Вопрос

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Вопро́с — форма мысли, выраженная в основном языке предложением, которое произносят или пишут, когда хотят что-нибудь спросить, то есть получить интересующую информацию.

В русском языке, если вопрос произносят, то используют вопросительную интонацию, а если пишут, то в конце ставят вопросительный знак[1] и\или используют вопросительные частицы[2]: ли, не... ли, что, что же, как, что ли, разве, неужели, что если, а, да, правда, не правда ли, так, так ведь, не так ли, верно; вопросительные местоименные слова: кто, что, какой, каков, чей, который, сколько, как, где, куда, откуда, докуда, когда, почему, отчего, зачем, насколько. С помощью этих средств любое невопросительное предложение может стать вопросом или переспросом. Задающий вопрос обычно ожидает ответа. Исключение составляет риторический вопрос, на который ответ не требуется.





Порядок слов в вопросе

В некоторых языках вопросительные предложения имеют строго определенный порядок слов. Например, в английском языке в вопросе сначала идёт сказуемое (или его вспомогательная часть), а потом подлежащее. В русском языке такого строгого порядка нет, и собеседник узнает, что это вопрос, по интонации (в разговоре) или по вопросительному знаку (в письме).

Типы вопросов

Пунктуация

  • В греческом языке вместо вопросительного знака используется точка с запятой.
  • В испанском языке дополнительно к вопросительному знаку в конце предложения используется перевернутый вопросительный знак (¿), который ставится в начале предложения.

Общественные проблемы

Научные проблемы

Названия журналов

Анекдоты и парадоксы, использующие понятие вопроса

  • На какой вопрос нельзя ответить утвердительно, не соврав? — На вопросы: «Ты спишь?» , «Ты умер?»
  • А на какой нельзя отрицательно, не соврав? — «Ты ещё жив?», «Есть здесь кто-нибудь?»
  • А на какой нельзя ответить ни положительно, ни отрицательно? — «Я сказал ложь. Это ложь?»

См. также

Напишите отзыв о статье "Вопрос"

Примечания

  1. [gramota.ru/spravka/rules/?rub=vopr ГРАМОТА.РУ — справочно-информационный интернет-портал «Русский язык» | Справка | Действующие правила правописания]
  2. [rusgram.narod.ru/2591-2640.html ВОПРОСИТЕЛЬНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ]

Литература

  • Берков В. Ф. Вопрос как форма мысли. — Минск: БГУ, 1972. — 136 с.
  • Лимантов Ф. С. Лекции по логике вопросов. — Л.: ЛГПИ, 1975. — 112 с.
  • Белнап Н., Стил Т. Логика вопросов и ответов. — М.: Прогресс, 1981. — 288 с.
  • Логика вопросов (Глава XIV) в кн: ред. Слинин Я. А., Караваев Э. Ф., Мигунов А. И. Символическая логика: Учебник. — СПб.: Изд. СПбГУ, 2005. — 506 с.

Ссылки

В Викисловаре есть статья «вопрос»


К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Вопрос

– Отчего вы говорите, что этот молодой человек так богат? – спросила графиня, нагибаясь от девиц, которые тотчас же сделали вид, что не слушают. – Ведь у него только незаконные дети. Кажется… и Пьер незаконный.
Гостья махнула рукой.
– У него их двадцать незаконных, я думаю.
Княгиня Анна Михайловна вмешалась в разговор, видимо, желая выказать свои связи и свое знание всех светских обстоятельств.
– Вот в чем дело, – сказала она значительно и тоже полушопотом. – Репутация графа Кирилла Владимировича известна… Детям своим он и счет потерял, но этот Пьер любимый был.
– Как старик был хорош, – сказала графиня, – еще прошлого года! Красивее мужчины я не видывала.
– Теперь очень переменился, – сказала Анна Михайловна. – Так я хотела сказать, – продолжала она, – по жене прямой наследник всего именья князь Василий, но Пьера отец очень любил, занимался его воспитанием и писал государю… так что никто не знает, ежели он умрет (он так плох, что этого ждут каждую минуту, и Lorrain приехал из Петербурга), кому достанется это огромное состояние, Пьеру или князю Василию. Сорок тысяч душ и миллионы. Я это очень хорошо знаю, потому что мне сам князь Василий это говорил. Да и Кирилл Владимирович мне приходится троюродным дядей по матери. Он и крестил Борю, – прибавила она, как будто не приписывая этому обстоятельству никакого значения.
– Князь Василий приехал в Москву вчера. Он едет на ревизию, мне говорили, – сказала гостья.
– Да, но, entre nous, [между нами,] – сказала княгиня, – это предлог, он приехал собственно к графу Кирилле Владимировичу, узнав, что он так плох.
– Однако, ma chere, это славная штука, – сказал граф и, заметив, что старшая гостья его не слушала, обратился уже к барышням. – Хороша фигура была у квартального, я воображаю.
И он, представив, как махал руками квартальный, опять захохотал звучным и басистым смехом, колебавшим всё его полное тело, как смеются люди, всегда хорошо евшие и особенно пившие. – Так, пожалуйста же, обедать к нам, – сказал он.


Наступило молчание. Графиня глядела на гостью, приятно улыбаясь, впрочем, не скрывая того, что не огорчится теперь нисколько, если гостья поднимется и уедет. Дочь гостьи уже оправляла платье, вопросительно глядя на мать, как вдруг из соседней комнаты послышался бег к двери нескольких мужских и женских ног, грохот зацепленного и поваленного стула, и в комнату вбежала тринадцатилетняя девочка, запахнув что то короткою кисейною юбкою, и остановилась по средине комнаты. Очевидно было, она нечаянно, с нерассчитанного бега, заскочила так далеко. В дверях в ту же минуту показались студент с малиновым воротником, гвардейский офицер, пятнадцатилетняя девочка и толстый румяный мальчик в детской курточке.
Граф вскочил и, раскачиваясь, широко расставил руки вокруг бежавшей девочки.
– А, вот она! – смеясь закричал он. – Именинница! Ma chere, именинница!
– Ma chere, il y a un temps pour tout, [Милая, на все есть время,] – сказала графиня, притворяясь строгою. – Ты ее все балуешь, Elie, – прибавила она мужу.
– Bonjour, ma chere, je vous felicite, [Здравствуйте, моя милая, поздравляю вас,] – сказала гостья. – Quelle delicuse enfant! [Какое прелестное дитя!] – прибавила она, обращаясь к матери.
Черноглазая, с большим ртом, некрасивая, но живая девочка, с своими детскими открытыми плечиками, которые, сжимаясь, двигались в своем корсаже от быстрого бега, с своими сбившимися назад черными кудрями, тоненькими оголенными руками и маленькими ножками в кружевных панталончиках и открытых башмачках, была в том милом возрасте, когда девочка уже не ребенок, а ребенок еще не девушка. Вывернувшись от отца, она подбежала к матери и, не обращая никакого внимания на ее строгое замечание, спрятала свое раскрасневшееся лицо в кружевах материной мантильи и засмеялась. Она смеялась чему то, толкуя отрывисто про куклу, которую вынула из под юбочки.
– Видите?… Кукла… Мими… Видите.
И Наташа не могла больше говорить (ей всё смешно казалось). Она упала на мать и расхохоталась так громко и звонко, что все, даже чопорная гостья, против воли засмеялись.