Вооружённый нейтралитет

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Вооружённый нейтралите́т — в международном праве, объявленное нейтральной державой или группой нейтральных держав состояние готовности защищать свою морскую торговлю от воюющих на море государств при помощи вооружённых сил (например, путём конвоирования нейтральных торговых судов военными кораблями).



Первый вооружённый нейтралитет

Первый вооружённый нейтралитет — союз России, Дании и Швеции, а также ряда других государств, сложившийся в 17791783 годах во время войны североамериканских колоний за независимость, направленный на защиту судоходства нейтральных стран.

В 1778 году Россия предложила Дании сообща охранять торговые суда, на­правлявшиеся в русские порты. Весной 1779 года Россия, Дания и Швеция, не вступая в формальный союз, направили воюющим странам — Великобритании, Франции и Испании — декларации о ме­рах, предпринятых ими для защиты нейтральной торговли, и выслали в море по небольшой эскадре.

Когда же испанцами были захвачены голландские и русские суда, следовавшие с русским хлебом в средиземноморские порты, 28 февраля (10 марта1780 года Екатерина II обратилась к Великобритании, Фран­ции и Испании с декларацией, в которой излагались такие принципы вооружённого нейтралитета:

  1. нейтральные корабли могут свободно ходить у берегов воюющих держав;
  2. неприятельская собствен­ность под нейтральным флагом (за исключением «заповедных товаров») неприкосновенна;
  3. предметами военной контрабанды признаются только оружие и различное военное снаряжение;
  4. блокированным считается лишь порт, вход в который практически затруднён в связи с действиями воен­но-морских сил воюющих держав.

На этой основе Россия заключила конвенции с Данией 9 (20) июля 1780 года и Швецией 1 (12) августа 1780 года. Подтвердив принципы, изложенные в декларации от 28 февраля (10 марта1780 года, догова­ривающиеся стороны объявили о закрытии Балтийского моря для военных судов воюющих держав и о взаимном обязательстве защищать провозглашённые принципы. Таким образом, возник союз трёх держав, известный под именем «первого вооружённого нейтралитета». К вооружённому нейтралитету 4 января 1781 года присоединились Нидерланды, 8 мая 1781 года — Пруссия, 9 октября 1781 года — Австрия, 13 июля 1782 года — Португалия и 10 февраля 1783 года — Королевство Обеих Сицилий. Франция, Испания и США также признали принципы вооружённого нейтралитета, хотя формально к нему не присоедини­лись. Из крупных морских держав лишь Великобритания не признала вооружённый нейтралитет. После заключения Версальского мирного договора 1783 года пер­вый вооружённый нейтралитет распался.

Второй вооружённый нейтралитет

В 1800 году, в связи с захватом англичанами датского фрегата «Фрейя», Павел I обратился к Дании, Пруссии и Швеции с предложением возродить принципы первого вооружённого нейтралитета. В Санкт-Петербурге в период 4—6 (16—18) декабря 1800 года были подписаны конвенции с Данией, Шве­цией и Пруссией, известные как «второй вооруженный нейтралитет». Конвенции 1800 года, повторив принципы первого вооружённого нейтралитета, дополнили их требованием специального оповещения нейтральных судов о блокаде данного порта для получения права на обвинение нейтрального судна в нарушении блокады; признанием того, что нейтральные торговые суда, идущие под конвоем нейтрального военного судна, не могут быть подвергнуты досмотру, если командир конвоя заявит, что на них нет контрабанды.

Второй вооружённый нейтралитет действовал до апреля 1801 года, когда после неожиданного нападения Нельсона на Копенгаген и уничтожения датского флота было заключено переми­рие между Великобританией и Данией. Вскоре в России произошёл переворот, Павел I был свергнут и убит. После этого и второй вооружённый нейтралитет распался.

В дальнейшем положения вооруженного нейтралитета нашли отражение в Парижской декларации «О морской войне» 1856 года.

В XX веке положения вооруженного нейтралитета нашли своё отражение в Гаагских конвенциях о захвате нейтральных торговых судов 1907 года, также в Нионском соглашении и Лондонском протоколе 1937 года о борьбе с пиратскими нападениями подводных лодок на торговые суда.

