Война в Малайе

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Война в Малайе

Бомбардировщик Авро «Линкольн» Королевских ВВС Австралии выполняет боевой вылет над Малайей
Дата

12 июня 194816 июля 1960

Место

Британская Малайя

Итог

подавление партизанского движения,
независимость Сингапура, Сабаха и Саравака

Противники
Антияпонская армия народов Малайи
Малайская коммунистическая партия
При поддержке:
СССР СССР
Великобритания Великобритания

Австралия Австралия
Новая Зеландия Новая Зеландия
При поддержке:
США США

Командующие
Чин Пен Гарольд Бриггс
Джеральд Темплей
Генри Герней
Генри Виллс
Силы сторон
13 000 человек (АЯАНМ)
МКП 150 000 человек из них 40 000 вооружённых боевиков.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3686 дней]
Великобритания: 250 000 солдатК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3686 дней]

Австралия и Новая Зеландия: 40 000 солдатК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3686 дней]

Более 60 000 сотрудников малайской полиции.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3686 дней]

Потери
Общие потери: 6800 убитыми, около 5300 ранеными и пленными.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3686 дней] Великобритания: 520 солдат убитыми, более 1200 раненымиК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3686 дней]

Австралия и Новая Зеландия 810 убитыми и около 2500 раненымиК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3686 дней]

Более 1350 сотрудников малайской полиции погибшими, и более 2500 ранеными. К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3686 дней]

Война в Малайе[1] — колониальный военный конфликт между силами Британского Содружества и вооружённым крылом Малайской коммунистической партии в 19481960 годах.





Предпосылки

С 1914 года Малайя являлась британским протекторатом. Во время Второй мировой войны она была оккупирована японскими войсками, после завершения войны была восстановлена власть Великобритании. Попытка Великобритании использовать подорванную войной экономику Малайи для восстановления собственного хозяйства ещё более усугубила тяжёлые условия жизни в колонии и привела к росту числа забастовок и радикализации малайских рабочих. Малайская коммунистическая партия во главе с Чин Пеном (этническим китайцем) начала восстание, стремясь добиться немедленного ухода британцев и предоставления стране полной независимости.

Ход войны

Считается, что война началась в июне 1948 года, когда коммунистами были убиты три европейских плантатора. После этого Великобритания ввела в стране чрезвычайное положение. В 1949 году было создано военное крыло МКП — Национально-освободительная армия Малайи, развернувшее активную партизанскую войну.

Пик восстания пришёлся на 19501951 годы. После гибели в засаде Верховного комиссара Малайи сэра Генри Гернея британцы усилили борьбу с партизанами. Слабость КПМ состояла в том, что она пользовалась поддержкой в основном китайской общины, поскольку китайцы не имели земли, права голоса на выборах, и в целом не были встроены в малайское общество; коренное малайское население относилось к партизанам безразлично или со страхом. Внешняя поддержка отсутствовала. Британцы стали проводить политику завоевания «сердец и умов» (Hearts and Minds); британские военнослужащие помогали местному населению по хозяйству, снабжали его продовольствием и медикаментами. В то же время власти заставляли китайцев переселяться в так называемые «новые деревни» (New Villages), хорошо защищённые и охраняемые, что лишало партизан источника поддержки. Для борьбы с небольшими отрядами коммунистов применялась особая антипартизанская тактика — патрулирование джунглей «охотничьими» отрядами. В боевых действиях участвовали и подразделения других стран Британского Содружества (в частности, Австралии и Новой Зеландии). К 1953 году силы МКП были в значительной мере подорваны мероприятиями противника, а к середине 1950-х годов в джунглях продолжали действовать лишь разрозненные отряды коммунистов.

Итоги

В целях лишения партизан одного из источников привлечения на свою сторону населения, Великобритания была вынуждена формально предоставить независимость Малайе (31 августа 1957 года), однако чрезвычайное положение было отменено лишь в июле 1960 года. Чин Пен, несмотря на поражение восстания, спустя семь лет начал новую партизанскую войну (1967—1989).

В целом Малайская война считается многими западными исследователями классическим примером удачной борьбы с партизанским движением. Боевые действия велись на уровне отделений, взводов, максимум — рот; крупных сражений не происходило. Уроки войны углубленно изучались в странах Запада.

Напишите отзыв о статье "Война в Малайе"

Примечания

  1. Официальное британское название войны — «чрезвычайное положение в Малайе» (англ. Malayan Emergency); малайцы использовали название «антибританская национально-освободительная война».

См. также

Ссылки

  • [britains-smallwars.com/malaya/index.html Malaya 1948—1960 (статьи, посвящённые конфликту, на сайте Britain’s Small Wars)]  (англ.)


Отрывок, характеризующий Война в Малайе

– Пьеру? О нет! Какой он прекрасный, – сказала княжна Марья.
– Знаешь, Мари, – вдруг сказала Наташа с шаловливой улыбкой, которой давно не видала княжна Марья на ее лице. – Он сделался какой то чистый, гладкий, свежий; точно из бани, ты понимаешь? – морально из бани. Правда?
– Да, – сказала княжна Марья, – он много выиграл.
– И сюртучок коротенький, и стриженые волосы; точно, ну точно из бани… папа, бывало…
– Я понимаю, что он (князь Андрей) никого так не любил, как его, – сказала княжна Марья.
– Да, и он особенный от него. Говорят, что дружны мужчины, когда совсем особенные. Должно быть, это правда. Правда, он совсем на него не похож ничем?
– Да, и чудесный.
– Ну, прощай, – отвечала Наташа. И та же шаловливая улыбка, как бы забывшись, долго оставалась на ее лице.


