Война короля Вильгельма

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Война короля Вильгельма
Основной конфликт: Война Аугсбургской лиги

Луи Фонтенак, губернатор Новой Франции принимает посланника Уильяма Фипса с требованием о капитуляции Квебека во время Битвы при Квебеке (1690).
Дата

1689-1697

Место

Северная Америка

Итог

Риквикский мирный договор

Изменения

возвращение к довоенному статус-кво

Противники
Франция
Новая Франция
Вабанакская конфедерация
Англия
Колония Массачусетского залива
Британская Америка
Лига ирокезов
Командующие
Луи Фонтенак неизвестно
Силы сторон
неизвестно неизвестно
Потери
неизвестно неизвестно

Война короля Вильгельма (1689—1697) — боевые действия в Северной Америке во время войны Аугсбургской лиги, первый из франко-английских конфликтов в Северной Америке. Название «война короля Вильгельма» (англ. King William's War) используется в англоязычной литературе — по имени правившего тогда в Англии короля Вильгельма III.





Причины войны

 
Война Аугсбургской лиги
ЕвропаИрландияСеверная Америка

В конце 1688 года во время «Славной революции» в Англии был свергнут король-католик Яков II, и на трон сел голландец-протестант Вильгельм III Оранский. Французский король Людовик XIV принял у себя бежавшего из Англии Якова II и не признал Вильгельма III, поэтому в 1689 году Англия и Нидерланды присоединились к антифранцузской Аугсбургской лиге.

К этому времени на англо-французской границе в Северной Америке уже царила напряжённость, так как в 1688 году сэр Эдмунд Эндрос — губернатор английского доминиона Новая Англия — организовал рейд против французских поселенцев, осевших в устье реки Пенобскот. В 1689 году, когда вести о революции достигли Бостона, Эндрос был смещён восставшими пуританами.

Ход боевых действий

В июне 1689 года несколько сотен индейцев из племён абенаки и пеннакуки совершили набег на Довер, убив свыше 20 человек и захватив 29, которые были проданы во французскую колонию Новая Франция. В августе 1689 года Жан-Винсен д’Аббади де Сан-Кастин (англ.), чей дом был разграблен в ходе рейда губернатора Эндроса в 1688 году (сейчас в этом месте находится город Кастин, названный в честь Жан-Винсена), повёл отряд индейцев племени абенаки в набег на Пемаквид (нынешний Бристоль в штате Мэн). В ответ Бенджамин Чёрч (англ.) организовал набег на территорию, которая в настоящее время входит в штат Мэн. В августе 1689 года, ещё до того, как в Новой Франции узнали о начале войны, 1.500 ирокезов атаковали поселение Лашин (ныне — пригород Монреаля). В ответ граф де Фронтенак атаковал ирокезскую деревню Онондага. Затем французы и их союзники-индейцы атаковали английские пограничные поселения. Англичане сумели взять столицу Акадии — Порт-Рояль (англ.) — и отправились на штурм столицы Новой Франции, но потерпели поражение в битве при Квебеке. Французы атаковали захваченное англичанами побережье и отбили Порт-Рояль.

Квебекская экспедиция была последним крупным событием Войны короля Вильгельма, оставшееся время английские колонисты занимались лишь обороной и мелкими вылазками. Из-за слабости англичан пострадали их союзники-ирокезы, так как в 1693 и 1696 годах, при полной пассивности английских поселенцев, французы и их индейские союзники разграбили ирокезские поселения и уничтожили урожай. После подписания мира в 1697 году брошенные англичанами ирокезы оставались в состоянии войны с Францией до 1701 года, когда был подписан Великий Монреальский Мир.

Результаты

Риквикский мирный договор 1697 года вернул границу в Северной Америке к довоенному статус-кво.

Напишите отзыв о статье "Война короля Вильгельма"

Ссылки

  • [www.usahistory.info/colonial-wars/King-Williams-War.html King William’s War (1689-97)]

