Война миров

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Война миров
The War of the Worlds
Жанр:

научная фантастика

Автор:

Герберт Уэллс

Язык оригинала:

английский

Дата первой публикации:

1897

Текст произведения в Викитеке

«Война миров» («Борьба миров») (англ. The War of the Worlds) — роман, написанный Гербертом Уэллсом в 1897 году и описывающий вторжение пришельцев (марсиан) на Землю. Сюжет романа был подсказан братом писателя — ему и посвящена «Война миров».





Издание

Впервые журнальный текст романа появился в издании «Pearson’s magazine» в апреле 1897[1].

Роман вышел отдельной книгой в феврале 1898 года в издательстве Heinemann.

Сюжет

В Викицитатнике есть страница по теме
Война миров

Повествование ведётся от первого лица безымянного главного героя, жителя викторианской Англии начала XX века[2].

События разворачиваются в Лондоне и его окрестностях: городках Хорселл и Уокинг графства Суррей. Всё начинается с повышения интереса общественности к Марсу. За несколько лет до начала событий астрономы зарегистрировали на поверхности Марса сильную вспышку. Главный герой посещает обсерваторию и наблюдает приближающиеся со стороны Марса небесные тела. Далее многочисленные наблюдатели в Англии замечают падение небесных тел на поверхность Земли, которые большинство принимает за метеориты.

Первым, кто обнаружил образовавшуюся на месте падения на Хорселлской пустоши воронку и приблизился к ней и к упавшему телу, был астроном Оджилви[3]. Несомненно, объект имел искусственное происхождение, поскольку был правильной цилиндрической формы. После охлаждения снаряда из него выбрались разумные существа — пришельцы с Марса. Несколько сотен собравшихся землян в страхе разбежались. Марсиане, едва выбравшись из летательного аппарата, начали сборку неких устройств. Дальнейшие события показали их враждебные намерения. Подоспевшие парламентёры и ближайшие зрители приготовлений марсиан были уничтожены неведомым для землян оружием — тепловым лучом. Общественное мнение не оценило серьёзность угрозы (считалось, что марсиане не смогут передвигаться ввиду земного тяготения), но военные начали оцеплять место приземления. Однако марсиане смогли собрать свои средства передвижения.

Но что я увидел! Как мне это описать? Громадный, выше домов треножник, шагавший по молодой сосновой поросли и ломавший на своём пути сосны; машину из блестящего металла, топтавшую вереск; стальные, спускавшиеся с неё тросы; производимый ею грохот; сливавшийся с раскатами грома. Блеснула молния, и треножник чётко выступил из мрака; он стоял на одной ноге, две другие повисли в воздухе. Он исчезал и появлялся при новой вспышке молнии уже на сотню ярдов ближе. Можете вы себе представить складной стул, который, покачиваясь переступает по земле? Таково было это видение при мимолетных вспышках молнии. Но вместо стула представьте себе громадную машину, установленную на треножнике.

Марсиане начали захват Англии. Их межпланетные аппараты падали на её поверхность один за другим. Безымянный рассказчик, главный герой, спасается бегством, но очень скоро практически вся южная Англия и предместья Лондона оказываются под контролем захватчиков. Оружие военных оказывается бессильным против них, удаётся уничтожить лишь один треножник орудийным выстрелом прямой наводкой, ещё несколько гибнут на морском берегу в бою с миноносцем. Пришельцы, передвигаясь на треножниках, пользуясь тепловыми лучами и чёрным дымом (химическим оружием), обращают в бегство и уничтожают правительственные войска и захватывают Лондон.

Рассказчик пробирается по оккупированной стране. Марсианский летательный снаряд падает рядом с домом, где он остановился на ночлег, и ему приходится две недели прятаться в погребе вместе с лишившимся разума священником, страдая от голода и жажды. Он наблюдает жизнь марсиан вблизи. Чудом избежав столкновения с пришельцами, главный герой покидает убежище и добирается до Лондона.

Город опустел, на улицах лежат тела погибших, которые никто не убирает. Здесь герой обнаруживает, что марсиане остановили свой захват страны и всего мира. Как показали дальнейшие исследования, инопланетных захватчиков поразили земные болезнетворные микроорганизмы, против которых у марсиан не было иммунитета. Война окончилась, Англия начинает постепенно восстанавливаться после катастрофы, главный герой счастливо обнаруживает свою жену живой и невредимой.

С момента приземления первого цилиндра марсиан до их гибели на улицах Лондона согласно сюжету книги проходит 21 день.

Марсиане

Существа, называемые в тексте книги как марсиане, дышат атмосферным воздухом. Они с трудом передвигаются в условиях земной гравитации и имеют отталкивающий, с точки зрения землян, вид.

Большая сероватая круглая туша, величиной, пожалуй, с медведя, медленно, с трудом вылезала из цилиндра. Высунувшись на свет, она залоснилась, точно мокрый ремень. Два больших темных глаза пристально смотрели на меня. У чудовища была круглая голова и, если можно так выразиться, лицо. Под глазами находился рот, края которого двигались и дрожали, выпуская слюну. Чудовище тяжело дышало, и все его тело судорожно пульсировало. Одно его тонкое щупальце упиралось в край цилиндра, другим оно размахивало в воздухе.

