Военно-морские силы Германии

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Военно-морской флот Германии»)
Перейти к: навигация, поиск
Deutsche Marine
Военно-морские силы Германии

Логотип ВМС Германии
Годы существования

с 2 января 1956 года как Военно-морские силы Федеративной Республики Германия

Страна

Германия Германия

Подчинение

Федеральное министерство обороны Германии

Входит в

Вооружённые силы Германии

Тип

Военно-морские силы

Численность

16 тыс. чел.

Командиры
Действующий командир

Инспектор ВМС вице-адмирал Вольфганг Нольтинг

Известные командиры

Альфред фон Тирпиц
Эрих Редер
Карл Дёниц

Военно-морские силы Германии (нем. Deutsche Marine) — один из видов вооружённых сил Германии. Создан путём присоединения фольксмарине к бундесмарине.





История

Военно-морские силы Германии были созданы одиннадцать лет спустя после окончания Второй мировой войны в 1956 году. Основанию немецкой армии предшествовало подписание соглашений в Париже в 1954 году, по которым на территории ФРГ был отменен оккупационный режим, восстановлен её государственный суверенитет.

После объединения двух Германий 12 сентября 1990 года, вооружённые силы ГДР вошли в состав бундесвера. На тот момент ВМС составляли максимальную численность после Второй мировой войны 36 тыс. человек. После окончания холодной войны немецкое правительство пришло к единому мнению, что такие крупные ВМС по численности не нужны.

В соответствии с планами министерства обороны ФРГ, к 2010 году общая численность ВМС будет сокращена до 19 тыс. военнослужащих, что позволит иметь в их составе пять флотилий: морской авиации, фрегатов, катеров, минных тральщиков, подводных лодок. Кроме того, структура ВМС Германии будет включать пять обеспечивающих командований и командование системами управления ВМС. Намечено также сократить на 70 % личный состав подразделения охраны территориальных вод и изменить их организационно-штатную структуру. С января 2001 года идет плановое расформирование командования районов базирования ВМС, также начался процесс передачи медико-санитарных подразделений в состав МСС. В январе 2002 года началось преобразование командования флота, а с января 2010-го предполагается начать расформировывать школы снабжения ВМС.

Структура

Военно-морские силы включают: флот, морскую авиацию и подразделения специального назначения. Руководство военно-морскими силами осуществляет инспектор ВМС через главный штаб ВМС. Ему подчинены оперативное командование и центральное управление. Немецкий флот состоит из 2 флотилий, каждая из которых состоит из 3-6 эскадр.

Военно-Морской Флот является главной составляющей и основой морского потенциала Германии, одним из инструментов внешней политики государства и предназначен для обеспечения защиты интересов Германии и её союзников в Мировом океане военными методами, поддержания военно-политической стабильности в прилегающих к ней морях, военной безопасности с морских и океанских направлений. Военно-Морской Флот осуществляет сдерживание от применения военной силы или угрозы её применения в отношении Германии, защиту военными методами суверенитета Германии, распространяющегося за пределы её сухопутной территории на внутренние морские воды и территориальное море, суверенных прав в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе, а также свободы открытого моря. Кроме того, Военно-морской Флот обеспечивает военно-морское присутствие в Мировом океане, демонстрацию флага, визиты кораблей и судов Военно-Морского Флота, участие в осуществляемых мировым сообществом военных, миротворческих и гуманитарных акциях, отвечающих интересам Германии.

Состав ВМС

Все суда в составе ВМС Германии собственного производства.

По состоянию на 09 октября 2012 года в состав ВМС Германии входят следующие суда:

