Вольнов, Иван Егорович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Иван Егорович Вольнов
Псевдонимы:

Вольный

Дата рождения:

15 (3) января 1885(1885-01-03)

Место рождения:

с. Богородицкое,
Малоархангельский уезд,
Орловская губерния,
Российская империя

Дата смерти:

9 января 1931(1931-01-09) (46 лет)

Место смерти:

с. Богородицкое,
Малоархангельский район,
Центрально-Чернозёмная область,
РСФСР, СССР

Род деятельности:

прозаик

Язык произведений:

русский

Ива́н Его́рович Во́льнов (3 [15] января 1885, с. Богородицкое, Малоархангельский уезд, Орловская губерния — 9 января 1931, там же) — русский писатель.





Биография

Родился в бедной крестьянской семье. Учился в церковно-приходской школе, как одарённый ученик направлен в двухклассное училище, в 14 лет определён помощником учителя. В 1900-04 учился (за счёт земства) в Курской учительской семинарии, по окончании поступил учителем в земскую школу. В 1903 году вступил в партию эсеров, под видом нищего ходил по деревням, вёл революционную пропаганду среди крестьян, распространял нелегальную литературу. В ноябре 1905 года арестован; в дальнейшем неоднократно подвергался репрессиям, садистским избиениям тюремными надзирателями. В 1905—1907 годах принимал активное участие в аграрном революционном движении на Орловщине. В 1908 организовал в Донбассе боевую дружину. В июне 1908 года арестован при попытке застрелить мценского исправника. Более года находился в Орловской каторжной тюрьме, четыре месяца носил ручные кандалы — «самый страшный» период «в моей жизни по тем ужасам, что пришлось мне наблюдать». О пережитом, о положении заключённых в царских тюрьмах опубликовал ряд очерков в издаваемом В. Л. Бурцевым в Париже газете «Будущее», а также рассказы «Как это было», «На рубеже», «Осенью». В 1909 году сослан в Енисейскую губернию (село Кондратьево Канского уезда), в июле 1910 бежал, до мая 1917 жил за границей (главным образом в Италии). В Цюрихе (1910) участвовал в рукописном журнале русских студентов-эмигрантов. Литературный дебют (хотя начал писать с десяти лет) — стихотворение в прозе «Три грезы». На Капри (январь 1911) встретился с М. Горьким, который убедил Вольнова положить в основу его творчества личный жизненный опыт, взял на себя роль наставника, первого редактора и критика. Под его руководством Вольнов написал самое значительное своё произведение «Повесть о днях моей жизни» (впервые под названием «Повесть о днях моей жизни, радостях моих и злоключениях»). Горький оценил написанное как «очень интересную и даровито сделанную» вещь и в дальнейшем неоднократно повторял, что Вольнов «способен в будущем дать литературе русской вещи очень значительные». Вольнов был одним из первых писателей, кто показал жизнь деревни накануне и во время первой русской революции «с мужицкой точки зрения», глазами мальчика, потом юноши, отличающегося душевной чуткостью и страстным стремлением к знанию и правде, выстраданной заповедью которого стало: «не бить детей, не мучить женщин и не пить вина, — не жить вообще той дикою, мучительною жизнью, которой живут они, а искать всеми силами лучшее, которое… есть на свете».

В 1915—1917 годах Вольнов работал над циклом очерков «Огонь и воды», в котором хотел изобразить судьбу одного крестьянского рода на протяжении нескольких поколений (написал 9 очерков; до 1917 опубликованы «Мафусаилы», «Круги жизни»).

Вернувшись после Февральской революции 1917 года в Россию Вольнов был назначен комиссаром Временного правительства в Малоархангельском уезде и членом Учредительного собрания. В 1918 году ездил в Сибирь за хлебом для Советской республики. В октябре 1919 года встречался в Кремле с В. И. Лениным. В 1919—1920 годах боролся в Поволжье с тифом. В повестях «Самара» и «Встреча» развенчал вождей эсеровского движения, показал антинародность Добровольческой армии. После Гражданской войны принимал деятельное участие в жизни родного села, писал рассказы и очерки о жизни новой деревни.

Другие произведения

Рассказы и очерки: «После смены», «Прокошка», «Давыд», «На отдыхе».

Напишите отзыв о статье "Вольнов, Иван Егорович"

Литература

Русские писатели. 1800—1917: Биографический словарь / Редколлегия: П. А. Николаев (гл. редактор) и др. — М.: Советская энциклопедия, 1989.

