Волковыск

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Волковыск
белор. Ваўкавыск
Флаг Герб
Страна
Белоруссия
Область
Гродненская
Район
Координаты
Председатель райисполкома
Михаил Михайлович Ситько[1]
Первое упоминание
Площадь
79 км²
Тип климата
умеренно-континентальный
Население
44 110[2] человек (2016)
Названия жителей
волковычане, волковычанин, волковычанка
Часовой пояс
Телефонный код
+375 1512
Почтовый индекс
231900
Автомобильный код
4
Официальный сайт
[volkovysk.grodno-region.by/ sk.grodno-region.by]
Магдебургское право с
1503

Волковы́ск (белор. Ваўкавыск, польск. Wołkowysk) — город, расположенный в юго-западной части Гродненской области Белоруссии на реке Россь, административный центр Волковысского района.





История

Первое упоминание встречается в Туровской летописи (рукописный патерик «Туровской епископи заветъ блаженного Владимира») и датируется 1005 годом. Продолжительный период считался датой основания 1252 год, город упоминался в Ипатьевской летописи в связи с вторжением галицко-волынских князей Даниила и его брата Василька Романовичей в литовские земли Миндовга.

Волковыск в Средние века был городом-крепостью на границе проживания балтов и славян. Территорию современного Волковысского района населяли племена дреговичей и ятвягов.

Волковыск размещался на возвышенностях: Замчище, Муравельник и Шведская гора и лежал на пути, соединявшем бассейны Днепра, Западного Буга и Немана: Волковыя давала выход в Россь, Россь — в Неман, а Неман — Балтийское море. Через Волковыск проходил водный путь «из варяг в греки», который соединял Чёрное море с Балтийским через систему рек и волоков. В городе проживали купцы и ремесленники, которые изготавливали оружие и военные доспехи, шили одежду и обувь, обрабатывали мех, делали посуду, готовили вино, варили пиво.

В XII веке стал центром княжества. В 1254 году по мирному договору, Войшелк передал сыну Даниила, князю Роману Данииловичу «Новгородок от Миндовга и от себе Вослонимъ и Волковыескъ». В Волковыске стал править князь Глеб, признав себя вассалом великого князя Литовского. Ипатьевская летопись сообщает об участии Глеба Волковысского в походе галицко-волынских войск на ятвягов в 1256 году. В конце 50-х годов литовские князья Войшелк и Товтивил схватили и убили Романа. В ответ на это Даниил Романович вновь предпринял поход в Верхнее Понемонье: захватил Волковыск и взял в плен князя Глеба. Чем закончился этот поход, летопись не сообщает. Известно только то, что Войшелк стал опять княжить в Новогрудке в качестве вассала Миндовга, а Волковыск и Слоним остались в вассальной зависимости от Литвы. В 1277 году войска русских князей Мстислава Данииловича, Владимира Васильковича и Юрия Львовича во время похода против литовских князей останавливали своё войско на ночлег под Волковыском. Последний раз Волковыск упоминается в летописи в 1289 году, когда для поддержания мирных отношений литовские князья Будикид и Будивид передали Волковыск князю Мстиславу.

В 1410 году город захватили и сожгли рыцари Тевтонского ордена. Волковысская хоругва принимает участие в Грюнвальдской битве 1410 года. В 1430 году князь Витовт построил в Волковыске костел Св. Николая. В разное время город находился под влиянием Полоцкого княжества, Галицко-Волынской земли, с конца XIII века стал частью Великого княжества Литовского.

В 1503 году город получил Магдебургское право. С 1507 по 1795 Волковыск входил в состав Новогрудского воеводства; был центром Волковысского повета. В 1513 году в Волковыске было 9 улиц. С 1536 года упоминается Пречистенская церковь, в 1598 году был основан кляштор иезуитов. Были времена, когда Волковыск был местом проведения съездов сенаторов и послов Великого княжества Литовского (ВКЛ).

С XVI века Волковыск вошёл в состав Речи Посполитой. XVII столетие было очень тяжелым временем в истории Белоруссии. Белоруссия стала ареной многочисленных войн. В 1654 году около Волковыска произошла битва объединённого войска ВКЛ и Польши со шведами, город был занят войсками Карла X. Во время войны России с Речью Посполитой (16541667) город был захвачен русскими войсками (1655) и сильно разрушен. Административным центром города был замок на реке Волковыя недалеко от дороги на Изабелин. К концу XVIII века в городе насчитывалось только 362 дома, где проживало 2127 человек.