Тип Бортовой номер Наименование В составе флота Состояние Примечания
Подводные лодки
Подводные лодки проекта 212А U31 S 181 2002 - в строю
Подводные лодки проекта 212А U32 S 182 2003 - в строю
Подводные лодки проекта 212А U33 S 183 2004 - в строю
Подводные лодки проекта 212А U34 S184 2005 - в строю
Подводные лодки проекта 212А U35 S185 2011 - на испытаниях
Подводные лодки проекта 212А U36 S186 2011 - на испытаниях
Фрегаты
Фрегаты типа «Бремен» F207 Bremen 1979 - в строю
Фрегаты типа «Бремен» F210 Emden 1979 - в строю
Фрегаты типа «Бремен» F209 Rheinland-Pfalz 1979 - в строю
Фрегаты типа «Бремен» F208 Niedersachsen 1979 - в строю
Фрегаты типа «Бремен» F211 Köln 1980 - в строю
Фрегаты типа «Бремен» F212 Karlsruhe 1981 - в строю
Фрегаты типа «Бремен» F213 Augsburg 1987 - в строю
Фрегаты типа «Бремен» F214 Lübeck 1987 - в строю
Фрегаты типа «Бранденбург» F215 Brandenburg 1992 - в строю
Фрегаты типа «Бранденбург» F216 Schleswig-Holstein 1993 - в строю
Фрегаты типа «Бранденбург» F217 Bayern 1993 - в строю
Фрегаты типа «Бранденбург» F218 Mecklenburg-Vorpommern 1993 - в строю
Фрегаты типа «Саксония» F219 Sachsen 2001 - в строю
Фрегаты типа «Саксония» F220 Hamburg 2002 - в строю
Фрегаты типа «Саксония» F221 Hessen 2003 - в строю
Корветы
Корветы типа «Брауншвейг» F260 Braunschweig 2006 - в строю
Корветы типа «Брауншвейг» F261 Magdeburg 2006 - в строю
Корветы типа «Брауншвейг» F262 Erfurt 2007 - в строю
Корветы типа «Брауншвейг» F263 Oldenburg 2007 - в строю
Корветы типа «Брауншвейг» F264 Ludwigshafen 2007 - в строю
Ракетные катера
Ракетные катера типа «Гепард» P6121 Gepard 1982 - в строю
Ракетные катера типа «Гепард» P6122 Puma 1983 - в строю
Ракетные катера типа «Гепард» P6123 Hermelin 1983 - в строю
Ракетные катера типа «Гепард» P6124 Nerz 1983 - в строю
Ракетные катера типа «Гепард» P6125 Zobel 1983 - в строю
Ракетные катера типа «Гепард» P6126 Frettchen 1983 - в строю
Ракетные катера типа «Гепард» P6127 Dachs 1984 - в строю
Ракетные катера типа «Гепард» P6128 Ozelot 1984 - в строю
Ракетные катера типа «Гепард» P6129 Wiesel 1984 - в строю
Ракетные катера типа «Гепард» P6130 Hyäne 1984 - в строю
Минные тральщики
Минные тральщики типа «Энсдорф» M1094 Ensdorf 1990 - в строю
Минные тральщики типа «Энсдорф» M1093 Auerbach/Oberpfalz 1991 - в строю
Минные тральщики типа «Энсдорф» M1092 Hameln 1989 - в строю
Минные тральщики типа «Энсдорф» M1090 Pegnitz 1990 - в строю
Минные тральщики типа «Энсдорф» M1098 Siegburg 1990 - в строю
Минные тральщики типа «Кульмбах» M1091 Kulmbach 1990 - в строю
Минные тральщики типа «Кульмбах» M1095 Überherrn 1989 - в строю
Минные тральщики типа «Кульмбах» M1096 Passau 1990 - в строю
Минные тральщики типа «Кульмбах» M1097 Laboe 1989 - в строю
Минные тральщики типа «Кульмбах» M1099 Herten 1991 - в строю
Минные тральщики типа «Франкенталь» M1063 Bad Bevensen 1993 - в строю
Минные тральщики типа «Франкенталь» M1067 Bad Rappenau 1994 - в строю
Минные тральщики типа «Франкенталь» M1064 Grömitz 1994 - в строю
Минные тральщики типа «Франкенталь» M1068 Datteln 1994 - в строю
Минные тральщики типа «Франкенталь» M1065 Dillingen 1995 - в строю
Минные тральщики типа «Франкенталь» M1069 Hömburg 1995 - в строю
Минные тральщики типа «Франкенталь» M1062 Sulzbach-Rosenberg 1996 - в строю
Минные тральщики типа «Франкенталь» M1058 Fulda 1998 - в строю
Минные тральщики типа «Франкенталь» M1059 Weilheim 1998 - в строю
Вспомогательные корабли
Десантные корабли типа «Barbe» L765 Schlei 1966 - в строю
Десантные корабли типа «Barbe» L762 Lachs 1966 - в строю
Вспомогательные корабли типа «Вестервальд» A1435 Westerwald 1967 - в строю
Танкеры типа «Рён» A1443 Rhön 1977 - в строю
Танкеры типа «Рён» A1442 Spessart 1977 - в строю
Вспомогательные корабли типа «Эльба» A511 Elbe 1993 - в строю
Вспомогательные корабли типа «Эльба» A512 Mosel 1993 - в строю
Вспомогательные корабли типа «Эльба» A513 Rhein 1993 - в строю
Вспомогательные корабли типа «Эльба» A514 Werra 1993 - в строю
Вспомогательные корабли типа «Эльба» A515 Main 1994 - в строю
Вспомогательные корабли типа «Эльба» A516 Donau 1994 - в строю
Вспомогательные корабли типа «Осте» A50 Alster 1989 - в строю
Вспомогательные корабли типа «Осте» A52 Oste 1988 - в строю
Вспомогательные корабли типа «Осте» A53 Oker 1988 - в строю
Танкеры типа «Берлин» A1411 Berlin 2001 - в строю
Танкеры типа «Берлин» A1412 Frankfurt am Main 2002 - в строю
Танкеры типа «Берлин» A1413 Köln 2009 - в строю
Танкеры типа «Вальхен» A1425 Ammersee 1967 - в строю
Танкеры типа «Вальхен» A1426 Tegernsee 1967 - в строю
Вспомогательные корабли типа «Фехман» A1458 Tegernsee 1967 - в строю
Вспомогательные корабли типа «Вангероге» A1451 Wangerooge 1968 - в строю
Вспомогательные корабли типа «Вангероге» A1452 Spiekeroog 1968 - в строю
Вспомогательные корабли типа «Bottsand» Y1643 Bottsand 1984 - в строю
Вспомогательные корабли типа «Bottsand» Y1644 Eversand 1988 - в строю
Научно-исследовательское судно типа «Планета» A511 Elbe 1993 - в строю
Научно-исследовательское судно типа «Альянс» A611 Alliance 2005 - в строю
Учебные корабли
Учебно-тренировочный барк «Горх Фок II» Gorch Fock II 1958 - в строю