Ссылки

[feb-web.ru/feb/kle/kle-abc/ke1/ke1-a261.htm?cmd=2&istext=1 Статья в Краткой литературной энциклопедии]

Отрывок, характеризующий Вольнов, Иван Егорович

Вера, решив в своем уме, что Пьера надо занимать разговором о французском посольстве, тотчас же начала этот разговор. Берг, решив, что надобен и мужской разговор, перебил речь жены, затрогивая вопрос о войне с Австриею и невольно с общего разговора соскочил на личные соображения о тех предложениях, которые ему были деланы для участия в австрийском походе, и о тех причинах, почему он не принял их. Несмотря на то, что разговор был очень нескладный, и что Вера сердилась за вмешательство мужского элемента, оба супруга с удовольствием чувствовали, что, несмотря на то, что был только один гость, вечер был начат очень хорошо, и что вечер был, как две капли воды похож на всякий другой вечер с разговорами, чаем и зажженными свечами.
Вскоре приехал Борис, старый товарищ Берга. Он с некоторым оттенком превосходства и покровительства обращался с Бергом и Верой. За Борисом приехала дама с полковником, потом сам генерал, потом Ростовы, и вечер уже совершенно, несомненно стал похож на все вечера. Берг с Верой не могли удерживать радостной улыбки при виде этого движения по гостиной, при звуке этого бессвязного говора, шуршанья платьев и поклонов. Всё было, как и у всех, особенно похож был генерал, похваливший квартиру, потрепавший по плечу Берга, и с отеческим самоуправством распорядившийся постановкой бостонного стола. Генерал подсел к графу Илье Андреичу, как к самому знатному из гостей после себя. Старички с старичками, молодые с молодыми, хозяйка у чайного стола, на котором были точно такие же печенья в серебряной корзинке, какие были у Паниных на вечере, всё было совершенно так же, как у других.


Пьер, как один из почетнейших гостей, должен был сесть в бостон с Ильей Андреичем, генералом и полковником. Пьеру за бостонным столом пришлось сидеть против Наташи и странная перемена, происшедшая в ней со дня бала, поразила его. Наташа была молчалива, и не только не была так хороша, как она была на бале, но она была бы дурна, ежели бы она не имела такого кроткого и равнодушного ко всему вида.
«Что с ней?» подумал Пьер, взглянув на нее. Она сидела подле сестры у чайного стола и неохотно, не глядя на него, отвечала что то подсевшему к ней Борису. Отходив целую масть и забрав к удовольствию своего партнера пять взяток, Пьер, слышавший говор приветствий и звук чьих то шагов, вошедших в комнату во время сбора взяток, опять взглянул на нее.
«Что с ней сделалось?» еще удивленнее сказал он сам себе.
Князь Андрей с бережливо нежным выражением стоял перед нею и говорил ей что то. Она, подняв голову, разрумянившись и видимо стараясь удержать порывистое дыхание, смотрела на него. И яркий свет какого то внутреннего, прежде потушенного огня, опять горел в ней. Она вся преобразилась. Из дурной опять сделалась такою же, какою она была на бале.
Князь Андрей подошел к Пьеру и Пьер заметил новое, молодое выражение и в лице своего друга.
Пьер несколько раз пересаживался во время игры, то спиной, то лицом к Наташе, и во всё продолжение 6 ти роберов делал наблюдения над ней и своим другом.
«Что то очень важное происходит между ними», думал Пьер, и радостное и вместе горькое чувство заставляло его волноваться и забывать об игре.
После 6 ти роберов генерал встал, сказав, что эдак невозможно играть, и Пьер получил свободу. Наташа в одной стороне говорила с Соней и Борисом, Вера о чем то с тонкой улыбкой говорила с князем Андреем. Пьер подошел к своему другу и спросив не тайна ли то, что говорится, сел подле них. Вера, заметив внимание князя Андрея к Наташе, нашла, что на вечере, на настоящем вечере, необходимо нужно, чтобы были тонкие намеки на чувства, и улучив время, когда князь Андрей был один, начала с ним разговор о чувствах вообще и о своей сестре. Ей нужно было с таким умным (каким она считала князя Андрея) гостем приложить к делу свое дипломатическое искусство.
Когда Пьер подошел к ним, он заметил, что Вера находилась в самодовольном увлечении разговора, князь Андрей (что с ним редко бывало) казался смущен.
– Как вы полагаете? – с тонкой улыбкой говорила Вера. – Вы, князь, так проницательны и так понимаете сразу характер людей. Что вы думаете о Натали, может ли она быть постоянна в своих привязанностях, может ли она так, как другие женщины (Вера разумела себя), один раз полюбить человека и навсегда остаться ему верною? Это я считаю настоящею любовью. Как вы думаете, князь?
– Я слишком мало знаю вашу сестру, – отвечал князь Андрей с насмешливой улыбкой, под которой он хотел скрыть свое смущение, – чтобы решить такой тонкий вопрос; и потом я замечал, что чем менее нравится женщина, тем она бывает постояннее, – прибавил он и посмотрел на Пьера, подошедшего в это время к ним.