Отрывок, характеризующий Война короля Вильгельма

– Вот как! А я пг'одулся, бг'ат, вчег'а, как сукин сын! – закричал Денисов, не выговаривая р . – Такого несчастия! Такого несчастия! Как ты уехал, так и пошло. Эй, чаю!
Денисов, сморщившись, как бы улыбаясь и выказывая свои короткие крепкие зубы, начал обеими руками с короткими пальцами лохматить, как пес, взбитые черные, густые волосы.
– Чог'т меня дег'нул пойти к этой кг'ысе (прозвище офицера), – растирая себе обеими руками лоб и лицо, говорил он. – Можешь себе пг'едставить, ни одной каг'ты, ни одной, ни одной каг'ты не дал.
Денисов взял подаваемую ему закуренную трубку, сжал в кулак, и, рассыпая огонь, ударил ею по полу, продолжая кричать.
– Семпель даст, паг'оль бьет; семпель даст, паг'оль бьет.
Он рассыпал огонь, разбил трубку и бросил ее. Денисов помолчал и вдруг своими блестящими черными глазами весело взглянул на Ростова.
– Хоть бы женщины были. А то тут, кг'оме как пить, делать нечего. Хоть бы дг'аться ског'ей.
– Эй, кто там? – обратился он к двери, заслышав остановившиеся шаги толстых сапог с бряцанием шпор и почтительное покашливанье.
– Вахмистр! – сказал Лаврушка.
Денисов сморщился еще больше.
– Сквег'но, – проговорил он, бросая кошелек с несколькими золотыми. – Г`остов, сочти, голубчик, сколько там осталось, да сунь кошелек под подушку, – сказал он и вышел к вахмистру.
Ростов взял деньги и, машинально, откладывая и ровняя кучками старые и новые золотые, стал считать их.
– А! Телянин! Здог'ово! Вздули меня вчег'а! – послышался голос Денисова из другой комнаты.
– У кого? У Быкова, у крысы?… Я знал, – сказал другой тоненький голос, и вслед за тем в комнату вошел поручик Телянин, маленький офицер того же эскадрона.
Ростов кинул под подушку кошелек и пожал протянутую ему маленькую влажную руку. Телянин был перед походом за что то переведен из гвардии. Он держал себя очень хорошо в полку; но его не любили, и в особенности Ростов не мог ни преодолеть, ни скрывать своего беспричинного отвращения к этому офицеру.
– Ну, что, молодой кавалерист, как вам мой Грачик служит? – спросил он. (Грачик была верховая лошадь, подъездок, проданная Теляниным Ростову.)
Поручик никогда не смотрел в глаза человеку, с кем говорил; глаза его постоянно перебегали с одного предмета на другой.
– Я видел, вы нынче проехали…
– Да ничего, конь добрый, – отвечал Ростов, несмотря на то, что лошадь эта, купленная им за 700 рублей, не стоила и половины этой цены. – Припадать стала на левую переднюю… – прибавил он. – Треснуло копыто! Это ничего. Я вас научу, покажу, заклепку какую положить.
– Да, покажите пожалуйста, – сказал Ростов.
– Покажу, покажу, это не секрет. А за лошадь благодарить будете.
– Так я велю привести лошадь, – сказал Ростов, желая избавиться от Телянина, и вышел, чтобы велеть привести лошадь.
В сенях Денисов, с трубкой, скорчившись на пороге, сидел перед вахмистром, который что то докладывал. Увидав Ростова, Денисов сморщился и, указывая через плечо большим пальцем в комнату, в которой сидел Телянин, поморщился и с отвращением тряхнулся.
– Ох, не люблю молодца, – сказал он, не стесняясь присутствием вахмистра.
Ростов пожал плечами, как будто говоря: «И я тоже, да что же делать!» и, распорядившись, вернулся к Телянину.
Телянин сидел всё в той же ленивой позе, в которой его оставил Ростов, потирая маленькие белые руки.
«Бывают же такие противные лица», подумал Ростов, входя в комнату.
– Что же, велели привести лошадь? – сказал Телянин, вставая и небрежно оглядываясь.
– Велел.
– Да пойдемте сами. Я ведь зашел только спросить Денисова о вчерашнем приказе. Получили, Денисов?
– Нет еще. А вы куда?
– Вот хочу молодого человека научить, как ковать лошадь, – сказал Телянин.
Они вышли на крыльцо и в конюшню. Поручик показал, как делать заклепку, и ушел к себе.
Когда Ростов вернулся, на столе стояла бутылка с водкой и лежала колбаса. Денисов сидел перед столом и трещал пером по бумаге. Он мрачно посмотрел в лицо Ростову.
– Ей пишу, – сказал он.
Он облокотился на стол с пером в руке, и, очевидно обрадованный случаю быстрее сказать словом всё, что он хотел написать, высказывал свое письмо Ростову.
– Ты видишь ли, дг'уг, – сказал он. – Мы спим, пока не любим. Мы дети пг`axa… а полюбил – и ты Бог, ты чист, как в пег'вый день создания… Это еще кто? Гони его к чог'ту. Некогда! – крикнул он на Лаврушку, который, нисколько не робея, подошел к нему.
– Да кому ж быть? Сами велели. Вахмистр за деньгами пришел.
Денисов сморщился, хотел что то крикнуть и замолчал.