Вооружённые силы Ватикана

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Современные Вооружённые силы Ватикана состоят из Швейцарского гвардейского корпуса[1]. Исторически существовало множество других воинских формирований. Кроме Швейцарской гвардии, последние остававшиеся воинские формирования — Дворянская гвардия и Палатинская гвардия, были упразднены папой римским Павлом VI в 1970 году.

На военную службу на добровольной основе призываются получившие среднее образование мужчины-швейцарцы только католического вероисповедания в возрасте от 19 до 30 лет; мужское население воинской повинности не подлежит[1].



Список ватиканских воинских формирований

Офицерские звания

С 1970 года Швейцарская гвардия является единственным воинским формированием Ватикана. Зафиксированные офицерские звания — являются таковыми Швейцарской гвардии. Капеллан гвардии занимает место подполковника. Командир (который имеет звание полковника) — старший член Папского Дома; в годы командования Швейцарской гвардией в центре штандарта высится его личный герб или эмблема.

  • Лейтенант (нем. Leutnant);
  • Старший лейтенант (нем. Oberleutnant);
  • Капитан (нем. Hauptmann);
  • Майор (нем. Major);
  • Подполковник (нем. Oberstleutnant);
  • Полковник (нем. Oberst);
  1. Полковник — высшее звание в вооружённых силах Ватикана. Генеральские звания отсутствуют.
  2. Имеется только один полковник — командир Швейцарской гвардии.
  3. Два подполковника — заместитель командира и капеллан Швейцарской гвардии.
  4. Начиная с упразднения других воинских формирований в 1970 году, Швейцарская гвардия является единственным по сей день действующим воинским формированием Ватикана.

Напишите отзыв о статье "Вооружённые силы Ватикана"

Примечания

  1. 1 2 [www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/vt.html The World Factbook] (англ.). Проверено 27 июля 2013.

Отрывок, характеризующий Вооружённые силы Ватикана

«Началось! Вот оно!» думал князь Андрей, чувствуя, как кровь чаще начинала приливать к его сердцу. «Но где же? Как же выразится мой Тулон?» думал он.
Проезжая между тех же рот, которые ели кашу и пили водку четверть часа тому назад, он везде видел одни и те же быстрые движения строившихся и разбиравших ружья солдат, и на всех лицах узнавал он то чувство оживления, которое было в его сердце. «Началось! Вот оно! Страшно и весело!» говорило лицо каждого солдата и офицера.
Не доехав еще до строившегося укрепления, он увидел в вечернем свете пасмурного осеннего дня подвигавшихся ему навстречу верховых. Передовой, в бурке и картузе со смушками, ехал на белой лошади. Это был князь Багратион. Князь Андрей остановился, ожидая его. Князь Багратион приостановил свою лошадь и, узнав князя Андрея, кивнул ему головой. Он продолжал смотреть вперед в то время, как князь Андрей говорил ему то, что он видел.
Выражение: «началось! вот оно!» было даже и на крепком карем лице князя Багратиона с полузакрытыми, мутными, как будто невыспавшимися глазами. Князь Андрей с беспокойным любопытством вглядывался в это неподвижное лицо, и ему хотелось знать, думает ли и чувствует, и что думает, что чувствует этот человек в эту минуту? «Есть ли вообще что нибудь там, за этим неподвижным лицом?» спрашивал себя князь Андрей, глядя на него. Князь Багратион наклонил голову, в знак согласия на слова князя Андрея, и сказал: «Хорошо», с таким выражением, как будто всё то, что происходило и что ему сообщали, было именно то, что он уже предвидел. Князь Андрей, запихавшись от быстроты езды, говорил быстро. Князь Багратион произносил слова с своим восточным акцентом особенно медленно, как бы внушая, что торопиться некуда. Он тронул, однако, рысью свою лошадь по направлению к батарее Тушина. Князь Андрей вместе с свитой поехал за ним. За князем Багратионом ехали: свитский офицер, личный адъютант князя, Жерков, ординарец, дежурный штаб офицер на энглизированной красивой лошади и статский чиновник, аудитор, который из любопытства попросился ехать в сражение. Аудитор, полный мужчина с полным лицом, с наивною улыбкой радости оглядывался вокруг, трясясь на своей лошади, представляя странный вид в своей камлотовой шинели на фурштатском седле среди гусар, казаков и адъютантов.
– Вот хочет сраженье посмотреть, – сказал Жерков Болконскому, указывая на аудитора, – да под ложечкой уж заболело.
– Ну, полно вам, – проговорил аудитор с сияющею, наивною и вместе хитрою улыбкой, как будто ему лестно было, что он составлял предмет шуток Жеркова, и как будто он нарочно старался казаться глупее, чем он был в самом деле.