Морская авиация

  • 3-я морская авиационная эскадра «Граф Цеппелин» (нем. Marinefliegergeschwader 3 «Graf Zeppelin»)
  • 5-я морская авиационная эскадра (нем. Marinefliegergeschwader 5)
Тип Производство Назначение Количество Примечания
Lockheed P-3C «Orion» США США Патрульный самолёт 8
Breguet Br.1150 «Atlantique» Франция Разведывательный самолёт 2
Dornier Do 228LM Германия Наблюдательный самолёт 2
Westland «Sea Lynx» Mk.88A Великобритания Противолодочный вертолёт 22
Westland «Sea King» Mk.41 Великобритания Поисково-спасательный, транспортный вертолёт 21
NHI NH90 Евросоюз Многоцелевой вертолёт 25

Подразделения специального назначения

Префикс кораблей и судов ВМФ Германии

В ВМФ Германии используется префикс по типу корабля. Префикс по принадлежности к военно-морским силам государства отсутствует.

Флаги кораблей и судов ВМФ Германии

Флаги должностных лиц ВМС Германии

Знаки различия

Адмиралы

Категории Адмиралы

Admials

Погоны
Нарукавные

знаки

Звание в ВМС Германии Admiral Vizeadmiral Konteradmiral Flottillenadmiral
Русский перевод Адмирал Вице-адмирал Контр-адмирал Коммодор
Звание в ВМФ РФ Адмирал флота Адмирал Вице-адмирал Контр-адмирал

Напишите отзыв о статье "Военно-морские силы Германии"

Ссылки

  • [www.marine.de Официальная страница военно-морских сил Германии]  (нем.)
  • [www.youtube.com/watch?v=SSt5FsLl8Rk&feature=related Видеоролик: Deutsche Marine — ВМС Германии]  (нем.)

