Вольная борьба на летней Спартакиаде народов СССР 1979

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Соревнования по вольной борьбе на VII летней Спартакиаде народов СССР проходили с 24 по 28 июля 1979 года в Москве. Параллельно был проведён 35-й чемпионат СССР по вольной борьбе.



Медалисты

Весовая категория Золото Серебро Бронза
До 48 кг
Наилегчайший вес
Роман Дмитриев
Москва
Аршак Саноян
Армянская ССР
Алексей Диодоров
Туркменская ССР
До 52 кг
Легчайший вес
Анатолий Белоглазов
Украинская ССР
Михаил Костопуло
Киргизская ССР
Далхат Бачиев
Таджикская ССР
До 57 кг
Полулёгкий вес
Сергей Белоглазов
Украинская ССР
Энвер Абдурахманов
Узбекская ССР
Шамиль Гереев
Азербайджанская ССР
До 62 кг
Лёгкий вес
Тасолтан Хатагов
Азербайджанская ССР
Сайпулла Абсаидов
РСФСР
Павел Гарановский
Украинская ССР
До 68 кг
1-й полусредний вес
Михаил Харачура
Белорусская ССР
Павел Пинигин
Украинская ССР
Александр Мишуров
Казахская ССР
До 74 кг
2-й полусредний вес
Мусан Абдул-Муслимов
Казахская ССР
Руслан Ашуралиев
РСФСР
Эльбрус Короев
Москва
До 82 кг
1-й средний вес
Магомедхан Арацилов
РСФСР
Александр Маркович
Белорусская ССР
Олег Калоев
Армянская ССР
До 90 кг
2-й средний вес
Хасан Орцуев
РСФСР
Алаш Даудов
Украинская ССР
Роман Рудерман
Белорусская ССР
До 100 кг
Полутяжёлый вес
Илья Мате
Украинская ССР
Магомед Магомедов
Азербайджанская ССР
Иван Ярыгин
РСФСР
Свыше 100 кг
Тяжёлый вес
Салман Хасимиков
Москва
Сослан Андиев
РСФСР
Николай Скрипкин
Белорусская ССР

Напишите отзыв о статье "Вольная борьба на летней Спартакиаде народов СССР 1979"

Литература

  • Классическая и вольная борьба. Справочник / Сост. Н. И. Мягченков — М.: Физкультура и спорт, 1984
  • Панорама спортивного года 1979 / Сост. А. Н. Корольков — М.: Физкультура и спорт, 1980

Отрывок, характеризующий Вольная борьба на летней Спартакиаде народов СССР 1979


Когда Анна Михайловна уехала с сыном к графу Кириллу Владимировичу Безухому, графиня Ростова долго сидела одна, прикладывая платок к глазам. Наконец, она позвонила.
– Что вы, милая, – сказала она сердито девушке, которая заставила себя ждать несколько минут. – Не хотите служить, что ли? Так я вам найду место.
Графиня была расстроена горем и унизительною бедностью своей подруги и поэтому была не в духе, что выражалось у нее всегда наименованием горничной «милая» и «вы».
– Виновата с, – сказала горничная.
– Попросите ко мне графа.
Граф, переваливаясь, подошел к жене с несколько виноватым видом, как и всегда.
– Ну, графинюшка! Какое saute au madere [сотэ на мадере] из рябчиков будет, ma chere! Я попробовал; не даром я за Тараску тысячу рублей дал. Стоит!
Он сел подле жены, облокотив молодецки руки на колена и взъерошивая седые волосы.
– Что прикажете, графинюшка?
– Вот что, мой друг, – что это у тебя запачкано здесь? – сказала она, указывая на жилет. – Это сотэ, верно, – прибавила она улыбаясь. – Вот что, граф: мне денег нужно.
Лицо ее стало печально.
– Ах, графинюшка!…
И граф засуетился, доставая бумажник.
– Мне много надо, граф, мне пятьсот рублей надо.
И она, достав батистовый платок, терла им жилет мужа.
– Сейчас, сейчас. Эй, кто там? – крикнул он таким голосом, каким кричат только люди, уверенные, что те, кого они кличут, стремглав бросятся на их зов. – Послать ко мне Митеньку!
Митенька, тот дворянский сын, воспитанный у графа, который теперь заведывал всеми его делами, тихими шагами вошел в комнату.
– Вот что, мой милый, – сказал граф вошедшему почтительному молодому человеку. – Принеси ты мне… – он задумался. – Да, 700 рублей, да. Да смотри, таких рваных и грязных, как тот раз, не приноси, а хороших, для графини.
– Да, Митенька, пожалуйста, чтоб чистенькие, – сказала графиня, грустно вздыхая.
– Ваше сиятельство, когда прикажете доставить? – сказал Митенька. – Изволите знать, что… Впрочем, не извольте беспокоиться, – прибавил он, заметив, как граф уже начал тяжело и часто дышать, что всегда было признаком начинавшегося гнева. – Я было и запамятовал… Сию минуту прикажете доставить?
– Да, да, то то, принеси. Вот графине отдай.
– Экое золото у меня этот Митенька, – прибавил граф улыбаясь, когда молодой человек вышел. – Нет того, чтобы нельзя. Я же этого терпеть не могу. Всё можно.
– Ах, деньги, граф, деньги, сколько от них горя на свете! – сказала графиня. – А эти деньги мне очень нужны.
– Вы, графинюшка, мотовка известная, – проговорил граф и, поцеловав у жены руку, ушел опять в кабинет.
Когда Анна Михайловна вернулась опять от Безухого, у графини лежали уже деньги, всё новенькими бумажками, под платком на столике, и Анна Михайловна заметила, что графиня чем то растревожена.
– Ну, что, мой друг? – спросила графиня.
– Ах, в каком он ужасном положении! Его узнать нельзя, он так плох, так плох; я минутку побыла и двух слов не сказала…
– Annette, ради Бога, не откажи мне, – сказала вдруг графиня, краснея, что так странно было при ее немолодом, худом и важном лице, доставая из под платка деньги.
Анна Михайловна мгновенно поняла, в чем дело, и уж нагнулась, чтобы в должную минуту ловко обнять графиню.
– Вот Борису от меня, на шитье мундира…
Анна Михайловна уж обнимала ее и плакала. Графиня плакала тоже. Плакали они о том, что они дружны; и о том, что они добры; и о том, что они, подруги молодости, заняты таким низким предметом – деньгами; и о том, что молодость их прошла… Но слезы обеих были приятны…