Марсиане не имеют собственной пищеварительной системы и питаются кровью, которую выкачивают из людей и вливают в свою кровеносную систему. Марсиане бесполые существа и размножаются почкованием. В тексте книги Уэллс предполагает, что предсказуемое развитие человека в ходе эволюции может привести к тому что все «ненужные» органы (пищеварительная система, органы внутренней секреции) отомрут и останется собственно один мозг, так же как и у марсиан. Повествователь говорит, что марсианам тяжело было передвигаться по земной поверхности, что связано, по его мнению, с тем, что притяжение Земли гораздо больше, чем Марса. Марсиане также не общаются при помощи звуков. Как предполагает автор, они обладают телепатическими способностями.[4].

После вымирания марсиан на их базе были обнаружены существа, похожие на человека. Автор делает вывод, что на Марсе гуманоидные существа являются чем-то вроде скота. Марсиане их выращивают, чтобы питаться их кровью. Этих существ они взяли с собой в снаряды на время полета к Земле. Причину, из-за которой марсиане начали агрессивный захват Земли, автор описывает как тяжёлые условия жизни на Марсе: понижение средней температуры на планете, наступление льдов, разрежение атмосферы, пригодной для дыхания. Технология марсиан намного опережает земную технологию начала XX века. Любопытно отметить, что марсиане Уэллса не знают колеса и в их механизмах практически нет вращения вокруг оси.

Образ марсианина как бесстрастного, рационального и бездуховного существа, рассматривающего землян только как объект истребления и употребления в пищу, впервые был подготовлен в более раннем произведении Уэллса «Человек миллионного года»[5].

История создания

«Война миров» — четвёртый роман Герберта Уэллса, и относится к его ранним произведениям. Как признают исследователи творчества, идея книги носилась в воздухе, и Уэллс был вдохновлён несколькими обстоятельствами, совпавшими в конце XIX века[6]. В 1877 и в 1892 году астрономы имели возможность детально наблюдать Марс во время его великого противостояния. Именно тогда были открыты спутники Марса, достаточно детально изучены полярные шапки и система так называемых каналов на поверхности планеты. В 1896 году известный астроном Персиваль Ловелл опубликовал книгу, где высказал предположение о возможности существования жизни на Марсе[7][8].

В 1894 году французский астроном Жавель наблюдал некую вспышку на поверхности Марса, что прямо отражено в книге[6].

Исследования астрономов произвели большое впечатление на Уэллса и серьёзно повлияли на сюжет будущей книги. Впоследствии Уэллс продолжал интересоваться темой Красной планеты и в 1908 году даже опубликовал статью «Существа, которые живут на Марсе»[9].

Другое обстоятельство — это изменения в мировой геополитике, объединение и милитаризация Германии. Также следует отметить, что в конце XIX века люди по существу впервые стали замечать последствия разрушительного воздействия на биосферу: к 1898 году популяция американского бизона была почти полностью истреблена человеком. Эти настроения также нашли своё отражение в романе[6]. Рассказчик даже осторожно предлагает читателю поразмыслить, не производят ли его собратья то же впечатление на животных и «дикарей», что марсиане произвели на англичан.

Критика

Книга Уэллса считается первой, где была открыта тема вторжения враждебных пришельцев с другой планеты, которая стала чрезвычайно популярна в мировой научной фантастике XX века[10].

Сразу после первого издания книга Уэллса произвела большое впечатление на читающую общественность. Роман был воспринят как жёсткая критика имперской колонизаторской политики Великобритании[11].

В произведении мастерски рисуется панорама характеров и реакции человеческого индивидуума на холодную и бесчувственную угрозу инопланетного вторжения. Писатель ставит фундаментальные вопросы о том, куда может завести однобокая технологическая эволюция разума[12].

Влияние на мировую науку и культуру

Первое вольное продолжение, роман Гаррета П. Сёвисса «Эдисоновское завоевание Марса» («Edison’s Conquest of Mars»), вышел в США уже в 1898 году. Лазарь Лагин написал альтернативный взгляд на «Войну миров» — повесть «Майор Велл Эндъю», в которой главный герой — предатель, перешедший на сторону марсиан.

Многие писатели-фантасты и критики признавали значительное влияние Уэллса и его «Войны миров» на их творчество. Борис Стругацкий писал о том, что роман Уэллса оказал сильнейшее — прямое либо косвенное — влияние на мировую фантастику XX века вообще и на отечественную фантастику в особенности[13].

Повесть братьев Стругацких «Второе нашествие марсиан» своего рода современное переосмысление сюжета Уэллса, в котором конформизм землян, не желающих замечать захвата планеты марсианами, доведён до абсурда[14].

Критики Роберта Хайнлайна признавали, что классик американской фантастики был воспитан на произведениях Уэллса и «Войне миров» в частности[15]. Это влияние особенно заметно в романе Хайнлайна «Чужак в чужой стране» (Stranger in a Strange Land)[16][нет в источнике]К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан).

Известный американский учёный Роберт Годдард[17] признавался, что начал заниматься ракетостроением под впечатлением книг Уэллса[18].