В результате трёх разделов Речи Посполитой (1772, 1793, 1795) Белоруссия вошла в состав Российской империи. В 1812 году в Волковыске размещалась штаб-квартира 2-й Западной армии под командованием П. И. Багратиона (в настоящее время в доме расположен музей им. П. И. Багратиона). В ходе войны между наполеоновской Францией и Российской империей Волковыск снова подвергся оккупации и был разрушен.

В 1860 году в городе было 492 дома, 3472 жителя, 2 школы, костел, церковь, 7 молитвенных домов, синагога, 2 мельницы, больница, кирпичный завод, 58 магазинов.

В 1885 году через Волковыск прошла железная дорога Барановичи — Белосток, по которой перевозили 26 млн пудов грузов в год. Это стимулировало развитие промышленности, и к 1891 году в городе работало 19 фабрик и промышленных предприятий. В 1897 году население города составило 10 323 жителя. В XIX веке город стал крупной железнодорожной станцией и в нём насчитывалось 22 предприятия. Во время революции 19051907 годов в Волковыске и его окрестностях происходили выступления рабочих, забастовки сельских жителей, волнения новобранцев и солдат.

Во время Первой мировой войны в городе находился штаб главнокомандующего Северо-Западным фронтом. Осенью 1915 года город оккупировали немецкие войска, затем в феврале 1919 года город заняли польские войска, в июле 1920 город захвачен Красной Армией, а в сентябре 1920 года Волковыск вновь был занят польскими войсками и находился в составе Польши до 1939 года как центр повета в Белостокском воеводстве. В городе работали: литейный завод, 2 кирпичных завода, 2 лесопилки. Рядом с городом начал работать цементный завод, который считался одним из самых мощных предприятий в Западной Белоруссии. С 1939 года Волковыск вошёл в состав БССР, с января 1940 года — центр района.

С первых дней Великой Отечественной войны в районе города развернулись ожесточенные бои. 28.06.1941 года город был оккупирован немецко-фашистским захватчиками. В городе были размещены концентрационный лагерь, в котором погибло более 20 000 человек, и волковыское гетто. С февраля 1942 в Волковыске начала действовать районная антифашистская организация. «В 1942 году в урочище Пороховня расстреляны 4146 евреев, жителей Волковыска. 7 июля 1943 года полностью сожжена деревня Шауличи с её 366 жителями. По обобщенным данным за годы оккупации в Волковысском районе расстреляно 9664 человека, повешено 4. В это же время на фронтах Великой Отечественной войны погиб 1101 житель района»[3].

14 июля 1944 года город был освобождён частями 2-го Белорусского фронта в ходе Белостокской операции, 11 частям дано почётное звание «Волковысские».

Население

По данным первой всероссийской переписи 1897 года, население города составляло 10 323 человека (5982 женщины и 4341 мужчина), из них 5528 иудеев, 2716 православных и 1943 римо-католика[4].

В 2013 году население составляло 43,9 тыс. человек[5].

Экономика

В Волковысском районе действует 29 промышленных предприятий, из которых 8 — государственной собственности, 4 акционерных общества, одно кооперативное предприятие, 12 предприятий малого и среднего бизнеса. Крупнейшими предприятиями Волковыского района являются: ОАО «Красносельскстройматериалы», ОАО «Волковысский мясокомбинат», ОАО «Беллакт», ОАО «ВолМет». Продукция этих предприятий широко известна не только в Белоруссии, но и за её пределами.

Сельское хозяйство Волковысского района представлено 5 сельскохозяйственными кооперативами, 8 унитарными предприятиями различных форм собственности и птицефабрикой. За ними закреплено 66 886 га сельскохозяйственных угодий.

Строительная отрасль представлена 15 организациями.

Транспорт

Транспортная система Волковыска включает две железнодорожные станции Волковыск-Город и Волковыск-Центральный, локомотивное депо, дистанцию пути «Барановичского отделения БелЖД», автовокзал, «Автобусный парк № 4», Волковысский филиал ЧУП «Автотранс № 9» Гродненского облпотребсоюза, ОАО «Волковыскспецавтотранс».