Отрывок, характеризующий Военно-морские силы Германии


В душе Пьера теперь не происходило ничего подобного тому, что происходило в ней в подобных же обстоятельствах во время его сватовства с Элен.
Он не повторял, как тогда, с болезненным стыдом слов, сказанных им, не говорил себе: «Ах, зачем я не сказал этого, и зачем, зачем я сказал тогда „je vous aime“?» [я люблю вас] Теперь, напротив, каждое слово ее, свое он повторял в своем воображении со всеми подробностями лица, улыбки и ничего не хотел ни убавить, ни прибавить: хотел только повторять. Сомнений в том, хорошо ли, или дурно то, что он предпринял, – теперь не было и тени. Одно только страшное сомнение иногда приходило ему в голову. Не во сне ли все это? Не ошиблась ли княжна Марья? Не слишком ли я горд и самонадеян? Я верю; а вдруг, что и должно случиться, княжна Марья скажет ей, а она улыбнется и ответит: «Как странно! Он, верно, ошибся. Разве он не знает, что он человек, просто человек, а я?.. Я совсем другое, высшее».
Только это сомнение часто приходило Пьеру. Планов он тоже не делал теперь никаких. Ему казалось так невероятно предстоящее счастье, что стоило этому совершиться, и уж дальше ничего не могло быть. Все кончалось.
Радостное, неожиданное сумасшествие, к которому Пьер считал себя неспособным, овладело им. Весь смысл жизни, не для него одного, но для всего мира, казался ему заключающимся только в его любви и в возможности ее любви к нему. Иногда все люди казались ему занятыми только одним – его будущим счастьем. Ему казалось иногда, что все они радуются так же, как и он сам, и только стараются скрыть эту радость, притворяясь занятыми другими интересами. В каждом слове и движении он видел намеки на свое счастие. Он часто удивлял людей, встречавшихся с ним, своими значительными, выражавшими тайное согласие, счастливыми взглядами и улыбками. Но когда он понимал, что люди могли не знать про его счастье, он от всей души жалел их и испытывал желание как нибудь объяснить им, что все то, чем они заняты, есть совершенный вздор и пустяки, не стоящие внимания.
Когда ему предлагали служить или когда обсуждали какие нибудь общие, государственные дела и войну, предполагая, что от такого или такого исхода такого то события зависит счастие всех людей, он слушал с кроткой соболезнующею улыбкой и удивлял говоривших с ним людей своими странными замечаниями. Но как те люди, которые казались Пьеру понимающими настоящий смысл жизни, то есть его чувство, так и те несчастные, которые, очевидно, не понимали этого, – все люди в этот период времени представлялись ему в таком ярком свете сиявшего в нем чувства, что без малейшего усилия, он сразу, встречаясь с каким бы то ни было человеком, видел в нем все, что было хорошего и достойного любви.
Рассматривая дела и бумаги своей покойной жены, он к ее памяти не испытывал никакого чувства, кроме жалости в том, что она не знала того счастья, которое он знал теперь. Князь Василий, особенно гордый теперь получением нового места и звезды, представлялся ему трогательным, добрым и жалким стариком.
Пьер часто потом вспоминал это время счастливого безумия. Все суждения, которые он составил себе о людях и обстоятельствах за этот период времени, остались для него навсегда верными. Он не только не отрекался впоследствии от этих взглядов на людей и вещи, но, напротив, в внутренних сомнениях и противуречиях прибегал к тому взгляду, который он имел в это время безумия, и взгляд этот всегда оказывался верен.
«Может быть, – думал он, – я и казался тогда странен и смешон; но я тогда не был так безумен, как казалось. Напротив, я был тогда умнее и проницательнее, чем когда либо, и понимал все, что стоит понимать в жизни, потому что… я был счастлив».
Безумие Пьера состояло в том, что он не дожидался, как прежде, личных причин, которые он называл достоинствами людей, для того чтобы любить их, а любовь переполняла его сердце, и он, беспричинно любя людей, находил несомненные причины, за которые стоило любить их.