Роман Уэллса неоднократно переиздавался (первое переиздание было уже в 1898 году), переведён на множество языков Земли, стал основой многих фильмов, спектаклей, комиксов, сериалов и компьютерных игр[19][20].

Британский писатель-фантаст Кристофер Прист в 1976 году написал роман «Машина пространства», являющийся фанфиком-сиквелом сразу двух романов Уэллса — «Войны миров» и «Машины времени». Главный герой и его подруга — ассистент создателя машины времени — с помощью усовершенствованного варианта машины, способной преодолевать и пространство, попадают на Марс, где вступают в контакт с человекоподобной расой, порабощённой головоногими марсианами, принимают участие в марсианских войнах и готовящейся революции, потом им удаётся проникнуть в один из снарядов и вернуться на Землю.

Технические и смысловые неточности

  • Согласно мнению главного героя книги, марсиане использовали для запуска своих межпланетных снарядов гигантское орудие (об его отливке в специальной шахте, по мнению главного героя книги, свидетельствовали странные свечения на поверхности Марса, наблюдаемые в телескопы), что явно отсылает читателя книги к роману Жюля Верна «С Земли на Луну»[21]. При этом сам Уэллс в своём следующем произведении «Первые люди на Луне» описал аппарат, действующий на принципах антигравитации.
  • Если критиковать произведение Уэллса с позиций современной науки, трудно представить, как можно попасть неуправляемым баллистическим снарядом в довольно определённое место на Земле. Несомненно, что перегрузка, испытываемая пассажирами снаряда, будет несовместима с жизнью.[22]
  • Судя по книге, нападению марсиан подверглась только Англия. Во всяком случае, нет никаких упоминаний о посещении марсианами других мест на Земле. Однако вторая часть книги называется «Земля под властью марсиан» (англ. The Earth Under the Martians)[21].
  • Расхожим мнением среди читателей является, что марсиане в боях на территории Англии потеряли всего три боевых машины. Но следует помнить, что рассказ ведётся от имени одного человека, пересказывающего только то, что видел он сам на очень маленьком участке страны. Таким образом, совершенно логично будет предположить, что потери марсиан были в десятки раз больше (на этом предположении, в частности, строится одна из сюжетных линий малоизвестной в наши дни повести Л.Лагина "Майор Велл Эндью").

Экранизации и постановки

Значительный резонанс и большое влияние имела поставленная в 1938 году Орсоном Уэллсом радиопостановка романа, первая часть которой была стилизована под «репортаж в прямом эфире» об инопланетном вторжении и вызвала панику в ряде районов США[23].

Радиопостановка 1949 года в столице Эквадора вызвала панику среди жителей, а позже гнев и погром радиостанции, повлёкший гибель 6 человек[24].

В адаптациях используются различные даты вторжения, но основная идея остаётся неизменной. Классическим является фильм 1953 года. Марсиане в фильме передвигаются при помощи летающих тарелок.

В 1976 году Джефф Уэйн (Jeff Wayne) пишет рок-оперу «Война миров».

В 2000-е годы по мотивам «Войны миров» вышло несколько мокбастеров (низкобюджетных подделок) Дэвида Митчела Латта (студия The Asylum): «Война миров Г.Д. Уэллса» (2005), War of the Worlds 2: The Next Wave (2008).

В 2005 году вышли две адаптации фильма «Война миров» от Тимоти Хайнса и «Война миров» от Стивена Спилберга. В голливудском фильме Спилберга играли Том Круз, Джастин Чэтвин и Дакота Фаннинг, премьера фильма в кинотеатрах состоялась 29 июня 2005 года. Сюжет фильма отличается от романа тем, что действие происходит в наши дни и в США, а не в Англии, машинерия марсиан прибывает не из космоса, а находится глубоко под землёй в законсервированном состоянии, а марсиане попадают на землю (точнее, под землю, в свои аппараты) посредством энергетической переброски во время аномальной грозы, марсианские треножники атаковали с помощью усовершенствованного лазерного оружия, а сами аппараты были оснащены защитным экраном. У марсиан было три ноги и две руки, а не голова с щупальцами.

В 2012 году был создан мультфильм "Война миров: Голиаф", где описывается продолжение романа. Действия фильма происходит в 1914 году, когда должна была начаться Первая мировая война. После атаки марсиан прошло 15 лет, за эти годы у землян появилось мощное оружие и авиация, нежели в реальности. Во время второй атаки марсиане используют не только треножники, но и истребители и гигантские боевые корабли.

В 2013 году телестудиями Entertainment One Television и Impossiblepictures Ltd. на телеканале History Channel был показан псевдодокументальный фильм «Великая Марсианская война 1913-1917» (The Great Martian War 1913 - 1917), рассказывающий выдуманную историю о противостоянию инопланетному вторжению в указанный период. Воспроизводимые бои между инопланетной расой и землянами напоминают персонажей уеллсовской «Войны миров».

См. также

Идея «светового луча» отмечается и у А. Н. Толстого (роман Гиперболоид инженера Гарина, 1927 год).