Культура и образование

Сфера культуры состоит из районного Дома культуры, Дома культуры железнодорожников, районного методического центра, военно-исторического музея им. П. И. Багратиона, центра ремесел, школы искусств, 5-ти библиотечных учреждений, кинотеатра "Юность", 7 школ среднего образования (в том числе средняя школа № 8 г. Волковыска с польским языком обучения[6]), 2 гимназий, 2 колледжей: аграрного и педагогического.

Много лет известны за пределами района народные коллективы «Вдохновение», «Вяселле», «Ютшэнка», «Медуніца», «Пяшчота», Народный оркестр русских народных инструментов, Заслуженный театр драмы и комедии «Славутич».

В 2004 году в городе Волковыске проводился республиканский фестиваль тружеников сельского хозяйства «Дожинки 2004».

В 2005 году город Волковыск отмечал своё тысячелетие «Волковыску — 1000 лет».

Спорт

В городе имеются 2 специализированные детско-юношеские школы Олимпийского резерва, 2 детско-юношеские спортивные школы профсоюзов, физкультурно-оздоровительные комплексы.

В Волковыске находится одна из лучшихК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3527 дней] в Белоруссии мотокроссовая трасса, где проведено два этапа чемпионата Европы в классе мотоциклов до 250 см³ и этап чемпионата мира на мотоциклах с колясками. Регулярно проходят открытые чемпионаты Республики Беларусь в различных классах мотоциклов.

Символика

Новые герб и флаг города Волковыска и Волковысского района утверждёны Решением № 225 Волковысского райисполкома 12 апреля 2001 года.

Достопримечательности

Известные жители и уроженцы

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Города-побратимы

См. также

Напишите отзыв о статье "Волковыск"

Примечания

  1. [volkovysk.grodno-region.by/ru/document/rayispolkom Волковысский районный исполнительный комитет]
  2. [www.belstat.gov.by/ofitsialnaya-statistika/solialnaya-sfera/demografiya_2/metodologiya-otvetstvennye-za-informatsionnoe-s_2/index_4945/ Численность населения на 1 января 2016 г. и среднегодовая численность населения за 2015 год по Республике Беларусь в разрезе областей, районов, городов и поселков городского типа.]
  3. [volkovysk.grodno-region.by/ru/region/new_3 История // Официальный сайт Волковысского райисполкома ]
  4. Гродненская губерния // [www.prlib.ru/elfapps/pageturner2d/viewer.aspx?orderdate=02.07.2011&DocUNC_ID=4952&Token=9JopSD8yRZGSC4Pn87joXw==&lang=ru-RU Населенные места Российской империи в 500 и более жителей с указанием всего наличного в них населения и числа жителей преобладающих вероисповеданий, по данным первой всеобщей переписи населения 1897 г.] / Предисл.: Н. Тройницкого. — СПб.: Общественная польза, 1905. — С. 44.
  5. [volkovysk.grodno-region.by/ru/region/xarakter Характеристика района]
  6. [8volk.schools.by/ Сайт ГУО "Средняя школа № 8 г. Волковыска с польским языком обучения"]
  7. [globus.tut.by/volkovysk/index.htm Сайт «Глобус Беларуси»]
  8. [scripts.online.ru/misc/news/00/10/25_229.htm И у Волковыска есть побратим / InfoArt]

Литература

  • Зверуго Я. Г. Древний Волковыск (X—XIV вв.) / Я. Г. Зверуго; Рецензенты: кандидаты ист. наук Ю. И. Драгун, А. Г. Митрофанов; Институт истории АН БССР. — Минск: Наука и техника, 1975. — 144 с. — 6 400 экз. (в пер.)
  • Чантурия В. А. Архитектурные памятники Белоруссии / В. А. Чантурия; Оформление Э. Э. Жакевича. — Минск: Полымя, 1982. — С. 136-137 (Волковыск). — 224 с. — 30 000 экз. (в пер.)

Топографические карты

  • Лист карты N-35-XXV Волковыск. Масштаб: 1 : 200 000. Состояние местности на 1983 год. Издание 1991 г.