Пьер долго не мог заснуть в этот день; он взад и вперед ходил по комнате, то нахмурившись, вдумываясь во что то трудное, вдруг пожимая плечами и вздрагивая, то счастливо улыбаясь.
Он думал о князе Андрее, о Наташе, об их любви, и то ревновал ее к прошедшему, то упрекал, то прощал себя за это. Было уже шесть часов утра, а он все ходил по комнате.
«Ну что ж делать. Уж если нельзя без этого! Что ж делать! Значит, так надо», – сказал он себе и, поспешно раздевшись, лег в постель, счастливый и взволнованный, но без сомнений и нерешительностей.
«Надо, как ни странно, как ни невозможно это счастье, – надо сделать все для того, чтобы быть с ней мужем и женой», – сказал он себе.
Пьер еще за несколько дней перед этим назначил в пятницу день своего отъезда в Петербург. Когда он проснулся, в четверг, Савельич пришел к нему за приказаниями об укладке вещей в дорогу.
«Как в Петербург? Что такое Петербург? Кто в Петербурге? – невольно, хотя и про себя, спросил он. – Да, что то такое давно, давно, еще прежде, чем это случилось, я зачем то собирался ехать в Петербург, – вспомнил он. – Отчего же? я и поеду, может быть. Какой он добрый, внимательный, как все помнит! – подумал он, глядя на старое лицо Савельича. – И какая улыбка приятная!» – подумал он.
– Что ж, все не хочешь на волю, Савельич? – спросил Пьер.
– Зачем мне, ваше сиятельство, воля? При покойном графе, царство небесное, жили и при вас обиды не видим.
– Ну, а дети?
– И дети проживут, ваше сиятельство: за такими господами жить можно.
– Ну, а наследники мои? – сказал Пьер. – Вдруг я женюсь… Ведь может случиться, – прибавил он с невольной улыбкой.
– И осмеливаюсь доложить: хорошее дело, ваше сиятельство.
«Как он думает это легко, – подумал Пьер. – Он не знает, как это страшно, как опасно. Слишком рано или слишком поздно… Страшно!»
– Как же изволите приказать? Завтра изволите ехать? – спросил Савельич.
– Нет; я немножко отложу. Я тогда скажу. Ты меня извини за хлопоты, – сказал Пьер и, глядя на улыбку Савельича, подумал: «Как странно, однако, что он не знает, что теперь нет никакого Петербурга и что прежде всего надо, чтоб решилось то. Впрочем, он, верно, знает, но только притворяется. Поговорить с ним? Как он думает? – подумал Пьер. – Нет, после когда нибудь».
За завтраком Пьер сообщил княжне, что он был вчера у княжны Марьи и застал там, – можете себе представить кого? – Натали Ростову.
Княжна сделала вид, что она в этом известии не видит ничего более необыкновенного, как в том, что Пьер видел Анну Семеновну.
– Вы ее знаете? – спросил Пьер.
– Я видела княжну, – отвечала она. – Я слышала, что ее сватали за молодого Ростова. Это было бы очень хорошо для Ростовых; говорят, они совсем разорились.
– Нет, Ростову вы знаете?
– Слышала тогда только про эту историю. Очень жалко.
«Нет, она не понимает или притворяется, – подумал Пьер. – Лучше тоже не говорить ей».
Княжна также приготавливала провизию на дорогу Пьеру.
«Как они добры все, – думал Пьер, – что они теперь, когда уж наверное им это не может быть более интересно, занимаются всем этим. И все для меня; вот что удивительно».
В этот же день к Пьеру приехал полицеймейстер с предложением прислать доверенного в Грановитую палату для приема вещей, раздаваемых нынче владельцам.
«Вот и этот тоже, – думал Пьер, глядя в лицо полицеймейстера, – какой славный, красивый офицер и как добр! Теперь занимается такими пустяками. А еще говорят, что он не честен и пользуется. Какой вздор! А впрочем, отчего же ему и не пользоваться? Он так и воспитан. И все так делают. А такое приятное, доброе лицо, и улыбается, глядя на меня».
Пьер поехал обедать к княжне Марье.
Проезжая по улицам между пожарищами домов, он удивлялся красоте этих развалин. Печные трубы домов, отвалившиеся стены, живописно напоминая Рейн и Колизей, тянулись, скрывая друг друга, по обгорелым кварталам. Встречавшиеся извозчики и ездоки, плотники, рубившие срубы, торговки и лавочники, все с веселыми, сияющими лицами, взглядывали на Пьера и говорили как будто: «А, вот он! Посмотрим, что выйдет из этого».
При входе в дом княжны Марьи на Пьера нашло сомнение в справедливости того, что он был здесь вчера, виделся с Наташей и говорил с ней. «Может быть, это я выдумал. Может быть, я войду и никого не увижу». Но не успел он вступить в комнату, как уже во всем существе своем, по мгновенному лишению своей свободы, он почувствовал ее присутствие. Она была в том же черном платье с мягкими складками и так же причесана, как и вчера, но она была совсем другая. Если б она была такою вчера, когда он вошел в комнату, он бы не мог ни на мгновение не узнать ее.