Напишите отзыв о статье "Война миров"

Примечания

  1. [www.robkinder.com/hosted/wotwo/books/originalnovel.htm TWOFTW online project] ссылка от 7 октября 2008
  2. Видимо, события происходят около 1900 года. В тексте книги описано противостояние Марса 1894 года. И затем следует фраза Гроза разразилась над нами шесть лет назад. Когда Марс приблизился к противостоянию (глава I — Накануне войны). На самом деле [www.astronet.ru/db/msg/1190878 великое противостояние] Марса и Земли было в 1892 году.
  3. В оригинале фамилия Ogilvy произносится как «О́гилви», но в русском переводе принята передача «Оджилви».
  4. «Война Миров» Герберт Уэллс. 1898. Перевод М. Зенкевич. Глава «Что мы видели из развалин дома»
  5. [feb-web.ru/feb/ivl/vl8/vl8-3832.htm Кагарлицкий Ю. И. Уэллс // История всемирной литературы: В 8 томах Т. 8. — 1994. — С. 383—386.] ссылка от 7 октября 2008
  6. 1 2 3 [wsu.edu/~brians/science_fiction/warofworlds.html Study Guide for H. G. Wells: The War of the Worlds (1898)] ссылка от 6 октября 2008
  7. [www.astronet.ru/db/msg/1190878 Величайшее противостояние Марса В. Г. Сурдин] ссылка от 6 октября 2008
  8. [www.krugosvet.ru/articles/106/1010645/1010645a1.htm Великие противостояния Марса] ссылка от 6 октября 2008
  9. [publ.lib.ru/ARCHIVES/U/UELLS_Gerbert_Djordj/ Герберт Джордж Уэллс. Журнал «Техника — молодёжи»,1992,№ 12 Публичная библиотека Ершова] ссылка от 6 октября 2008
  10. [www.war-ofthe-worlds.co.uk/war_of_the_worlds.htm Считается что открыл эту тему в мировой фантастике немецкий писатель Лассвитц Курд, в романе 1897 года «Auf Zwei Planeten» («Две Планеты»)] ссылка от 7 октября 2008
  11. [www.mirf.ru/Articles/art937.htm «Мрачный пророк. Научный пессимизм Герберта Уэлсса» Александр Стоянов/ Журнал «Мир Фантастики» 27.12.05] ссылка от 6 октября 2008
  12. [scifi.spb.ru/cyc/authors/u/wells.h/wells.htm Уэллс (WELLS), Г(ерберт) Дж(ордж) (1866—1946). Вл. Гаков] ссылка от 6 октября 2008
  13. [www.rusf.ru/abs/books/publ43.htm Борис Стругацкий «Золотая десятка» фантастики] ссылка от 7 октября 2008
  14. [www.rusf.ru/abs/books/bns-04.htm Борис Стругацкий. «Комментарии к пройденному» / 1967—1968 гг.] ссылка проверена 6 мая 2009
  15. [fredericksburg.com/News/FLS/2007/062007/06302007/296085/printer_friendly Centenary a modern sci-fi giant June 30, 2007 The Free Lance-Star Publishing Company.] ссылка от 7 октября 2008
  16. [www.war-ofthe-worlds.co.uk/books2.htm The War Of The Worlds, the books of Mars part 2] ссылка от 7 октября 2008
  17. [www.thespacesite.com/space_rocketry_beginnings.html Birth of Modern Rocketry] ссылка от 7 октября 2008
  18. [www.britannica.com/EBchecked/topic/635673/The-War-of-the-Worlds#tab=active~checked%2Citems~checked&title=The%20War%20of%20the%20Worlds%20--%20Britannica%20Online%20Encyclopedia The War of the Worlds work by Wells] ссылка от 7 октября 2008
  19. [drzeus.best.vwh.net/wotw/wotw.html Коллекция обложек The War of the Worlds 1898—2006] ссылка от 7 октября 2008
  20. [web.archive.org/web/20010430031147/www.geocities.com/TimesSquare/Galaxy/3773/waroftheworlds/ Role play game TWOFTW] ссылка от 7 октября 2008
  21. 1 2 [fan.lib.ru/n/nesterenko_j_l/text_0580.shtml Нестеренко Юрий Леонидович «Война миров»: взгляд спустя столетие] ссылка от 7 октября 2008
  22. В упомянутом выше романе-продолжении К. Приста «Машина пространства» эти противоречия разрешены — снаряды выпускаются с помощью высокотемпературного пара из гигантской пушки-тоннеля длиной в 20 км, что делает перегрузки переносимыми; в космосе их полет корректируется ракетными двигателями.
  23. [www.peoples.ru/art/cinema/producer/welles/ Биография Орсона Уэллса на people.ru] ссылка проверена 15 марта 2010
  24. [www.war-ofthe-worlds.co.uk/war_worlds_quito.htm War Of The Worlds radio broadcast, Quito, Ecuador (1949)] ссылка проверена 21 октября 2009

Ссылки

  • [drzeus.best.vwh.net/wotw/wotw.html Коллекция обложек The War of the Worlds 1898—2006]
  • [www.war-ofthe-worlds.co.uk/war_of_the_worlds.htm Известный фан-сайт книги]
  • [getparalleltranslations.com/ru/параллельный-перевод/Война-миров/26-en Англо-русский параллельный перевод книги «Война миров»]

