ничего не отвечал ему.
– Так вот кого мне жалко – человеческого достоинства, спокойствия совести, чистоты, а не их спин и лбов, которые, сколько ни секи, сколько ни брей, всё останутся такими же спинами и лбами.
– Нет, нет и тысячу раз нет, я никогда не соглашусь с вами, – сказал Пьер.


Вечером князь Андрей и Пьер сели в коляску и поехали в Лысые Горы. Князь Андрей, поглядывая на Пьера, прерывал изредка молчание речами, доказывавшими, что он находился в хорошем расположении духа.
Он говорил ему, указывая на поля, о своих хозяйственных усовершенствованиях.
Пьер мрачно молчал, отвечая односложно, и казался погруженным в свои мысли.
Пьер думал о том, что князь Андрей несчастлив, что он заблуждается, что он не знает истинного света и что Пьер должен притти на помощь ему, просветить и поднять его. Но как только Пьер придумывал, как и что он станет говорить, он предчувствовал, что князь Андрей одним словом, одним аргументом уронит всё в его ученьи, и он боялся начать, боялся выставить на возможность осмеяния свою любимую святыню.
– Нет, отчего же вы думаете, – вдруг начал Пьер, опуская голову и принимая вид бодающегося быка, отчего вы так думаете? Вы не должны так думать.
– Про что я думаю? – спросил князь Андрей с удивлением.
– Про жизнь, про назначение человека. Это не может быть. Я так же думал, и меня спасло, вы знаете что? масонство. Нет, вы не улыбайтесь. Масонство – это не религиозная, не обрядная секта, как и я думал, а масонство есть лучшее, единственное выражение лучших, вечных сторон человечества. – И он начал излагать князю Андрею масонство, как он понимал его.
Он говорил, что масонство есть учение христианства, освободившегося от государственных и религиозных оков; учение равенства, братства и любви.
– Только наше святое братство имеет действительный смысл в жизни; всё остальное есть сон, – говорил Пьер. – Вы поймите, мой друг, что вне этого союза всё исполнено лжи и неправды, и я согласен с вами, что умному и доброму человеку ничего не остается, как только, как вы, доживать свою жизнь, стараясь только не мешать другим. Но усвойте себе наши основные убеждения, вступите в наше братство, дайте нам себя, позвольте руководить собой, и вы сейчас почувствуете себя, как и я почувствовал частью этой огромной, невидимой цепи, которой начало скрывается в небесах, – говорил Пьер.
Князь Андрей, молча, глядя перед собой, слушал речь Пьера. Несколько раз он, не расслышав от шума коляски, переспрашивал у Пьера нерасслышанные слова. По особенному блеску, загоревшемуся в глазах князя Андрея, и по его молчанию Пьер видел, что слова его не напрасны, что князь Андрей не перебьет его и не будет смеяться над его словами.