Напишите отзыв о статье "Вооружённый нейтралитет"

Ссылки

  • [www.observer.materik.ru/observer/N05_00/05_13.HTM Концепция «вооружённого нейтралитета» во внешней политике России]

Отрывок, характеризующий Вооружённый нейтралитет



Сказать «завтра» и выдержать тон приличия было не трудно; но приехать одному домой, увидать сестер, брата, мать, отца, признаваться и просить денег, на которые не имеешь права после данного честного слова, было ужасно.
Дома еще не спали. Молодежь дома Ростовых, воротившись из театра, поужинав, сидела у клавикорд. Как только Николай вошел в залу, его охватила та любовная, поэтическая атмосфера, которая царствовала в эту зиму в их доме и которая теперь, после предложения Долохова и бала Иогеля, казалось, еще более сгустилась, как воздух перед грозой, над Соней и Наташей. Соня и Наташа в голубых платьях, в которых они были в театре, хорошенькие и знающие это, счастливые, улыбаясь, стояли у клавикорд. Вера с Шиншиным играла в шахматы в гостиной. Старая графиня, ожидая сына и мужа, раскладывала пасьянс с старушкой дворянкой, жившей у них в доме. Денисов с блестящими глазами и взъерошенными волосами сидел, откинув ножку назад, у клавикорд, и хлопая по ним своими коротенькими пальцами, брал аккорды, и закатывая глаза, своим маленьким, хриплым, но верным голосом, пел сочиненное им стихотворение «Волшебница», к которому он пытался найти музыку.
Волшебница, скажи, какая сила
Влечет меня к покинутым струнам;
Какой огонь ты в сердце заронила,
Какой восторг разлился по перстам!
Пел он страстным голосом, блестя на испуганную и счастливую Наташу своими агатовыми, черными глазами.
– Прекрасно! отлично! – кричала Наташа. – Еще другой куплет, – говорила она, не замечая Николая.
«У них всё то же» – подумал Николай, заглядывая в гостиную, где он увидал Веру и мать с старушкой.
– А! вот и Николенька! – Наташа подбежала к нему.
– Папенька дома? – спросил он.
– Как я рада, что ты приехал! – не отвечая, сказала Наташа, – нам так весело. Василий Дмитрич остался для меня еще день, ты знаешь?
– Нет, еще не приезжал папа, – сказала Соня.
– Коко, ты приехал, поди ко мне, дружок! – сказал голос графини из гостиной. Николай подошел к матери, поцеловал ее руку и, молча подсев к ее столу, стал смотреть на ее руки, раскладывавшие карты. Из залы всё слышались смех и веселые голоса, уговаривавшие Наташу.
– Ну, хорошо, хорошо, – закричал Денисов, – теперь нечего отговариваться, за вами barcarolla, умоляю вас.
Графиня оглянулась на молчаливого сына.
– Что с тобой? – спросила мать у Николая.
– Ах, ничего, – сказал он, как будто ему уже надоел этот всё один и тот же вопрос.
– Папенька скоро приедет?
– Я думаю.
«У них всё то же. Они ничего не знают! Куда мне деваться?», подумал Николай и пошел опять в залу, где стояли клавикорды.
Соня сидела за клавикордами и играла прелюдию той баркароллы, которую особенно любил Денисов. Наташа собиралась петь. Денисов восторженными глазами смотрел на нее.
Николай стал ходить взад и вперед по комнате.
«И вот охота заставлять ее петь? – что она может петь? И ничего тут нет веселого», думал Николай.
Соня взяла первый аккорд прелюдии.
«Боже мой, я погибший, я бесчестный человек. Пулю в лоб, одно, что остается, а не петь, подумал он. Уйти? но куда же? всё равно, пускай поют!»
Николай мрачно, продолжая ходить по комнате, взглядывал на Денисова и девочек, избегая их взглядов.
«Николенька, что с вами?» – спросил взгляд Сони, устремленный на него. Она тотчас увидала, что что нибудь случилось с ним.
Николай отвернулся от нее. Наташа с своею чуткостью тоже мгновенно заметила состояние своего брата. Она заметила его, но ей самой так было весело в ту минуту, так далека она была от горя, грусти, упреков, что она (как это часто бывает с молодыми людьми) нарочно обманула себя. Нет, мне слишком весело теперь, чтобы портить свое веселье сочувствием чужому горю, почувствовала она, и сказала себе:
«Нет, я верно ошибаюсь, он должен быть весел так же, как и я». Ну, Соня, – сказала она и вышла на самую середину залы, где по ее мнению лучше всего был резонанс. Приподняв голову, опустив безжизненно повисшие руки, как это делают танцовщицы, Наташа, энергическим движением переступая с каблучка на цыпочку, прошлась по середине комнаты и остановилась.
«Вот она я!» как будто говорила она, отвечая на восторженный взгляд Денисова, следившего за ней.
«И чему она радуется! – подумал Николай, глядя на сестру. И как ей не скучно и не совестно!» Наташа взяла первую ноту, горло ее расширилось, грудь выпрямилась, глаза приняли серьезное выражение. Она не думала ни о ком, ни о чем в эту минуту, и из в улыбку сложенного рта полились звуки, те звуки, которые может производить в те же промежутки времени и в те же интервалы всякий, но которые тысячу раз оставляют вас холодным, в тысячу первый раз заставляют вас содрогаться и плакать.