Отрывок, характеризующий Война миров

– Да постой, пожалуйста. – И Наташа быстро, ловко начала разбирать. – Это не надо, – говорила она про киевские тарелки, – это да, это в ковры, – говорила она про саксонские блюда.
– Да оставь, Наташа; ну полно, мы уложим, – с упреком говорила Соня.
– Эх, барышня! – говорил дворецкий. Но Наташа не сдалась, выкинула все вещи и быстро начала опять укладывать, решая, что плохие домашние ковры и лишнюю посуду не надо совсем брать. Когда всё было вынуто, начали опять укладывать. И действительно, выкинув почти все дешевое, то, что не стоило брать с собой, все ценное уложили в два ящика. Не закрывалась только крышка коверного ящика. Можно было вынуть немного вещей, но Наташа хотела настоять на своем. Она укладывала, перекладывала, нажимала, заставляла буфетчика и Петю, которого она увлекла за собой в дело укладыванья, нажимать крышку и сама делала отчаянные усилия.
– Да полно, Наташа, – говорила ей Соня. – Я вижу, ты права, да вынь один верхний.
– Не хочу, – кричала Наташа, одной рукой придерживая распустившиеся волосы по потному лицу, другой надавливая ковры. – Да жми же, Петька, жми! Васильич, нажимай! – кричала она. Ковры нажались, и крышка закрылась. Наташа, хлопая в ладоши, завизжала от радости, и слезы брызнули у ней из глаз. Но это продолжалось секунду. Тотчас же она принялась за другое дело, и уже ей вполне верили, и граф не сердился, когда ему говорили, что Наталья Ильинишна отменила его приказанье, и дворовые приходили к Наташе спрашивать: увязывать или нет подводу и довольно ли она наложена? Дело спорилось благодаря распоряжениям Наташи: оставлялись ненужные вещи и укладывались самым тесным образом самые дорогие.
Но как ни хлопотали все люди, к поздней ночи еще не все могло быть уложено. Графиня заснула, и граф, отложив отъезд до утра, пошел спать.
Соня, Наташа спали, не раздеваясь, в диванной. В эту ночь еще нового раненого провозили через Поварскую, и Мавра Кузминишна, стоявшая у ворот, заворотила его к Ростовым. Раненый этот, по соображениям Мавры Кузминишны, был очень значительный человек. Его везли в коляске, совершенно закрытой фартуком и с спущенным верхом. На козлах вместе с извозчиком сидел старик, почтенный камердинер. Сзади в повозке ехали доктор и два солдата.
– Пожалуйте к нам, пожалуйте. Господа уезжают, весь дом пустой, – сказала старушка, обращаясь к старому слуге.
– Да что, – отвечал камердинер, вздыхая, – и довезти не чаем! У нас и свой дом в Москве, да далеко, да и не живет никто.
– К нам милости просим, у наших господ всего много, пожалуйте, – говорила Мавра Кузминишна. – А что, очень нездоровы? – прибавила она.
Камердинер махнул рукой.
– Не чаем довезти! У доктора спросить надо. – И камердинер сошел с козел и подошел к повозке.
– Хорошо, – сказал доктор.
Камердинер подошел опять к коляске, заглянул в нее, покачал головой, велел кучеру заворачивать на двор и остановился подле Мавры Кузминишны.
– Господи Иисусе Христе! – проговорила она.
Мавра Кузминишна предлагала внести раненого в дом.
– Господа ничего не скажут… – говорила она. Но надо было избежать подъема на лестницу, и потому раненого внесли во флигель и положили в бывшей комнате m me Schoss. Раненый этот был князь Андрей Болконский.