Ссылки

  • [www.emaps-online.com/rus_win/maps/oblast/obl_grodno/regions/reg_volkovysk/cities/volkovysk/map.shtml Карта города на emaps-online.com]
  • [www.radzima.org/ru/gorod/volkovysk.html Фотографии на Radzima.org]
  • [volkovysk.com/static-history.html История города]
  • [vognevojjny.ru/index.html Волковыск во время Великой Отечественной войны]
  • [pawet.net/library/history/bel_history/_books/wolkowysk_zv/Зверуго_Я._Г._Древний_Волковыск_(X-XIV_вв.).html Зверуго Я. Г. Древний Волковыск (X—XIV вв.)]
  • [volkovysk.name/hist.php История, хронология, легенды города и района]
  • [www.volk.by Информационно-деловой сайт города Волковыска]
  • [rujen.ru/index.php/%D0%92%D0%BE%D0%BB%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D1%8B%D1%81%D0%BA Волковыск] — статья из Российской еврейской энциклопедии
  • [www.jewishgen.org/yizkor/Volkovysk/Vol991.html Wolkovisk — My Native Town // By Moses Einhorn, M.D. New York] ([www.jewishgen.org/yizkor/Volkovysk/Volkovysk.html#TOC Wolkovisker Yizkor Book (Volkovysk, Belarus)])
  • О. Э. Проценко [www.mestechki.info/conference/1procenko.htm П.БОБРОВСКИЙ И А.КИРКОР О ГОРОДАХ ГРОДНЕНСКОЙ ГУБЕРНИИ В СЕРЕДИНЕ И ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в]. (Гродно, ГрГУ им. Я.Купалы)

Отрывок, характеризующий Волковыск

– Это кто? – спросил старый князь, вылезая из кареты и угадав Пьера.
– AI очень рад! целуй, – сказал он, узнав, кто был незнакомый молодой человек.
Старый князь был в хорошем духе и обласкал Пьера.
Перед ужином князь Андрей, вернувшись назад в кабинет отца, застал старого князя в горячем споре с Пьером.
Пьер доказывал, что придет время, когда не будет больше войны. Старый князь, подтрунивая, но не сердясь, оспаривал его.
– Кровь из жил выпусти, воды налей, тогда войны не будет. Бабьи бредни, бабьи бредни, – проговорил он, но всё таки ласково потрепал Пьера по плечу, и подошел к столу, у которого князь Андрей, видимо не желая вступать в разговор, перебирал бумаги, привезенные князем из города. Старый князь подошел к нему и стал говорить о делах.
– Предводитель, Ростов граф, половины людей не доставил. Приехал в город, вздумал на обед звать, – я ему такой обед задал… А вот просмотри эту… Ну, брат, – обратился князь Николай Андреич к сыну, хлопая по плечу Пьера, – молодец твой приятель, я его полюбил! Разжигает меня. Другой и умные речи говорит, а слушать не хочется, а он и врет да разжигает меня старика. Ну идите, идите, – сказал он, – может быть приду, за ужином вашим посижу. Опять поспорю. Мою дуру, княжну Марью полюби, – прокричал он Пьеру из двери.
Пьер теперь только, в свой приезд в Лысые Горы, оценил всю силу и прелесть своей дружбы с князем Андреем. Эта прелесть выразилась не столько в его отношениях с ним самим, сколько в отношениях со всеми родными и домашними. Пьер с старым, суровым князем и с кроткой и робкой княжной Марьей, несмотря на то, что он их почти не знал, чувствовал себя сразу старым другом. Они все уже любили его. Не только княжна Марья, подкупленная его кроткими отношениями к странницам, самым лучистым взглядом смотрела на него; но маленький, годовой князь Николай, как звал дед, улыбнулся Пьеру и пошел к нему на руки. Михаил Иваныч, m lle Bourienne с радостными улыбками смотрели на него, когда он разговаривал с старым князем.
Старый князь вышел ужинать: это было очевидно для Пьера. Он был с ним оба дня его пребывания в Лысых Горах чрезвычайно ласков, и велел ему приезжать к себе.
Когда Пьер уехал и сошлись вместе все члены семьи, его стали судить, как это всегда бывает после отъезда нового человека и, как это редко бывает, все говорили про него одно хорошее.