С первого того вечера, когда Наташа, после отъезда Пьера, с радостно насмешливой улыбкой сказала княжне Марье, что он точно, ну точно из бани, и сюртучок, и стриженый, с этой минуты что то скрытое и самой ей неизвестное, но непреодолимое проснулось в душе Наташи.
Все: лицо, походка, взгляд, голос – все вдруг изменилось в ней. Неожиданные для нее самой – сила жизни, надежды на счастье всплыли наружу и требовали удовлетворения. С первого вечера Наташа как будто забыла все то, что с ней было. Она с тех пор ни разу не пожаловалась на свое положение, ни одного слова не сказала о прошедшем и не боялась уже делать веселые планы на будущее. Она мало говорила о Пьере, но когда княжна Марья упоминала о нем, давно потухший блеск зажигался в ее глазах и губы морщились странной улыбкой.
Перемена, происшедшая в Наташе, сначала удивила княжну Марью; но когда она поняла ее значение, то перемена эта огорчила ее. «Неужели она так мало любила брата, что так скоро могла забыть его», – думала княжна Марья, когда она одна обдумывала происшедшую перемену. Но когда она была с Наташей, то не сердилась на нее и не упрекала ее. Проснувшаяся сила жизни, охватившая Наташу, была, очевидно, так неудержима, так неожиданна для нее самой, что княжна Марья в присутствии Наташи чувствовала, что она не имела права упрекать ее даже в душе своей.
Наташа с такой полнотой и искренностью вся отдалась новому чувству, что и не пыталась скрывать, что ей было теперь не горестно, а радостно и весело.
Когда, после ночного объяснения с Пьером, княжна Марья вернулась в свою комнату, Наташа встретила ее на пороге.
– Он сказал? Да? Он сказал? – повторила она. И радостное и вместе жалкое, просящее прощения за свою радость, выражение остановилось на лице Наташи.
– Я хотела слушать у двери; но я знала, что ты скажешь мне.
Как ни понятен, как ни трогателен был для княжны Марьи тот взгляд, которым смотрела на нее Наташа; как ни жалко ей было видеть ее волнение; но слова Наташи в первую минуту оскорбили княжну Марью. Она вспомнила о брате, о его любви.
«Но что же делать! она не может иначе», – подумала княжна Марья; и с грустным и несколько строгим лицом передала она Наташе все, что сказал ей Пьер. Услыхав, что он собирается в Петербург, Наташа изумилась.
– В Петербург? – повторила она, как бы не понимая. Но, вглядевшись в грустное выражение лица княжны Марьи, она догадалась о причине ее грусти и вдруг заплакала. – Мари, – сказала она, – научи, что мне делать. Я боюсь быть дурной. Что ты скажешь, то я буду делать; научи меня…
– Ты любишь его?
– Да, – прошептала Наташа.
– О чем же ты плачешь? Я счастлива за тебя, – сказала княжна Марья, за эти слезы простив уже совершенно радость Наташи.
– Это будет не скоро, когда нибудь. Ты подумай, какое счастие, когда я буду его женой, а ты выйдешь за Nicolas.
– Наташа, я тебя просила не говорить об этом. Будем говорить о тебе.
Они помолчали.
– Только для чего же в Петербург! – вдруг сказала Наташа, и сама же поспешно ответила себе: – Нет, нет, это так надо… Да, Мари? Так надо…