Наступил последний день Москвы. Была ясная веселая осенняя погода. Было воскресенье. Как и в обыкновенные воскресенья, благовестили к обедне во всех церквах. Никто, казалось, еще не мог понять того, что ожидает Москву.
Только два указателя состояния общества выражали то положение, в котором была Москва: чернь, то есть сословие бедных людей, и цены на предметы. Фабричные, дворовые и мужики огромной толпой, в которую замешались чиновники, семинаристы, дворяне, в этот день рано утром вышли на Три Горы. Постояв там и не дождавшись Растопчина и убедившись в том, что Москва будет сдана, эта толпа рассыпалась по Москве, по питейным домам и трактирам. Цены в этот день тоже указывали на положение дел. Цены на оружие, на золото, на телеги и лошадей всё шли возвышаясь, а цены на бумажки и на городские вещи всё шли уменьшаясь, так что в середине дня были случаи, что дорогие товары, как сукна, извозчики вывозили исполу, а за мужицкую лошадь платили пятьсот рублей; мебель же, зеркала, бронзы отдавали даром.
В степенном и старом доме Ростовых распадение прежних условий жизни выразилось очень слабо. В отношении людей было только то, что в ночь пропало три человека из огромной дворни; но ничего не было украдено; и в отношении цен вещей оказалось то, что тридцать подвод, пришедшие из деревень, были огромное богатство, которому многие завидовали и за которые Ростовым предлагали огромные деньги. Мало того, что за эти подводы предлагали огромные деньги, с вечера и рано утром 1 го сентября на двор к Ростовым приходили посланные денщики и слуги от раненых офицеров и притаскивались сами раненые, помещенные у Ростовых и в соседних домах, и умоляли людей Ростовых похлопотать о том, чтоб им дали подводы для выезда из Москвы. Дворецкий, к которому обращались с такими просьбами, хотя и жалел раненых, решительно отказывал, говоря, что он даже и не посмеет доложить о том графу. Как ни жалки были остающиеся раненые, было очевидно, что, отдай одну подводу, не было причины не отдать другую, все – отдать и свои экипажи. Тридцать подвод не могли спасти всех раненых, а в общем бедствии нельзя было не думать о себе и своей семье. Так думал дворецкий за своего барина.
Проснувшись утром 1 го числа, граф Илья Андреич потихоньку вышел из спальни, чтобы не разбудить к утру только заснувшую графиню, и в своем лиловом шелковом халате вышел на крыльцо. Подводы, увязанные, стояли на дворе. У крыльца стояли экипажи. Дворецкий стоял у подъезда, разговаривая с стариком денщиком и молодым, бледным офицером с подвязанной рукой. Дворецкий, увидав графа, сделал офицеру и денщику значительный и строгий знак, чтобы они удалились.
– Ну, что, все готово, Васильич? – сказал граф, потирая свою лысину и добродушно глядя на офицера и денщика и кивая им головой. (Граф любил новые лица.)
– Хоть сейчас запрягать, ваше сиятельство.
– Ну и славно, вот графиня проснется, и с богом! Вы что, господа? – обратился он к офицеру. – У меня в доме? – Офицер придвинулся ближе. Бледное лицо его вспыхнуло вдруг яркой краской.
– Граф, сделайте одолжение, позвольте мне… ради бога… где нибудь приютиться на ваших подводах. Здесь у меня ничего с собой нет… Мне на возу… все равно… – Еще не успел договорить офицер, как денщик с той же просьбой для своего господина обратился к графу.
– А! да, да, да, – поспешно заговорил граф. – Я очень, очень рад. Васильич, ты распорядись, ну там очистить одну или две телеги, ну там… что же… что нужно… – какими то неопределенными выражениями, что то приказывая, сказал граф. Но в то же мгновение горячее выражение благодарности офицера уже закрепило то, что он приказывал. Граф оглянулся вокруг себя: на дворе, в воротах, в окне флигеля виднелись раненые и денщики. Все они смотрели на графа и подвигались к крыльцу.
– Пожалуйте, ваше сиятельство, в галерею: там как прикажете насчет картин? – сказал дворецкий. И граф вместе с ним вошел в дом, повторяя свое приказание о том, чтобы не отказывать раненым, которые просятся ехать.
– Ну, что же, можно сложить что нибудь, – прибавил он тихим, таинственным голосом, как будто боясь, чтобы кто нибудь его не услышал.
В девять часов проснулась графиня, и Матрена Тимофеевна, бывшая ее горничная, исполнявшая в отношении графини должность шефа жандармов, пришла доложить своей бывшей барышне, что Марья Карловна очень обижены и что барышниным летним платьям нельзя остаться здесь. На расспросы графини, почему m me Schoss обижена, открылось, что ее сундук сняли с подводы и все подводы развязывают – добро снимают и набирают с собой раненых, которых граф, по своей простоте, приказал забирать с собой. Графиня велела попросить к себе мужа.
– Что это, мой друг, я слышу, вещи опять снимают?
– Знаешь, ma chere, я вот что хотел тебе сказать… ma chere графинюшка… ко мне приходил офицер, просят, чтобы дать несколько подвод под раненых. Ведь это все дело наживное; а каково им оставаться, подумай!.. Право, у нас на дворе, сами мы их зазвали, офицеры тут есть. Знаешь, думаю, право, ma chere, вот, ma chere… пускай их свезут… куда же торопиться?.. – Граф робко сказал это, как он всегда говорил, когда дело шло о деньгах. Графиня же привыкла уж к этому тону, всегда предшествовавшему делу, разорявшему детей, как какая нибудь постройка галереи, оранжереи, устройство домашнего театра или музыки, – и привыкла, и долгом считала всегда противоборствовать тому, что выражалось этим робким тоном.
Она приняла свой покорно плачевный вид и сказала мужу:
– Послушай, граф, ты довел до того, что за дом ничего не дают, а теперь и все наше – детское состояние погубить хочешь. Ведь ты сам говоришь, что в доме на сто тысяч добра. Я, мой друг, не согласна и не согласна. Воля твоя! На раненых есть правительство. Они знают. Посмотри: вон напротив, у Лопухиных, еще третьего дня все дочиста вывезли. Вот как люди делают. Одни мы дураки. Пожалей хоть не меня, так детей.
Граф замахал руками и, ничего не сказав, вышел из комнаты.
– Папа! об чем вы это? – сказала ему Наташа, вслед за ним вошедшая в комнату матери.
– Ни о чем! Тебе что за дело! – сердито проговорил граф.
– Нет, я слышала, – сказала Наташа. – Отчего ж маменька не хочет?
– Тебе что за дело? – крикнул граф. Наташа отошла к окну и задумалась.
– Папенька, Берг к нам приехал, – сказала она, глядя в окно.


