Волынский 6-й уланский полк

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

6-й уланский Волынский полк — кавалерийская часть Русской императорской армии.

Полковой праздник: 23 апреля Старшинство: 29 апреля 1807 года





История

29 апреля 1807 г. полковником графом О’Рурком из вольновербованных Волынской и Виленской губерний[1] сформирован Конно-Волынский полк в составе 10 эскадронов. В ноябре того же года переименован в Волынский уланский полк.

По сформировании принял участие в войне с Турцией. Во время Отечественной войны 1812 года отличился в преследовании французов от Березины, за что был награждён серебряными Георгиевскими трубами. Принимал участие в кампаниях 1813 и 1814 гг.

Участвовал в польской кампании 1831 г., где при первом столкновении с неприятелем был убит командир полка полковник Филимонов.

21 марта 1833 года к полку присоединён 3-й дивизион Нежинского конно-егерского полка[2].

29 сентября 1847 г. наименован по шефууланским Е. И. В. В. К. Константина Николаевича полком.

Во время венгерской кампании отличился под г. Вайценом, где, захватив неприятельскую батарею, ворвался в город, но, потеряв до четверти состава под огнём из окон домов, был вынужден отступить. За эту кампанию полк получил второй комплект серебряных Георгиевских труб.

Участвовал в восточной кампании 1854—1855 гг. и в усмирении польского восстания 1863 г.

19 марта 1857 г. к присвоено наименование — Волынского, а 25 марта того же года — № 6.

18 августа 1882 года переименован в 17-й драгунский Е. И. В. В. К. Константина Николаевича полк. 18 января 1892 года переименован в 17-й драгунский Волынский полк.

Во второй половине сентября 1895 г., по Высочайшему приказу, полк выделил 3-й эскадрон на формирование 50-го драгунского Иркутского полка (с 1907 г. - 16-й гусарский Иркутский полк) [3]. На формирование нового полка убыли следующие офицеры-волынцы: ротмистр Кардашевский Николай Апполонович, штабс-ротмистр Бом Николай Федорович, корнеты - Суковкин Петр Сергеевич, Кломинский Николай Александрович, Кречунеско Константин Дмитриевич [4].

6 декабря 1907 года вновь переформирован в 6-й уланский Волынский полк.

Шефы полка

Командиры полка

Знаки отличия

  • [ulanpolk6volin.narod2.ru/ Простой штандарт с надписью «1807—1907» и Александровской юбилейной лентой]
  • 17 серебряных Георгиевских труб с надписью «В воздаяние отличных подвигов в минувшую кампанию 1812 г. и за усмирение Венгрии в 1849 г.».

Иллюстрации и фотоснимки

  • [folk-costume.com/uniforma-russkix-ulan-1812-g/9/ Уланы-волынцы в 1812 году]
  • [sammler.ru/index.php?act=Attach&type=post&id=1120615 Полковой знак, утвержден 21 декабря 1907 г.]
  • [www.rusalbom.ru/photo/default/20014 Фотоснимок. Офицер полка - Зенин Федор Владимирович (1885-1943). Северный фронт Русской Армии, 1916г.]

Напишите отзыв о статье "Волынский 6-й уланский полк"

Примечания

  1. [www.runivers.ru/bookreader/book58093/#page/54/mode/1up Кавалерия. Справочная книжка императорской главной квартиры, с. 54]
  2. Нежинский конно-егерский полк был сформирован в 1806 году из дивизиона Оренбургского драгунского полка, который, в свою очередь, был сформирован из лёгких полевых команд, учреждённых в 1771 году.
  3. Альбовский, Евгений Александрович. История Иркутского полка (50-й Драгунский Иркутский полк) / Евгений Альбовский. - Минск : типо-лит. Б.и. Соломонова, 1902. - С. 307.
  4. Альбовский, Евгений Александрович. История Иркутского полка (50-й Драгунский Иркутский полк) / Евгений Альбовский. - Минск : типо-лит. Б.и. Соломонова, 1902. - С. XVIII (Приложение № 10).
  5. [www.grwar.ru/persons/persons.html?id=4128 Русская армия в Великой войне: Картотека проекта]
  6. [www.grwar.ru/persons/persons.html?id=1487 Русская армия в Великой войне: Картотека проекта]
  7. [www.grwar.ru/persons/persons.html?id=1501 Русская армия в Великой войне: Картотека проекта]
  8. [www.grwar.ru/persons/persons.html?id=5505 Русская армия в Великой войне: Картотека проекта]
  9. [www.grwar.ru/persons/persons.html?id=2843 Русская армия в Великой войне: Картотека проекта]

Архивы

  • РГВИА – 6-й уланский Волынский полк. Ф. 3579. 1837-1917 гг. 120 ед.хр.[guides.rusarchives.ru/browse/guidebook.html?bid=140&sid=229249 См. п. 7.3.1049]. [www.webcitation.org/6DvbW0D8s Архивировано из первоисточника 25 января 2013].

