Вооружённые силы Лихтенштейна

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Лихтенштейн является одним из немногих государств в мире, не имеющих вооружённых сил.





История

23 января 1719 года в результате объединения графства Вадуц и владения Шелленберг было создано графство Лихтенштейн, которое являлось самостоятельным государством в составе Священной Римской империи вплоть до её роспуска 12 июля 1806 года[1].

В ходе Наполеоновских войн, в 1799 году Лихтенштейн был оккупирован французскими войсками, а в июле 1806 года - включён в Рейнский союз, в составе которого оставался до октября 1813 года[1].

По решению Венского конгресса, в 1815 году Лихтенштейн вошёл в Германский союз[1][2].

В австро-прусской войне 1866 года Лихтенштейн выступил в качестве союзника Австрии. После окончания войны, 12 февраля 1868 года, армия Лихтенштейна была расформирована. На момент упразднения в ней состояло 80 человек. С 1868 года Лихтенштейн придерживается политики нейтралитета[1].

Тем не менее, в конституции Лихтенштейна закреплено положение о воинской обязанности. В чрезвычайных ситуациях призыву подлежат граждане в возрасте до 60 лет.

В 1878 - 1918 гг. Лихтенштейн оставался тесно связан с Австро-Венгрией, после окончания первой мировой войны переориентировался на Швейцарию[1]. В 1924 году Лихтенштейн заключил таможенную унию с Швейцарией[2].

В период второй мировой войны Германия по политическим причинам не стала оккупировать Лихтенштейн, не желая осложнения отношений с Швейцарией[2].

В апреле 1945 года Лихтенштейн предоставил политическое убежище 462 военнослужащим созданной в составе вермахта дивизии «Руссланд» (которые оставались на территории Лихтенштейна до 1948 года, когда в основном выехали в Южную Америку)[1].

С 10 октября 1960 года Лихтенштейн является участником Интерпола и на его территории открыто представительство Интерпола[3].

С 1975 года Лихтенштейн является участником ОБСЕ[1].

Полиция Лихтенштейна координирует свои действия с полицией стран Евросоюза.

Современное состояние

Единственным вооружённым формированием Лихтенштейна является полиция (Landespolizei) в составе 120 человек — 83 служащих и 37 представителей гражданского персонала[4].

Напишите отзыв о статье "Вооружённые силы Лихтенштейна"

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 7 Лихтенштейн // Новая российская энциклопедия (в 12 тт.) / редколл., гл. ред. А. Д. Некипелов. том IX (2). М., издательский дом "Инфра-М", издательство "Энциклопедия", 2013. стр.473-477
  2. 1 2 3 Лихтенштейн // Советская историческая энциклопедия / редколл., гл. ред. Е. М. Жуков. том 1. М., государственное научное издательство «Советская энциклопедия», 1961. стр.
  3. [www.interpol.int/Member-countries/Europe/Liechtenstein Liechtenstein] / официальный сайт Интерпола
  4. [www.landespolizei.li/Dassindwir/tabid/885/Default.aspx Официальный сайт полиции Лихтенштейна]

Ссылки

  • [www.landespolizei.li/Dassindwir/tabid/885/Default.aspx Официальный сайт полиции Лихтенштейна]  (нем.)


Отрывок, характеризующий Вооружённые силы Лихтенштейна

– Ну давай спорить, – сказал князь Андрей. – Ты говоришь школы, – продолжал он, загибая палец, – поучения и так далее, то есть ты хочешь вывести его, – сказал он, указывая на мужика, снявшего шапку и проходившего мимо их, – из его животного состояния и дать ему нравственных потребностей, а мне кажется, что единственно возможное счастье – есть счастье животное, а ты его то хочешь лишить его. Я завидую ему, а ты хочешь его сделать мною, но не дав ему моих средств. Другое ты говоришь: облегчить его работу. А по моему, труд физический для него есть такая же необходимость, такое же условие его существования, как для меня и для тебя труд умственный. Ты не можешь не думать. Я ложусь спать в 3 м часу, мне приходят мысли, и я не могу заснуть, ворочаюсь, не сплю до утра оттого, что я думаю и не могу не думать, как он не может не пахать, не косить; иначе он пойдет в кабак, или сделается болен. Как я не перенесу его страшного физического труда, а умру через неделю, так он не перенесет моей физической праздности, он растолстеет и умрет. Третье, – что бишь еще ты сказал? – Князь Андрей загнул третий палец.
– Ах, да, больницы, лекарства. У него удар, он умирает, а ты пустил ему кровь, вылечил. Он калекой будет ходить 10 ть лет, всем в тягость. Гораздо покойнее и проще ему умереть. Другие родятся, и так их много. Ежели бы ты жалел, что у тебя лишний работник пропал – как я смотрю на него, а то ты из любви же к нему его хочешь лечить. А ему этого не нужно. Да и потом,что за воображенье, что медицина кого нибудь и когда нибудь вылечивала! Убивать так! – сказал он, злобно нахмурившись и отвернувшись от Пьера. Князь Андрей высказывал свои мысли так ясно и отчетливо, что видно было, он не раз думал об этом, и он говорил охотно и быстро, как человек, долго не говоривший. Взгляд его оживлялся тем больше, чем безнадежнее были его суждения.
– Ах это ужасно, ужасно! – сказал Пьер. – Я не понимаю только – как можно жить с такими мыслями. На меня находили такие же минуты, это недавно было, в Москве и дорогой, но тогда я опускаюсь до такой степени, что я не живу, всё мне гадко… главное, я сам. Тогда я не ем, не умываюсь… ну, как же вы?…
– Отчего же не умываться, это не чисто, – сказал князь Андрей; – напротив, надо стараться сделать свою жизнь как можно более приятной. Я живу и в этом не виноват, стало быть надо как нибудь получше, никому не мешая, дожить до смерти.
– Но что же вас побуждает жить с такими мыслями? Будешь сидеть не двигаясь, ничего не предпринимая…
– Жизнь и так не оставляет в покое. Я бы рад ничего не делать, а вот, с одной стороны, дворянство здешнее удостоило меня чести избрания в предводители: я насилу отделался. Они не могли понять, что во мне нет того, что нужно, нет этой известной добродушной и озабоченной пошлости, которая нужна для этого. Потом вот этот дом, который надо было построить, чтобы иметь свой угол, где можно быть спокойным. Теперь ополчение.
– Отчего вы не служите в армии?
– После Аустерлица! – мрачно сказал князь Андрей. – Нет; покорно благодарю, я дал себе слово, что служить в действующей русской армии я не буду. И не буду, ежели бы Бонапарте стоял тут, у Смоленска, угрожая Лысым Горам, и тогда бы я не стал служить в русской армии. Ну, так я тебе говорил, – успокоиваясь продолжал князь Андрей. – Теперь ополченье, отец главнокомандующим 3 го округа, и единственное средство мне избавиться от службы – быть при нем.