Возвратившись в этот раз из отпуска, Ростов в первый раз почувствовал и узнал, до какой степени сильна была его связь с Денисовым и со всем полком.
Когда Ростов подъезжал к полку, он испытывал чувство подобное тому, которое он испытывал, подъезжая к Поварскому дому. Когда он увидал первого гусара в расстегнутом мундире своего полка, когда он узнал рыжего Дементьева, увидал коновязи рыжих лошадей, когда Лаврушка радостно закричал своему барину: «Граф приехал!» и лохматый Денисов, спавший на постели, выбежал из землянки, обнял его, и офицеры сошлись к приезжему, – Ростов испытывал такое же чувство, как когда его обнимала мать, отец и сестры, и слезы радости, подступившие ему к горлу, помешали ему говорить. Полк был тоже дом, и дом неизменно милый и дорогой, как и дом родительский.
Явившись к полковому командиру, получив назначение в прежний эскадрон, сходивши на дежурство и на фуражировку, войдя во все маленькие интересы полка и почувствовав себя лишенным свободы и закованным в одну узкую неизменную рамку, Ростов испытал то же успокоение, ту же опору и то же сознание того, что он здесь дома, на своем месте, которые он чувствовал и под родительским кровом. Не было этой всей безурядицы вольного света, в котором он не находил себе места и ошибался в выборах; не было Сони, с которой надо было или не надо было объясняться. Не было возможности ехать туда или не ехать туда; не было этих 24 часов суток, которые столькими различными способами можно было употребить; не было этого бесчисленного множества людей, из которых никто не был ближе, никто не был дальше; не было этих неясных и неопределенных денежных отношений с отцом, не было напоминания об ужасном проигрыше Долохову! Тут в полку всё было ясно и просто. Весь мир был разделен на два неровные отдела. Один – наш Павлоградский полк, и другой – всё остальное. И до этого остального не было никакого дела. В полку всё было известно: кто был поручик, кто ротмистр, кто хороший, кто дурной человек, и главное, – товарищ. Маркитант верит в долг, жалованье получается в треть; выдумывать и выбирать нечего, только не делай ничего такого, что считается дурным в Павлоградском полку; а пошлют, делай то, что ясно и отчетливо, определено и приказано: и всё будет хорошо.
Вступив снова в эти определенные условия полковой жизни, Ростов испытал радость и успокоение, подобные тем, которые чувствует усталый человек, ложась на отдых. Тем отраднее была в эту кампанию эта полковая жизнь Ростову, что он, после проигрыша Долохову (поступка, которого он, несмотря на все утешения родных, не мог простить себе), решился служить не как прежде, а чтобы загладить свою вину, служить хорошо и быть вполне отличным товарищем и офицером, т. е. прекрасным человеком, что представлялось столь трудным в миру, а в полку столь возможным.
Ростов, со времени своего проигрыша, решил, что он в пять лет заплатит этот долг родителям. Ему посылалось по 10 ти тысяч в год, теперь же он решился брать только две, а остальные предоставлять родителям для уплаты долга.