Берг, зять Ростовых, был уже полковник с Владимиром и Анной на шее и занимал все то же покойное и приятное место помощника начальника штаба, помощника первого отделения начальника штаба второго корпуса.
Он 1 сентября приехал из армии в Москву.
Ему в Москве нечего было делать; но он заметил, что все из армии просились в Москву и что то там делали. Он счел тоже нужным отпроситься для домашних и семейных дел.
Берг, в своих аккуратных дрожечках на паре сытых саврасеньких, точно таких, какие были у одного князя, подъехал к дому своего тестя. Он внимательно посмотрел во двор на подводы и, входя на крыльцо, вынул чистый носовой платок и завязал узел.
Из передней Берг плывущим, нетерпеливым шагом вбежал в гостиную и обнял графа, поцеловал ручки у Наташи и Сони и поспешно спросил о здоровье мамаши.
– Какое теперь здоровье? Ну, рассказывай же, – сказал граф, – что войска? Отступают или будет еще сраженье?
– Один предвечный бог, папаша, – сказал Берг, – может решить судьбы отечества. Армия горит духом геройства, и теперь вожди, так сказать, собрались на совещание. Что будет, неизвестно. Но я вам скажу вообще, папаша, такого геройского духа, истинно древнего мужества российских войск, которое они – оно, – поправился он, – показали или выказали в этой битве 26 числа, нет никаких слов достойных, чтоб их описать… Я вам скажу, папаша (он ударил себя в грудь так же, как ударял себя один рассказывавший при нем генерал, хотя несколько поздно, потому что ударить себя в грудь надо было при слове «российское войско»), – я вам скажу откровенно, что мы, начальники, не только не должны были подгонять солдат или что нибудь такое, но мы насилу могли удерживать эти, эти… да, мужественные и древние подвиги, – сказал он скороговоркой. – Генерал Барклай до Толли жертвовал жизнью своей везде впереди войска, я вам скажу. Наш же корпус был поставлен на скате горы. Можете себе представить! – И тут Берг рассказал все, что он запомнил, из разных слышанных за это время рассказов. Наташа, не спуская взгляда, который смущал Берга, как будто отыскивая на его лице решения какого то вопроса, смотрела на него.
– Такое геройство вообще, каковое выказали российские воины, нельзя представить и достойно восхвалить! – сказал Берг, оглядываясь на Наташу и как бы желая ее задобрить, улыбаясь ей в ответ на ее упорный взгляд… – «Россия не в Москве, она в сердцах се сынов!» Так, папаша? – сказал Берг.
В это время из диванной, с усталым и недовольным видом, вышла графиня. Берг поспешно вскочил, поцеловал ручку графини, осведомился о ее здоровье и, выражая свое сочувствие покачиваньем головы, остановился подле нее.
– Да, мамаша, я вам истинно скажу, тяжелые и грустные времена для всякого русского. Но зачем же так беспокоиться? Вы еще успеете уехать…
– Я не понимаю, что делают люди, – сказала графиня, обращаясь к мужу, – мне сейчас сказали, что еще ничего не готово. Ведь надо же кому нибудь распорядиться. Вот и пожалеешь о Митеньке. Это конца не будет?
Граф хотел что то сказать, но, видимо, воздержался. Он встал с своего стула и пошел к двери.
Берг в это время, как бы для того, чтобы высморкаться, достал платок и, глядя на узелок, задумался, грустно и значительно покачивая головой.
– А у меня к вам, папаша, большая просьба, – сказал он.
– Гм?.. – сказал граф, останавливаясь.
– Еду я сейчас мимо Юсупова дома, – смеясь, сказал Берг. – Управляющий мне знакомый, выбежал и просит, не купите ли что нибудь. Я зашел, знаете, из любопытства, и там одна шифоньерочка и туалет. Вы знаете, как Верушка этого желала и как мы спорили об этом. (Берг невольно перешел в тон радости о своей благоустроенности, когда он начал говорить про шифоньерку и туалет.) И такая прелесть! выдвигается и с аглицким секретом, знаете? А Верочке давно хотелось. Так мне хочется ей сюрприз сделать. Я видел у вас так много этих мужиков на дворе. Дайте мне одного, пожалуйста, я ему хорошенько заплачу и…
Граф сморщился и заперхал.
– У графини просите, а я не распоряжаюсь.
– Ежели затруднительно, пожалуйста, не надо, – сказал Берг. – Мне для Верушки только очень бы хотелось.
– Ах, убирайтесь вы все к черту, к черту, к черту и к черту!.. – закричал старый граф. – Голова кругом идет. – И он вышел из комнаты.
Графиня заплакала.
– Да, да, маменька, очень тяжелые времена! – сказал Берг.
Наташа вышла вместе с отцом и, как будто с трудом соображая что то, сначала пошла за ним, а потом побежала вниз.
На крыльце стоял Петя, занимавшийся вооружением людей, которые ехали из Москвы. На дворе все так же стояли заложенные подводы. Две из них были развязаны, и на одну из них влезал офицер, поддерживаемый денщиком.
– Ты знаешь за что? – спросил Петя Наташу (Наташа поняла, что Петя разумел: за что поссорились отец с матерью). Она не отвечала.