Прошло семь лет после 12 го года. Взволнованное историческое море Европы улеглось в свои берега. Оно казалось затихшим; но таинственные силы, двигающие человечество (таинственные потому, что законы, определяющие их движение, неизвестны нам), продолжали свое действие.
Несмотря на то, что поверхность исторического моря казалась неподвижною, так же непрерывно, как движение времени, двигалось человечество. Слагались, разлагались различные группы людских сцеплений; подготовлялись причины образования и разложения государств, перемещений народов.
Историческое море, не как прежде, направлялось порывами от одного берега к другому: оно бурлило в глубине. Исторические лица, не как прежде, носились волнами от одного берега к другому; теперь они, казалось, кружились на одном месте. Исторические лица, прежде во главе войск отражавшие приказаниями войн, походов, сражений движение масс, теперь отражали бурлившее движение политическими и дипломатическими соображениями, законами, трактатами…
Эту деятельность исторических лиц историки называют реакцией.
Описывая деятельность этих исторических лиц, бывших, по их мнению, причиною того, что они называют реакцией, историки строго осуждают их. Все известные люди того времени, от Александра и Наполеона до m me Stael, Фотия, Шеллинга, Фихте, Шатобриана и проч., проходят перед их строгим судом и оправдываются или осуждаются, смотря по тому, содействовали ли они прогрессу или реакции.
В России, по их описанию, в этот период времени тоже происходила реакция, и главным виновником этой реакции был Александр I – тот самый Александр I, который, по их же описаниям, был главным виновником либеральных начинаний своего царствования и спасения России.
В настоящей русской литературе, от гимназиста до ученого историка, нет человека, который не бросил бы своего камушка в Александра I за неправильные поступки его в этот период царствования.
«Он должен был поступить так то и так то. В таком случае он поступил хорошо, в таком дурно. Он прекрасно вел себя в начале царствования и во время 12 го года; но он поступил дурно, дав конституцию Польше, сделав Священный Союз, дав власть Аракчееву, поощряя Голицына и мистицизм, потом поощряя Шишкова и Фотия. Он сделал дурно, занимаясь фронтовой частью армии; он поступил дурно, раскассировав Семеновский полк, и т. д.».
Надо бы исписать десять листов для того, чтобы перечислить все те упреки, которые делают ему историки на основании того знания блага человечества, которым они обладают.
Что значат эти упреки?
Те самые поступки, за которые историки одобряют Александра I, – как то: либеральные начинания царствования, борьба с Наполеоном, твердость, выказанная им в 12 м году, и поход 13 го года, не вытекают ли из одних и тех же источников – условий крови, воспитания, жизни, сделавших личность Александра тем, чем она была, – из которых вытекают и те поступки, за которые историки порицают его, как то: Священный Союз, восстановление Польши, реакция 20 х годов?
В чем же состоит сущность этих упреков?
В том, что такое историческое лицо, как Александр I, лицо, стоявшее на высшей возможной ступени человеческой власти, как бы в фокусе ослепляющего света всех сосредоточивающихся на нем исторических лучей; лицо, подлежавшее тем сильнейшим в мире влияниям интриг, обманов, лести, самообольщения, которые неразлучны с властью; лицо, чувствовавшее на себе, всякую минуту своей жизни, ответственность за все совершавшееся в Европе, и лицо не выдуманное, а живое, как и каждый человек, с своими личными привычками, страстями, стремлениями к добру, красоте, истине, – что это лицо, пятьдесят лет тому назад, не то что не было добродетельно (за это историки не упрекают), а не имело тех воззрений на благо человечества, которые имеет теперь профессор, смолоду занимающийся наукой, то есть читанном книжек, лекций и списыванием этих книжек и лекций в одну тетрадку.
Но если даже предположить, что Александр I пятьдесят лет тому назад ошибался в своем воззрении на то, что есть благо народов, невольно должно предположить, что и историк, судящий Александра, точно так же по прошествии некоторого времени окажется несправедливым, в своем воззрении на то, что есть благо человечества. Предположение это тем более естественно и необходимо, что, следя за развитием истории, мы видим, что с каждым годом, с каждым новым писателем изменяется воззрение на то, что есть благо человечества; так что то, что казалось благом, через десять лет представляется злом; и наоборот. Мало того, одновременно мы находим в истории совершенно противоположные взгляды на то, что было зло и что было благо: одни данную Польше конституцию и Священный Союз ставят в заслугу, другие в укор Александру.
Про деятельность Александра и Наполеона нельзя сказать, чтобы она была полезна или вредна, ибо мы не можем сказать, для чего она полезна и для чего вредна. Если деятельность эта кому нибудь не нравится, то она не нравится ему только вследствие несовпадения ее с ограниченным пониманием его о том, что есть благо. Представляется ли мне благом сохранение в 12 м году дома моего отца в Москве, или слава русских войск, или процветание Петербургского и других университетов, или свобода Польши, или могущество России, или равновесие Европы, или известного рода европейское просвещение – прогресс, я должен признать, что деятельность всякого исторического лица имела, кроме этих целей, ещь другие, более общие и недоступные мне цели.
Но положим, что так называемая наука имеет возможность примирить все противоречия и имеет для исторических лиц и событий неизменное мерило хорошего и дурного.
Положим, что Александр мог сделать все иначе. Положим, что он мог, по предписанию тех, которые обвиняют его, тех, которые профессируют знание конечной цели движения человечества, распорядиться по той программе народности, свободы, равенства и прогресса (другой, кажется, нет), которую бы ему дали теперешние обвинители. Положим, что эта программа была бы возможна и составлена и что Александр действовал бы по ней. Что же сталось бы тогда с деятельностью всех тех людей, которые противодействовали тогдашнему направлению правительства, – с деятельностью, которая, по мнению историков, хороша и полезна? Деятельности бы этой не было; жизни бы не было; ничего бы не было.