Армия наша после неоднократных отступлений, наступлений и сражений при Пултуске, при Прейсиш Эйлау, сосредоточивалась около Бартенштейна. Ожидали приезда государя к армии и начала новой кампании.
Павлоградский полк, находившийся в той части армии, которая была в походе 1805 года, укомплектовываясь в России, опоздал к первым действиям кампании. Он не был ни под Пултуском, ни под Прейсиш Эйлау и во второй половине кампании, присоединившись к действующей армии, был причислен к отряду Платова.
Отряд Платова действовал независимо от армии. Несколько раз павлоградцы были частями в перестрелках с неприятелем, захватили пленных и однажды отбили даже экипажи маршала Удино. В апреле месяце павлоградцы несколько недель простояли около разоренной до тла немецкой пустой деревни, не трогаясь с места.
Была ростепель, грязь, холод, реки взломало, дороги сделались непроездны; по нескольку дней не выдавали ни лошадям ни людям провианта. Так как подвоз сделался невозможен, то люди рассыпались по заброшенным пустынным деревням отыскивать картофель, но уже и того находили мало. Всё было съедено, и все жители разбежались; те, которые оставались, были хуже нищих, и отнимать у них уж было нечего, и даже мало – жалостливые солдаты часто вместо того, чтобы пользоваться от них, отдавали им свое последнее.
Павлоградский полк в делах потерял только двух раненых; но от голоду и болезней потерял почти половину людей. В госпиталях умирали так верно, что солдаты, больные лихорадкой и опухолью, происходившими от дурной пищи, предпочитали нести службу, через силу волоча ноги во фронте, чем отправляться в больницы. С открытием весны солдаты стали находить показывавшееся из земли растение, похожее на спаржу, которое они называли почему то машкин сладкий корень, и рассыпались по лугам и полям, отыскивая этот машкин сладкий корень (который был очень горек), саблями выкапывали его и ели, несмотря на приказания не есть этого вредного растения.
Весною между солдатами открылась новая болезнь, опухоль рук, ног и лица, причину которой медики полагали в употреблении этого корня. Но несмотря на запрещение, павлоградские солдаты эскадрона Денисова ели преимущественно машкин сладкий корень, потому что уже вторую неделю растягивали последние сухари, выдавали только по полфунта на человека, а картофель в последнюю посылку привезли мерзлый и проросший. Лошади питались тоже вторую неделю соломенными крышами с домов, были безобразно худы и покрыты еще зимнею, клоками сбившеюся шерстью.
Несмотря на такое бедствие, солдаты и офицеры жили точно так же, как и всегда; так же и теперь, хотя и с бледными и опухлыми лицами и в оборванных мундирах, гусары строились к расчетам, ходили на уборку, чистили лошадей, амуницию, таскали вместо корма солому с крыш и ходили обедать к котлам, от которых вставали голодные, подшучивая над своею гадкой пищей и своим голодом. Также как и всегда, в свободное от службы время солдаты жгли костры, парились голые у огней, курили, отбирали и пекли проросший, прелый картофель и рассказывали и слушали рассказы или о Потемкинских и Суворовских походах, или сказки об Алеше пройдохе, и о поповом батраке Миколке.
Офицеры так же, как и обыкновенно, жили по двое, по трое, в раскрытых полуразоренных домах. Старшие заботились о приобретении соломы и картофеля, вообще о средствах пропитания людей, младшие занимались, как всегда, кто картами (денег было много, хотя провианта и не было), кто невинными играми – в свайку и городки. Об общем ходе дел говорили мало, частью оттого, что ничего положительного не знали, частью оттого, что смутно чувствовали, что общее дело войны шло плохо.
Ростов жил, попрежнему, с Денисовым, и дружеская связь их, со времени их отпуска, стала еще теснее. Денисов никогда не говорил про домашних Ростова, но по нежной дружбе, которую командир оказывал своему офицеру, Ростов чувствовал, что несчастная любовь старого гусара к Наташе участвовала в этом усилении дружбы. Денисов видимо старался как можно реже подвергать Ростова опасностям, берег его и после дела особенно радостно встречал его целым и невредимым. На одной из своих командировок Ростов нашел в заброшенной разоренной деревне, куда он приехал за провиантом, семейство старика поляка и его дочери, с грудным ребенком. Они были раздеты, голодны, и не могли уйти, и не имели средств выехать. Ростов привез их в свою стоянку, поместил в своей квартире, и несколько недель, пока старик оправлялся, содержал их. Товарищ Ростова, разговорившись о женщинах, стал смеяться Ростову, говоря, что он всех хитрее, и что ему бы не грех познакомить товарищей с спасенной им хорошенькой полькой. Ростов принял шутку за оскорбление и, вспыхнув, наговорил офицеру таких неприятных вещей, что Денисов с трудом мог удержать обоих от дуэли. Когда офицер ушел и Денисов, сам не знавший отношений Ростова к польке, стал упрекать его за вспыльчивость, Ростов сказал ему:
– Как же ты хочешь… Она мне, как сестра, и я не могу тебе описать, как это обидно мне было… потому что… ну, оттого…
Денисов ударил его по плечу, и быстро стал ходить по комнате, не глядя на Ростова, что он делывал в минуты душевного волнения.
– Экая дуг'ацкая ваша пог'ода Г'остовская, – проговорил он, и Ростов заметил слезы на глазах Денисова.