– За то, что папенька хотел отдать все подводы под ранепых, – сказал Петя. – Мне Васильич сказал. По моему…
– По моему, – вдруг закричала почти Наташа, обращая свое озлобленное лицо к Пете, – по моему, это такая гадость, такая мерзость, такая… я не знаю! Разве мы немцы какие нибудь?.. – Горло ее задрожало от судорожных рыданий, и она, боясь ослабеть и выпустить даром заряд своей злобы, повернулась и стремительно бросилась по лестнице. Берг сидел подле графини и родственно почтительно утешал ее. Граф с трубкой в руках ходил по комнате, когда Наташа, с изуродованным злобой лицом, как буря ворвалась в комнату и быстрыми шагами подошла к матери.
– Это гадость! Это мерзость! – закричала она. – Это не может быть, чтобы вы приказали.
Берг и графиня недоумевающе и испуганно смотрели на нее. Граф остановился у окна, прислушиваясь.
– Маменька, это нельзя; посмотрите, что на дворе! – закричала она. – Они остаются!..
– Что с тобой? Кто они? Что тебе надо?
– Раненые, вот кто! Это нельзя, маменька; это ни на что не похоже… Нет, маменька, голубушка, это не то, простите, пожалуйста, голубушка… Маменька, ну что нам то, что мы увезем, вы посмотрите только, что на дворе… Маменька!.. Это не может быть!..
Граф стоял у окна и, не поворачивая лица, слушал слова Наташи. Вдруг он засопел носом и приблизил свое лицо к окну.
Графиня взглянула на дочь, увидала ее пристыженное за мать лицо, увидала ее волнение, поняла, отчего муж теперь не оглядывался на нее, и с растерянным видом оглянулась вокруг себя.
– Ах, да делайте, как хотите! Разве я мешаю кому нибудь! – сказала она, еще не вдруг сдаваясь.
– Маменька, голубушка, простите меня!
Но графиня оттолкнула дочь и подошла к графу.
– Mon cher, ты распорядись, как надо… Я ведь не знаю этого, – сказала она, виновато опуская глаза.
– Яйца… яйца курицу учат… – сквозь счастливые слезы проговорил граф и обнял жену, которая рада была скрыть на его груди свое пристыженное лицо.
– Папенька, маменька! Можно распорядиться? Можно?.. – спрашивала Наташа. – Мы все таки возьмем все самое нужное… – говорила Наташа.
Граф утвердительно кивнул ей головой, и Наташа тем быстрым бегом, которым она бегивала в горелки, побежала по зале в переднюю и по лестнице на двор.
Люди собрались около Наташи и до тех пор не могли поверить тому странному приказанию, которое она передавала, пока сам граф именем своей жены не подтвердил приказания о том, чтобы отдавать все подводы под раненых, а сундуки сносить в кладовые. Поняв приказание, люди с радостью и хлопотливостью принялись за новое дело. Прислуге теперь это не только не казалось странным, но, напротив, казалось, что это не могло быть иначе, точно так же, как за четверть часа перед этим никому не только не казалось странным, что оставляют раненых, а берут вещи, но казалось, что не могло быть иначе.
Все домашние, как бы выплачивая за то, что они раньше не взялись за это, принялись с хлопотливостью за новое дело размещения раненых. Раненые повыползли из своих комнат и с радостными бледными лицами окружили подводы. В соседних домах тоже разнесся слух, что есть подводы, и на двор к Ростовым стали приходить раненые из других домов. Многие из раненых просили не снимать вещей и только посадить их сверху. Но раз начавшееся дело свалки вещей уже не могло остановиться. Было все равно, оставлять все или половину. На дворе лежали неубранные сундуки с посудой, с бронзой, с картинами, зеркалами, которые так старательно укладывали в прошлую ночь, и всё искали и находили возможность сложить то и то и отдать еще и еще подводы.
– Четверых еще можно взять, – говорил управляющий, – я свою повозку отдаю, а то куда же их?
– Да отдайте мою гардеробную, – говорила графиня. – Дуняша со мной сядет в карету.
Отдали еще и гардеробную повозку и отправили ее за ранеными через два дома. Все домашние и прислуга были весело оживлены. Наташа находилась в восторженно счастливом оживлении, которого она давно не испытывала.
– Куда же его привязать? – говорили люди, прилаживая сундук к узкой запятке кареты, – надо хоть одну подводу оставить.
– Да с чем он? – спрашивала Наташа.
– С книгами графскими.
– Оставьте. Васильич уберет. Это не нужно.
В бричке все было полно людей; сомневались о том, куда сядет Петр Ильич.
– Он на козлы. Ведь ты на козлы, Петя? – кричала Наташа.
Соня не переставая хлопотала тоже; но цель хлопот ее была противоположна цели Наташи. Она убирала те вещи, которые должны были остаться; записывала их, по желанию графини, и старалась захватить с собой как можно больше.


Во втором часу заложенные и уложенные четыре экипажа Ростовых стояли у подъезда. Подводы с ранеными одна за другой съезжали со двора.
Коляска, в которой везли князя Андрея, проезжая мимо крыльца, обратила на себя внимание Сони, устраивавшей вместе с девушкой сиденья для графини в ее огромной высокой карете, стоявшей у подъезда.