Литература

  • Военная энциклопедия / Под ред. Ген. штаба полк. В.Ф. Новицкого, воен. инж. подполк. А.В. фон Шварца [и др.]. - Санкт-Петербург : Т-во И.Д. Сытина, 1911-1915 // [slovari.yandex.ru/~%D0%BA%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B8/%D0%92%D0%BE%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%B0%D1%8F%20%D1%8D%D0%BD%D1%86%D0%B8%D0%BA%D0%BB%D0%BE%D0%BF%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D1%8F/%D0%92%D0%BE%D0%BB%D1%8B%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9,%206-%D0%B9%20%D1%83%D0%BB%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9,%20%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%BA/Электронная версия ИДДК](недоступная ссылка с 14-06-2016 (2255 дней));
  • Залесский, Константин Александрович. Кто был кто в Первой мировой войне : биографический энциклопедический словарь / К. А. Залесский. - Москва : Астрель : АСТ, 2003. - 891, [2] с., [16] л. ил., портр.; 21 см. ISBN 5-17-019670-9 (АСТ);
  • Зенин, Владимир Владимирович. Памятка для нижних чинов ко дню столетнего юбилея 17-го драгунского Волынского полка. 1807 — 29/апр. — 1907 гг. / Сост. штабс-ротмистр 17 драгунск. Волын. полка В. В. Зенин. — Ломжа : Губ. тип., 1907. — 40 с.; 17.
  • [www.runivers.ru/bookreader/book58097/#page/65/mode/1up Казачьи войска. Хроника. Оформление Н. Саутина. Акционерное общество «Дорваль», 1992. — C. 33].

Ссылки

  • [ulanpolk6volin.narod2.ru ЗИСвоенбюро: 6-й уланский Волынский полк]
  • [www.antologifo.narod.ru/pages/list/histore/istVolUl.htm Историческая справка на сайте "Антология форменной одежды Российской армии"]
  • [www.regiment.ru/reg/III/B/6/1.htm Русская Императорская Армия (regiment.ru)]
  • [www.museum.ru/museum/1812/Library/Podmazo/shefcom_v.html Подмазо А. А. Шефы и командиры регулярных полков в Русской Армии(1796-1825)]
  • [www.museum.ru/1812/War/Sostav_rus/index.html Подмазо А. А. Российская армия в июне 1812 г. (расписание войск)].
  • Список полков Российской Императорской армии
  • Уланы