В апреле месяце войска оживились известием о приезде государя к армии. Ростову не удалось попасть на смотр который делал государь в Бартенштейне: павлоградцы стояли на аванпостах, далеко впереди Бартенштейна.
Они стояли биваками. Денисов с Ростовым жили в вырытой для них солдатами землянке, покрытой сучьями и дерном. Землянка была устроена следующим, вошедшим тогда в моду, способом: прорывалась канава в полтора аршина ширины, два – глубины и три с половиной длины. С одного конца канавы делались ступеньки, и это был сход, крыльцо; сама канава была комната, в которой у счастливых, как у эскадронного командира, в дальней, противуположной ступеням стороне, лежала на кольях, доска – это был стол. С обеих сторон вдоль канавы была снята на аршин земля, и это были две кровати и диваны. Крыша устраивалась так, что в середине можно было стоять, а на кровати даже можно было сидеть, ежели подвинуться ближе к столу. У Денисова, жившего роскошно, потому что солдаты его эскадрона любили его, была еще доска в фронтоне крыши, и в этой доске было разбитое, но склеенное стекло. Когда было очень холодно, то к ступеням (в приемную, как называл Денисов эту часть балагана), приносили на железном загнутом листе жар из солдатских костров, и делалось так тепло, что офицеры, которых много всегда бывало у Денисова и Ростова, сидели в одних рубашках.
В апреле месяце Ростов был дежурным. В 8 м часу утра, вернувшись домой, после бессонной ночи, он велел принести жару, переменил измокшее от дождя белье, помолился Богу, напился чаю, согрелся, убрал в порядок вещи в своем уголке и на столе, и с обветрившимся, горевшим лицом, в одной рубашке, лег на спину, заложив руки под голову. Он приятно размышлял о том, что на днях должен выйти ему следующий чин за последнюю рекогносцировку, и ожидал куда то вышедшего Денисова. Ростову хотелось поговорить с ним.
За шалашом послышался перекатывающийся крик Денисова, очевидно разгорячившегося. Ростов подвинулся к окну посмотреть, с кем он имел дело, и увидал вахмистра Топчеенко.
– Я тебе пг'иказывал не пускать их жг'ать этот ког'ень, машкин какой то! – кричал Денисов. – Ведь я сам видел, Лазаг'чук с поля тащил.
– Я приказывал, ваше высокоблагородие, не слушают, – отвечал вахмистр.
Ростов опять лег на свою кровать и с удовольствием подумал: «пускай его теперь возится, хлопочет, я свое дело отделал и лежу – отлично!» Из за стенки он слышал, что, кроме вахмистра, еще говорил Лаврушка, этот бойкий плутоватый лакей Денисова. Лаврушка что то рассказывал о каких то подводах, сухарях и быках, которых он видел, ездивши за провизией.
За балаганом послышался опять удаляющийся крик Денисова и слова: «Седлай! Второй взвод!»
«Куда это собрались?» подумал Ростов.
Через пять минут Денисов вошел в балаган, влез с грязными ногами на кровать, сердито выкурил трубку, раскидал все свои вещи, надел нагайку и саблю и стал выходить из землянки. На вопрос Ростова, куда? он сердито и неопределенно отвечал, что есть дело.
– Суди меня там Бог и великий государь! – сказал Денисов, выходя; и Ростов услыхал, как за балаганом зашлепали по грязи ноги нескольких лошадей. Ростов не позаботился даже узнать, куда поехал Денисов. Угревшись в своем угле, он заснул и перед вечером только вышел из балагана. Денисов еще не возвращался. Вечер разгулялся; около соседней землянки два офицера с юнкером играли в свайку, с смехом засаживая редьки в рыхлую грязную землю. Ростов присоединился к ним. В середине игры офицеры увидали подъезжавшие к ним повозки: человек 15 гусар на худых лошадях следовали за ними. Повозки, конвоируемые гусарами, подъехали к коновязям, и толпа гусар окружила их.
– Ну вот Денисов всё тужил, – сказал Ростов, – вот и провиант прибыл.
– И то! – сказали офицеры. – То то радешеньки солдаты! – Немного позади гусар ехал Денисов, сопутствуемый двумя пехотными офицерами, с которыми он о чем то разговаривал. Ростов пошел к нему навстречу.
– Я вас предупреждаю, ротмистр, – говорил один из офицеров, худой, маленький ростом и видимо озлобленный.
– Ведь сказал, что не отдам, – отвечал Денисов.
– Вы будете отвечать, ротмистр, это буйство, – у своих транспорты отбивать! Наши два дня не ели.
– А мои две недели не ели, – отвечал Денисов.
– Это разбой, ответите, милостивый государь! – возвышая голос, повторил пехотный офицер.
– Да вы что ко мне пристали? А? – крикнул Денисов, вдруг разгорячась, – отвечать буду я, а не вы, а вы тут не жужжите, пока целы. Марш! – крикнул он на офицеров.
– Хорошо же! – не робея и не отъезжая, кричал маленький офицер, – разбойничать, так я вам…
– К чог'ту марш скорым шагом, пока цел. – И Денисов повернул лошадь к офицеру.
– Хорошо, хорошо, – проговорил офицер с угрозой, и, повернув лошадь, поехал прочь рысью, трясясь на седле.