Отрывок, характеризующий Волынский 6-й уланский полк

На обеде были Бессьер, Коленкур и Бертье. Наполеон встретил Балашева с веселым и ласковым видом. Не только не было в нем выражения застенчивости или упрека себе за утреннюю вспышку, но он, напротив, старался ободрить Балашева. Видно было, что уже давно для Наполеона в его убеждении не существовало возможности ошибок и что в его понятии все то, что он делал, было хорошо не потому, что оно сходилось с представлением того, что хорошо и дурно, но потому, что он делал это.
Император был очень весел после своей верховой прогулки по Вильне, в которой толпы народа с восторгом встречали и провожали его. Во всех окнах улиц, по которым он проезжал, были выставлены ковры, знамена, вензеля его, и польские дамы, приветствуя его, махали ему платками.
За обедом, посадив подле себя Балашева, он обращался с ним не только ласково, но обращался так, как будто он и Балашева считал в числе своих придворных, в числе тех людей, которые сочувствовали его планам и должны были радоваться его успехам. Между прочим разговором он заговорил о Москве и стал спрашивать Балашева о русской столице, не только как спрашивает любознательный путешественник о новом месте, которое он намеревается посетить, но как бы с убеждением, что Балашев, как русский, должен быть польщен этой любознательностью.
– Сколько жителей в Москве, сколько домов? Правда ли, что Moscou называют Moscou la sainte? [святая?] Сколько церквей в Moscou? – спрашивал он.
И на ответ, что церквей более двухсот, он сказал:
– К чему такая бездна церквей?
– Русские очень набожны, – отвечал Балашев.
– Впрочем, большое количество монастырей и церквей есть всегда признак отсталости народа, – сказал Наполеон, оглядываясь на Коленкура за оценкой этого суждения.
Балашев почтительно позволил себе не согласиться с мнением французского императора.
– У каждой страны свои нравы, – сказал он.
– Но уже нигде в Европе нет ничего подобного, – сказал Наполеон.
– Прошу извинения у вашего величества, – сказал Балашев, – кроме России, есть еще Испания, где также много церквей и монастырей.
Этот ответ Балашева, намекавший на недавнее поражение французов в Испании, был высоко оценен впоследствии, по рассказам Балашева, при дворе императора Александра и очень мало был оценен теперь, за обедом Наполеона, и прошел незаметно.
По равнодушным и недоумевающим лицам господ маршалов видно было, что они недоумевали, в чем тут состояла острота, на которую намекала интонация Балашева. «Ежели и была она, то мы не поняли ее или она вовсе не остроумна», – говорили выражения лиц маршалов. Так мало был оценен этот ответ, что Наполеон даже решительно не заметил его и наивно спросил Балашева о том, на какие города идет отсюда прямая дорога к Москве. Балашев, бывший все время обеда настороже, отвечал, что comme tout chemin mene a Rome, tout chemin mene a Moscou, [как всякая дорога, по пословице, ведет в Рим, так и все дороги ведут в Москву,] что есть много дорог, и что в числе этих разных путей есть дорога на Полтаву, которую избрал Карл XII, сказал Балашев, невольно вспыхнув от удовольствия в удаче этого ответа. Не успел Балашев досказать последних слов: «Poltawa», как уже Коленкур заговорил о неудобствах дороги из Петербурга в Москву и о своих петербургских воспоминаниях.
После обеда перешли пить кофе в кабинет Наполеона, четыре дня тому назад бывший кабинетом императора Александра. Наполеон сел, потрогивая кофе в севрской чашке, и указал на стул подло себя Балашеву.
Есть в человеке известное послеобеденное расположение духа, которое сильнее всяких разумных причин заставляет человека быть довольным собой и считать всех своими друзьями. Наполеон находился в этом расположении. Ему казалось, что он окружен людьми, обожающими его. Он был убежден, что и Балашев после его обеда был его другом и обожателем. Наполеон обратился к нему с приятной и слегка насмешливой улыбкой.
– Это та же комната, как мне говорили, в которой жил император Александр. Странно, не правда ли, генерал? – сказал он, очевидно, не сомневаясь в том, что это обращение не могло не быть приятно его собеседнику, так как оно доказывало превосходство его, Наполеона, над Александром.
Балашев ничего не мог отвечать на это и молча наклонил голову.
– Да, в этой комнате, четыре дня тому назад, совещались Винцингероде и Штейн, – с той же насмешливой, уверенной улыбкой продолжал Наполеон. – Чего я не могу понять, – сказал он, – это того, что император Александр приблизил к себе всех личных моих неприятелей. Я этого не… понимаю. Он не подумал о том, что я могу сделать то же? – с вопросом обратился он к Балашеву, и, очевидно, это воспоминание втолкнуло его опять в тот след утреннего гнева, который еще был свеж в нем.
– И пусть он знает, что я это сделаю, – сказал Наполеон, вставая и отталкивая рукой свою чашку. – Я выгоню из Германии всех его родных, Виртембергских, Баденских, Веймарских… да, я выгоню их. Пусть он готовит для них убежище в России!
Балашев наклонил голову, видом своим показывая, что он желал бы откланяться и слушает только потому, что он не может не слушать того, что ему говорят. Наполеон не замечал этого выражения; он обращался к Балашеву не как к послу своего врага, а как к человеку, который теперь вполне предан ему и должен радоваться унижению своего бывшего господина.
– И зачем император Александр принял начальство над войсками? К чему это? Война мое ремесло, а его дело царствовать, а не командовать войсками. Зачем он взял на себя такую ответственность?
Наполеон опять взял табакерку, молча прошелся несколько раз по комнате и вдруг неожиданно подошел к Балашеву и с легкой улыбкой так уверенно, быстро, просто, как будто он делал какое нибудь не только важное, но и приятное для Балашева дело, поднял руку к лицу сорокалетнего русского генерала и, взяв его за ухо, слегка дернул, улыбнувшись одними губами.
– Avoir l'oreille tiree par l'Empereur [Быть выдранным за ухо императором] считалось величайшей честью и милостью при французском дворе.
– Eh bien, vous ne dites rien, admirateur et courtisan de l'Empereur Alexandre? [Ну у, что ж вы ничего не говорите, обожатель и придворный императора Александра?] – сказал он, как будто смешно было быть в его присутствии чьим нибудь courtisan и admirateur [придворным и обожателем], кроме его, Наполеона.
– Готовы ли лошади для генерала? – прибавил он, слегка наклоняя голову в ответ на поклон Балашева.